home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 19

– Ты что, с ума сошла?! – закричала Валерия на Настю, когда та, дернув ее за руку, потащила подругу за угол дома.

– Тихо, – приложив палец к губам и вращая глазами, прошептала та.

– Ты что? – не поняла Лера. – Что случилось-то?

Настя, ни слова не говоря, осторожно выглянула из-за угла и поспешно отпрянула.

– Ты мне можешь сказать, в чем дело? – наблюдая за телодвижениями подруги, снова спросила Валерия.

– Осторожно выгляни, чтобы тебя не заметили, и сама все поймешь, – ответила та. – Только тихо, не высовывайся слишком далеко, – предупредила она. Лера, ничего пока не понимая, осторожно высунула нос из-за угла и увидела, как в «Жигули» седьмой модели садится… Дмитрий!

– Мама! – пискнула девушка и зажала рот рукой. – Это он, тот самый, который приходил ко мне! И «Жигули» те самые, которые меня чуть не задавили, – прошептала она.

– Как похож-то издалека – просто удивительно, – проговорила Настя. – Если бы я не знала, что твой гонщик в камере сидит, точно приняла бы за него. И рост, и одежда, и комплекция – все, как у Димки, прямо мистика!

– А я тебе что говорила? А ты мне не верила, – упрекнула подругу Валерия.

– Что будем делать, ведь он сейчас уедет? – подпрыгивая на месте, занервничала Настя. – Нельзя же его упускать! Лерка, да сделай же что-нибудь!

– Нужно поймать машину и ехать за ним, – нервно кусая губы, подала идею та.

– Пока будем ловить, он уже смоется!

– А что ты можешь предложить? Уцепиться за его багажник? – огрызнулась Валерия.

– У меня, кажется, есть более трезвая идея, – щелкнула пальчиками Настя.

– Ну? Говори быстрее, – поторопила подругу Лера.

– Я так понимаю: он вышел от того человека, к которому шли мы.

– Предположим, и что дальше?

– Сейчас мы поднимемся к нему, прижмем его к стенке, и он нам все выложит! Кто у него был? Чего хотел? Когда придет снова? Ну, и тому подобное!

– Господи, – простонала Валерия. – Я думала, ты в самом деле что-то стоящее скажешь. Прямо так тебе все и сказали, держи карман шире! Ну вот, упустили, – хлопнула она руками по бокам, наблюдая, как темные «Жигули» выруливают на проезжую часть дороги. – Ищи теперь ветра в поле.

– Эй, эй, такси! – закричала Настя, увидев проезжающий мимо автомобиль желтого цвета. – Стой, тебе говорят!

Водитель такси резко нажал на тормоза, как только увидел, что какая-то ненормальная девица летит прямо под колеса его машины.

– Ты что, совсем сдурела?! – не своим голосом закричал он, опустив стекло. – Ты что делаешь?!

– Шеф, миленький, пожалуйста, вон за теми «Жигулями»! – распахнув дверцу и запрыгивая на заднее сиденье, взмолилась Настя. – Лерка, садись быстрее! – крикнула она подруге. – Какого хрена ты застыла как истукан?

– А ну, выметайся из машины! – рявкнул водила. – У меня обеденный перерыв, никуда я не поеду.

– А вот это ты зря, такую возможность заработать упускаешь, – пошла на хитрость Настя. – Я очень хорошо заплачу!

– Сколько? – тут же спросил таксист, правильно среагировав на предложение.

– По стольнику за каждые десять минут, – сделала широкий жест Настя. – Но имей в виду: упустишь «Жигули» – заплачу только по счетчику.

– Стольник? Годится, – заулыбался водила. – За такие деньги я даже самолет не упущу, – усмехнулся он и, как только Валерия села рядом с Настей, рванул с места так, что у подруг чуть головы не оторвались.

Водитель такси очень профессионально лавировал между машинами, чтобы не упустить из поля зрения «Жигули», а те, как будто почувствовав погоню, старались оторваться.

– Упустим, ей-богу, упустим, – поскуливала Настя, от волнения отгрызая ногти один за другим. – Шеф, миленький, только не подведи, Христом богом тебя прошу! Это вопрос жизни и смерти, от этого зависит судьба не одного человека!

– Не переживайте, девчонки, все будет нормально, – успокоил их таксист, делая резкий поворот в левую сторону, к светофору. «Жигули» уже стояли там. Вдруг, резко дав по газам, водитель бросил машину наперерез другим авто. «Жигули» проскочили буквально в нескольких сантиметрах от «Волги», которая ехала через перекресток, и скрылись из глаз в первом же переулке.

– Ох ты, дьявол! – крякнул таксист, глядя на красный глаз светофора, который запрещал движение. – Кажется, упустили!

– Ну вот, я так и знала, – с досадой проговорила Анастасия. – Такая была возможность… Ну что за черт, а?

Валерия сидела, замерев, и ничего не говорила.

– Ты что молчишь-то? – спросила ее Настя.

– А что здесь скажешь? – пожала она плечами. – Он наверняка нас заметил, поэтому и старался оторваться. Ты видела, на какой он риск пошел? Прямо наперерез движению рванул. Ясное дело, он нас заметил.

В это время зазвонил Настин мобильный, и она торопливо его включила:

– Да, мам, что случилось? Я в центре. Что? Жди меня, через пятнадцать минут буду, – взволнованно проговорила она и отключилась.

– Лерка, мне нужно срочно домой, у матери сердечный приступ. «Скорая» приехала, ее хотят забрать в больницу!

– Так поезжай быстрее.

– А как же ты?

– Я на метро доберусь, не переживай. А ты прямо на этой машине и отправляйся.

– Может, ты со мной?

– Нет, я – домой, нужно Шарову позвонить и все ему рассказать. Теперь уже некогда в кошки-мышки играть, нужно действовать вместе с милицией. Номер у этих «Жигулей» наверняка левый, но проверить все равно стоит. Чем черт не шутит, вдруг повезет? На работу уже не поеду, нужно мысли привести в порядок и действовать. Думаю, счет времени идет на минуты! Вдруг этот лже-Дмитрий уже деньги за комплект получил? Тогда у него все козыри на руках, укатит за границу – и тю-тю, поминай, как звали! Все, я сейчас выйду, а ты поезжай к матери. Вы меня у метро высадите, пожалуйста, – обратилась она к водителю. – Ой, чуть не забыла, деньги возьми, – вытаскивая из сумки кошелек и сунув подруге в руки несколько купюр, проговорила Валерия.

Она вышла у ближайшей станции метро, махнула Насте на прощание рукой и спустилась в подземку.

– Шеф, теперь снова дави на газ и как можно быстрее отвези меня, – попросила Анастасия водителя. – У меня дома проблемы.

– Да я понял, – ответил мужчина. – Не переживай, дочка, домчу с ветерком, – пообещал он.

Таксист повел машину на предельной скорости, насколько это позволяло движение, но не успел проехать и двухсот метров, как услышал крик Насти:

– Ой, ой, тормози, шеф, тормози, быстрее!

Тот нажал на тормоза и, когда остановил машину, повернувшись, недоуменно поинтересовался:

– В чем дело? Я что, не туда еду? Ты же сказала, что тебе на проспект Мира нужно?

– Тихо, ничего не говори, – почти улегшись на сиденье и осторожно выглядывая из окна, прошептала девушка. – Вон те самые «Жигули» стоят, а с ними рядом – тот парень, которого мы преследовали!

– Да ну? – удивился водитель. – Вот и гадай теперь, где найдешь, а где потеряешь. Точно, «Жигули» те же самые.

В это время к парню подбежала девушка, и Настя, вытаращив от изумления глаза, даже присвистнула:

– Ни хрена себе заявочки! Обалдеть – что творится на белом свете!

Анастасия начала лихорадочно шарить по карманам своей куртки и, вытащив телефон, набрала номер Валерии. Ей ответили, что абонент находится вне зоны действия сети, и девушка с досадой сплюнула:

– Тьфу ты, черт возьми, она же в метро сейчас едет! Нужно ей посоветовать, чтобы приобрела другой аппарат, который и в подземке все ловит.

Парень с девушкой тем временем сели в машину и поехали в противоположную сторону от той, куда нужно было ехать Насте.

– Ох ты, господи, и за ними-то я поехать сейчас не могу, нужно торопиться к матери, – сморщилась она. – А впрочем, что я парюсь-то? Я же теперь знаю, кто с этим уродом знаком, остальное – дело техники. Шеф, трогай, едем дальше, – распорядилась она и, откинувшись на спинку сиденья, злорадно улыбнулась: – Нет, ты только подумай, а?! Картина неизвестного художника – «Нарочно не придумаешь»! Еще раз убеждаюсь в правильности слов: «Век живи, век учись».

Настя продолжила свой путь домой в такси, а Валерия в это время ехала в метро, еле-еле втиснувшись в переполненный поезд, и проклинала все на свете. Ее зажали между собой два верзилы, оба – под два метра ростом, и они совершенно не волновались по этому поводу. Парни как ни в чем не бывало болтали между собой, а Валерия… болталась между ними. При каждом толчке поезда она клевала носом металлическую пуговицу на куртке у одного из молодых людей, но повернуться не было никакой возможности.

«Господи, как же люди ежедневно ездят на работу в таком безобразии? – с раздражением думала Лера. – Это же кошмар на улице Вязов. Нужно было все-таки поймать машину. Теперь стой здесь на одной ноге целых тридцать минут!»

Поезд снова качнуло, и Лера опять ткнулась носом в пуговицу попутчика.

– Да еще и с расцарапанным носом после этого придется красоваться, – с ненавистью глядя на пуговицу, еле слышно прошипела она.

Валерия доехала наконец до своей станции и с облегчением вздохнула, когда ее вынесло из поезда вместе с толпой. Она вышла на улицу и села в маршрутное такси. «Как же плохо без машины, – подумала девушка. – На общественном транспорте, конечно, быстрее, но на собственном автомобиле – удобнее и комфортнее. Вон сколько народу было в поезде, все ноги отдавили, нос натерли, а ребра, по-моему, выпрямили! А в своей машине едешь – никто тебе на ноги не наступает, климат-контроль работает, музыка из радио льется… кайф, – мечтательно вздохнула она. – Кстати, завтра нужно позвонить в сервис: что они мне интересного скажут? Во сколько мне выльется ремонт и как долго он будет продолжаться?»

«Автолайн» простоял еще минут пять-семь, дожидаясь, пока наберется полный комплект пассажиров, и только потом отправился по намеченному маршруту. Валерия вышла на остановке недалеко от своего дома и купила в палатке плитку шоколада.

«Что-то мне сладенького захотелось, аж скулы свело, – подумала она, разрывая обертку. – Раньше я за собой такого не замечала. А может, я беременна?! – замерла девушка столбом на месте. – Мне сейчас этого только и не хватало для полного комплекта счастливчика!»

Она хмуро посмотрела на шоколад и вгрызлась в него зубами.

Девушка не спеша вошла в свой подъезд и только приблизилась к лифту и протянула руку к кнопке вызова, как из-под лестницы метнулась тень, и…

В глазах Валерии взорвалась яркая вспышка, и только потом она почувствовала сильную боль в затылке. Уже падая на пол и теряя сознание, она почему-то вдруг вспомнила: так и не успела сказать Диме, что простила его…


– Ее спасло только то, что на голове был капюшон от дубленки, – услышала Валерия мужской голос. Она хотела открыть глаза, но у нее почему-то ничего не получалось. Веки были до того тяжелыми, что просто не желали подниматься. – Операция прошла более чем удачно, за это я могу поручиться. Теперь все зависит лишь от ее организма. Девушка молодая, сильная, думаю, все будет хорошо, – тем временем продолжал говорить мужчина.

– Вы только так думаете? Или все действительно будет хорошо? – спросил другой голос, тоже мужской. Лера понимала, что он ей знаком, только почему-то она не могла вспомнить – чей же он?

«О какой операции они говорят? – подумала она. – И кто – та молодая, сильная девушка, о которой идет речь?..»

– Вам никто не сможет дать стопроцентной гарантии. Я не господь бог, а всего лишь врач. Сделал все, что мог, дальнейшее зависит уже не от меня, а от нее самой, – ответил на вопрос доктор.

– Может, какие-нибудь лекарства нужны? Вы скажите, мы их из-под земли достанем, – возбужденно сказал другой мужчина.

– В нашей больнице достаточно медикаментов. Если вдруг что-то понадобится, я вас извещу.

– Я могу побыть здесь немного?

– Не думаю, что это хорошая мысль, – возразил врач. – Это реанимационное отделение, здесь не положено находиться посетителям. То, что я позволил вам посмотреть на больную, не означает, что я имею право позволять и все остальное.

– Извините.

– Ничего страшного, я вас понимаю. Не волнуйтесь, за ней здесь будет хороший уход. А как только больную переведут в палату, вы сразу же сможете навестить ее.

Голоса начали удаляться, и вместе с ними начало куда-то улетать и сознание Валерии. Она старалась зацепиться за реальность, но у нее ничего не получалось. Последней мыслью Леры было: «Это же был голос Володи Трофимова, а я его сразу и не узнала! Как же хочется спать…»

Через две минуты девушка вновь провалилась в глубокий сон.


Лера открыла глаза, обвела взглядом помещение и увидела, что рядом с ее кроватью стоит молоденькая девушка в белом халате. Она возилась с капельницей, прилаживая к ней бутылку с какой-то жидкостью.

«Похоже, я в больнице, – подумала Валерия. – А это – медсестра».

– Скажите, это больница? – спросила Лера у девушки.

– Ой, мамочки! – взвизгнула та и выронила бутылку из рук. – Напугали-то как, чуть сердце не разорвалось, – схватившись за левую сторону груди, выдохнула она.

– Я что, такая страшная? – вяло улыбнулась Валерия. – Неужели все так плохо?

– Вы – красавица, – засмеялась девушка. – Только спящая. Вы уже пятые сутки спите, и доктор обещал, что еще парочку так пролежите. Я совершенно спокойно стою здесь, капельницу прилаживаю… тишина, и вдруг – ваш голос, как гром среди ясного неба! Проснулись, значит?

– Вроде того, – пожала Лера плечами. – А как у меня дела, не подскажете?

– Все просто супер, – показав большой палец, задранный вверх, весело ответила медсестра. – Тут ваши родственники, друзья и прочие знакомые толпами ходят в кабинет к нашему главному и мучают его вопросами. А вы все спите и спите – и правда, как Спящая красавица. Мы с девчонками смеялись… Говорим, может, к вам принца вашего запустить, чтобы он вас поцеловал и разбудил? – задорно рассказывала девушка.

– Какого принца? – насторожилась Валерия.

– А их целая куча к вам ходит, – снова засмеялась медсестра. – Какой из них – ваш принц, это уж вам решать.

– Целая куча, говорите? – слабо улыбнулась Лера. – На это стоит посмотреть.

– Теперь уж обязательно посмотрите, – уверенно ответила девушка. – Все позади.

– Что, так плохо было?

– Чего уж тут хорошего? Травма головы – это не шутка, – вздохнула медсестра. – Но вы – молодец, держались, дай бог каждому! Доктор наш, Валерий Сергеевич, конечно, тоже большой умница, золотые руки, это он вам операцию делал. Вам крупно повезло, что он как раз дежурил в тот день. Операция целых шесть часов шла. А вы правда детектив? – с интересом спросила она. – Говорят, что вы преступника поймали?

– Я? Поймала? – удивленно спросила Лера. – Я никого не поймала, к сожалению, я его только вычислила. Так его все-таки схватили? – встрепенулась она. – Вы случайно не в курсе?

– Вроде бы да, – неуверенно ответила девушка. – Здесь всякие разговоры ходят… Могу сказать только о том, что сама слышала.

– И что же именно?

– Вроде бы вас тот самый преступник, которого вы ловили, в подъезде убить хотел. Он вас по голове монтировкой ударил, и если бы не капюшон – непременно убил бы. А потом ваша то ли подруга, то ли сестра сообщила в милицию: она, мол, знает, кто это был, и вроде бы его поймали. Это все, что я знаю, – как могла пересказала слухи девушка.

– Я мало что поняла, но достаточно и того, что его поймали, – проговорила Лера. – А как и кто – это уже не столь важно. Вас как зовут?

– Светлана.

– А меня – Валерия.

– Это я знаю, – улыбнулась девушка. – Здесь все вас знают! Первые два дня весь наш персонал сюда бегал – на вас посмотреть.

– Что же во мне такого интересного?

– Ну как же? Такая молодая девушка – и частный детектив, преступников ловите, жизнью своей рискуете! Интересно же! Ой, мне пора вам капельницу ставить, – спохватилась Света. – А потом, если хотите, я куриный бульон принесу. Кроме бульона, вам пока ничего больше нельзя. Организм столько времени одними капельницами питался, что вам может стать нехорошо. Хотите бульона?

– Хочу.

– Вот и прекрасно, давайте вашу руку, я капельницу поставлю, а потом на кухню сбегаю.

Девушка поставила больной капельницу и поторопилась за бульоном, как и обещала. Лера прикрыла глаза, стараясь вспомнить последние мгновения того злосчастного дня, но, к сожалению, у нее ничего не получалось.

«Ничего, выздоровею – обязательно все вспомню, – подумала она. – Значит, его все-таки поймали? Это очень радует. Все было не зря».

В это время в палату вошел доктор с приветливой улыбкой на лице.

– Добрый день, Валерия Алексеевна, – поприветствовал он девушку. – Мне только что сообщили, что вы проснулись и попросили есть.

– Здравствуйте, – тихо ответила Лера. – Вы – мой лечащий врач?

– Он самый, меня зовут Валерий Сергеевич.

– Значит, мы с вами тезки?

– Выходит, так.

– Это вы мне делали операцию?

– Да, вот этими руками, – улыбнулся доктор.

– Спасибо вам.

– Не за что, это моя работа. Попотеть с вами, конечно, пришлось, но ваше сегодняшнее состояние того стоит. Я рад, что смог помочь вам, Валерия Алексеевна.

– Просто Валерия, можно Лера.

– Хорошо, пусть будет по-вашему: просто Валерия, можно Лера, – снова улыбнулся он. – Завтра я дам распоряжение, чтобы вас перевели в палату. Она будет отдельной, на втором этаже, и к вам смогут приходить посетители.

– Почему отдельной? – удивилась Лера. – Я что – заразная?

– Что за глупые мысли? – засмеялся врач. – Так пожелали ваши родственники. У нас таких палат всего две, платные, и обе были заняты. Мне пришлось перевести одного больного в общую палату, чтобы освободить место для вас.

– Зачем же такие сложности? Совсем не нужно было этого делать.

– Ничего, тот больной без претензий все воспринял, ему уже через три дня на выписку, – успокоил девушку врач. – Ваша мама – очень энергичная женщина, и спорить с ней… весьма… проблематично.

– Это точно, – вздохнула Валерия. – Если моя мама взяла дело в свои руки, пиши пропало: ее не переспорит никто.

– Вот я и решил ей уступить, чтобы поберечь свои нервы, – затрясся от смеха врач. – Значит, договорились, завтра я вас перевожу на второй этаж?

– Делайте так, как считаете нужным, доктор, я полностью подчиняюсь вашим предписаниям.

– Люблю покладистых пациентов, – проговорил Валерий Сергеевич. – Сейчас Светочка принесет вам бульон, выпейте его – и отдыхать, – распорядился врач и направился к двери. – Вечерком я к вам забегу, – уже на ходу бросил он.


– Никаких лишних разговоров я не допущу, – строго посмотрев на Настю, проговорила Ирина Михайловна. – Можете болтать о чем угодно, но только на свободные темы! О погоде, искусстве, о кино, о мужчинах, наконец. Но только не о том, о чем не следует!

– Мама, мы и собирались поговорить о мужчинах, – простонала Валерия. – Ты не хочешь сходить в магазин и купить мне сока? – схитрила она.

– Соков у тебя достаточно, моя девочка, а о каких именно мужчинах вы хотите поговорить – мне известно, – поджав губы, не уступила женщина. – Неужели ты не понимаешь, что любые волнения тебе сейчас нежелательны? А ты, Анастасия… если не будешь меня слушаться, я тебя вообще сюда больше не пущу!

– А что сразу я-то? – надула девушка губы. – Как что не так, сразу я виновата. Мне Лерка задает вопросы, я и отвечаю!

– А ты поменьше слушай ее вопросы.

– А это ничего, что я здесь лежу и вас слушаю, когда вы за меня решаете – что для меня хорошо, а что – плохо? – взвилась Лера. – Мне, может быть, только хуже становится от того, что я ничего не знаю?

– Меньше будешь знать, крепче будешь спать, – тут же парировала Ирина Михайловна.

– Так нечестно, – проворчала Валерия. – Это уже ни в какие рамки…

– Вот когда выздоровеешь окончательно, тогда и раздвинутся эти рамки. А сейчас будь любезна отдыхать и поменьше думать. Всякие негативные мысли вредны для твоей головы.

– Мам, позволь мне самой решать, что для меня вредно, а что – полезно.

– Дорешалась уже – дальше некуда, – проворчала женщина. – Ты у меня единственная дочь, между прочим, а из-за твоей самостоятельности я чуть не потеряла тебя! Давай ты хоть сейчас не будешь спорить с матерью? Неужели тебе не жалко моих нервов, Валерия? Тебе что, недостаточно того, что у отца сердечный приступ был, хочешь и меня на больничную койку уложить?

– Ну, хорошо, хорошо, не будем больше спорить, – согласилась Лера. – Как папа?

– Папу вчера выписали. Состояние вроде бы стабильное. Представляешь, что мне пришлось пережить с вами обоими?

– Мам, мы же договорились: давай не будем, – сморщилась Лера. – Мне очень больно, что я виновата в папиной болезни. Обещаю, что больше не стану вас так волновать.

– То же самое ты говорила и в прошлом году, когда вы вместе с твоей подружкой… гм…

– Мама-а, – простонала Валерия, – прекрати!

– Вот видите, Ирина Михайловна: вы говорите, что Лерку волновать нельзя, а сами что делаете? – вклинилась в разговор Настя. – А я-то, наоборот, – порадовать ее хотела, хорошие новости рассказать!

– Расскажешь только тогда, когда доктор позволит, – тут же нашлась женщина. – А потом, ты такая сорока, что все переврешь пятнадцать раз.

– Это почему я перевру? – возмутилась Анастасия. – Я только и хотела рассказать – кто за Леркиной спиной так лихо все сконструировал.

– Стоп! – прикрикнула Ирина Михайловна. – Сейчас ты у меня договоришься, Анастасия.

– Все, я так больше не могу, – надулась девушка. – Я пойду, Валер, приеду, когда можно будет все выложить, иначе у меня язык отвалится. Он распух – так мне обо всем рассказать охота!

– Иди, иди, деточка, а я посижу, – ехидно проговорила Ирина Михайловна. – Скоро обед, мне нужно Леру покормить.

– Пока, Валер, – вздохнула Настя. – Ты мне позвони, ладно?

– Хорошо, позвоню, – кивнула головой Лера. – Сегодня же вечером и позвоню, – многозначительно проговорила она и незаметно подмигнула подруге.

– Нечего из меня делать дурочку, я все вижу, – проворчала мать Валерии. – А ты, Анастасия, иди подобру-поздорову, иначе я тебя сейчас отхлестаю, как маленькую! Сразу вспомнишь свои детские годы.

– Ой, теть Ир, я уже вспомнила: как вы нас с Леркой полотенцем охаживали! – захохотала Настя. – Помните, когда мы с ней в универсаме конфеты сперли?

– Помню, конечно, – улыбнулась женщина. – Такие стрессы разве забываются? Десять лет жизни вы у меня тогда унесли, малолетние преступницы! Это ж надо было додуматься до такого – конфеты воровать!

– Да что мы тогда соображали – нам по восемь лет всего было, – продолжала веселиться Настя. – А там на полках столько сладостей, да такие разные – бери, не хочу!

– Ладно, Анастасия, повеселились, и хватит, – закруглила воспоминания Ирина Михайловна. – Не обижайся на меня, – улыбнулась она девушке. – Вот когда сама матерью станешь, сразу начнешь меня понимать. Ты иди, мне нужно Валерию покормить, время обеденное. Денька через три приезжай, думаю, что к этому времени уже можно будет вам свои язычки вдоволь почесать. Доктор обещал через пару дней швы снять.

– Да я не обижаюсь, теть Ир, все понятно. Я пошла, Валер, выздоравливай быстрее, мне без тебя ужасно плохо, – сказала Настя подруге и, поцеловав ее в щеку, вышла из палаты.


Глава 18 | Развод и вещи пополам | Глава 20