home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2

Валерия достаточно быстро доехала до дома родителей, несмотря на пробки на дорогах. Мать, увидев ее на пороге, демонстративно всплеснула руками:

– Ну, наконец-то моя дочь удосужилась почтить нас своим драгоценным вниманием!

Отец тоже вышел в прихожую и, увидев Леру, улыбнулся:

– Здравствуй, дочь, не слушай нашу маму, она ворчит, потому что очень скучает и волнуется за тебя, – проговорил он и подошел, чтобы помочь девушке снять дубленку. Он обнял ее за плечи и повел в комнату.

– Что волноваться-то? Я, слава богу, уже из грудного возраста выросла, – возмутилась Лера. – И тебе, мамочка, уже давно пора заметить, что я большая девочка.

– Да когда ты была в грудном возрасте, я чувствовала себя совершенно спокойно, – тут же парировала женщина и возмущенно посмотрела на дочь. – А сейчас, моя милая, я живу под высоким напряжением. А у меня сердце, между прочим! – и она схватилась за правую сторону груди, нарочито сморщив при этом красивое лицо.

– Не утрируй, мамочка, ты же знаешь, я пока что голову на плечах имею, – не сдавалась Лера. – И сердце, насколько мне известно, у нормальных людей находится с левой стороны, – с иронией заметила она, показывая прищуренными глазами на руку матери.

– Судя по недавним событиям, я что-то уже сомневаюсь в этом, доченька, – пропыхтела Ирина Михайловна, сделав вид, что не заметила иронии дочери. – Это касательно твоей головы, – ехидно добавила она и величаво удалилась на кухню.

Дело в том, что совсем недавно Валерия попала в достаточно опасную историю, причем не одна, а со своей близкой подругой Настей. Настя – журналист, очень непоседливая натура, миниатюрная девушка с копной рыжих волос и неиссякаемым темпераментом в ногах и языке. Она действительно талантливый журналист, но, помимо этого, не на шутку увлекается фотографией. И сейчас, когда в России появились папарацци, она тут же встала в их первые ряды. Она носилась со своим фотоаппаратом как с писаной торбой, считая, что обязательно сможет запечатлеть однажды такой сюжет, что он войдет в историю.

Так вот с этой самой Настей, любительницей совать свой курносый, усыпанный веснушками нос во все, везде и всегда, Лера и вляпалась в историю, из которой они обе чудом выбрались живыми.

Сейчас в стране очень много развелось всевозможных сект, и эта тема для журналистов была достаточно актуальной, они много об этом писали. Однажды Настена прилетела к Валерии домой взъерошенная, словно воробей, и прямо у порога выдохнула:

– Есть серьезный разговор.

Когда девушки прошли в комнату, Анастасия тут же застрекотала:

– Валерка, слушай, у меня появился шанс сделать собственный репортаж. Но ты должна мне помочь! Для тебя это тоже будет очень хорошей практикой. Мне удалось пронюхать, где примерно может находиться логово секты сатанистов. Одной мне не справиться, а с тобой можно и к черту в зубы, с тобой я ничего не боюсь!

Лера вытаращила на Настю глаза и покрутила пальцем у виска.

– У тебя как с головой-то, подруга? Ты не боишься, это понятно, у тебя по жизни с мозгами проблемы. А я, извини, пока еще с ума не сошла, и ничто человеческое мне не чуждо.

– Что ты имеешь в виду? – не поняла Настя.

– А то и имею. Ты не боишься, зато я боюсь, – нахмурилась Валерия. – Надо же такое придумать – в секту сатанистов она решила наведаться! Очень интересно, под каким соусом мы туда явимся? Извините, мы хотим взять у вас эксклюзивное интервью и, если можно, ваш автограф на память? Ты что, совсем сбрендила, Анастасия? Сатанисты – это тебе не шутка, смотри, сколько о них в последнее время говорят. Да что я тебе рассказываю, ты сама журналист и все очень хорошо понимаешь.

– И ты еще смеешь себя называть детективом? – возмутилась Настя, да так темпераментно, что даже кончик ее носа покраснел. – Мечтаешь о громких делах, а как только такое появилось, так сразу в кусты?

– Ни в какие не кусты, просто я разумный и здравомыслящий человек. И потом, ты же прекрасно знаешь, что я работаю только по заказу клиента, – постаралась выкрутиться Валерия.

– Считай, что я – твой клиент, – тут же нашлась Настя. – Правда, мне заплатить тебе нечем, – задорно добавила она, как будто говорила, что уж потом-то она отсыплет денег немерено. – Но это пока, – тут же отметила она. – Вот если ты мне поможешь, тогда я смогу сделать свой собственный репортаж, да еще прямо с места событий, и тогда… – закатила Настя глаза под лоб. – Думаю, что неплохо заработаю.

– Блажен, кто верует, – усмехнулась Валерия.

– Лерка, ты не имеешь права оставлять меня одну! Ты не можешь так со мной поступить, – насупившись, проговорила Анастасия. – И ты пойдешь, а если нет, я сама все узнаю. И если со мной что-нибудь случится, в этом будешь виновата только ты, – тут же добавила она. – Мучайся тогда угрызениями совести до конца жизни, – схитрила девушка, искоса взглянув на подругу.

– Прекрати пороть ерунду, Настя, никуда я с тобой не пойду, – раздраженно проговорила Лера. – Нет, нет и еще раз нет! С ума ты, что ли, сошла, подруга? В секту к сатанистам! Ты только прислушайся к словам: «секта сатанистов», бррр, жуть какая-то, – передернулась Валерия. – С какого, спрашивается, бодуна мы туда заявимся?

– И что здесь такого? – не собиралась сдаваться Настя. – Мы же с тобой молоденькие, ну… относительно молоденькие, – поправилась Настя, заметив насмешливый взгляд подруги. – Если нас подмазать, подкрасить, надеть на нас юбочки-мини, татушки там разные сделать – за студенток как раз и сойдем. Нужно прикинуться детьми состоятельных родителей, сестры мы, понимаешь, – тараторила она, вытаращив от возбуждения глаза. – И тогда нас обязательно туда примут. Понимаешь? – снова спросила она.

– Ага, конечно, понимаю, – усмехнулась Валерия. – А что здесь непонятного? Мы с тобой сестры… близнецы.

– Хватит тебе, Лерка, иронизировать. Ну, не сестры, а подруги. Я думаю, в университете, у студентов, нам хоть что-нибудь удастся разузнать поподробнее, я там уже, кстати, была. Помнишь, еще по телевидению показывали этот университет, где двое ребят пропали? Разговор был о том, что они вроде бы в сатанисты подались. Ну вот, мы туда и съездим, поговорим с ребятами. Может, кто-то что-то слышал, кто-то что-то видел? Попробуем адреса этих ребят раздобыть. Вдруг с их родителями поговорить удастся? Если они захотят, конечно. Это было бы вообще супер! Ну вот, а там ниточка за ниточкой, глядишь, клубочек и приведет, куда нужно, – продолжала стрекотать Анастасия, нарезая круги по комнате. – Ты представляешь, какой может сюжет сногсшибательный получиться?

– Я, конечно, все понимаю, Насть, только почему именно меня ты выбрала в свои «соучастницы»? – хмыкнула Валерия. – У тебя что, мало знакомых журналистов, которым это будет интересно так же, как и тебе?

– Какая же ты бестолковая, Лерка, – всплеснула девушка руками. – Неужели не понимаешь, почему?

– Представь себе, нет, – пожала Лера плечами, продолжая с улыбкой смотреть на подругу.

– Ты же частный детектив, знаешь, что к чему и с чем это кушают. И потом, я хочу самостоятельно сделать этот репортаж, одна, без своих коллег, – откровенно призналась Настя. – Только соваться к этим сатанистам в одиночестве я, естественно, побаиваюсь.

– Я от тебя балдею, – закатила глаза под лоб Валерия. – А от меня-то там какой толк? То, что я частный детектив, это, конечно, хорошо, но не забывай, что я – просто женщина, такая же слабая, как и ты. Я же не Рембо, не Джеки Чан и уж тем более – не Динамит.

– А там физическая сила и не понадобится, – тут же парировала Настя. – Там смекалка нужна, а уж этого у тебя не отнять, – хитро прищурившись, польстила она подруге.

– Ну, в этом и тебе не стоит прибедняться, – засмеялась Валерия.

– Ну, так ты со мной или не со мной? – настойчиво спросила Настя.

– Или, – твердо ответила Валерия. – И не нужно на меня так смотреть, ничего у тебя из этого не получится.

– Хорошо, – многозначительно проговорила Настя сквозь зубы. – Пусть моя смерть останется на твоей совести. А мой хладный и гордый призрак будет стоять перед твоими глазами каждую ночь! Ты – бесчувственная особа, Валерка, я от тебя никогда такого не ожидала. Лучшую подругу, одну, в пасть к сатанистам. Ты… ты… а еще сыщица называется, – надрывалась она, стараясь достучаться до спящей совести подруги. – Пойдешь или не пойдешь? – топнула девушка ногой.

– Нет.

– Последний раз спрашиваю. Ты мне подруга?

– С детского сада, если мне не изменяет память.

– Валер, ну ради нашей песочницы очень тебя прошу… – взмолилась Настя. – Ведь я и в самом деле одна туда попрусь, ума у меня хватит, ты же знаешь. Ты не должна допустить такого безрассудства. Ты просто обязана его предотвратить! И нужно для этого всего-то ничего: пойти со мной вместе.

– Ладно, что же с тобой делать? Не оставлять же тебя одну! У тебя ведь и правда ума хватит попереться туда самостоятельно, – тяжело вздохнула Валерия, нехотя сдавшись уговорам подруги. – Какой только глупости ни сделаешь ради нашей песочницы, – улыбнулась она. – Но имей в виду: я соглашаюсь только потому, что до обморока боюсь привидений. А уж хладных и гордых – тем более, – уже во весь голос захохотала она. – Господи, и за что мне такое наказание?

Некоторое время спустя Лера очень горько пожалела о том, что уступила и согласилась на авантюру своей подруги, а не отговорила ее от столь опрометчивого шага. Тот самый клубочек, о котором говорила Настя, впоследствии в самом деле привел девушек в секту сатанистов. Когда Лера начинает вспоминать все, что было потом, у нее до сих пор волосы на загривке встают дыбом. В ходе поисков девушкам пришлось пережить массу неприятных моментов. Только им удалось разыскать двоих пропавших ребят и поговорить с ними, как те покончили жизнь самоубийством, причем в один день и одинаковым способом. И один и второй бросились с крыши семнадцатиэтажного дома, не своего, а соседнего. В этот же день, когда случилось несчастье, родители и того и другого юноши обнаружили, что из дома пропали деньги, причем в обоих случаях – очень большая сумма. Плюс к этому исчезли все золотые украшения, которые имелись в семьях.

Лера с Настей сделали большую ошибку, решив ничего не рассказывать о своих поисках никому из близких, и в дальнейшем очень пожалели об этом. Но, как говорится, хорошо то, что хорошо кончается. Им крупно повезло, что параллельно с ними в этом же направлении работала группа следователей из прокуратуры. Но… это уже отдельная история, о которой обязательно нужно будет рассказать при случае.

Вот после того эпизода мама Валерии теперь неусыпно следит за тем, чтобы ее дочь вовремя приходила домой и не совалась в истории, связанные с риском для жизни и здоровья. Поэтому она звонит Лере каждый вечер и проводит допрос с пристрастием. Если честно, испугались тогда, конечно, все очень сильно. Если бы чистая случайность не помогла тогда девушкам, то они обе уже летали бы по ветру в виде пепла. Когда они шли к этим братьям-сатанистам, то даже не предполагали, что все там так серьезно и… настолько опасно. После того как им все-таки удалось выкарабкаться из этой передряги, мать Валерии сразу же решила, что ее непоседливой дочери давно пора замуж.

– Выйдет замуж, родит ребенка, наконец-то закроет свое детективное агентство, и только тогда я смогу вздохнуть спокойно, – говорила она мужу, отцу Валерии. – Алеша, хоть бы ты повлиял на нее!

– Как я могу повлиять на нее, Ирина? Она уже взрослая, самостоятельная женщина. Я не вправе заставить ее делать то, чего она не хочет, – отвечал мужчина супруге.

– Ай, от тебя толку вообще никакого, а еще отец, – сетовала Ирина Михайловна. – Почему только мне приходится обо всем думать самой?

Женщина начала вынашивать планы, что бы такое придумать интересное, чтобы ее ненаглядная дочь могла познакомиться с порядочным молодым человеком. К данному мероприятию были подключены все подруги Ирины Михайловны. Внезапно грудами начали появляться билеты в театры, на выставки, горящие путевки в санаторий и приглашения на презентации с последующими фуршетами. Сначала Леру все это ужасно веселило, потом начало злить, а сейчас, как только Ирина Михайловна заикается о «случайном приглашении», например, на просмотр коллекции какого-нибудь модного дизайнера, у девушки просто начинается нервный тик.

У нее уже имелся друг, Дмитрий, которого она любила, но ее мать почему-то была категорически против именно этого молодого человека. Вернее, Лера прекрасно знала, почему. Дима был мотогонщиком, он очень часто уезжал на соревнования и слишком уж часто возвращался оттуда с переломанными конечностями или ребрами.

– Лерочка, ну скажи, пожалуйста, что это будет за муж? – сетовала Ирина Михайловна. – Он же в любую минуту может стать инвалидом, упаси господи! Не ровен час, совсем разобьется, и что ты тогда будешь делать? А если к тому времени у вас уже появятся дети? Они же останутся без отца, а ты в цветущем возрасте станешь вдовой. Нет, ты как хочешь, а я никогда не дам тебе родительского благословения на такой безрассудный брак. Вот если он бросит свое безумное занятие, тогда другое дело. Он неплохой молодой человек, и если бы не это его пристрастие к экстриму, он бы мне нравился.

– Мама, зачем же заранее хоронить человека? – возмущалась Валерия. – Для Димы это не просто увлечение, это его жизнь. Он без этого просто не сможет, и я его прекрасно понимаю.

– А я не понимаю и не хочу понимать, – выходила из себя Ирина Михайловна. – Если это его жизнь, вот пусть себе на здоровье и живет своей жизнью, с этими мотоциклами, но только без моей дочери, – сказала, как отрезала, женщина, и сдвинуть ее с этой точки зрения не смог бы даже бульдозер.

После нескольких таких перепалок Лера, чтобы прекратить всяческие разговоры на эту тему, сказала матери, что они с Дмитрием серьезно поссорились и в результате расстались. Выслушав заявление дочери, Ирина Михайловна, похоже, успокоилась.

На самом же деле, как только Дмитрий возвращался с очередных соревнований, он тут же приезжал к Валерии, и все то время, пока он был в Москве, они жили дружно и счастливо в ее квартире. Он уезжал на тренировки рано утром, а возвращался вечером, предварительно забежав домой, к своей матери. Лера всегда ждала его по вечерам, как примерная жена, с готовым ужином и своей любовью, которая становилась с каждым днем все сильнее. Только в последнее время эта идиллия начала нарушаться все чаще и чаще, иногда даже выливаясь в ссоры. За время своего существования детективное агентство Валерии зарекомендовало себя с очень хорошей стороны, поэтому в последнее время начало стремительно обрастать клиентами. Работы прибавилось настолько, что свободного времени на что-то другое практически не оставалось. Дмитрию это обстоятельство очень не нравилось, он привык, что его любимая всегда думает только о нем, а тут вдруг ее агентство очень плотно встало между ними. Он даже начал ревновать ее к работе, но всеми силами старался этого не показывать. Валерия прекрасно все видела, но ничего поделать не могла: клиенты платили ей неплохие деньги, и она не могла нарушать договоренностей. В основном это были богатые мужчины, которые хотели проследить за своими молоденькими женами, или, наоборот, ревнивые жены, желающие знать имена всех молоденьких любовниц своих мужей.


Глава 1 | Развод и вещи пополам | Глава 3