home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 20

– О, да здесь целый сад! – улыбнулся доктор, войдя в палату к Валерии. – Столько цветов я видел только на свадьбах да на похоронах.

– Ну, похороны мне, надеюсь, теперь не грозят – благодаря вам, – засмеялась Валерия. – А что касается свадьбы… тоже пока рановато, я так думаю.

– Такая красивая девушка, как вы, долго без мужа не засидится, я в этом уверен, – снова улыбнулся врач. – К вам там снова делегация пришла, между прочим. Я попросил подождать их, мне нужно вас осмотреть.

– Кто на этот раз?

– Один полковник, второй – капитан, третий и четвертый – штатские, – перечислил Валерий Сергеевич. – Все с букетами и пакетами.

– Полковник и капитан – мои близкие друзья из органов, а вот кто такие штатские, не могу догадаться, – улыбнулась Лера. – Надеюсь, тоже друзья.

Доктор, осмотрев пациентку, остался доволен и пообещал: если дело и дальше так пойдет, дней через десять можно будет выписываться.

Как только он вышел за дверь, она тут же снова открылась, и на пороге появилась компания мужчин в количестве четырех человек. Возглавлял ее Иван Петрович Шаров собственной персоной с большим букетом цветов в руках. Рядом с ним стоял и улыбался Владимир Трофимов, тоже с букетом. Сзади маячила голова Дмитрия, а рядом с ним – неожиданный для Валерии гость: Курилов Станислав Борисович, коллекционер.

– Привет, боец невидимого фронта, – гаркнул полковник. – Как ты здесь поживаешь, крестница?

– Отлично поживаю, – улыбнулась Лера. – Проходите. Что же вы застыли у порога?

Мужчины прошли в палату и, взяв стулья, разместились вокруг кровати Валерии. Та бросила взволнованный взгляд в сторону Дмитрия, но тут же его отвела.

– Ну, рассказывай, как у тебя дела? – первым начал полковник.

– Дела? Какие здесь могут быть дела? Лежу вот, выздоравливаю, – пожала Лера плечами. – Лучше сами расскажите, как у вас дела.

– Солдат спит, служба идет, – пошутил Шаров. – А если серьезно, нормально все, Валерочка. Как всегда, работаем, ловим преступников, ведем следствие, отдаем под суд. В общем, все, как обычно.

– Дядя Ваня, ты прекрасно понял, что я имела в виду, – многозначительно посмотрев на полковника, произнесла Лера. – Давай, не томи душу, рассказывай!

– А тебе уже можно волноваться? – удивленно приподнял брови тот.

– Мне уже все можно: и волноваться, и улыбаться, и плакать, и… ругаться, – сделала она ударение на слове «ругаться». – Ты же не хочешь со мной ссориться, правда?

– Нет, конечно, – пожал полковник плечами. – С чего это вдруг?

– Иван Петрович, ладно вам, – вклинился в разговор Владимир. – Давайте уж все ей расскажем. Посмотрите, как Лере хочется обо всем узнать!

Валерия с благодарностью посмотрела на друга, а потом – на полковника.

– Ну, хорошо, хорошо, – сдался тот. – Слушай, детектив ты наш нетерпеливый, – засмеялся он.

– Уже, – поудобнее устраиваясь на подушках, с готовностью проговорила Лера. – Только все – по порядку и с подробностями.

– Давайте я начну, Иван Петрович, – попросил Владимир.

– Валяй, – согласился тот, и капитан начал рассказывать:

– В тот день, когда все произошло, мне позвонила Настя и, захлебываясь слезами, начала кричать в трубку, что тебя убили в подъезде твоего дома. Я аж похолодел от ее слов! Как – убили?! «Не знаю, – Настя говорит, – мне позвонила соседка с первого этажа, сказала, что нашла Валерку у лифта всю в крови»… Рядом, Лера, твой мобильный телефон валялся, соседка нашла там Настин номер, он у тебя самым первым записан. «Скорую помощь» соседка вызвала, в милицию позвонила, потом Насте сообщила. А та – сразу же ко мне. И говорит Настя: «Я, мол, знаю, кто это сделал. Я видела, кто подошел к тому парню!» Настя мне все рассказала… Я конечно, сразу Ивану Петровичу позвонил, а сам помчался к твоему дому. Пока доехал – там уже «Скорая помощь» была и милиция тоже. Врач сказал, что ты жива, но состояние критическое. Увезли тебя в эту больницу, сразу же операцию сделали… Так все и случилось.

– Ну, а дальше? – нетерпеливо спросила Валерия.

– Тебе интересно, кто же это был?

– А ты как думаешь? – прищурилась Лера.

– Когда ты вышла у метро, а Настя поехала домой, она увидела те самые «Жигули», за которыми вы погоню устроили, а рядом – парня, похожего на Дмитрия. К нему подошла молодая девушка, которую Настя очень хорошо знает, да и ты – тоже.

– И кто же это? Володь, говори, не томи душу, иначе я тебя сейчас убью! – взвилась Валерия, когда увидела, что друг лишь улыбается и молчит. – Ты хочешь, чтобы у меня рецидив случился от переживаний?

Выждав небольшую паузу, капитан медленно проговорил:

– Это твоя секретарша, Катенька.

– Как? – вытаращила Лера глаза. – Как – Катенька?

– А вот так, – развел Трофимов руками. – Преступник, которого ты с таким рвением разыскивала, ее очень близкий друг!

– Но как же? Почему? Откуда они узнали?! – бессвязно бормотала Валерия, все еще не веря услышанному.

– Все очень просто, Валерочка, – подал голос полковник. – Когда к тебе пришла Епишина, твоя секретарша, как всегда, подслушала твой с ней разговор. Если ты помнишь, Екатерина мечтала стать детективом, вот и старалась научиться у тебя вести беседы с клиентами. Только училась она тайком от тебя. Включала селекторную связь, надевала наушники и слушала все, о чем говорилось в твоем кабинете. Ее удивил и рассмешил визит престарелой дамы, которая считала своего кота вернувшимся мужем. По простоте душевной Катя все рассказала своему молодому человеку, а тот, как видно, не был таким простачком и, услышав про семейные драгоценности, все быстренько спланировал.

– Но как? – удивленно спросила Лера.

– Сергей Ушаков, друг Екатерины, заставил девушку плясать под свою дудочку, а та была влюблена до смерти, вот и подчинилась. Потом, позже, она испугалась, конечно, когда поняла, что все слишком далеко зашло. Но было уже поздно: назад дороги не стало, юридически она получалась соучастницей убийцы.

– Я ничего не понимаю, – нахмурилась Лера. – Как они смогли?

– После того как Катя рассказала все своему другу, тот, чтобы разведать, что к чему, поехал по адресу графини и увидел твою записку в двери. Перед этим он побывал в вашем офисе, когда ты отсутствовала, и попросил Катю показать ему договор с Епишиной. Ты сама прикрепила расписку со снимками браслета к договору, поэтому он увидел и то и другое. У молодого человека тут же созрел план действий, к которому он незамедлительно и приступил. Катя знала, что у тебя есть оружие и что раньше ты держала его в сейфе. Если сейчас его там нет, значит, пистолет у тебя дома. Она сделала дубликат твоего ключа от квартиры и отдала его своему другу. С ее слов, она очень не хотела этого делать, потому что понимала, что подставляет тебя. Но друг убедил Катю в том, что ничего страшного с тобой не случится. Что все равно следствие выяснит – ты не виновата. Просто ему нужно выиграть время, и для этого следует пустить ментов в ложном направлении. На самом деле, естественно, Катя догадалась, что он намеревается убить графиню, хотя Сергей и говорил ей, что собирается просто запугать ее. Девушка пока путается в показаниях: сегодня может сказать одно, а завтра – уже совершенно другое. В ней борются сейчас и страх, и любовь, и бог знает что еще, – вздохнул полковник. – Конечно, она была лишь орудием в руках хоть и молодого, но весьма опытного преступника, – задумчиво проговорил он. – Но вины это с нее не снимает, и ей придется ответить по всей строгости закона.

– Но как он узнавал о том, что я делаю? – удивленно спросила Валерия. – Ведь он всегда опережал меня на один шаг…

– О-о-о, а вот это уже совсем интересно, – засмеялся Шаров. – Ты свое детективное дело оборудовала по полной программе, такие затраты претерпела, а теперь твои прибамбасы разбросаны где попало.

– Какие прибамбасы? – не поняла Лера. – И у меня ничего не разбросано, не преувеличивай, пожалуйста.

– Ты хоть знаешь, где у тебя лежат высокочувствительные жучки-прослушки? – поинтересовался полковник.

– Где-где? Вроде бы в сейфе, – неуверенно ответила девушка.

– Вот именно – «вроде бы», – хмыкнул Шаров. – Они у тебя и в сейфе лежат, и в столе болтаются, и даже в твоей приемной один нашелся! Сергей им и воспользовался. Он попросил Екатерину, чтобы она прикрепила его к твоей дубленке, что она и сделала. В кармане-то дырочка имеется, туда жучок и провалился. А машина твоя маячком была снабжена!

– Это значит – он слышал все, что я говорю, и знал обо всем, что я собиралась делать?! – ахнула Валерия.

– Вот именно, – подтвердил Шаров. – Каждое твое слово было под контролем. Дубленка была всегда либо на тебе, либо дома висела на вешалке, либо – в твоем кабинете, на крючке. Жучок снабжен сверхчувствительной платой, поэтому преступник слышал все – даже как ты принимала ванну, несмотря на то, что дубленка висела в прихожей.

– С ума сойти! – простонала Лера. – Как все просто! Все мои планы, все мои рассуждения, все-все было ему известно… Он слышал мои беседы с Настей, разговор со Станиславом Борисовичем и опередил меня, убив ювелира и забрав папку с досье!

– Совершенно верно, – подтвердил Шаров. – Все именно так и было.

– Слушайте, а почему же он не воспользовался услугами того человека, данные на которого он наверняка нашел в папке?

– А откуда тебе известно, что он не воспользовался его услугами? – заинтересованно спросил полковник.

– Если воспользовался, тогда зачем он приезжал к другому? Мы же с Настей увидели его рядом с домом, где жил скупщик краденых раритетов, адрес которого мне дал Гаранин, – объяснила Валерия. – Это некто Остапенко Григорий Иванович.

– Да, папку у старого ювелира он забрал и непременно воспользовался бы услугами того человека, но его давно уже нет в России: он живет в Канаде. Это его счастье, я так думаю, иначе неизвестно, что могло бы произойти и с ним тоже. Преступник мог якобы продать ему драгоценности, а потом расправиться с ним. И самого Остапенко, к которому приезжали вы с Настей, в тот день тоже не оказалось дома.

– Господи, этот Ушаков слышал буквально все… поверить не могу, – снова начала сокрушаться девушка.

– Да, он слышал все. Ему было известно о каждом твоем шаге, – кивнул полковник. – Поэтому он и занервничал, когда понял, что его задумка с подставой провалилась. Правда, у него уже был на этот случай запасной вариант, и он им сразу же воспользовался.

– Что за вариант?

– А вот он вариант, – кивнул полковник в сторону Дмитрия. Тот смущенно опустил глаза и нервно заерзал на стуле. – Ваша с Димой ссора произошла как нельзя кстати. Сергей прикинул, что он очень схож с Дмитрием: и рост тот же, и комплекция совпадает, оставалось только купить такую же одежду – и все в порядке. Что он и сделал. А когда и эта затея провалилась и он понял, что ты на этом успокаиваться не собираешься, он и решил по-настоящему тебя убить.

– Обалдеть! – прошептала Валерия. – Послушайте, а кто же мне письмо с предупреждением прислал? – вспомнила она. – Кто мог знать, что мне грозит опасность?

– Это написала Катя. Изменила подчерк, изобразила каракули и подложила тебе письмо вместе с остальной корреспонденцией. Как ни крути, а она все-таки уважала свою начальницу и боялась, что друг все же обманет ее и убьет тебя.

– Когда Володя Димку арестовал… он приехал именно в тот момент, когда и сам Дима появился. Как же так случилось, что капитан оказался у меня дома в то же самое время?

– Мне позвонили и сказали: если меня интересует преступник, который убил Епишину, то он находится сейчас в твоей квартире, – ответил Владимир. – Теперь-то я понимаю, что звонил сам Сергей Ушаков, но тогда мне было не до этого: я испугался за твою жизнь. Когда я приехал и увидел всю эту картину, мозаика сразу же сложилась в четкий рисунок. Я на сто процентов был уверен в тот момент, что преступником является Дмитрий.

– Посадили человека ни за что ни про что, – проворчала Лера. – А ведь я тебе говорила, дядя Ваня, что это не Дима, только ты мне почему-то не поверил.

– Что ж, и мы иногда делаем ошибки, – нехотя согласился полковник.

– Эти ваши ошибки слишком дорого обходятся некоторым людям.

– Не ошибается только тот, кто ничего не делает, – парировал Шаров. – И давай не будем ссориться из-за этого, все уже позади.

– Ладно, не будем, – согласилась Валерия. – Если честно, я и сама некоторое время сомневалась… Да, был такой момент, скрывать не буду! Просто все так складывалось: и пистолет пропал из дома, а у Димы ключи были, и он все знал про графиню и ее драгоценности… Лучше не вспоминать сейчас об этом. У меня еще масса вопросов, на которые хотелось бы получить ответы. В голове все перепуталось, – сморщилась она. – Даже забыла – о чем спросить хотела? А, вспомнила! Грузовик! Это что было?

– Об этом я ничего не могу сказать, – пожал полковник плечами. – Сергей говорит, что это не он. Думаю, что тогда и в самом деле «сработал» какой-то угонщик, а после он просто сбежал с места аварии. А от того, что он хотел тебя напугать в закоулочке под аркой, Ушаков не отказывается. Даже смеялся, когда рассказывал о твоих акробатических достижениях на пожарной лестнице, – затрясся от смеха Шаров.

– Угонщик, значит, – нахмурилась Лера, не обращая внимания на веселье полковника. – А мне показалось, что все было специально подстроено… У меня же тормоза отказали как раз в этот момент. Я решила, что их кто-то намеренно испортил.

– Об этом ничего не могу сообщить, речи о твоих тормозах не было. В следующий раз я обязательно об этом спрошу Ушакова, – пообещал толстяк.

– Постой, постой, ты сказал, что в том переулочке он меня якобы хотел просто напугать? – спросила Лера, когда до нее дошло, что именно сказал полковник.

– Ну да, напугать, – пожал тот плечами. – Во всяком случае, он это утверждает.

– Да, у него здорово получилось, я думала, что умру от страха, – проворчала Валерия.

– На это он и рассчитывал: думал, что ты наконец успокоишься. Но, к его же несчастью, он ошибся, – снова засмеялся Шаров. – Упрямая ты девица, оказывается, дорогая крестница!

– Можно подумать, что это для тебя открытие, – фыркнула Валерия. – А кстати, звонки: этот Ушаков ничего тебе о них не говорил?

– Да, говорил: это он тебе звонил. Опять же – хотел напугать тебя до смерти, чтобы ты прижала наконец свою задницу к стулу и больше не мешалась у него под ногами.

– Ничего себе, ну и наглец! – проворчала Валерия. – Это же надо было все так придумать! Я сама, своими собственными руками вела преступника! Правильно говорит Настя: «Век живи, век учись»…

– Да, в моей практике такого еще не встречалось, – усмехнулся полковник. – Как ни крути, а в сообразительности Ушакову не откажешь.

– А началось все с какого-то пропавшего кота, – задумчиво проговорила Валерия. – Дядь Вань, со всей этой катавасией я совсем забыла про маньяка. Вы его поймали или нет? – вспомнила она.

– Нет, к сожалению, пока не поймали, – тяжело вздохнул тот. – Но вроде бы кое-какие зацепки появились.

– Я так хотела вам помочь, а видишь, как все получилось, – с досадой произнесла Лера.

– Мы уж как-нибудь и без тебя постараемся управиться, – хмыкнул Шаров. – Хватит уже, напереживались.

– Если бы не графиня со своим браслетом, ничего бы такого не случилось и я обязательно приняла бы участие в поимке маньяка, хотел бы ты этого или нет. И уверена, что сейчас он бы уже сидел на скамье подсудимых. Вот так! – показала она полковнику язык. – Нужно заняться вами, ребята, что-то вы совсем мышей не ловите. Маньяк столько времени гуляет на свободе, а вы только руками разводите.

– Твоей наглости, Протасова, можно только позавидовать, – фыркнул Владимир. – Скажи спасибо, что мы его не успели поймать еще до того, как к тебе твоя графиня явилась.

– За что спасибо-то? – не поняла Валерия.

– А ты вспомни хорошенько, как все произошло.

– Как?

– У твоей графини пропал кот. А маньяк вешает на шею своим жертвам дохлых кошек. Вспомни свой ночной звонок полковнику! Какая мысль тебе пришла тогда в голову?

– Что маньяк живет где-то рядом с графиней.

– Правильно, – кивнул капитан головой. – Через пару дней Иван Петрович послал меня к Епишиной, чтобы она посмотрела на снимок, а в результате…

– Ты нашел ее убитой, – подсказала Валерия.

– Совершенно верно, госпожа Протасова. Я нашел ее убитой – из твоего пистолета.

– И что?

– А то! Если бы не маньяк со своей «визитной карточкой» в образе дохлых кошек, я бы туда не пошел и не обнаружил бы, что дверь открыта и что женщина – убита. Рано или поздно туда бы заявились из районного отделения милиции, и тогда уже неизвестно, чем бы это для тебя закончилось. Думаю, что церемониться с тобой не стали бы, и пока мы старались бы доказать твою невиновность, ты бы в камере успела коростой зарасти. Поехали дальше: пока ты сидишь за решеткой, Ушаков благополучно сбывает раритет, и поминай как звали.

– Ни фига себе раскладочка, – округлила глаза Валерия. – Выходит, я еще маньяка благодарить должна, что… Ой, что-то мне нехорошо.

– Перестать, Володя, девушку пугать, – одернул капитана Шаров.

– Я и не думал ее пугать, просто объяснил, как все могло происходить, если бы не тот самый маньяк со своими дохлыми кошками.

– Все, хватит о преступниках, давайте побеседуем о чем-нибудь приятном, – предложил полковник.

– Ой, я совсем забыла спросить: Ушаков вернул «Анастасию»? – вспомнила о драгоценностях Лера.

После этих слов со стула поднялся Курилов Станислав Борисович и, поправив на шее галстук, проговорил:

– Ну вот, наконец-то и моя очередь настала.

Он подошел к кровати Валерии и, открыв портфель, вытащил большую шкатулку.

– Это она, «Анастасия»? – еле выговорила Лера и вскинула испуганные глаза на коллекционера. От волнения у нее перехватило горло, стало тяжело дышать. Курилов с улыбкой положил шкатулку на колени девушке и тихонько отступил назад. Валерия в нерешительности смотрела на шкатулку, украшенную замысловатым, очень красивым орнаментом, и никак не могла собраться с духом, чтобы ее открыть.

– Ну, что же ты, девочка моя? Давай, смелее, – подбодрил девушку полковник. – Ты заслужила увидеть это. Скоро эти вещи займут достойное место в музее, а пока пользуйся случаем.

Валерия осторожно открыла шкатулку и зажмурилась. Затем быстро распахнула глаза и, увидев изумительные украшения, через несколько секунд восторженно выдохнула:

– Боже мой, как это красиво!..


Глава 19 | Развод и вещи пополам | Эпилог