home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

Утром следующего дня Валерию, как всегда, разбудил телевизор, и она, убрав громкость, решила, что минут десять может еще поваляться. Естественно, она не заметила, как снова уснула, и открыла глаза лишь тогда, когда уже должна была быть на работе.

– Елки зеленые! – вскрикнула Лера и скатилась с кровати вместе с одеялом и подушками. – Черт, черт! – ругалась она, мечась по квартире и натягивая на себя то, что попалось под руку. – Сколько раз говорила себе, что нельзя лежать после того, как проснулась. Это обязательно приводит к одному и тому же: я обязательно засыпаю. И в кого только я уродилась – такая соня?

Лера выскочила во двор со скоростью ветра и бросилась к машине.

– Жаль, что к Епишиной не успеваю заехать, – бросив взгляд на часы, пробормотала девушка. – Правда, мне и сказать-то ей пока нечего, даже с соседями не поговорила, идиотка, а ведь собиралась… До чего же я все-таки безответственная особа! Обещала графине сделать, что смогу, а сама вчера целый день балдела дома у родителей, вместо того чтобы хоть что-нибудь узнать, – сама себя укоряла она. – Но у меня так редко выпадает свободное время, а родители – дело святое, – тут же нашла оправдание девушка. – Ладно, сейчас посмотрю, как обстоят дела на работе, а потом, может, и выкрою время, чтобы съездить к графине. Если не получится, позвоню в крайнем случае, ведь наверняка волнуется старушка. Господи, вот не было печали, – вздохнула она. – Принесла же ее нелегкая в мой офис со своим котом! Еще этот браслет за душу тянет… И зачем я его только взяла? Мучайся теперь ночами от бессонницы из-за него, – сама на себя ворчала Валерия. – Хотя сегодняшнюю ночь я, кажется, спала как убитая, – тут же опровергла она свои выводы. – Это значит, что у меня совсем нет совести? Или моя совесть – такая же соня, как и я?

Когда Валерия приехала на работу, дела закрутили ее настолько плотно, что она только к вечеру вспомнила про графиню и, чертыхнувшись, набрала номер ее телефона. Трубка гудела короткими гудками.

«Небось с какой-нибудь подружкой болтает, такой же престарелой матроной, как и она сама, – подумала девушка. – Ладно, позвоню попозже».

Но, сколько Лера потом ни пыталась соединиться с графиней, ничего не получалось: телефон был все время занят.

– И сколько можно разговаривать? – с раздражением проворчала девушка. – Может, Епишина подрабатывает на телефоне каким-нибудь диспетчером? Хотя она вроде бы мне говорила, что получает только пенсию. Может, на линии поломка? – размышляла Лере. – Ладно, видно, не судьба мне сегодня с ней пообщаться. Завтра прямо с утра отправлюсь к графине, извинюсь и верну ей браслет. Нужно будет его сегодня из сейфа забрать.

Лера снова погрузилась с головой в работу и остановилась только тогда, когда по радио сообщили: «Московское время – двадцать три часа. Сейчас – новости прошедшего дня на этот час на радио «Серебряный дождь». А потом, дорогие радиослушатели, мы познакомим вас с горячей десяткой лучших хитов этой недели. Оставайтесь с нами!».

Девушка потянулась, потерла уставшие глаза и пробормотала:

– Все, пора домой, что-то я сегодня увлеклась. Пока доеду, будет уже двенадцать, а спать лягу уже только в час ночи.

Когда Валерия легла спать, она очень долго ворочалась. Ей вдруг неожиданно вспомнился рассказ полковника, и она прокручивала его в голове. Лера пыталась мысленно проанализировать действия маньяка и определить мотивы убийств.

– Может, дядя Ваня прав и это какой-нибудь сектант? Зачем он прибивает девушек гвоздями, да еще к деревянному кресту, а перед этим зверски их пытает? Ритуал? Тогда почему его жертвами являются именно стриптизерши? Для такого подошел бы любой человек.

Валерия вспомнила сатанистов, с которыми ей пришлось познакомиться, и передернулась, как от озноба. «Те внушали своим «подопечным», что они сами должны прекратить свое «бессмысленное существование» и покончить жизнь самоубийством, – размышляла она. – Этот маньяк не сатанист, он скорее садист».

Единственный вывод, к которому она пришла после мучительных размышлений, – это месть!

– Но кому и за что он мстит, и почему именно стриптизерши являются объектом этой кровавой эпопеи? – снова задавала она себе вопрос. – И почему именно кот сопровождает убийство? Кот, кот, кот, – бормотала Лера, мучительно что-то вспоминая. – Господи, Тимофей Сергеевич, – подпрыгнула она на кровати, точно ужаленная. – А вдруг пропажа кота графини каким-нибудь образом связана с убийством последней девушки? Он же два дня тому назад пропал, по свидетельству графини, и девушку нашли тоже два дня назад.

Валерия вскочила с кровати и пулей вылетела в гостиную – к телефону.

– Дядь Вань, это Лера. Я тебя не разбудила? – зашептала она в трубку, как только полковник ей ответил.

– В два часа ночи только ты можешь задать такой «умный» вопрос. Что тебе не спится, сорока? На часы бы хоть посмотрела, прежде чем звонить, – проворчал опер. – Что случилось?

– Дядечка Ванечка, не сердись и ответь мне, пожалуйста, на вопрос, – взмолилась девушка.

– Ну?

– С последней девушкой, то есть с трупом девушки, тоже был кот?

– Ты о чем? – строго поинтересовался полковник, сделав вид, что не понимает, о чем речь.

– Дядя Ваня-а-а, – нетерпеливо подпрыгивая на месте, протянула Лера. – Не притворяйся, пожалуйста. Так был кот или нет?

– Предположим, был, и что из этого следует? – настороженно поинтересовался мужчина.

– Дело в том, что не далее как позавчера утром ко мне в кабинет приходила очень странная клиентка. Она просила разыскать ее пропавшего кота. Перс, серо-белый окрас, с белыми «сапожками» на лапках, ему шесть лет, и весит он семь килограммов, – на одном дыхании выпалила Валерия. – У тебя случайно нет фотографии того кота, который был на месте преступления?

– Есть, но только вместе с трупом, – сдержанно ответил полковник. – Я же тебе рассказывал, что маньяк их привязывает к шее своей жертвы, вроде как меховое манто из них делает. Тьфу ты, дьявол, чтоб ему пусто было! – сплюнул он. – Ночью лучше такие вещи не вспоминать.

– Ну? Ты не помнишь, какой породы кот? – нетерпеливо спросила Лера.

– Не знаю, я в кошачьих породах не разбираюсь, – раздраженно ответил Шаров. – И что тебе неймется среди ночи, Валерия? Не могла завтра утром позвонить?

– Дядя Ваня, неужели ты не понимаешь, что это значит?! – чуть ли не закричала в трубку Валерия. – Если это кот графини, значит, маньяк должен жить где-то рядом с ней.

– Что еще за графиня? – не понял полковник.

– Я что, не сказала тебе, что клиентка, которая хочет, чтобы я нашла ее кота, графиня по происхождению? – удивленно спросила девушка.

– Нет, не сказала.

– Ну так вот: она вдовствующая графиня, самая настоящая, ее имя – Елизавета Александровна, а фамилия Епишина.

– Знакомая фамилия, кажется, я в книге какой-то читал про дворян Епишиных, – пробормотал полковник.

– Это не столь важно сейчас, – отмахнулась девушка. – Как бы сделать снимок таким образом, чтобы не было видно, что он на трупе лежит? – задала она вопрос.

– Не понял, что ты имеешь в виду?

– Господи, ну что здесь непонятного-то? – с негодованием проговорила Валерия. – Нужно показать графине снимок, и тогда она точно скажет: ее это кот или не ее. Теперь понятно?

– Ладно, Валерия, сейчас уже поздно, завтра созвонимся, поговорим, – неожиданно закруглил разговор полковник.

– Что значит – завтра? Почему завтра, а не сейчас? – удивилась Лера. – А-а-а, я все поняла! – тут же зашипела она. – Ты, дядя Ваня, не хочешь, чтобы я тоже принимала участие в этом деле! Я угадала? Угадала, угадала, я это по твоему недовольному сопению слышу. Ну так вот! Я не дам тебе адреса графини, так и знай, если не разрешишь мне поучаствовать.

– А мне ее адрес и без тебя за полчаса пробьют, – усмехнулся полковник. – Узнать, где живет ныне здравствующая графиня Елизавета Александровна Епишина, не составит труда.

– Откуда ты знаешь ее имя и фамилию? – ахнула Лера.

– Минуту назад ты сама мне их озвучила. А еще на оперативную работу замахиваешься, с такой-то невнимательностью, – хмыкнул мужчина. – Рановато тебе! Сиди в своем детективном агентстве и лови неверных мужей и жен новых русских, ну, и пропавших котов для коллекции, вот тебе мой сказ. И не смей больше совать свой любопытный нос туда, куда его не приглашали, – строго приказал он девушке.

– Ну… ты дядя Ваня… ух… так нечестно! – возмущенно пыхтела в трубку Валерия, не находя подходящих слов для выражения своих эмоций.

– Я хочу спать, всего хорошего и спокойной ночи, дорогая крестница, – бодро сказал Иван Петрович и положил трубку. Лера недоуменно посмотрела на свою и раздраженно шмякнула ее на базу.

– Какой неблагодарный человек, – возмущенно прошептала она. – Я ему… а он мне – «спокойной ночи!». Ну ничего, господин полковник, мы еще посмотрим, кто из нас хороший криминалист, а кто – так себе… завтрашний пенсионер, – фыркнула девушка. – Ловить неверных жен новых русских, говоришь? Как это несправедливо, как цинично, как… как!.. Никак это, вот как, – скаламбурила Валерия и, плюхнувшись на подушку, зарылась в нее носом. – Завтра же с утра пораньше поеду к графине. Нужно выяснить – ее это кот или нет. А как же я узнаю, если у меня нет снимка с места, где нашли тело? Значит, сначала я должна увидеть этот снимок. А где мне его взять? Тьфу ты, замкнутый круг какой-то! Выходит, в первую очередь я должна попасть в морг, там-то уж точно есть. Вопрос только в одном: как туда пройти? – думала Валерия, и мысли в ее голове метались от одной идеи к другой, как взбесившиеся муравьи в муравейнике. – Ну, дядя Ваня, ну, погоди!.. Ловить новых русских и их баб, – с негодованием продолжала ворчать она. – Я поймаю этого маньяка, вот тогда и утру нос всему твоему отделу. Я заставлю себя уважать, всех заставлю, вот увидите.

Лера не заметила, как уснула, и всю ночь боролась во сне с каким-то невидимым монстром, который пытался связать ей руки. Когда он занес молоток, чтобы вбить гвоздь в ее ладонь, она пронзительно закричала и тут же проснулась. Она вскочила и, сев на кровати, затравленно огляделась по сторонам.

– Фу-у-у, – облегченно выдохнула она, поняв, что это был всего лишь сон и что она находится в своей квартире. – Приснится же такое! Все, больше на ночь никаких рассуждений и выдвижения версий. Теплое молоко с ложкой меда, спокойную музыку – и бай-бай.

Валерия вытерла ладонью взмокший лоб и снова откинулась на подушку. За окном уже было утро. На душе остался неприятный осадок от того, что она видела во сне.

– Так, Лерочка, не раскисать, это всего лишь сон, – сама себе сказала девушка громко и внятно. – Сегодня ты должна хорошо выглядеть, а все неприятные мысли оставить во вчерашнем дне.

Быстро стряхнув с себя остатки неприятных «грез», она выскочила из-под одеяла и побежала в ванную комнату, чтобы принять душ и окончательно прийти в себя. Стоя под душем, девушка снова мысленно вернулась к делу о маньяке, но уже в спокойном, рассудительном русле.

– Правильно ли я сделаю, если влезу в эту историю? Ведь, в конце концов, это может быть очень опасно, а я, как ни крути, все же немножко трусиха. Если откажусь, получается, что дядя Ваня прав? Рано мне еще? Нет, этого я никак не могу допустить! Будем надеяться, что бог меня не оставит, ведь я на правое дело иду. Уж коль решила для себя, что нужно это сделать, значит, нужно. Это уже дело принципа. Пусть не думают, что если я просто женщина, то, кроме как выскочить замуж, ни на что больше не гожусь. Сегодня поеду, встречу своего Димку, а потом и решу, что к чему и с чем это едят. Черт меня побери, совсем забыла, я же хотела к Епишиной сегодня съездить, – чертыхнулась Лера, вспомнив о своем намерении наведаться к старухе. – Вот у меня всегда так: не одно, так обязательно другое. Опять ничего не получается! В аэропорт ехать нужно рано и беспокоить графиню в такое время будет неприлично. Что же делать? Может, на обратном пути к ней завернуть, вместе с Дмитрием? Господи, ну почему в сутках всего двадцать четыре часа? – вздохнула она. – Я же совершенно ничего не успеваю! А с приездом Димки проблема со временем усугубляется еще больше. Рассказать ему про маньяка или не надо? – задумалась Валерия. – Нет, это утопия, он меня никогда не поймет и уж тем более не поддержит. Представляю, какие у него будут глаза, когда он узнает, что я решила влезть в криминал. И что мне делать? – нахмурилась она. – В конце концов, это моя будущая работа, надо ведь с чего-то начинать? Не заниматься же мне, в самом деле, всю жизнь неверными женами и мужьями на радость некоторым полковникам? – беззлобно проворчала она, вспомнив своего крестного отца. – Я буду настоящим криминалистом и начну прямо сейчас, – твердо решила девушка. – А Димке просто ничего не скажу. Найду, как выкрутиться. Меньше будет знать, крепче будет спать.

От этих мыслей настроение немного улучшилось, и Лера уже не так мрачно смотрела на жизнь, как после недавнего пробуждения от кошмара.


В аэропорт Валерия примчалась на целый час раньше времени прибытия самолета и с нетерпением бросала взгляды на табло. С самого утра она была как на иголках и беспрестанно смотрела на часы. Ей казалось, что стрелки замерли на одном месте и не желают двигаться. Лера как можно тщательнее привела себя в порядок, чтобы любимый мужчина, увидев ее, тут же рухнул у ее ног как подкошенный. Когда Лера увидела своего друга, проходящего таможенный досмотр, получилось все наоборот. Это ее ноги вдруг стали ватными, отчего она сама чуть не рухнула на пол как подкошенная от волнения. Они не виделись почти месяц, а ей показалось, что прошло по меньшей мере года три с хвостиком, и этот «хвостик» растянулся еще на десять лет. Дмитрий увидел Валерию и, заулыбавшись во весь рот, помахал ей рукой. Когда он наконец вышел к ней, Лера стояла, прислонившись к колонне, так как ноги категорически отказывались держать свою хозяйку.

– Приветик, девочка моя, – прошептал молодой мужчина, сгребая Валерию в охапку. – Как ты здесь без меня?

– Плохо, Дим, мне без тебя всегда очень плохо. Но сейчас мне ужасно хорошо, потому что ты наконец приехал. Думала, что никогда не дождусь этого момента. Больше не уезжай от меня так надолго, иначе однажды я свихнусь от тоски!

– Я тоже истосковался, да так сильно, что просто ужас. Хочется съесть тебя целиком и с косточками, – заулыбался Дмитрий. – Поехали скорее домой!

Он обнял Валерию за плечи, и они, улыбающиеся и счастливые, пошли к машине. По дороге обменивались новостями, которые случились за это время. Больше, конечно, рассказывала Лера, так как Дмитрию, кроме как о тренировках и соревнованиях, поведать ей было практически нечего.

– Ну, много наловила преступников? – смеясь, спросил Дмитрий. – Комиссар Мегрэ ты мой непревзойденный!

– Нечего смеяться, – обиженно засопела Валерия. – Все еще впереди, и я всем докажу, что тоже кое-что значу и что хорошими криминалистами не рождаются, а становятся.

– Да, да, конечно, кто ж с тобой спорит? – снисходительно улыбнулся Дмитрий. – Берегись, бандитская братия, Валерия Протасова скоро выйдет на тропу войны, и тогда уж вам точно несдобровать! А уж неверные мужья-а-а, – протянул он и закатил глаза под лоб. – Вообще скоро выведутся с ее помощью.

– Ща как врежу, – пробурчала Лера, двинув мужчину локтем в бок. – Хватит тебе, Димка, иронизировать. В конце концов, кто-то и такую работу тоже должен делать. Если и не я, значит, кто-нибудь другой найдется. Сейчас таких детективных агентств, как мое, пруд пруди. Конкурентов предостаточно, так что если я свое дело сверну, его тут же подхватят да еще сто раз «спасибо» мне скажут. Я такой радости никому доставлять не собираюсь и буду продолжать работать, что бы ты мне ни говорил. Пока меня все устраивает, а дальше – поживем, увидим, – пробурчала она и обиженно посмотрела на друга.

Тот, увидев, как надулись губы Валерии, решил схитрить. Он знал, как она любит свою работу и может часами делиться теми или иными планами на будущее.

– Ну, а вообще-то как дела идут? – поинтересовался Дмитрий. – На работе все в порядке? Интересные клиенты появлялись?

– Ага, Дим, появилась одна, – моментально оживилась Валерия. – Представляешь, пришла ко мне с просьбой о розыске своего любимого кота, – засмеялась она. – Бывшая графиня, Епишина Елизавета Александровна.

– Графиня? – удивился Дмитрий.

– Да, самая настоящая.

– Ну и как, ты нашла ей кота? – пряча улыбку, спросил мужчина.

– Как я его могла найти, если еще даже не начинала? Так неудобно, просто ужас. Давай мы сейчас с тобой заедем к старухе, это займет минут десять, не больше, – попросила Лера друга.

– Ты что, в самом деле взялась искать какого-то кота? – округлил тот глаза.

– Нет, конечно, просто сделала вид, что согласна, чтобы не обижать старого человека, – сморщила Валерия носик. – И потом, в моем сейфе, на работе, лежит очень дорогая, даже раритетная вещь из семейных драгоценностей Епишиной. Я просто обязана что-то предпринять для поисков этого Тимофея Сергеевича.

– Кого, кого? – удивленно переспросил Дмитрий. – И что за вещь лежит в твоем сейфе?

– Так кота зовут, – отмахнулась Лера. – И нечего на меня так смотреть! А в сейфе лежит браслет, который Епишина отдала как оплату мне за его поиски. А у меня с совестью проблемы, грызет, зараза. Я ей, конечно, верну браслет, но… Вообще не понимаю, как ей удалось меня тогда сломать? – пожала она плечами. – Блеск драгоценных камней мне мозги затуманил, что ли? Дим, вот ты хорошо меня знаешь. Скажи, пожалуйста, я меркантильная? – задала она неожиданный вопрос.

– Вроде бы нет, – пожал тот плечами. – Я, во всяком случае, не замечал, – улыбнулся молодой человек.

– Я и сама за собой не замечала ничего подобного, а сейчас что-то призадумалась, – хмуро проговорила Валерия. – Мы с тобой заедем сначала ко мне в офис, я заберу из сейфа браслет, а потом – поедем к графине, и я верну драгоценность ей, – решительно добавила она. – Как я могла? Черт меня, что ли, попутал? Так тревожно на душе, ты себе даже не представляешь! Ведь я и не собиралась искать этого кота. Зачем я браслет взяла, ведь видела же, что вещь необычная? – сокрушалась девушка. – Прямо сквозь землю готова провалиться.

– Валер, может, не стоит так сильно драматизировать ситуацию? Ты пожалела старую женщину, вот и все. Успокойся, котенок, сделаем все так, как ты и сказала, – как можно мягче проговорил Дмитрий.

Валерия припарковала машину на стоянке у здания, где располагался ее офис, и, бросив Дмитрию:

– Я сейчас, – бегом помчалась в свой кабинет.

Она вытащила браслет из сейфа, сунула его в свою сумочку и так же бегом вернулась к машине.

– Теперь к Епишиной, – сказала она, заводя машину. – Только бы она была дома!

– А у тебя разве нет ее номера телефона? – спросил Дмитрий. – Думаю, что сначала было бы разумнее позвонить, – подсказал он.

– Да, ты прав, – согласилась Валерия. – Кажется, у меня что-то с мозгами, совсем вылетело из головы, что существует телефон.

Девушка взяла свой мобильник и, заглянув в записную книжку, набрала номер графини.

– Ну, давайте же, ответьте мне, госпожа Епишина, – нетерпеливо бормотала она, вслушиваясь в длинные гудки. – Нет, не отвечает, – разочарованно сказала Лера и захлопнула крышечку своей трубки. – Знаешь что: мы с тобой все равно туда заедем, это как раз по пути. Мало ли, вдруг у нее что-нибудь с аппаратом или на линии поломка? – сказала она Дмитрию. – Я только забегу к ней, буквально на одну минуточку.

– Да нет проблем, – пожал Дмитрий плечами. – Заедем. Ты мне хоть покажи эту вещь, из-за которой такая паника? – засмеялся он.

Лера вытащила из сумки браслет и протянула его Дмитрию.

– Ничего себе, – присвистнул тот, увидев необычную вещицу. – И ты думаешь, что эти камни – настоящие? – удивленно спросил он.

– Самые настоящие, – уверенно кивнула девушка. – Этот браслет – из коллекции семейных драгоценностей Епишиных, мне графиня сама об этом сказала. У нее наследников нет, поэтому она решила их музею завещать. А теперь, когда ей понадобились деньги, чтобы нанять частного детектива, она решила пожертвовать этим браслетом. Этот кот для нее очень много значит. Графиня почему-то считает, что это ее муж к ней вернулся, только уже в образе кота.

– Валер, ты сама-то соображаешь, что говоришь?! – вытаращил глаза Дмитрий. – Ведь эта твоя графиня с катушек на старости лет съехала! Зачем же с больными связываться? Тебе что, делать больше нечего? Еще и такую дорогую вещь у нее взяла! Совсем ты, девочка, с головой не дружишь, как я погляжу.

– Нет, Дим, она совершенно нормальная, уверяю тебя, – не согласилась с другом Лера. – Я тоже сначала подумала, что она… того, а потом… Ай, даже и не знаю, как объяснить тебе, – сморщила она носик. – Будь она хоть трижды здорова, я не должна была брать этот браслет, здесь ты совершенно прав. Ну, не переживай. Я его сейчас верну, заберу свою расписку, и все будет в порядке, – увидев хмурое лицо любимого, пообещала девушка. – Не дуйся, в следующий раз буду умнее.

– Горе ты мое луковое, – усмехнулся Дмитрий и обнял подругу за плечи. – И когда ты только у меня в разум войдешь?

Как и предполагала Валерия, телефон у графини был сломан. К радости девушки, сама она оказалась дома.

– Второй день жду мастера, а его все нет, – недовольно проворчала старуха, когда увидела сыщицу и та начала говорить, что не могла дозвониться. – Что за легкомысленное отношение к обязанностям у этих служб?

– Елизавета Александровна, я пришла к вам, чтобы вернуть браслет, – чуть ли не с порога объявила Лера. – Вы меня простите бога ради, но, похоже, я не смогу найти вашего кота.

– А это уже и не нужно, – махнула рукой старуха. – Так сказать, отпала необходимость.

– Почему? – удивилась Валерия.

– А он нашелся, – улыбнулась женщина. – Выхожу вчера на улицу, а он, бедненький, на дереве сидит и мяукает. А позвонить вам я не смогла по причине поломки телефона.

– Господи, как я рада! – облегченно выдохнула девушка. – Я себя чувствовала такой виноватой, вы даже себе не представляете! А как же вышло, что он на улице оказался, ведь вы говорили, что он без вас – никуда?

– Да, никуда и никогда, – подтвердила старуха. – Только все когда-то случается впервые. Здесь у нас, на лестничной площадке, сосед один есть, алкоголик. В двух квартирах неплохие соседи живут, молодые пары, а вот в третьей… совсем пропадает бедолага. Мое окно на кухне – как раз рядом с его балконом. А Тимофей очень часто на том окне сидит, на улицу смотрит, любит он это дело. Как уж так получилось, не знаю, только сосед на своем балконе пузырек с валерианой разбил, видно, руки с похмелья тряслись. А потом он ушел куда-то и пропал на три дня. Такое с ним частенько случается, как загуляет, бывает, и неделю может дома не появляться. Его квартира как раз за моей стеной, поэтому я всегда слышу, когда он дома, а когда – нет. Ну так вот, разбил он этот пузырек, а форточка на кухне у меня открыта была. Тима, видно, учуял запах валерианы и вылез. Ведь кошки от этого запаха чумеют и ничего не соображают, только бы добраться до его источника. Видно, нализался, уснул, а потом не знаю, что было, пропал на несколько дней.

– А откуда вы узнали про валериану?

– Так он сегодня снова в форточку вылез и опять – прыг на этот балкон! Хорошо, что я вовремя заметила, побежала к соседу, так все и узнала.

– Надо же, как все просто, оказывается, – улыбнулась Валерия. – Я рада, что все хорошо закончилось. Ой, а браслет-то! – спохватилась Лера. – Вот, возьмите обратно, – вытащив украшение из сумочки, проговорила она и протянула украшение графине.

– Сейчас я верну вам расписку, милочка, – принимая из рук сыщицы семейную ценность, сказала графиня и грациозно прошла в комнату.

«Надо же, нашелся, – думала тем временем Лера и радостно улыбалась. – Как здорово, когда все хорошо кончается! Это значит, моя версия насчет маньяка с треском провалилась, и я, кажется, очень рада этому. Графиня хоть и странная немного, но, похоже, хорошая женщина».

Через минуту та появилась в дверях и растерянно развела руками:

– Я, кажется, ее потеряла… А может, куда-нибудь положила? – нахмурила она лоб. – В последнее время со мной часто такое бывает. Положу куда-нибудь вещь, а потом забываю, в какое место. Старая уже стала, иной раз сама себе не рада, хоть здоровьем бог и не обидел. Наверное, мне уже пора на покой, к своему Тимофею Сергеевичу, – улыбнулась она. – К мужу моему. Если вы не торопитесь, деточка, я сейчас поищу документ, а вы пока чаю попьете.

– Нет, нет, Елизавета Александровна, я как раз очень тороплюсь, – замахала Лера руками. – У вас же есть мой номер телефона? Как только найдете, позвоните мне, а я потом заеду и заберу. Договорились? – улыбнулась она.

– И вы так мне доверяете? – вскинула старуха брови. – А вдруг я мошенница какая-нибудь? Потом найду вашу расписку – и приду к вам с претензиями? Браслет больших денег стоит, – лукаво глядя на девушку, проговорила она. – Нельзя так легкомысленно…

– Не нужно говорить глупости, Елизавета Александровна, – перебила графиню Валерия. – Я не могу не доверять человеку, который сам доверился мне. Вы же не побоялись отдать мне ценную вещь, правда? Ведь я вполне могла за один день свернуть свою деятельность – и поминай как звали вместе с вашим браслетом.

– Ну, хорошо, – улыбнулась Епишина. – Я обязательно вам позвоню, как только отыщу расписку.

– Вот и договорились, – весело произнесла Лера и уже было направилась к двери, чтобы уйти, но вдруг резко остановилась. – Елизавета Александровна, покажите мне своего кота, – попросила она. – До безумия хочется увидеть чудо природы, за которое вы готовы были отдать так много.

– Он сейчас спит, пройдемте в мою спальню, – ответила графиня. – Только не шумите, я его здорово отругала за сегодняшний: это был уже второй побег. Тима все понял, очень сильно был напуган и сейчас приходит в себя.

Валерия заметила, что женщина вполне серьезно говорит о своем Тимофее не как о животном, а как о человеке, и невольно улыбнулась. Она прошла вслед за женщиной к двери спальни, и та, приоткрыв ее, показала на большую кровать:

– Вон он, на подушке лежит.

Лера с улыбкой посмотрела на шикарного четвероногого друга графини, который, свернувшись клубочком, лежал на пуховой подушке и мирно спал. На его шее красовался шикарный кожаный ошейничек, а рядом с ним на подушке сидела… серая мышка.

– Ой, там мышь? – пискнула Лера.

– Это игрушка, – улыбнулась Епишина. – У него таких пять штук, по всей квартире разбросаны. Его любимое занятие – играть с ними. Очень похожи на настоящие.

– Замечательный у вас кот, и я очень рада, что он нашелся, – улыбнулась Лера. – Ну, я пошла, меня друг в машине уже заждался, наверное, – тихо проговорила она.

Епишина проводила сыщицу до дверей и, уже собравшись ее закрыть, проговорила:

– И все же я почему-то уверена, что вы бы нашли моего Тимофея, если бы он сам не отыскался.

– Кто знает? – пожала Лера плечами. – Все может быть. Но все равно – благодарю за доверие.

– Удачи вам, девочка.

– Спасибо.


Глава 4 | Развод и вещи пополам | Глава 6