home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

В восемь часов, как и обещала, прикатила Настена. Она притащила огромный торт и бутылку шампанского.

– Привет, подруга, – чмокнув в щеку Валерию, улыбнулась девушка. – Что это с твоим лицом – бледная, как поганка? А, понимаю, твой гонщик тебя «загонял», – хихикнула она.

– Привет, проходи, – вяло ответила Лера.

– Валер, что-то случилось? – нахмурилась Настя. – Ты и правда ужасно бледная.

– Все нормально, просто голова болит, переутомилась, наверное, – сморщила Лера носик.

– Все работаешь как заведенная? Ох уж эта наша работа, – тяжело вздохнула Настя. – Не жизнь, а сплошное недоразумение: работаешь, работаешь, а толку – ноль. Почему я не родилась где-нибудь в Америке, в семье какого-нибудь миллионера?

– Что это вдруг за мысли? – усмехнулась Лера.

– Да так… Настроение, если честно, не самое лучшее, надо срочно допинг принять, чтобы развеяться, – отдавая пакет с подарками, проговорила гостья. – А еще лучше – цианистого калия принять, чтобы сразу отмучиться.

– У меня настроение тоже не фонтан, но я держусь. А что случилось, Насть? – удивленно приподняв брови, запоздало поинтересовалась Валерия. – Что за упадническое настроение у тебя, подружка?

– Да опять со Свиридовым поцапалась, – безнадежно махнула Настя рукой. – Он, видишь ли, считает, что я все делаю не так и что вообще журналистика – не для меня. Заучил, мать твою, сил уже нет с ним спорить! Да чем я хуже его, черт побери? Нет, вот ты, моя лучшая подруга, ответь мне, чем я хуже?

– Ах вот в чем дело, – облегченно выдохнула Лера. – Я уж было грешным делом подумала: действительно что-то из ряда вон выходящее случилось.

– На этот раз из ряда и вон, – проворчала Настя. – Он меня оскорбил, можно сказать, кровно оскорбил.

– Успокойся ты, ради бога, – проворчала Лера. – Вы уже в тысячный раз ссоритесь, а потом все равно – вместе. Не напрягай мозги, ни себе и уж тем более ни мне. У меня сейчас совсем не то расположение духа, чтобы в ваших очередных разборках участвовать.

– Нет, на этот раз все окончательно, – решительно тряхнув рыжими кудрями, сердито высказалась Настя. – Даже если он на коленях будет ползать и просить прощения, все равно от своего решения я не отступлю. Он меня бумагоморательницей назвал, можешь себе представить?! Чтобы я простила такую наглость? Да никогда в жизни! Мои очерки вся страна читает. Нашел бумагоморательницу! А сам-то ты кто, господин Свиридов?

Свиридов Сергей, Настин бойфренд, тоже журналист. Они вместе уже несколько лет и за это время расставались раз сто, не меньше, причем каждый раз это было «окончательно и бесповоротно». Но проходило несколько дней, в редких случаях – недель, и все равно наступало перемирие. Правда, временное, но непременно наступало. Лера уже давно поняла, что друг без друга эти двое просто не могли слишком долго обходиться. Впрочем, и долго быть вместе они тоже не умели. Ей же, в большинстве случаев, приходилось быть между ними арбитром и выслушивать жалобы одного на другого. Ведь они оба были ее друзьями. Правда, Сергей, в отличие от своей подружки Анастасии, жаловаться не любил, а лишь разводил руками:

– Я не знаю, Лер, что мне с этой шаровой молнией делать! Настена буквально любое мое замечание принимает в штыки и тут же считает оскорблением. Нет бы прислушаться к словам умного и более опытного человека, вместо того чтобы когти выпускать. Дух противоречия преобладает в ней над всеми остальными чувствами. Это же мне минус, если моя женщина, находясь рядом со мной, делает какие-то ошибки. Естественно, я хочу ей на них указать, а она сразу чуть ли не в драку со мной лезет. Если честно, то надоело мне это до чертиков, но, к своему стыду, люблю я эту рыжую бестию! Поэтому многое и прощаю ей, чего другому человеку ни за что бы не простил. Вот так и живем, – тяжело вздыхал он…

– А где твой гонщик-то? – оторвала Валерию от воспоминаний Настя. – Почему он не выходит поздороваться? Странно даже, ведь он никогда не упустит возможности лишний раз показать свое нутро. Или на своих виражах таким крутым стал, что с нами, плебеями, уже общаться не желает даже в иронической форме?

– Что за бред ты несешь, Настя? Не надоело еще? – сморщилась Лера. – Димки нет, он к матери уехал.

– Как это – к матери? Как это – уехал? – вскинула брови девушка. – Ведь он только сегодня прилетел.

– А что в этом такого? – пожала Валерия плечами. – Мать есть мать, дело святое, сама понимаешь. Должен он ее проведать? Узнать, как дела, ну, и все такое прочее…

– А что это ты глаза от меня прячешь? – насторожилась Настя. – Вы что, поссорились? Надеюсь, не из-за меня?

– При чем здесь ты? – отмахнулась Лера. – И с чего ты взяла, что мы поссорились? Ай, да что там скрывать! В самом деле – мы поругались, – призналась она и тяжело вздохнула.

– Так, моя дорогая, почапали на кухню, и будешь мне все рассказывать, – схватив подругу за руку, приказала Настя и потащила Леру в сторону кухни.

Та послушно последовала за ней.

– Говори, – снова приказала Анастасия, усадив Леру за стол. – А я пока шампанское открою.

– А что говорить-то? Я сама не знаю, что с ним происходит, – пожала Валерия плечами. – Взбесился из-за сущего пустяка. Мне Володя Трофимов позвонил, просто так, поболтать, мы давно не общались, а Димка меня ревновать к нему вздумал. Нет, ты представляешь, ревновать к Трофимову? – всплеснула она руками. – Обалдел совсем! Мы же с ним друзья.

– Это ты с ним – друзья, а он с тобой… сама знаешь, – отметила Настя. – А то, что твой гонщик тебя ревнует, это же хорошо: любит, значит.

– Мне такая любовь ни к чему, – нахмурилась Валерия. – Если человек не доверяет, о какой любви может идти речь? Мне очень не понравились его глаза, они были совсем чужими.

– Не преувеличивай, – махнула Настя рукой. – Мужики, когда ревнуют, всегда бешеными становятся. У них в этот момент моментально звериные инстинкты проявляются. Зов предков! – захохотала она.

– И что мне с этим зовом делать прикажешь? Я не собираюсь потакать этим звериным инстинктам, слава богу, мы в двадцать первом веке живем, – возразила Валерия. – Он даже разговаривать со мной не захотел, вихрем вылетел из квартиры, как будто его здесь кипятком ошпарили. А что дальше будет, если он сейчас так со мной? – с негодованием высказывалась она. – Никогда не думала, что он такой бешеный!

– А ты не думай про «дальше», – усмехнулась Анастасия. – Я тебе всегда говорила, что твой ненаглядный Димочка – совсем не тот человек, за которого себя выдает. Просто вы встречаетесь редко, что ты еще не успела увидеть его во всей красе. Вот сегодня первый звоночек прозвенел, значит, за ним последует второй, а там, глядишь, и набат прогремит.

– Настя, хватит на меня тоску наводить, мне и без этого тошно, – сморщилась Валерия. – Я люблю Диму, и поверь, что он не такой плохой, как ты думаешь. Он очень добрый и ласковый.

– А в постели все мужики ласковые, за исключением садомазохистов, – усмехнулась Настя. – Ты лучше расскажи, как все произошло, с чего началось.

– Я уже сказала. Позвонил Володя, сказал, что…

– Про это я уже слышала, – перебила подругу Настя. – Дальше что было?

– А что – дальше? Димка, когда услышал, что я пообещала завтра с работы Володе позвонить, прямо как с цепи сорвался. Вскочил с кровати, как подстреленный, оделся по-солдатски, за тридцать секунд, и поминай как звали. Пока одевался, все и высказал, что он думает по этому поводу. Еще посмел мне бросить в лицо, что я из него дурака делаю.

– А раньше такого никогда не было? – поинтересовалась Анастасия.

– Нет, такого еще не было. Он ревнует меня, конечно, но только не к мужчинам, а к моей работе. Говорит, она для меня дороже него стала, – кисло улыбнулась Лера. – И вообще, нервный какой-то он в последнее время. В прошлый раз, когда приезжал, тоже вспыхивал из-за всякой мелочи, – тяжело вздохнула она. – Особенно если мне на работе приходилось задерживаться, тогда вообще – караул. Целая трагедия в трех частях: на завтрак, на обед и на ужин. Даже и не знаю, что мне с этим делать?

– Да ничего с этим не делать, все мужики одинаковые, – тут же подхватила эстафету в разговоре Настя. – Они же эгоисты от макушки и до пяток. Как это так: его, такого неповторимого, и вдруг на какую-то работу променяли? Разве они могут подобное пережить?

– Нет, к этому проявлению мужского эгоизма я еще кое-как привыкнуть могла бы, а вот что он приревновал меня к конкретному мужчине… Представляешь, он дядю Ваню старым сводником назвал, – совсем невесело засмеялась Валерия. – Бред какой! Интересно, приедет он сегодня ночевать или дома у матери останется? – то ли у самой себя, то ли у подруги спросила Лера.

– Не бери в голову, остынет немного и приедет, никуда не денется. Давай-ка лучше шампусика с тобой тяпнем: за встречу и за нас, любимых. Сама себя не полюбишь, не жди любви и от мужиков, – сделала девушка заключение и подала Лере бокал с шампанским.

Выпили за встречу, и Валерия поинтересовалась:

– Насть, по какому поводу ты хотела со мной посоветоваться? Надеюсь, ничего такого, как в прошлый раз, например? – кисло улыбнулась она, вспомнив секту сатанистов.

– А, да-да, чуть не забыла, а ведь приехала именно за этим, – оживилась Настя. – Знаешь, Лерик, мне позарез нужна твоя помощь!

– И в чем же она должна выражаться? – осторожно поинтересовалась Валерия.

– Да не смотри на меня такими глазами, – засмеялась Настя. – Сейчас вся наша братия очень внимательно следит за ходом следствия по поводу убийств молодых девушек, стриптизерш из ночных клубов. Надеюсь, ты уже слышала про маньяка?

– Да, кое-что слышала, правда, не очень много, – неопределенно ответила Лера. – Только не понимаю, чем я тебе могу помочь? Если думаешь, что я знакома с этим маньяком, то ошибаешься, – съязвила она.

– Очень-то не умничай, – фыркнула Настя. – Я случайно узнала, что это дело возглавляет Шаров. Ты же с ним на короткой ноге, как-никак – родственники, и в связи с этим обстоятельством у меня к тебе просьбочка. Сделай так, чтобы я встретилась с ним у тебя!

– С кем? С маньяком? – усмехнулась Лера.

– Ща как врежу, – проворчала Настя. – С Петровичем мне нужно встретиться. С Пет-ро-ви-чем!!! Надеюсь, понятно?

– Зачем? Ты что, не в курсе, что существует тайна следствия? – прищурившись, спросила Валерия.

– Да в курсе я, в курсе, – отмахнулась Настя. – Помоги, а? Так хочется Свиридову нос утереть. Может, полковник мне что-нибудь новенькое подкинет, о чем еще никто не знает?

– Ты же прекрасно знаешь, Настя, как Иван Петрович не любит журналистов. Особенно сейчас, когда после каждой новой статьи про маньяка его вызывают на ковер к начальству. Видишь ли, по городу гуляет убийца, а милиция якобы ничего не делает, чтобы поймать его. А Шаров, между прочим, уже ночами не спит, все думает, как бы этого подонка вычислить. Не думаю, что он захочет тебе что-нибудь рассказывать, – ты тоже журналист.

– Но ведь я не просто журналист, я – твоя лучшая подруга, он меня, как и тебя, с детства знает. Я нутром чую: что-то там еще есть, но без твоей помощи мне из него ничего не вытянуть. Лерка-а, помоги, – проныла Настя. – Век не забуду, слово даю! Я чувствую – хороший материал, у меня нос никогда не чешется просто так.

Лера невольно улыбнулась, подумав: «Действительно, у Насти не нос, а прямо уникум какой-то: ведет по следу, как у ищейки».

– Если я и попробую тебе помочь, то захочет ли полковник что-то рассказывать – это вопрос, – повторила Валерия. – Ты же его знаешь: из него лишнее слово вытащить – проблема.

– Ты, главное, встречу организуй, остальное – моя забота, ты меня тоже знаешь. Если у меня ничего не получится, значит, я зря свою профессию выбрала, и тогда Свиридов окажется прав: не мое это дело. Вся надежда на тебя, Лерка! Очень прошу, посодействуй, – сложив руки «лодочкой», взмолилась Анастасия.

– Насть, я тебе ничего не могу обещать, у меня работы выше крыши, совершенно не остается времени. Дом, работа и в обратном порядке. Тем более что Димка приехал. Может быть, когда он уедет? – попробовала отвертеться она.

– Ты для лучшей подруги не хочешь найти время?! – округлила глаза Настя. – Ничего себе заявочки! Я от тебя такого не ожидала!

– Не не хочу, а не могу, – поправила ее Лера. – Я рано утром уезжаю на работу и только ночью возвращаюсь.

– Ничего с твоим агентством не случится, если ты возьмешь выходной.

– Я два дня тому назад выходной брала, чтобы с родителями побыть, и сегодня тоже, потому что Диму встречала. Больше в этом месяце я себе ни дня позволить не могу, хоть убей.

– Я в коме, – закатила глаза под лоб Анастасия. – Ты думаешь только о себе и о своей работе, а что будет с моей карьерой, тебе наплевать! И ты называешь себя моей подругой? Я сейчас точно скончаюсь от сердечной недостаточности. Мне уже плохо, воды… – простонала она и схватилась за сердце, краем глаза наблюдая за Лерой.

– Ладно, не умирай, помогу, чем смогу, – нехотя согласилась Лера, с легкой улыбкой глядя на ее фокусы. – Мне только и не хватает для полного счастья твоего трупа в моей квартире.

– Вот это совсем другой разговор, – тут же «воскресла» Настя. – Упокоение с миром отменяется: мы еще поживем и докажем некоторым, кто из нас «ху»! Когда ты сможешь мне устроить неформальную встречу с полковником? – сразу же взяв быка за рога, спросила она.

– Не могу назвать точную дату, но постараюсь как можно быстрее, – пожимая плечами, ответила Лера. – Только очень тебя прошу: сделай так, чтобы он не догадался, что я вас специально свела.

– Железно! Давай за это выпьем, – весело проговорила Настя и тут же принялась разливать по бокалам шампанское.

Валерия, внимательно наблюдая за подругой, невольно подумала: «Представляю себе, что будет с моими ушными перепонками, когда Настя узнает, что я тоже хочу заняться делом маньяка и даже не проинформировала ее об этом. Она меня тогда вообще со свету сживет. А может, рассказать ей все? Вдруг она сможет мне чем-нибудь помочь?»

Девушка уже было собралась с духом, чтобы выложить подруге все о своих планах, но в последний момент, прикусив язык, промолчала. «Нет, не стану ее пугать. Может быть, потом, когда мне самой удастся выяснить что-то конкретное, я смогу ей рассказать, – подумала Лера. – Зачем забегать вперед? Вдруг у меня вообще ничего не получится? Настю я придержу на всякий пожарный случай.

Рассуждая таким образом, Валерия даже не подозревала, как быстро наступит этот пожарный случай, – только совсем по другому поводу.

Девушки еще немного посидели, поболтали о разных житейских мелочах, и Настя начала собираться домой.

– Ну, пока, моя хорошая, спокойной тебе ночи, я отваливаю. Лерка, очень тебя прошу, не забудь о своем обещании и прямо завтра займись решением этой проблемы, я на тебя надеюсь, – напомнила она о своей просьбе.

– Не волнуйся, не забуду, – успокоила Лера подругу. – Сделаю, что смогу, а уж дальше сама крутись.

Анастасия чмокнула ее в щеку и скрылась за дверью.


Глава 6 | Развод и вещи пополам | Глава 8