home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 15

Дом Фостеров еще никогда не был так полон с тех пор, как похоронили Марианну и Фрэнка Фостер. Но если три года назад в нем собрались соседи и друзья, которые тихо переговаривались и горевали, все еше находясь в шоке, сегодня в нем был один волк, семеро мужчин и маленький светловолосый ангелочек. Все говорили громко и одновременно, счастливые оттого, что снова были вместе.

Ну, разве что за исключением Джонатана Френча, иначе говоря Ахаба. Он был счастлив освободиться от своей обузы, и казалось, что больше всего на свете его сейчас интересовала миска с клубникой, которую он с жадностью поглощал.

Они явились полчаса назад словно армия оккупантов — гордо улыбающийся Ки с Микаэлой на руках, Дункан с ее сумками, Мэтью с огромным плюшевым зверем, похожим на жирафа с крыльями, Люк с четырьмя бутылками вина и Джейсон с Питером, нагруженные по крайней мере десятью корзинками с клубникой.

Уиллоу при одном взгляде на клубнику позеленела и побежала наверх, прежде чем Рейчел успела познакомить ее с апостолами.

Рейчел взяла на себя функции хозяйки. Она почистила клубнику, подала миски и ложки и разлила вино. Она уже три раза наполняла стоявшую на середине стола вазу ягодами, пока наконец не сдалась и не водрузила на стол всю корзину.

Ки сидел за столом, Микаэла у него на коленях, и оба были залиты ягодным соком.

— Расскажи папе, что ты натворила, юная леди, — сказал Ахаб, указывая ложкой на Микаэлу. — И что я хочу, чтобы он с тобой сделал.

Вытерев руки о передник, Рейчел наблюдала за тем, как во внезапно наступившей тишине Микаэла взглянула на отца самыми большими, красивыми и хитрыми глазами, которые Рейчел когда-либо видела.

— Я сломала компас, — прошептала она, моргая длинными ресницами — раз, два.

Выражение ее лица сделалось жалобным. Она спрятала голову под подбородком Ки и исподлобья обвела взглядом сидящих за столом. — И Ахаб хочет, чтобы ты меня побил.

— Я не сказал «побил», — заявил Ахаб со свирепым видом. — Я сказал «отшлепал». Это большая разница. И если ты, Ки, время от времени будешь прикладываться твердой рукой к ее непослушной маленькой попке, мы сможем прожить следующие пятнадцать лет, оставаясь в здравом уме.

Никак не реагируя на заявления Микаэлы и Ахаба, Ки повернул дочь лицом к себе и взял ее за подбородок.

— Что, по-твоему, я должен сделать? — спросил он.

— Я думаю, что была достаточно наказана, папочка, — сказала она, опять хлопая ресницами. — Целую неделю я скучала по тебе и… и по всем, — она дрожащим голоском, стараясь заглянуть в глаза всем сидящим за столом мужчинам.

Но Ки заставил ее смотреть на него.

— Каким образом ты разбила компас?

— На него упал бум.

— А почему он упал?

В ее больших голубых глазах отразилась тревога.

— Может быть, он упал, когда я развязала веревку, — прошептала она.

— Ты развязала веревку, хотя тебе не позволено дотрагиваться до такелажа, — спокойно произнес Ки.

Микаэла кивнула:

— Я старалась поскорее доплыть до тебя, папочка.

О, она хорошая девочка, решила Рейчел. Мисс Микаэла Оукс могла бы давать уроки куртизанкам. Рейчел вгляделась в лица мужчин, изучая их выражение.

В глазах Ахаба читалось равнодушие. Очевидно, он слишком часто становился свидетелем женских хитростей. Дункан хмурился, Люк едва сдерживал смех, а Джейсон, Питер и Мэтью кивками поддерживали Микаэлу.

— Ты знаешь, что может случиться с кораблем без компаса? — спросил Ки.

Микаэла медленно покачала подбородком, зажатым в его пальцах.

— Он может сбиться с курса. Если бы Ахаб не был таким хорошим капитаном, ты могла бы сидеть сейчас во Франции вместо того, чтобы быть с нами здесь, в Мэне.

— Я больше не буду трогать такелаж, папочка.

— Не будешь. И купишь Ахабу новый компас.

— Но у меня нет денег.

— Тогда тебе придется их заработать. Деньги, которые Ахаб платит своему матросу за то, что тот чистит медь на «Шесть и одна», он будет платить тебе. И когда ты заработаешь достаточно денег на компас, ты купишь его ему.

Ее глаза расширились от удивления.

— Но ведь это тяжелая работа, — запротестовала она, высвобождая подбородок и складывая руки на груди, как ее отец. — Я еще маленькая.

— Если тебе хватило сил развязать такелаж, то ты сможешь и почистить медь, — сказал Ки, громко чмокая ее в лоб. Он встал и посадил ее на стул, подвинув к ней миску с клубникой. — Ешь. Ты начнешь работать завтра.

Расстроенная тем, как все обернулось, Микаэла встала на колени на стул и прижала свою миску к груди. Ее плечи ссутулились, когда она стала есть, бросая обиженные взгляды на Ахаба.

Ахаб наполнил ягодами свою миску, насыпал туда полчашки сахара и закончил свой пир удовлетворенной улыбкой.

— Можно мне поговорить с тобой наедине? — спросил Ки, подходя к Рейчел и кладя руку ей на спину. Он подтолкнул ее к входной двери и, сойдя с крыльца, повел через лужайку к океану.

— Она очаровательна, Ки, — сказала Рейчел, как только они достигли покрытого галькой пляжа перед ее домом. — Красавица и просто сокровище.

— Она очень озорная, — возразил он с нескрываемой любовью и гордостью в голосе. — Удивительно, как мы все не спились. — Он улыбнулся и покачал головой. — Последние пять лет были самыми длинными годами в моей жизни, и клянусь, что я состарился по крайней мере лет на десять.

Он протянул руку и нежно провел костяшками пальцев по ее щеке.

— Но они были и лучшими в моей жизни, и я не отдал бы их за целый свет. — Он обнял ее и приподнял до уровня своего лица.

Его губы властно впились в ее рот. У Рейчел замерло сердце. Она обняла его за шею и приоткрыла губы, чтобы он мог полностью завладеть ее пахнувшим клубникой языком. Его руки прижимали ее к себе так крепко, что она чувствовала возле своей груди стук его сердца.

Он намотал ее косу на свою ладонь, добираясь до изгиба ее шеи, и запрокинул ей голову, чтобы их поцелуй стал еще глубже.

Реакция Рейчел была мгновенной: ее кровь закипела, а нервные окончания ожили, покалывая от желания. Жар его плоти проникал сквозь ее одежду до самой кожи, обдавая сладострастным теплом. А его рот — о, этот рот! — ласкал ее, посылая в мозг эротические картины их обнаженных тел в одной постели — сплетавшихся, трепещущих, возбуждавших друг друга до самозабвения.

Он опустил свободную руку, притянув к себе ее ягодицы, и Рейчел почувствовала, как в нее входит его желание. Он оторвался от ее рта, скользя губами по щеке, покусывая мочку уха, заставляя ее дрожать от плотского наслаждения.

А затем он выпрямился и отпустил ее, сжав ее плечи, что было очень кстати, так как ноги ее не держали.

— Вот так, — пробормотал он, — так-то лучше.

Лучше? Лучше, чем что? Черт возьми, ей было лучше до того, как он заставил ее кровь закипеть.

— Ну, теперь насчет Микаэлы, — сказал он деловым тоном, сняв руки с ее плеч и скрещивая их на груди. — Она может пожить у тебя?

— Разве у меня есть выбор?

Он пожал плечами:

— Я могу погрузить ее на борт «Шесть и одна» в надежде, что Ахаб не выбросит ее в море.

— О, перестань, — поморщилась Рейчел. — Она ведь еще совсем ребенок. Ей только пять лет.

— Но она стремительно растет, — констатировал он, проводя рукой по ее лицу. — Ей бы не помешало женское общество. Она всю свою жизнь была окружена мужчинами.

— А где ее мать? Она что, никогда ее не видела?

Его глаза приняли жесткое выражение, и он отрицательно покачал головой:

— Микаэла была моей с тех пор, как ей исполнилось десять минут от роду.

— Ее мать… умерла? — шепотом спросила Рейчел.

— Нет. Так что, мы договорились?

Очевидно, вопрос о матери Микаэлы не обсуждался.

— Может ли наш договор начаться с завтрашнего дня? У нас с Уиллоу сегодня вечером есть маленькое дело.

Его брови вопросительно поднялись, и он кивнул в сторону стоявшего во дворе зеленого пикапа:

— Имеет ли это дело отношение к грузовику Ларри Джен-кинса?

— Откуда ты знаешь, что это грузовик Ларри?

— Я многое знаю. Я, например, знаю, что вы сегодня ездили на верфи Лейкмана и что, пока Уиллоу отвлекала внимание Марка Олдера, ты шарила по его папкам. Что ты искала, Рейчел?

Рейчел тоже скрестила руки на груди:

— Ты следил за мной?

Он кивнул:

— Я ведь сказал тебе, что буду следить за тобой ради твоей безопасности.

— Но слежка должна была начаться только после приезда Микаэлы.

Он подошел к ней вплотную и обнял ее за плечи.

— Она началась в тот момент, когда я понял, что ты чуть было не упала со скалы в ту первую ночь, — проговорил он, крепче сжав ее плечи, когда она попыталась вырваться. — Что вы с Уиллоу сегодня собираетесь делать?

— Я, знаешь ли, жила еще до того, как ты здесь появился, — вспыхнула она, глядя ему в глаза. — Мы с Уиллоу несколько месяцев это планировали.

— Что именно?

— Не твое дело. Просто подержи сегодня вечером Микаэлу дома, и она сможет переехать к нам завтра утром. И прекрати за мной следить. Я могу сама о себе позаботиться.

Он прижал ее к своей груди, с рычанием обнял и властно поцеловал в губы.

— Я сделаю это лучше, — прошептал он, водя губами по ее щеке. — Ты можешь сломать себе шею или утонуть.

Рейчел наклонилась к нему и спрятала голову у него под подбородком, вдыхая его чудесный запах.

— Твоя дочь умеет хранить секреты?

Она почувствовала, как он кивнул.

— Когда ей это нужно.

Рейчел откинулась назад в его объятиях и посмотрела ему в лицо:

— Мы с Уиллоу должны тайком привезти сегодня в городской парк восьмифутового Буревестника, и нам может понадобиться мужская помощь.

— Восьмифутового Буревестника?

— Да, из дерева, — кивнула она. — В качестве подарка городу. Но это должен быть анонимный подарок. — Она улыбнулась. — Последние два года мы с Уиллоу делали городу небольшие подарки. Все гадали, откуда они берутся и кто их делает. А сегодня дебют Буревестника. На его лице внезапно проступило понимание.

— Это статуя в подвале твоего дома? Я видел ее в тот день, когда забирал твою одежду. Вы соорудили ее для города? И скворечники, и почтовые ящики — вы расставили их по всему городу, не так ли? Я наткнулся на пару-тройку почтовых ящиков и подумал, что они выглядят знакомыми. Но зачем вы это делали?

— Просто так. Чтобы людям было о чем говорить.

— Но зачем? — настаивал он.

— Ради забавы, — объяснила она со смешком. — Зимой здесь особенно нечем заняться, поэтому мы с Уиллоу придумали эту игру, чтобы жителям города было над чем поломать голову.

Рейчел сумела разглядеть его улыбку в наступающих сумерках.

— И вы одолжили пикап шерифа для своей нелегальной операции, — удивленно протянул он, покачивая головой. — И хотите, чтобы моя дочь участвовала в этой затее.

— Только если она умеет хранить секреты.

Ки притянул ее к себе, нежно поглаживая по спине.

— Может быть, будет лучше подождать, пока она уснет, и оставить с ней Джейсона или Люка. Дункан и я пойдем с вами и будем вашими мускулами и охраной. Не хочешь мне сказать, что ты искала на верфи Лейкмана?

Рейчел моргнула от внезапной перемены темы.

— Я хотела посмотреть на ноги Марка Олдера, — сказала она.

Он запрокинул голову и взглянул на нее.

— На его ноги, — повторил он ровным голосом.

— И еще я хотела спросить, как поживает его мать, и продать ему акции Уиллоу. — Она наградила его торжествующей улыбкой. — Теперь ты партнер не с сестрами Фостер, а с Марком Олдером.

— Зачем тебе было смотреть на его ноги?

— Чтобы сравнить их размер со следами, которые я нашла в туннеле. Я подумала, что следы поменьше могли принадлежать его матери, Мэри Олдер. А большие, возможно, Марка, и он приходил в Саб-Роуз за ней.

— Ты думаешь, что это Мэри Олдер брала вещи?

Рейчел кивнула:

— Я и Уиллоу пришли к такому выводу сегодня днем. Мэри была… ну, она вела себя странно, с тех пор как умер Тэд, а люди часто делают неразумные вещи, когда горюют.

— Но даже если это так, зачем ты рылась в папках Олдера?

— Откуда ты знаешь, что я делала?

— Это то, что сказал Мэтт. Ты не очень-то хороший разведчик, Рейчел. Тебе следует закрывать ставни, прежде чем начинать совать нос в чужие бумаги. А когда ты прячешься в стенном шкафу, подожди по крайней мере десять минут после того, как ты думаешь, что поблизости никого нет, прежде чем вылезать.

— Спасибо за совет, — без иронии поблагодарила она, лаская его грудь. — Я воспользуюсь им в следующий раз.

Его руки крепче сомкнулись на ее теле.

— Следующего раза не будет, — тихо сказал он. — Ты нашла то, что искала?

— Где?

Он шумно вздохнул.

— На верфи, — проговорил он, сжимая ее в объятиях.

— О, нет, не нашла.

Он положил подбородок ей на голову с еще одним тяжелым вздохом.

— Ты должна мне доверять, Рейчел, — прошептал он.

— Я доверяю тебе настолько, насколько ты доверяешь мне, — ответила она тоже шепотом, растворяясь в его объятиях.

Его грудь сотряслась от смеха.

— Что это за ответ?

— Нормальный ответ, принимая во внимание некоторое обстоятельство.

— Какое обстоятельство? — спросил он, отстраняясь и пристально глядя на нее.

— То обстоятельство, что я знаю тебя меньше недели.

Судя по выражению его лица, это был неверный ответ. Он выглядел таким рассерженным, что Рейчел на мгновение испугалась, что он возьмет пример с Ахаба и выбросит ее в океан.

— Ты имеешь привычку спать с мужчинами, которым не доверяешь? — спросил он тихо.

— Я вообще не имею привычки спать с мужчинами, — резко сказала она, занимая оборонительную позицию. — А ты спишь с женщинами, которым не доверяешь?

С коротким смешком она высвободилась и подняла руку.

— Можешь не отвечать. Глупо задавать такой вопрос мужчине.

Она повернулась и пошла к дому, но остановилась, обернулась и вернулась к нему.

— Вместо этого разреши мне задать тебе другой вопрос. Откуда ты узнал о том, что изумруды, которые я положила в склеп, были настоящими и что они стоят миллион долларов и были украдены семнадцать лет назад? И как ты узнал о том, что были украдены и другие вещи? — спросила она, снова скрещивая руки под грудью в ожидании ответа.

— Я занимаюсь бизнесом по пропаже и поиску вещей, Рейчел, — объяснил он почти со снисходительной улыбкой. — Они находились в списке предметов Саб-Роуз, и нетрудно было найти их в базе данных украденных и невозвращенных произведений искусства.

Она приблизилась к нему, удивленно разведя руками:

— Значит, для всех этих вещей действительно есть база данных?

— Да. И вознаграждение. Стандартная цена, которую платят человеку, возвращающему найденные вещи страхователю, — десять процентов от их стоимости.

Она подошла к нему еще ближе.

— А как можно вернуть краденые вещи и избежать вопросов? — Она внезапно нахмурилась и сделала шаг назад. — И почему ты ничего не сказал мне об этом вознаграждении сегодня утром, когда мы с тобой и Уиллоу обсуждали это на кухне?

Он пожал плечами:

— Это не секрет. А что? Ты хочешь взять эти вещи назад?

— Нет, — со злостью отрезала она, поворачиваясь на каблуках и снова направляясь к дому. — Можешь подавиться ими.

Он поймал ее, прежде чем она успела сделать несколько шагов.

— Рейчел, — примирительно сказал он, поворачивая ее к себе и целуя в кончик носа. — Я поручаю тебе свою дочь. Разве это не говорит о том, что я тебе доверяю?

— Нет. Это говорит только о том, что ты веришь, что я никогда не сделаю ничего, чтобы подвергнуть ее опасности, но даже при этом ты оставляешь следить за ней шесть сторожевых собак и одного волка. Но это также очень удобный способ для тебя связать меня по рукам и ногам и убрать с дороги. — Она понизила голос и состроила гримаску. — Отправить женщин подальше, чтобы они не мешали мужчинам заниматься делами, так?

Он откинул голову и рассмеялся, крепко обняв ее.

— Ты маленькая авантюристка, — нежно проворковал он. — Прячешься за монашескими манерами, но на самом деле ты амазонка, которая вбила себе в голову, что нашла тайну, но обещала хранить ее.

Он поцеловал ее в лоб, не выпуская из своих объятий.

— Я думаю, что ты не столько стараешься защитить Уиллоу, сколько просто наслаждаешься этой авантюрой.

— Неправда.

— Тогда скажи мне, что проникновение в мою библиотеку и взлом склепа не подняли тебе адреналин. И что тебе больше понравилось оживлять Саб-Роуз, чем исчезать в туннеле прямо у нас из-под носа. Но этого тебе показалось мало. Сегодня ты перерыла папки Марка Олдера, шпионя за его матерью.

Он поднял ее, запечатлев на ее губах столь глубокий поцелуй, что у Рейчел закружилась голова. Она прижалась к нему, ответив на его поцелуй так же страстно, желая заползти ему под кожу и потушить пожар, полыхающий внизу ее живота.

— Пробуждение Спящей красавицы, — прошептал он, продолжая покрывать легкими поцелуями ее лицо. — И она не хочет возвращаться в постель.

О нет, хочет. Немедленно в постель Кинана Оукса, и чтобы поблизости не было ни волков, ни сестер, ни апостолов. И уж конечно, никаких пятилетних озорниц.

— Как насчет того, чтобы покатать меня на твоей шхуне? — предложила она.

— На ней находятся два охранника, — сказал он. — Может быть, ты лучше покажешь мне твой домик на колесах?

Внезапно из дома донесся крик, что-то со стуком упало на пол, и входная дверь распахнулась. На крыльцо выскочила Уиллоу и бросилась вниз по ступенькам.

Следом бросился Микки, а за ним Дункан. Из дома выбежала Микаэла, прыгая через две ступеньки и размахивая ложкой. Она кричала на Микки.

Уиллоу побежала к своей машине, из которой только что вышла, вскочила в нее и захлопнула дверцу. Глазами, круглыми как блюдца, она всматривалась через окно.

Рейчел не поняла, кто больше напугал Уиллоу — Микки или Дункан. Уиллоу переводила взгляд с одного на другого, покачивая головой. Она заперла дверцу.

Что означало, что ее напугал Дункан.

Ки со вздохом отпустил Рейчел и поспешил на помощь. Рейчел последовала за ним и, подойдя к пассажирской стороне автомобиля, залезла в него.

— Привет, — обратилась она к испуганной сестре.

— Запри дверь! — крикнула Уиллоу и сама нажала на кнопку. — Ты оставила меня одну в доме, полном чужих людей, — набросилась она на Рейчел. — И ты могла бы предупредить меня, что у них есть волк. И этот грубиян, — добавила она, кивая в сторону Дункана, который наклонился и ухмылялся в окно. — Он искал меня. Явился с миской клубники и бормотал что-то насчет того, что съест ту собаку, которая меня укусит.

— Это Дункан, — сказала ей Рейчел, кивая на него. — Они с Ки помогут нам установить сегодня Буревестника.

— Не нужна нам помощь! Он грубиян! — огрызнулась Уиллоу.

— Но ты сказала, что нам нужна мужская сила.

— Это не мужчина. Это гора тестостерона. У него мускулы там, где должны быть мозги. Он… он проник в мою спальню, — прошептала она.

— О, перестань, Уилли. Мы войдем в дом, и ты просто проигнорируешь Дункана, а я представлю тебе остальных. Они очень цивилизованные, вот увидишь. И ты познакомишься с маленьким тираном и Ахабом.

— Весь дом пропах клубникой, — поморщилась Уиллоу. — И он полон.

— Чем полон?

— Не чем, а кем. Мужчинами.

Рейчел похлопала ее по руке.

— Ты помощник главного прокурора округа, Уилли. Ты справишься с ними. Подумай о них как о присяжных, которых тебе надо очаровать.

— Они все выглядят так, словно их место за решеткой, — тихо произнесла она, приподнимая наконец краешек рта в полуулыбке. — Надо будет навести о них справки.

Микки вернулся и положил лапы на окно. Его язык свешивался из пасти, а голова была вопросительно наклонена набок. Микаэла сошла с крыльца и теперь сидела на руках у Ки, а остальные вышли из дома и собрались вокруг машины, с любопытством наблюдая за происходящим.

— Держу пари, что ты не хочешь, чтобы твое свидание провалилось, — сказала Рейчел, отпирая дверь на своей стороне. — Пойдем, я тебя познакомлю. Мы положим Микаэлу спать, а затем погрузим Буревестника.

Едва заметная улыбка Уиллоу внезапно сделалась широкой.

— Может быть, Буревестник упадет на этого типа и убьет его, — мстительно пожелала она, открывая дверцу, и, набрав в легкие побольше воздуха, вышла из джипа.

Рейчел обошла вокруг и встала возле сестры, чтобы начать церемонию представления, когда несколько мужчин внезапно напряглись. Они схватились за висевшие на боку пистолеты, а Дункан шепотом выругался.

Ки передал Микаэлу Рейчел и обернулся к Люку:

— Люк, оставайся здесь с Ахабом. Мэтти Питер, идите к парадному крыльцу и ждите моего сигнала. Джейсон, ты войдешь в дом через террасу. Я с Дунканом воспользуюсь туннелем в скале.

— Что происходит? — спросила Рейчел.

— Папочка! — громко позвала Микаэла. Ки обернулся и взял ее за плечо:

— Ты останешься с Рейчел, милая. Мы скоро вернемся. — Он взглянул на Рейчел. — В туннелях кто-то есть, — тихо сказал он, снимая с пояса вибрирующий пейджер, и, показав ей, отключил его. — Мы собираемся это проверить, — произнес он довольно рассеянно, уже направляясь к тропинке в скалах.

Рейчел передала Микаэлу Ахабу и побежала вслед за Ки.

— Подожди! — крикнула она, догоняя его на краю леса. — Это, должно быть, Мэри. Ты до смерти напугаешь ее. Я пойду с тобой. Она меня знает.

Ки отрицательно покачал головой.

— Это может быть и не Мэри, — сказал он ровным голосом, взяв ее за плечи и поворачивая назад. — Иди в дом вместе с другими, Рейчел. Сейчас же, — приказал он резко, подталкивая ее одной рукой.

Расстроенная его повелительным тоном, Рейчел повернулась и, ссутулившись, поплелась, не оглядываясь, к дому. Черт возьми, это, наверное, только Мэри.

Но это мог быть и владелец мужских следов.

И это означало, что Ки, Дункан и другие были в опасности.

Она обернулась, но Ки уже исчез за деревьями. Чья-то большая и теплая рука дотронулась до ее плеча.

— Пошли, Рейчел, — сказал Люк, легонько потянув ее за руку. — С ними все будет в порядке.

— Почему он не вызвал полицию? — спросила она. Он тихонько засмеялся.

— Это не наш метод работы. — На крыльце он остановил ее. — Он вызовет полицию, когда придет время, Рейчел. До тех пор дай ему позабавиться.

— Это не забава, — возразила она. — Это опасно.

Он махнул рукой.

— Не, это определенно забава, — успокоил он ее, улыбаясь и глядя на Саб-Роуз.

— А ты злишься, потому что тебя оставили здесь с нами, — заметила она, снова привлекая его внимание.

Он покачал головой:

— Я рад находиться там, где нужен, Рейчел. Я по собственному опыту знаю, что работа охранником сама по себе может быть очень захватывающей.

— Какому опыту? — тихо спросила Рейчел.

Он посмотрел на нее, как бы колеблясь, потом вздохнул и потер ребра.

— Шесть лет назад меня оставили сторожить одну женщину и ее троих детей. Пока Ки с Дунканом и Питером отправились на поиски похитителей ее мужа, — начал он. — Только похитителей в лагере не оказалось, как нам было сказано. Они наблюдали за домом.

— И что случилось? — хриплым от волнения голосом спросила Рейчел.

— Следующий месяц я провел в госпитале в Бразилии.

— А что стало с женщиной и ее детьми?

Он улыбнулся, как бы извиняясь.

— Она провела месяц в том же госпитале. А дети не получили ни царапины.

— А что стало с ее мужем?

— Спустя два дня Дункан вышел вместе с ним из джунглей.

— А похитители?

Люк просто покачал головой и открыл парадную дверь. Рейчел молча прошла перед ним на кухню. Люк снова взял ее за плечо.

— Вот почему Ки оставил меня здесь, — тихо сказал он, так чтобы его не слышал никто из сидящих в гостиной. — Потому что он знает, что я больше никогда не совершу ту же ошибку. Пожалуйста, не волнуйся. Все будет хорошо. Они быстро вернутся, и, надеюсь, с разгадкой нашей маленькой тайны.


Глава 14 | Последний романтик | Глава 16



Loading...