home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 24

Рейчел уронила узел с одеждой, который принесла для Уиллоу, и обняла сестру. Они обе зарыдали от счастья, что остались живы, и какое-то время не могли говорить.

Медсестре пришлось разнять их объятия. Рейчел отошла в сторону и, вытирая слезы, смотрела, как медсестра помогала одеться избитой, покрытой синяками Уиллоу.

— Я должна найти Люка, — сказала она.

— Он в отделении интенсивной терапии, — сообщила Уиллоу, тоже вытирая глаза. — С ним Дункан и Мэтт.

— Я должна сама убедиться в том, что он в порядке. Потом я вернусь и заберу тебя домой.

— Не торопись, Рейч. Я никуда не еду.

Рейчел подошла к палате интенсивной терапии и нашла Дункана и Мэтта, стоявших в коридоре возле двери.

— Я должна его увидеть, — прошептала Рейчел, трогая Дункана за рукав. — Хочу поблагодарить его за то, что он спас мою сестру.

Дункан кивнул и отошел поговорить с медсестрой. Сестра отвела Рейчел в палату.

— Он сильно накачан лекарствами, но, возможно, сумеет расслышать вас, хотя я не уверена, что поймет все, что вы ему скажете, — предупредила она. — Я могу дать вам только пять минут.

Рейчел кивнула, не отрывая взгляда от Люка. Он неподвижно лежал на спине, белее покрывавшей его простыни, и все же выглядел несравненно лучше, чем когда она в последний раз видела его красивое лицо. Она подошла к его кровати.

— Поцелуй меня еще раз, — попросил он.

— Ты не спишь, — прошептала Рейчел.

— Поцелуй меня.

Рейчел с облегчением наклонилась и поцеловала его в губы, как сделала это в воде.

— Я так виновата, — пролепетала она. — Сможешь ли ты меня когда-нибудь простить?

— За что?

— За то, что я сняла с тебя спасательный жилет и… и отпустила тебя.

Его глаза едва приоткрылись.

— Ты спасла мне жизнь.

— Я чуть не убила тебя. Я дала тебе пойти ко дну.

— Я притворился умирающим, чтобы они отплыли, — с трудом выговорил он.

Рейчел провела рукой по его лицу.

— Посмотри на меня, Люк, — попросила она. Он снова попытался открыть глаза.

— Если я когда-нибудь услышу о том, что ты опять кого-то охраняешь, я сама застрелю тебя. — Она улыбнулась ему. — Ты играешь с судьбой, мой друг. В тебя стреляют уже не в первый раз, и однажды ты уже не проснешься в больнице.

— Мне просто нужна практика, — проговорил он едва слышно, и его попытка тоже улыбнуться превратилась в стон боли.

— Перестань разговаривать и просто слушай, — строго сказала Рейчел, убирая с его лица волосы и нежно вытирая слезы на его щеках. — Как только они позволят тебе выйти отсюда, ты поедешь ко мне. Я буду кормить тебя, пока ты не потолстеешь, буду печь тебе клубничные пироги, и мы будем гулять в лесу и искать мою кошку.

Она не сомневалась в том, что Люк ее слышал, потому что он уснул с улыбкой на губах.

Рейчел хотелось плакать всякий раз, когда она смотрела на свою сестру и видела ее опухшее, разбитое лицо. Они обе вошли в родительскую спальню сразу же, как только вернулись в свой снова ставший пустым дом. Укрывшись в безопасности большой кровати их отца и матери, прижавшись друг к другу, в темноте они обсуждали то, что произошло. Рейчел рассказала Уиллоу, что Рауль Вегас убил их родителей, и Тэда, и Мэри Олдер. Рассказала она и о том, что комната над склепом Тэда оказалась пустой.

А потом она поведала сестре об обмане Ки.

Ни одна из них в ту ночь не могла спать, а если им и удавалось ненадолго задремать, то им снились кошмары и последних дней, и трехлетней давности. На рассвете они нетвердыми шагами спустились вниз. Рейчел приготовила имбирный чай, а Уиллоу просто стояла в буфетной, уставясь на потолок.

— Я боюсь смотреть, — призналась она.

— Она, вероятно, такая же пустая, как и комната Тэда.

— А может быть, в ней находится все, что было в Саб-Роуз, — предположила Уиллоу. — И мы обладаем крадеными сокровищами на миллионы долларов.

Рейчел фыркнула:

— Это была бы жестокая шутка. Уиллоу потерла ладони и поежилась.

— Открой, — попросила она.

Рейчел поставила их чашки на полку и достала стремянку. Она взобралась на нее, отодвинула плафон и спрыгнула вниз, когда в комнате над их головой зажегся свет и спустилась складная лестница.

Уиллоу посмотрела вверх.

— Она не пустая, — прошептала она, медленно поднимаясь по лестнице. — О Боже, это настоящая сокровищница, целый музей!

Рейчел полезла вслед за сестрой. Они оказались в маленькой комнате и застыли как вкопанные.

Сестры потрясенно смотрели друг на друга, не в силах поверить своим глазам.

— Зачем они принесли все сюда? — прошептала Рейчел, чувствуя, что присутствует при каком-то чуде.

— Может быть, Тэд и папа поняли, что Вегас сделался для них опасен. Нужно вернуть все это, Рейчел, — сказала Уиллоу. — Мы не можем притворяться, будто этих вещей не существует, и надеяться на то, что они исчезнут сами собой.

— А как нам это сделать без того, чтобы в прессе не поднялся самый большой шум за историю штата?

Уиллоу открыла стеклянный футляр и достала из него маленькую чашечку.

— Это и есть Чаша Добродетели? — спросила она.

Рейчел взяла чашечку и повертела ее в руках.

— Не знаю, но она выглядит очень старой. Каким образом эта простая чашка стоила жизни четверым людям, которых мы любили?

— Ки мог бы нам рассказать. И он знает, что делать со всем этим богатством, — сказала Уиллоу, махнув рукой в сторону стен и скамеек, заставленных сокровищами.

— Он бы нам рассказал, если бы мы открыли ему секрет, — согласилась Рейчел. — Но поскольку я больше не собираюсь с ним разговаривать, нам придется придумать другой план.

Уиллоу поставила чашку и посмотрела на нее:

— Ты его любишь.

— Любила. В прошедшем времени.

— Нельзя просто так перестать любить. Ты сейчас очень зла на него, но это пройдет.

— Он лгал мне, — с возмущением возразила Рейчел. — Использовал меня. Хотел, чтобы я ему доверяла, но сам не доверял мне даже настолько, чтобы сказать, кто он на самом деле.

— Он был на работе, — заметила Уиллоу. — И он не использовал тебя, а старался защитить.

Рейчел фыркнула.

Разбитое лицо Уиллоу потемнело от негодования.

— Он любит тебя, — уверенно повторила она. — И ты любишь его и Микаэлу.

— Это была всего лишь похоть, — возразила Рейчел, больше для того, чтобы убедить себя, чем Уиллоу. — Взбесившиеся гормоны, или химический дисбаланс, или еще что-нибудь. — Она распрямила плечи и взглянула на сестру. — Я теперь в порядке. Нет ничего лучше хорошей старомодной лжи, чтобы привести девушку в чувство.

Уиллоу вздохнула:

— Черт возьми, Рейчел, ты забыла, что только и делала, что лгала этому человеку последние две недели?

— Это другое дело. Он знал, что я лгу.

— Подумай, что ты говоришь. Ты что, ожидала влюбиться в святого?

— Нет, в полубога, — прошептала Рейчел. — Они не лгут.

— Полубоги не святые из-за префикса «полу», — возразила Уиллоу. — Ты не столько сердита, сколько обижена, Рейч. Но и ты тоже обидела Ки.

— Каким образом?

— Ты решала свою собственную шараду и не была с ним полностью откровенна. Ты недостаточно доверяла ему, чтобы рассказать о комнате.

— Я защищала тебя.

— Нет, черт побери, нет! — вскричала Уиллоу, покраснев от гнева. — Ты пользовалась мной как удобным предлогом, чтобы оправдать твои действия в течение последних двух недель. Возможно, вначале ты действительно хотела защищать меня, но потом это стало для тебя просто игрой. Ты всегда любила тайны. И позволила своей страсти завладеть тобой, а теперь твое упрямство стоит на пути к твоему счастью.

— Послушай, когда ты получила вторую степень по психологии?

Вместо того чтобы тоже ответить саркастически, Уиллоу улыбнулась.

— Ты встретила свою половину, сестричка. Кинан Оукс такой же страстный и, наверное, намного более упрямый, чем ты. Он так просто не уйдет, Рейчел.

Рейчел бросила последний взгляд на сокровища и начала спускаться по лестнице, остановившись только на мгновение, чтобы посмотреть на Уиллоу.

— Мы не скажем ему об этой комнате, — решила она. — Она находилась тут три года и может побыть еще немного, пока я не соображу, как избавиться от этих вещей.

Уиллоу медленно кивнула:

— О'кей. Я даю тебе один месяц. Таково мое решение.


Глава 23 | Последний романтик | Глава 25



Loading...