home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


БЕГСТВО 

Свет луны сменился серым маревом утра. Город готов был проснуться. На дороге послышался грохот копыт. Бэнсон метнулся к окну – и увидел, как за забором остановились два всадника, один из которых, встав на седло, прыгнул во дворик. “Альба!”

Через несколько мгновений монах уже стоял в комнатке перед обрадованным Носорогом.

– Альба, здесь ночью был…

– Да, мы встретились.

– А как дела в городе?

– Пока хорошо, – сказал мастер и протянул Бэнсону выпущенный им ночью болт. – Если б ты знал, кого подстрелил, Бэнсон! Вайер в немыслимой ярости. Он гонит, словно кнутом, своих подопечных, и те делают ошибку за ошибкой. А ещё прилетел принц Сова! Теперь вместо их охоты с загонщиками мы сами устроим охоту с приманкой.

Бэнсон, взяв болт, протянул в ответ нож, выдранный из крышки футляра. Альба взял его в руки. Прямое, не очень длинное лезвие, тёмного, почти чёрного цвета. Железная пластина рукояти обложена и склёпана по бокам костяными накладками с поверхностями, нарезанными в крест. На лезвии – хищные, мастерски выверенные скосы.

– Булат, – сказал деловито монах. – И – воронёный булат. Ты знаешь, что с оружием делают, чтобы клинок не отсвечивал ночью?

Бэнсон помотал головой.

– Держат над сальной свечой и покрывают копотью. А этот – изначально сделан без блеска. Такой нож, Бэн, имеет стоимость примерно в треть твоего арбалета. Где тело?

– В подвале, внизу. Гарью засыпал. А что, плохо сделал, что застрелил?

Альба пристально посмотрел в его простодушные, замигавшие смущённо глаза.

– Твоего противника я, например, счёл бы равным себе. Победа в таком поединке – редкостная удача и такая же честь. Ты, случайный прохожий, выбил из армии Вайера такого солдата! Не понимаю, как ты сумел?

– Он растерялся. Ночь, он, наверно, подумал – засада. Ударил, не удержал нож – и побежал.

– Хорошо, по дороге расскажешь.

– По дороге – куда?

– Едем в порт. Едем быстро, пока там собраны почти все люди Вайера. Мы сядем на “Харон”, – он вчера уже отошёл от пирса и ждёт нас в акватории Плимута, – а я потом незаметно сойду.

– Как? Я поеду один?

– Один. Без меня здесь не справятся, Бэн. Но, как только закончим, – я немедленно отправлюсь в Адор. Ты там поселись незаметно, под видом пирата, и будь осторожен: возле Адора – гнездо некоего Джо по прозвищу Жаба, и плантации его охраняют хорошо тебе известные псы. Но опасен не он, а твои кровно знакомые Люпус и йоркский Филипп.

Они вышли из дома, пролезли в дыру.

– Бери лошадь, – сказал Бэнсону Альба, – а ты, – он обратился к спрыгнувшему на землю монаху, – сходи в подвал. Там лежит труп, на котором должно быть очень дорогое и редкое снаряжение. Сними его всё и поскорей уходи: очень скоро дом будет опасен.

Монах юркнул в дыру в заборе, а Альба пустил лошадь в намёт, и Бэнсон, стараясь не отставать, пробормотал сам себе:

– Очень похоже на бегство.

И в отчётливое, несомненное бегство превратился их торопливый отход, когда они вынеслись к молу. Они прыгнули в ожидавшую шлюпку (гребцы, с сонными лицами, очевидно ждавшие их всю эту ночь, схватились за вёсла), а лошадей монах просто бросил.

– Вот радость будет тому, кто первый поймает, – сказал он, посмотрев на них прощальным, с благодарностью, взглядом.

– А для чего эта спешка? – не выдержал Бэнсон.

– Люди Вайера незаметны, Бэн. Но нас – они видели. Теперь они знают, что я уплыл. Пусть думают, что сбежал! Это нам очень на руку. Меня высадят в стороне. Я в город внезапно вернусь.

“Харон” оказался небольшим, лёгким, но с огромным парусным оснащением клипером [22]. Альба и Бэнсон поднялись на борт – и палуба тотчас накренилась под их ногами: судно, умелой и властной рукой отправленное в быстрый ход, взяло крен. Даже шлюпку с гребцами поднимали уже на ходу.

Спустились в каюту – и навстречу поднялся из-за заваленного книгами стола человек, к которому Бэнсон двинулся поспешно и с радостью, протягивая руки и восклицая:

– Здравствуйте! Как же я рад видеть вас, мастер Йорге!

– Здравствуй, размахивающий сундучком. Я тоже рад тебя видеть.

Сели за стол. Йорге сложил в высокую стопку, освобождая местечко, свои книги, и матрос принёс завтрак. Понимая, что с Йорге он ещё наговорится, Бэнсон спросил у Альбы:

– Мастер, объясни мне поступок Совы.

И рассказал – что случилось.

– Ах, Бэн, – сказал мечтательно Альба. – Если бы мне в юности кто-нибудь сделал подобный подарок!

– А в чём был подарок-то?

– Ну как же. Наглядный пример, как войти в тёмное помещение с находящимся в нём вооружённым человеком – и владеть ходом событий. Ну, постигай. Сгоревший дом – лучшее место, чтобы спрятаться человеку, пришедшему ночью. Сова его, недолго думая, выбрал. Но как безопаснее войти – через дверь или по стене? Конечно, второе. Под окном, как ты помнишь, карниз. Сова сидел на нём, низко пригнувшись. И почти полчаса играл с окном: он не был уверен, что дом полностью пуст. Это чутьё, Бэн. Возле дома только что произошло убийство, и воздух наполнен не просто запахом крови, но и ещё тяжёлым “ароматом” события. Его хорошо чувствует любой, имеющий опыт ночных поединков. Сова поддел снизу ножом и отжал створку – окно распахнулось. Потом закрыл: убеждал предполагаемых обитателей, что это случайность. Ещё раз и ещё. Ты кому угодно мог бы поклясться, что это сквозняк! Потом Сова прыгнул. Таким приёмом любого можно на секунду сделать замершим от испуга ребёнком. Этой секунды обычно хватает, чтобы заговорить с притаившимся в темноте. Заговорить голосом негромким и мягким. Сова умеет заворожить собеседника. После, когда вы познакомились, он и сделал подарок. Он показал тебе, что, прежде чем входить, нужно предварительно изучить дом – внешне хотя бы. Увидеть, что карниз идёт вокруг, по периметру; отвлечь внимание оставленным на подоконнике блескучим предметом, спрыгнуть за окно на карниз, пройти, прижимаясь к стене, вокруг, влезть в окно с противоположной стороны, бесшумно прокрасться по горелому полу и так же, не скрипнув, распахнуть дверь и подойти вплотную. И всё это за неполную минуту. Подарок, Бэн, от мастера ночной охоты.

Бэнсон молчал, обдумывая услышанное.

– Там, в Плимуте, вы в кого-то крепко вцепились, – спросил тоном утверждения Йорге.

– Да, – кивнул Альба. – Там сейчас дело серьёзное. Ах, как Бэнсон помог…

Через час они вышли прощаться. Альба, садясь в шлюпку, сказал:

– Дождись меня, Бэн. Я непременно приду, обещаю.

Вдруг Йорге произнёс дрогнувшим голосом:

– Прощай , Альба.

– Ты не говоришь мне “до встречи”?! – не поверил монах.

– Ты ведь помнишь, сколько мне лет. Всё, добрый брат. Смерть подошла очень близко.

– Тогда прощай, Йорге. Это была хорошая, честная жизнь.

– Бесспорно, – тихо откликнулся старик. – Это бесспорно.


ТЕНЬ ПТИЦЫ  | Мастер Альба | ГЛАВА 7. ПЕТЛЕНОСЕЦ