home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


МАСТЕР СОКРОВИЩ 

Гэри, – сказал Альба, глядя девушке прямо в глаза. – Твоя главная задача обнаружить в Городе монаха с телохранителем, и так, чтобы не быть замеченной ими. Справишься? (Гэри кивнула.) Затем – исключи из своей команды людей ненадёжных и добавь тех, на кого можно надеяться, – и пусть ждут. Дело им предстоит непростое. Но это потом, к вечеру. А сейчас мы с Бэнсоном должны предотвратить мясорубку на бывших плантациях. И чтобы попасть туда раньше пиратов, нужно бежать, что есть силы. Бэн, ты готов?

Но оказалось, что время у них ещё было. Примчался запыхавшийся человек – кто-то из команды Гэри, и принёс необычайные новости. И, пока пираты Дикого Поля спешили к шлюпкам, а потом – к кораблям, стоявшим на якорях в округлой бухте Адора, Бэнсон и Альба спокойно добрались до тропы, ведущей наверх, на плато. Здесь Бэнсон надел свою “дукатовскую” рубаху, и они, пройдя по тропе десяток шагов, остановились и принялись выкрикивать на два голоса одно короткое слово:

– Тамба! Тамба!

Через несколько долгих минут плотные кусты зашевелились, и на тропу неуверенно вышел чернокожий человек, вооружённый мушкетом. Он, показывая на Бэнсона, одетого в рубаху красного шёлка, спросил:

– “Дукат”? Масса Том?

– Да, – твёрдо сказал Альба. – Нас послал Том. Очень плохое дело. Сюда идут все пираты. Две тысячи или больше. За золотом Джованьолли. Нам нужно срочно встретиться с Тамбой. Срочно. Том сказал, что у вас здесь лошади есть. Приведи.

Человек, повернув голову к зарослям, что-то негромко сказал, и на тропу вышли ещё двое. Они обменялись несколькими быстрыми словами, и двое ушли назад, а тот, что вёл недлинную эту беседу, знаком позвал за собой и побежал по тропе. Через минуту быстрого бега он сделал знак подождать. Снова зашелестели кусты, и на поляну вывели двух лошадей.

– Бэнсон, – сказал Альба, – ты запомнил, что нужно сказать этому Тамбе?

– Да, запомнил.

– Тогда бери с собой одного из дозорных – и скачите. Встретимся или в трактире, или на корабле Гэри. Запомнил название?

– Да, “Британия”.

– До встречи, Бэнсон.

– До встречи, Альба.

Двое всадников пустили лошадей в галоп, а Альба спросил у тех, кто остался:

– Вы можете привести меня к месту, откуда можно прыгнуть в воду бухты? Вернуться по тропе я уже не успею, пираты вот-вот начнут подниматься.

Один из африканцев кивнул и, жестом позвав за собой, скрылся в зарослях. Через четверть часа они вышли к краю отвесной скалы. С неё был прекрасно виден Адор – и Дикое Поле, и Город, и овальная бухта. От стоящих на якорях кораблей, к берегу, наперегонки, словно гигантские сороконожки, двигались наполненные людьми шлюпки.

– Целая армия, – сказал Альба чернокожему проводнику. – Так что собери всех своих, кто здесь есть, и бегите к Тамбе. В лесу сейчас будет очень опасно.

Проводник, послушно кивая, отошёл, но, обернувшись, увидел, как этот странный, в монашеском балахоне, с бритой головой человек вдруг достал откуда-то изогнутый жёлтый клинок, сжал его в руке – и прыгнул вниз со скалы.

А лес притаился и замолчал: двадцать две сотни вооружённых пиратов, растянувшись длинной змеёй, торопливо шагали по узкой тропе в сторону бывших плантаций.

В бухте стояли на якорях тринадцать кораблей и ещё четыре – у платной пристани Города, но эти четыре пока можно было сбросить со счёта, а вот те тринадцать – они были опасны. И, хотя людей на палубах не было видно, Альба осторожничал, проплывая мимо них. Со стороны казалось, что под водой плывёт странное существо, с коричневой головой и бесшумное, которое время от времени высовывает голову и тут же снова скрывается. Но если проследить эту цепочку выныриваний, то без сомнения определялось, что протягивается она прямо к “Британии”. Скоро стало понятно, что ни одного пирата на кораблях не осталось, но Альба пока этого не знал и поэтому плыл скрытно.

Он добрался до высокого борта “Британии” и с ловкостью обезьяны вскарабкался на палубу по сброшенному канату. Здесь его ждали Гэри и её небольшая команда – двадцать шесть человек. Они не были организованным корабельным отрядом, поэтому стояли у мачты и сидели на перилах фальшборта – кто где хотел. Однако вид поднявшегося по канату старого человека со странным клинком в руке, в мокром монашеском балахоне, с которого ручьями стекала вода, а также то, с каким почтением встретила его Гэри, заставил их проявить не демонстрируемый интерес. Независимой походкой, не торопясь, они стали приближаться к тихо разговаривающим Гэри и гостю. Но ничего не расслышали, так как разговор был коротким.

– Сколько у тебя надёжных людей, – спросил, снизив голос, тяжело дышащий Альба.

– Надёжных – четверо.

– Таких, что если им скажешь идти за тобой на дело, которое не обещает ни одного пиастра, – и они пойдут.

– Да. Таких – четверо. Остальные взвинчены до предела.

– Оттого, что все бросились за миллионом, а их лишили возможности попытать счастья?

– Да. И я не знаю, будут ли они подчиняться мне хотя бы ещё полчаса.

– Будут. Представь меня как мастера поиска кладов.

К этому времени вокруг них стянулся редкий кружок джентльменов удачи.

– Ну что, битые псы? – спросила их Гэри ироничным и повелительным тоном. – Вижу, вас занимает – какие новости мне принесли? Я знаю, внутри вас – негодование и злость. Злость на то, что я вас не пустила на “золотые” плантации, а притащила сюда, на “Британию”. Однако вы помалкиваете, помня, что мои на первый взгляд безумные действия не раз отводили смерть от нашей команды и не раз приносили нам деньги, которые и не снились другим любимцам Фортуны. Кто из наших ушёл? Двое? Габс и Овсяный Кисель?

– Трое, – ответили ей. – Печальный Мальчик тоже ушёл на плантации.

– Вот как. Значит, в Адоре объявилась новая компания – “Три дурака”.

– Печальный Мальчик всегда был удачлив! – возразили ей, хотя и не очень уверенно. 

– Всегда, но не сегодня. Вот, джентльмены, человек, именуемый Мастером. Человек-невидимка, охотник за кладами. Он сам сообщит вам наши скромные новости.

– Приветствую вас, джентльмены, – сказал Альба совершенно без интонаций. – Сначала главное: сокровищ Джо Жабы на плантациях нет.

Кто-то изумлённо охнул, кто-то сдёрнул шляпу с головы и бросил её на палубу. А один из пиратов коротко и деловито спросил:

– Откуда ты знаешь?

– Одна старушка сказала, – ответствовал тем же безразличным голосом Альба, и добрая половина команды захохотала.

Но монах продолжал говорить, и смех скоро затих.

– Дело было одним из самых непростых в моей жизни. Я нанял лучшую команду и лучший корабль Бристоля…

– “Дукат”? – изумлённо выкрикнул кто-то.

– “Дукат”. Когда Джо Жаба сбежал, ребята взяли свою долю и отвалили. А я три недели перетаскивал сокровища в надёжное место.

– А почему же ты не увёз его вместе с Краснорубашечным Томом?

– Потому что нельзя все деньги держать в одном месте. Так вот, теперь мне понадобился быстрый корабль и небольшая, но надёжная команда с капитаном удачливым и умелым. Мне рекомендовали Гэри и вашу “Британию”.

– А кто рекомендовал?

– А вот та самая старушка.

Кто-то снова засмеялся, кто-то выкрикнул: “А я знаю, это Август! Ну кто, кроме Августа?” А стоящий поодаль, прислонившийся к мачте пират, посасывая незажжённую трубку, вдруг с вызывающей ноткой проговорил:

– А эта твоя железка в руке – она что-то может?

Все на миг повернули головы в его сторону, но тут же – в сторону Альбы, потому что он, как волчок, крутнулся на месте – и что-то свистнуло, – и опять все дёрнули головами в сторону задавшего неучтивый вопрос: у него что-то упало со стуком, и он сдавленно вскрикнул. И изумлённым глазам открылось, что он ничего не ронял, а стук был от той самой “железки”, которая ударила в мачту и теперь торчала, впившись в её массивное тело между слегка расставленных ног пирата, чуть повыше колен, заточкою вверх. Впечатление было такое, что он собирался сесть на неё верхом, но вдруг увидел что-то беспредельно его изумившее и заставившее лицо его сделаться неподвижным и бледным.

Кто-то охнул: расстояние между монахом и задавшим вопрос было четырнадцать или пятнадцать широких шагов, и точность броска не могла не потрясти воображение.

– Она что-то может, – равнодушным и ровным, без всякого окраса голосом сообщил Альба, и все вернули ему свои взоры – изумлённые и немые. А монах продолжал: – Мне нужны люди для срочной работы, которая будет отчаянно трудной. Соответственно по ней – и оплата. Кто согласен – пусть просто скажет вслух. Им я открою, что нужно сделать.

– А сколько денег у Жабы? – негромко спросили из круга. – Правда, что миллион?

– Нет, неправда. Сейчас там два миллиона девятьсот тысяч пиастров – только в монетах, не считая украшений, посуды и драгоценных камней.

– Ох-ох! А сколько мы получим за нашу работу?

– Об этом я буду говорить только с Гэри. Вам же достаточно знать, – что никто не будет в обиде. Вы доверяете Гэри?

– О чём говорить!

– Всегда доверяли!

– Что нужно делать?

– А эти потащились на пустые плантации!

– Вот это да!

– Алле хагель!

Гэри подняла руку, возгласы смолкли.

– Может, есть кто-то не согласный? – спросил, отжимая воду с рукавов балахона, монах.

– Нет! Все пойдём! Что нужно делать?

Альба кивнул бритой своей головой, проговорил:

– Хорошо. Мы увозим всё золото Жабы, и за нами обязательно будет погоня. Но мы можем избавиться от неё прямо сейчас. Смогут тринадцать человек прокрутить якорный шпиль? С трудом? Хорошо. Спустите на воду две шлюпки. Распределитесь по тринадцать человек. Забирайтесь на каждый корабль, стоящий в бухте, – на каждый, по очереди, – поднимайте якорь, ставьте пару носовых парусов – и ведите корабль в местное кладбище.

– В Яму?

– В Яму.

– Но зачем?

– Мы их там сожжём. И, джентльмены, имейте в виду: я в последний раз ответил на ваш вопрос. Вы или работаете – или болтаете. Мне нужна только работа. Так что – за дело.

Затем он, не обращая больше внимания ни на кого, прошёл к мачте и, спросив вежливо: “Помочь тебе слезть?” – выдернул Кобру из дерева. Щёки пирата медленно розовели.

– Я, – сказал он с демонстративным достоинством, – отправляюсь работать.

– Иди, – сказал ему Альба и, повернувшись, отправился в квартердек.


НАЁМНАЯ АРМИЯ  | Мастер Альба | ГЛАВА 9 ГИБЕЛЬ АДОРА