home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Х. ПОБЕГ

Шум битвы на озере отдалялся, но Техаванка просил девушку идти быстрее. Чиппева отбили атаку лисов. Женщины, дети и старики наверняка начнут возвращаться в лагерь. Жена Ах'мика придет ч себя и сообщит, что Мем'ен гва похитили. И тогда начнется погоня.

Техаванка упрекал себя за то, что потерял много времени, наблюдая битву на озере. Он в первый раз в жизни видел такое сражение и хотел к нему хорошенько приглядеться. Потом причиной задержки стала Мем'ен гва. Ему было очень жаль эту милую девушку. Он видел слезы, которых она даже не пыталась скрыть от него. Техаванка увел ее из родного племени, выполняя волю Духа-Покровителя. Но мог ли он оставить пленницу в неуверенности за судьбу близких ей людей? Поэтому они продолжили путь только тогда, когда победа чиппева не вызывала сомнений.

И сейчас Техаванка ускорял шаг, поторапливая Мем'ен гва. Если бы погоня настигла их сейчас, то он бы погиб в неравной схватке.

Вскоре путники были уже у озера. Именно отсюда они недавно перебирались на противоположный берег, чтобы попасть в кленовую рощу. Техаванка нашел укрытое в камышах каноэ. Спустя минуту они уже направлялись к тому берегу. Пленница то и дело оглядывалась через плечо, будто надеясь на появление своих. Противоположный берег был почти рядом. Техаванка завел лодку в прибрежные камыши и только потом остановил ее. Раздвинув стебли дикого риса, он долго осматривал берег, но ничего подозрительного не заметил. Кратчайшая дорога на запад вела через кленовый лес. Преследователи должны прежде всего пойти в этом направлении. Подумав немного, Техаванка, все еще скрываясь в камышах, повел лодку на юг.

Солнце было уже высоко в небе, когда он, наконец, прибился к берегу. Спрятав лодку в камышах, он вместе с Мем'ен гва направился в сторону цепи холмов, которые виднелись вдали. Техаванка хотел обойти их с юга, чтобы потом пойти на северо-запад, к излюбленным барибалами ягодникам. Оттуда дорогу до владений вахпекутов он знал уже хорошо.

Техаванка шел первым. В нескольких шагах от него поспевала Мем'ен гва. Они молчали. Техаванка вслушивался в голоса леса. Пока все складывалось благополучно. Если за ними послали погоню, то преследователи устремились в противоположном направлении. Техаванка догадывался, что пленница это тоже поняла. Она шла, опустив голову, и не оборачивалась.

Близились сумерки, и Техаванка начал искать место для ночлега. Если бы он был один, то шел бы всю ночь. И тогда преследователи уже наверняка не смогли бы догнать его. Но Мем'ен гва совершенно выбилась из сил и с большим трудом поспевала за ним, хотя ни слова жалобы не пало из ее уст.

Наконец, юноша остановился у раскидистого вяза. Из свежих мягких веток и мха он приготовил лежанку для Мем'ен гва, после чего потребовал, чтобы она немедленно ложилась спать. Пленница была настолько измучена и огорчена, что даже не притронулась к пемикану 60, который она, по просьбе Техаванке, взяла из запасов в вигваме. Становилось все холоднее. Техаванка не мог развести костер: огонь выдал бы место ночлега. Он решил бодрствовать. Можно было бы, конечно, связать пленницу на ночь, чтобы не дать ей убежать, но ночной лес таил в себе много опасностей. С приходом ранней весны в чаще рыскали дикие звери, да и чиппева могли организовать преследование в разных направлениях одновременно. Спать было нельзя.

А сумерки тем временем вползали сквозь деревья. Техаванка продолжал слушать лес. Дикие птицы уже начали охоту, были слышны подозрительные шелесты, хлопанье крыльев, где-то неподалеку раздавался испуганный крик, после чего наступала красноречивая тишина.

Техаванка слушал и всматривался в темноту. Он не испытывал страха. На его груди покоился сверток со святыми предметами, подвешенный ремешком за шею, а рядом у ствола дерева лежал волшебный щит. Техаванка нашел святыни отца. Вооруженный столь мощными талисманами, он никого не боялся. Теперь — в представлении индейцев — Техаванка был уже кем-то, и даже если бы он погиб, то обрел бы заслуженную славу.

Возбуждение, вызванное событиями минувшего дня, постепенно угасало. Техаванка почувствовал усталость и голод. Накануне, поглощенный планом побега, он не съел даже ужина, принесенного Мем'ен гва. А сейчас у него было лишь немного пемикана, который предстояло растянуть на всю дорогу. Чтобы прогнать сон, Техаванка время от времени клал в рот кусочек пемикана и медленно жевал его.

Сырой пемикан не так вкусен, как тушеный, но обладает теми же питательными свойствами. Техаванка с детских лет привык есть его сырым: ребятишки, играющие далеко от дома, всегда берут с собой немного пемикана, которым успокаивают голод. Едят его сырым и мужчины во время охоты и военных походов.

Ночь казалась бесконечной. Становилось все холоднее. Техаванка вставал, бегал вокруг дерева, приседал, махал руками. Это продолжалось до тех пор, пока в лесу не начало светлеть и не появилась утренняя дымка. Техаванка сразу же разбудил Мем'ен гва. После того, как он почти заставил ее съесть крохотный кусочек пемикана, они отправились в путь. Теперь их дорога лежала прямо на северо-запад, к ягодникам, где чиппева взяли его в плен.

Солнце уже склонялось к западу. Техаванка шел все медленнее, потому что девушка с трудом поспевала за ним. Путники были измучены. В течение дня они лишь трижды позволили себе немного отдохнуть.

Вдруг Техаванка остановился. Неподалеку чернел каркас наспех сооруженного вигвама. Языком знаков Техаванка попросил девушку спрятаться за дерево, а сам начал подкрадываться к хижине. Спустя некоторое время он вернулся.

— Этот вигвам построил Ах'мик, когда меня брали в плен, — сказал юноша. — Свежих следов вокруг я не заметил, значит мы можем здесь остаться на ночь. Через три, а может быть, и два вечера мы будем в поселке вахпекутов.

Мем'ен гва не ответила. Оказавшись в вигваме, она тотчас же заснула. Сонливость охватила и Техаванку. Устроив себе лежанку у входа в вигвам, он заснул, сжимая рукоятку ножа.

Техаванка проснулся от ощущения, что происходит нечто необычное. Привыкший к опасностям, он, не производя ни малейшего движения, сперва открыл глаза и посмотрел вглубь вигвама. Мем'ен гва еще спала. Было уже светло. Делая вид, что спит, Техаванка повернулся на другой бок. Теперь он мог видеть сквозь отверстие, что делается снаружи. Ничего подозрительного не происходило. Тогда он встал и вышел из вигвама. И оглядевшись, остолбенел…

У вигвама, в нескольких шагах от него стоял Миш'ва вак. Ружье он держал у правого бедра. Некоторое время они молча смотрели друг на друга. Наконец, Миш'ва вак спросил:

— Где Мем'ен гва?

— В вигваме, — ответил Техаванка.

— Отойди в сторону, — приказал Миш'ва вак и закричал. — Мем'ен гва, ты меня слышишь?

Девушка выбежала из вигвама. Глаза ее сверкали, когда она смотрела на мужчин.

— Миш'ва вак, ты нашел нас! — взволнованно воскликнула она. — Где Ах'мик?

— Я сам выследил этого… поджаривателя. Я чувствовал, что он придет сюда…

— Значит, Ах'мик не участвовал в погоне? — прошептала Мем'ен гва.

— Твой отец ушел в Страну Великого Духа. Он убил много коварных лисов, а потом погиб сам.

Мем'ен гва отпрянула, опустилась на колени и закрыла лицо руками.

— Твой отец погиб, как и подобает славному воину, — сказал Миш'ва вак. — Тени предков с радостью приветствуют его в Стране Великого Духа.

Мем'ен гва плакала. Миш'ва вак мрачным взглядом смерил Техаванку.

— Слушай, вахпекут, — наконец сказал он. — Если бы я нашел Мем'ен гва связанной, то убил бы тебя, как злого волка. Однако ты не связал ее даже на ночь, не посчитавшись с тем, что она может убежать. Раз так, то пускай судьба решит, кто уйдет с ней.

Сказав это, он положил ружье на землю вместе с мешочком пуль и рогом, наполненным порохом.

— У тебя есть нож и томагавк, — добавил он. — Поэтому и я оставлю себе это оружие.

Удивленный Техаванка отступил на несколько шагов. Он ждал, что обуреваемый ревностью Миш'ва вак воспользуется своим преимуществом. Однако чиппева отнесся к нему как к равному и по индейским обычаям предложил честную схватку. Видя, что соперник сбросил одежду, Техаванка сделал то же самое. И теперь они полунагими стояли друг против друга.

Миш'ва вак был значительно старше, шире и на голову выше Техаванки. Мрачным взглядом он следил за противником. И не доставал оружие, надеясь, видимо, на свое преимущество. Наконец, медленно, шаг за шагом начал приближаться к сопернику.

Техаванка отступал. Это была его первая в жизни смертельная схватка с человеком. Молодой вахпекут понимал, что ни силой, ни воинским опытом он не может равняться с Миш'ва ваком. И потому тихо повторял песню смерти:

«Куна согоби, куна яна вакара…»

Думая прежде всего о защите, Техаванка решил атаковать первым. Быстро наклонившись вперед, он подскочил к противнику и изо всей силы ударил его головой в живот.

Ошеломленный Миш'ва вак упал на колени. Техаванка всей тяжестью своего тела навалился на него. Вцепившись друг в друга, они покатились по земле.

Соперники сражались молча. Сперва преимущество было на стороне Миш'ва вака, но по мере того, как шло время, их дыхание становилось все более прерывистым и шумным.

В обычных условиях более опытный и сильный Миш'ва вак без особого труда мог бы расправиться с юношей, но ожесточенная, кровавая битва с лисами на озере, а потом двухдневное преследование в одиночку без сна и отдыха уравняли силы.

Обхватив Техаванку обеими руками, Миш'ва вак попытался мощным натиском подавить сопротивление, но понял, что слабеет. А потому решил закончить схватку, прежде чем противник получит преимущество. Он быстро потянулся правой рукой к ножу, торчащему за поясом. Техаванка сразу почувствовал, что захват, лишавший его дыхания, чуть ослаб и левой рукой вцепился сопернику в горло. Миш'ва вак резким движением сбросил с себя вахпекута. Они поднялись одновременно. Более свежий и ловкий Техаванка снова первым ринулся в атаку. Левой рукой он схватил кисть правой руки Миш'ва вака, сжимавшую нож, а правой сдавил ему горло. Пытаясь вырваться, Миш'ва вак то наклонялся вперед, то отступал. И вдруг произошло неожиданное. Миш'ва вак поскользнулся о сырой корень дерева, выступавший из земли. Потеряв равновесие, он упал на спину, увлекая за собой Техаванку. Раздался раздирающий глухой крик боли. Миш'ва вак вытянулся и стал неподвижен.

Техаванка тяжело дышал и не мог понять, что произошло. Он по-прежнему лежал на Миш'ва ваке, придавливая его к земле и сжимая руку, державшую нож. Почему Миш'ва вак вдруг перестал бороться? Был ли это боевой маневр? Но нет, Миш'ва вак продолжал лежать. Даже рука его, державшая нож, стала бессильной.

Техаванка взял нож. Поднялся. Миш'ва вак лежал на спине. На его лице застыла гримаса боли и удивления. Техаванка наклонился и хотел поднять соперника, но земля каким-то непонятным образом приковала чиппева к себе. Наконец, он поднял несчастного, и тут ему стало ясно, что это судьба склонила чашу весов в его сторону.

Из земли торчал пенек от срезанного молодого деревца, которое было использовано для строительства вигвама, когда чиппева взяли в плен Техаванку. А из пенька, имевшего неровные края, выступал длинный твердый обрубок. Он-то и вонзился в спину падавшему Миш'ва ваку, угодив, видимо, прямо в сердце, поскольку смерть наступила мгновенно.

Потрясенный Техаванка с благоговением посмотрел на вигвам. Там находились сверток со святыми талисманами отца и щит, покрытый чародейскими знаками. По мнению Техаванки, они его и спасли.

Опустив мертвого Миш'ва вака на землю, Техаванка огляделся. В пылу борьбы он забыл о пленнице, ее нигде не было видно. Может, она, воспользовавшись случаем, убежала к своим? При мысли, что девушка могла прихватить с собой сверток со святыми талисманами, ему стало страшно. Он побежал к вигваму, но, оказавшись у порога, сразу увидел ее. Мем'ен гва сидела в углу, сжавшись и закрыв лицо руками. Не хотела, видимо, быть свидетельницей борьбы, которую вели из-за нее. Некоторое время Техаванка молча смотрел на девушку, потом сказал:

— Выходи, Мем'ен гва, все кончено.

Услышав его голос, она вздрогнула и быстро подняла голову. Техаванка не мог понять, обрадовалась ли пленница при виде его или опечалилась.

— Значит, победил все-таки ты… — тихо сказала она.

— Живой, как видишь…

— Ты убил его…

— Он вызвал меня на поединок и погиб, но убил его не я.

— Не ты? Как?..

— Пошли, сама увидишь.

Мем'ен гва вышла из вигвама. Техаванка рассказал ей о необыкновенном происшествии. Ему показалось, что на лице девушки появилось облегчение. Наклонившись, она закрыла мертвому глаза.

— Что ты хочешь с ним сделать?

— Перенести в вигвам. Твои, наверное, найдут останки и похоронят их по вашим обычаям 61. Мы были врагами, но он заслужил счастливую жизнь в Стране Великого Духа. Пусть все, что есть его, останется при нем.

Они ни разу не произнесли имя Миш'ва вака. Индейцы никогда не называли мертвых по имени, которое они носили при жизни.

Мем'ен гва приготовила свежую лежанку в вигваме, после чего они вместе уложили на нее Миш'ва вака. Техаванка положил рядом его оружие, чтобы оно служило ему в Стране Великого Духа.

Он долго смотрел на ружье. Именно огнестрельное оружие позволило чиппева получить преимущество над дакотами. Техаванка давно мечтал о ружье. Если бы он убил Миш'ва вака в честном бою, то имел бы право снять с побежденного скальп и взять оружие. И тогда бы его авторитет среди вахпекутов возрос еще более, поскольку после этого он становился настоящим воином, с которым многие индейцы хотели бы участвовать в сражениях. Однако Техаванка не поддался искушению. Ему даже стало стыдно собственных мыслей. Миш'ва вак поступил по отношению к нему честно и заслуживал уважения, хотя и принадлежал к враждебному племени. Ружье больше не интересовало Техаванку. Он посмотрел на Мем'ен гва.

Девушка склонилась над мертвым, но мыслями была далеко — с матерью, которая оплакивала не только потерю дочери, но и утрату Ах'мика. После смерти первого мужа она, как положено у индейцев, в течение двенадцати лун везде носила с собой одежду покойного. Поступит ли она так на этот раз? Ах'мик сейчас, наверное, на смертном одре в своем вигваме, а мать истязает себя, как и подобает во время траура 62. Мем'ен гва терялась в догадках, в каком месте вигвама вдова проделает отверстие, чтобы вынести тело погибшего 63.

Техаванка начал собираться в дорогу. Сперва он повесил на шею сверток со святыми предметами, которые с должным почтением носил на груди, потом перебросил через плечо колчан с луком и стрелами, укрылся накидкой и, наконец, взял волшебный щит.

— Надо идти, Мем'ен гва.

Девушка без слов взяла накидку и дорожный мешочек. Они покинули вигвам, закрыв вход толстыми ветками, чтобы, звери не могли войти в него.

Молодые люди отправились в путь.

Вскоре Техаванка нашел вяз, в стволе которого он переждал пургу. Южнее находилось известное ему лесное озеро. До неожиданной встречи с Миш'ва ваком Техаванка намеревался идти той же дорогой, по которой шел, направляясь на неудачную охоту. Однако теперь кратчайший путь до поселка вахпекутов казался ему небезопасным. Раз Миш'ва вак догадался, какой дорогой пойдут беглецы, то и остальные чиппева могли разгадать его планы. Поэтому вместо того, чтобы направиться на юг через лес, он решил идти на запад, где через полдня марша бор уступал место широкому поясу прерий.

Они шли, не отдыхая. Лес постепенно начал редеть. Все чаще теперь встречались широкие поляны. Сквозь деревья показалась обширная лазурь неба. Вот дорогу преградил быстрый ручеек. Уставшие путники присели на берегу, чтобы в тени ив отдохнуть, утолить жажду и подкрепиться. После этого поход был продолжен.

Мем'ен гва была очень грустна. Она не переставала думать о ближних. Похищение и побег были так неожиданны. Как отнеслась к этому мать? Почему Миш'ва вак бросился в погоню один? Что произошло в лагере после похищения? Она терялась в догадках. Может, чиппева начали преследовать лисов после битвы на озере?

Иногда она искоса поглядывала на задумчивого и молчавшего Техаванку. Она полюбила этого юношу и потому не желала ему зла. Когда Техаванка появился в лагере чиппева, она могла бы стать его женой. Но теперь он сделал ее своей пленницей. Это меняло ситуацию. Что он предпримет, если она попытается убежать под покровом ночи? До сих пор Техаванка неустанно бодрствовал, но ведь когда-то же его должна сморить усталость. Возможность убежать наверняка предоставится, прежде чем они придут в поселок вахпекутов. Будет ли он преследовать ее? Она боялась враждебных дакотов, о жестокости которых рассказывали воины чиппева.

Техаванка устал, но охватившая его радость придавала сил. Он не только сумел вырваться из неволи, но и нашел святыни отца, захватил пленницу. Успех на поле брани делал его уже кем-то среди вахпекутов. Красная Собака и Утренняя Роса будут гордиться им. Какой большой неожиданностью станет для них его возвращение. Только бы не встретить чиппева, которые, возможно, устремились в погоню.

Погруженный в радостные мысли, Техаванка между тем оглядывался и прислушивался. Вдруг он вздрогнул, взявшись за колчан со стрелами. Из глубины чащи послышался подозрительный звук. Мем'ен гва тоже подняла голову. Он дал ей знак молчать.

Вскоре на полянку выбежало стадо оленей. Это были вапити 64. Они бежали легкой трусцой, вытянув шеи. Впереди трусил самец, еще не сбросивший рогов. За ним следовало несколько ланей, замыкали стадо два безрогих самца. Вапити находились в нескольких десятках шагов от Техаванки и Мем'ен гва, спрятавшихся в кустах. Животные бежали по ветру и пока не чуяли опасности. Увидев спокойных оленей, Техаванка обрадовался. Боязливые и робкие вапити обладали прекрасным слухом, зрением и обонянием. Человека они чуяли на значительном расстоянии и уж коли сейчас, днем эти животные паслись, направляясь на водопой, то значит они ощущают себя в полной безопасности. Поблизости никого нет.

Вапити пили, блуждая по мелководью. Только лишь молодой самец пошел по ручью вверх, приближаясь к тому месту, где спрятались Техаванка и Мем'ен гва. Вдруг он остановился и поднял голову. И тут же послышался глухой и короткий, как удар бича, рев. Вапити длинными прыжками, склонив назад головы, устремились в чащу, легко перепрыгивая через заросли. Последними исчезли самцы.

Техаванка поднялся. Скоро начнет темнеть.

— Сними мокасины, Мем'ен гва, — сказал он. — Надо перейти на тот берег. Ручей мелкий, а дно ровное.

Мем'ен гва безропотно подчинилась. Она поняла, что Техаванка хочет замести следы и затруднить возможное преследование.

Они долго бродили по прозрачному быстрому ручейку, который нес свои воды по белому песчаному дну прямо на юго-запад.

Солнце, наконец, почти коснулось края горизонта, в золотисто-пурпурные тона заката вторгался ночной мрак. Прерию начала окутывать сапфировая дымка.

Техаванка вывел девушку на правый берег ручья, бегущий вдоль скальных обломков. Здесь они решили остановиться на ночлег.


IX. БИТВА НА ОЗЕРЕ | Орлиные перья | XI. В ПРЕРИИ