home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


XIV. ССОРА В ЛАГЕРЕ

Как только заалел восток, в поселке воцарилось необыкновенное оживление. Все готовились к дороге. Мужчины вооружались, женщины хватали собак, чтобы запрячь их в волокуши, и выносили из хижин узелки. Призывы взрослых, визг детворы, лай дворняг мешались с громкими голосами солдат «Сломанной Стрелы», которые, пытаясь навести в этой суматохе хоть какой-то порядок, напоминали всем об обязанностях.

— Женщины, слушайте! — кричали они. — Покидая хижины, погасите костры. Посыпьте их пеплом! Внимательно следите за детьми, гарантируйте их безопасность. Все вахпекуты должны выполнять указания солдат «Сломанной Стрелы», которые обращаются к вам сейчас. Женщины, вы обязаны тщательно запрячь собак и закрепить багаж, чтобы он не упал в пути. Следите за детьми! Мужчины, еще раз проверьте свое оружие.

В соответствии с поручением Черного Волка, Техаванка, полностью готовый к дороге, уже находился у порога дома солдат «Сломанной Стрелы». На нем были набедренная повязка, штаны, мокасины и короткая кожаная накидка, закрепленная ремнем, переброшенным через левое плечо. За поясом торчал нож, захваченный у чиппева, с плеча свисал колчан из кожи собаки, где были лук и стрелы.

Вскоре из дома вышел Черный Волк. Он тоже был вооружен луком, палицей и ножом. Кроме того, в его руках были копье и щит.

— Ты уже здесь, это хорошо, — сказал он, увидев Техаванку. — Будешь нести мои щит и копье. Разведчики пойдут первыми, позднее к ним присоединимся мы.

Тотчас же послышался приказ разведчикам и следопытам, назначенным Сломанными Стрелами, собраться у ворот поселка. И вскоре группа вооруженных мужчин направилась через лес на запад, где простирались прерии.

А Сломанные Стрелы начали готовить участников охоты. Во времена, когда у санти дакотов еще не было лошадей, даже не слишком далекие походы отличались серьезными трудностями. Покидая поселок, индейцы забирали с собой все имущество, оставляя лишь сельскохозяйственную продукцию, которую тщательно укрывали в подземных, часто замаскированных амбарах. Носили имущество, используя собак, женщины. Из личных вещей вахпекуты брали только самое необходимое. Вот почему конечный пункт путешествия не должен был находиться далеко от лагеря. Даже переносные типи, где жили индейцы во время походов, были не очень большими.

Головную заставу вахпекутов составляли несколько вооруженных воинов, среди которых находился и шаман Красная Собака. Он указывал направление, где следовало искать бизонов. Полунагие воины несли только оружие и запасные мокасины. На небольшом расстоянии от них шла основная колонна, состоявшая из женщин, детей, молодежи, стариков и собак, навьюченных узлами или запряженных в волокуши, к которым был привязан багаж, а иногда и индейские колыбельки с младенцами. Женщины и девушки несли на спине небольшие пакеты или колыбельки с детьми. Мальчики постарше следили за собаками, которые всегда рвались вперед при виде небольших животных, обитавших в прериях. Со всех сторон колонну охраняли вооруженные мужчины.

Походные песни, крики, лай собак и команды слились в общий рев. Везде можно было видеть солдат «Сломанной Стрелы», каждый из которых нес палку для удара, свидетельствующую о возложенных общественных обязанностях. Они командовали передним и задним охранениями, ходили вдоль колонны, пеняли отстающим, наводили порядок.

Около полудня лес начал редеть. Вскоре показалась поляна, волнисто переходящая в крутой берег быстро текущей реки. Здесь солдаты «Сломанной Стрелы» повернули колонну на юг, где находился широкий брод.

В течение всего этого времени Техаванка шел рядом с Черным Волком, добросовестно выполняя его поручения. Юноша был горд оказанным доверием. Несколько раз он бегал вдоль колонны к офицерам «Сломанной Стрелы», чтобы передать приказ, и тогда украдкой поглядывал на Мем'ен гва и Утреннюю Росу, которые вместе с женами Красной Собаки несли семейный скарб.

Много времени прошло, прежде чем показался овраг, ведущий прямо к воде. Черный Волк, окруженный свитой, в которой находился и Техаванка, остановился у обрыва, откуда можно было наблюдать за переправой.

Головная застава находилась уже на противоположном берегу. Теперь подходила основная колонна, окруженная облаком серой пыли. Идущие впереди дошли до реки. Не останавливаясь ни на минуту, они сразу же спустились по крутому склону. Река в этом месте была довольно широкой, а течение быстрым. Но вода доходила взрослым только до пояса.

Спустя несколько минут брод уже кишел людьми и собаками. Посреди реки собаки потеряли дно, и теперь волокуши с грузом скрылись под водой или неслись быстрым течением под испуганный вой псов. Среди этого неописуемого шума и переполоха женщины хватали колыбельки с младенцами, поддерживали старших детей, шли на выручку собакам. То тут, то там кто-то падал, на мгновение скрываясь под водой, слышались крики о помощи. Солдаты «Сломанной Стрелы», бдительные и подвижные, появлялись везде, где грозила опасность, содействуя детворе и старикам.

Несколько десятков крепких индеанок, вооружившись копьями, побежали по обоим берегам ниже брода, чтобы выловить утварь, потерянную в ходе переправы. Наконец, все благополучно перешли реку и под руководством Сломанных Стрел начали разбивать лагерь.

Место прекрасно подходило для ночлега и отдыха. На берегах реки росли ивы, вербы и дикий хлопок; воды было предостаточно. Женщины немедленно приступили к делу: разгрузили собак, распаковали утварь и одежду, установили типи, собрали хворост, разожгли костер и, наконец, начали готовить горячую пищу.

Мем'ен гва работала вместе с Утренней Росой и женами шамана. Вождь Красная Собака и его семья не обращались за поддержкой к другим индейцам. Они, как и некоторые иные семьи вахпекутов, сами должны были заботиться об удовлетворении собственных нужд. У вождя не только не было никаких привилегий, он сам обязан был содействовать соплеменникам. Мем'ен гва убедилась, что труд женщин у вахпекутов был намного тяжелее, чем у чиппева.

Санти дакоты до той поры не встречались с белыми людьми. И потому не располагали еще многими облегчающими жизнь европейскими приспособлениями, которыми уже давно пользовались чиппева. Женщины племени вахпекутов разжигали огонь при помощи двух кусков твердого дерева 88. Приготовление еды было процессом очень продолжительным. Его можно было позволить только во время длительных привалов. Поэтому в походах вахпекуты только раз в течение суток принимали горячую пищу.

Мем'ен гва с любопытством наблюдала, как готовят женщины этого племени. У них все было значительно сложнее, чем у чиппева, которые пользовались медными котелками, приобретенными у белых купцов. Женщины племени вахпекутов вот уже много столетий готовили по старому индейскому методу. Правда, они умели изготавливать примитивную глиняную посуду, но тяжелые горшки были обузой в длительных пеших походах.

Перебрасываясь с девушками шутками, жены Красной Собаки начали готовить ужин. Сперва они острыми палочками выкопали круглую ямку и застелили ее чистой гладкой шкурой животных. Края шкуры вокруг ямки пришпилили к земле заостренными деревянными колышками, а потом заполнили ее водой, опустив туда несколько горсточек пемикана и дикого риса. Из костра, разведенного рядом, женщины периодически вытаскивали разветвленной палкой раскаленные до красна камни, которые затем клали в воду с едой. Остывшие камни заменялись другими, горячими, и это продолжалось до тех пор, пока кушанье не было полностью готовым 89.

Пока женщины занимались хозяйством, а дети играли поблизости, мужчины восседали перед типи на разостланных на земле шкурах. После дневного перехода они должны были хорошо отдохнуть перед охотой на бизонов. Домашняя женская работа никогда не была так тяжела, как труд мужчин в процессе предстоящего промысла. От них потребуется много усилий, связанных даже с риском для жизни. Кроме того, мужчины должны находиться в постоянной боевой готовности на случай неожиданного появления неприятеля, что чаще всего и происходило во время переходов. Именно потому и сидели сейчас мужчины на расстеленных женщинами шкурах, развлекая себя перед ужином, кто как мог. Одни вспоминали необычные события на охоте, другие пели военные песни детям, которые в свою очередь пытались танцевать, хотя еще и не очень ловко. Были и те, кто осматривал оружие, а группа мужчин, собравшихся рядом с типи Красной Собаки, затеяли игру в мокасины 90.

Вокруг игравших собрались болельщики. Некоторые начали делать ставки. Тон в игре задавал Длинный Коготь — молодой и порывистый мужчина. В этот вечер ему очень везло. Он разложил на земле семь мокасин, а его соперник, Зеленый Лист, должен был угадать, в котором из них спрятана покрашенная в красный цвет косточка. Игроки пользовались длинными палочками, где зарубками отмечали полученные очки.

Длинный Коготь быстро переставил мокасины, чтобы обмануть противника и болельщиков. Кто-то рядом постукивал в маленький бубен, наблюдавшие делали ставки. Большинство отдавало предпочтение Длинному Когтю, который уже выиграл у Зеленого Листа несколько палочек, густо испещренных зарубками. Но, как это бывает в игре, фортуна повернулась к Зеленому Листу. Крики радости раздавались все чаще, а палочки меняли своих владельцев.

Игра шла неподалеку от типи Красной Собаки. Его жены, готовившие вместе с девушками ужин, то и дело разражались смехом, слыша возгласы болельщиков, но шаман, отдыхавший от похода, все чаще хмурил брови. Вечер, предварявший большую охоту, не подходил для таких забав. Красная Собака осуждающе смотрел на игроков, однако не говорил ни слова. Совет старейшин поручил проведение охоты «Сломанным Стрелам», и власть теперь находилась в их руках. Развеселившись, Мем'ен гва начала рассказывать, как воин чиппева однажды проиграл в мокасины все имущество, а затем предложил в качестве ставки самого себя. Но проиграл опять и вынужден был долго прислуживать победителю. Эта история позабавила и Красную Собаку, который включился в беседу.

Тем временем страсти среди игроков накалялись. Разочарованные болельщики упрекали Длинного Когтя в неловкости. Неудачник в долгу не оставался. Зеленый Лист отыграл свое сторицей и теперь посмеивался над рассерженным противником. Наконец, он прекратил игру и потребовал расчета. Оказалось, что Длинный Коготь проиграл все свои стрелы вместе с колчаном. Проигрыш был серьезным, особенно накануне охоты. Изготовление новых стрел требовало времени. Длинный Коготь мрачно сказал:

— Тебе сопутствовала удача, ты выиграл мой колчан и стрелы. Но я не могу тебе их сейчас отдать. Ты получишь выигрыш после охоты.

— Нет, ты проиграл, поэтому отдашь сейчас, — возмутился Зеленый Лист. — Тебе хорошо известно, что после охоты часть стрел будет уже не пригодна.

— Вернувшись в поселок, я куплю новые, такие же, как эти, и отдам тебе.

— Когда мне не везло, ты смеялся и говорил, что, проиграв стрелы, я буду вынужден ставить силки на прериевых собачек, — сердито возразил Зеленый Лист. — Делай теперь это сам. Честный игрок платит сразу.

Зрители разделились на два лагеря. Разгорелся спор, кто из игроков прав. Шум становился все громче, болельщики то и дело хватались за ножи. Вдруг Длинный Коготь с размаху швырнул колчан со стрелами прямо в лицо Зеленому Листу.

— Бери, смердящий койот! Даже такими стрелами, как мои, ты завтра не сможешь попасть в цель!

Наклонив голову. Зеленый Лист увернулся от удара. Разгневанный нечестным поступком соперника, он вскочил и закричал:

— Так ты говоришь, что я не попаду в цель? Сейчас увидишь!

Сказав это, он выхватил нож и бросился на обидчика. Длинный Коготь успел перехватить его запястье, и они сцепились. Рассорившиеся болельщики поспешили на помощь своим фаворитам.

При виде драки женщины и дети закричали, а собаки с воем попрятались от разгневанных людей. В эту минуту появились солдаты «Сломанной Стрелы». Вооруженные палками и кожаными бичами, они в мгновение ока окружили дерущихся. Сперва Черный Волк с размаху ударил плетью по клубку тел. Затем его примеру последовали другие солдаты. Под мощными ударами на спинах разодравшихся игроков начала лопаться кожа. Болельщики один за одним бросились врассыпную.

— Прекратить драку. Всем немедленно успокоиться. Это приказ «Сломанной Стрелы»! — послышались громкие требования солдат.

— Ножи в ножны! — крикнул Черный Волк. — «Сломанные Стрелы» рассудят спор!

Энергичный голос и крепкие удары охладили страсти. Игроки, несколько пристыженные, смотрели на солдат.

— Что здесь произошло? Кто начал драку? — громко спросил Черный Волк.

Зеленый Лист встал перед командиром. Глаз его был подбит, по плечу текла кровь.

— Я играл в мокасины с Длинным Когтем, — сказал он. — Сперва я проигрывал, но потом мне сопутствовала удача. Длинный Коготь проиграл все свои стрелы и колчан. Затем бросил мне их в лицо, назвав меня смердящим койотом, и сказал, что даже его стрелами я завтра не попаду в цель. Я должен был отомстить за оскорбление.

— Это действительно так? — спросил Черный Волк Длинного Когтя.

Тот вышел вперед и мрачно ответил:

— Зеленый Лист сказал правду, но правда и в том, что он плохо стреляет, поэтому мои слова не были оскорблением.

— Я не буду судить, честно ли вы вели себя во время игры. Пусть это решат те, кто был с вами. Однако драка в охотничьем лагере — это серьезный проступок. Вы устроили переполох как раз в ту минуту, когда вестовые вернулись с сообщением, что поблизости находится большое стадо бизонов. За то, что вы нанесли ущерб всему племени, каждый из вас получит по пять палок. Садитесь на корточки и подставляйте спины.

Испуганный шепот среди встревоженных зрителей сразу утих. Наказание было очень серьезным, однако солдаты в этот период обладали неограниченной властью. Они могли уничтожить оружие, все имущество виновного и даже изгнать его из племени. Теперь молодые драчуны поняли, что игра в мокасины и драка могли иметь непредсказуемые последствия для всех вахпекутов. Если бы духи бизонов, вызванные шаманом накануне, увидели бы такое попрание правил охоты, то могли бы сделать ее бесполезной, направив стадо в другую сторону.

Зеленый Лист, которому было очень стыдно, без слов наклонился и сел на корточки. Длинный Коготь, наоборот, неуверенно смотрел на экзекуторов. Среди них было несколько его братьев и кузенов, столь же порывистых и драчливых. Теперь близкие отворачивались от него. Если бы вождь племени проявил подобную строгость по отношению к ним, то они могли бы проявить непослушание, апеллировать к совету старейшин и даже потребовать смены вождя, но приговор солдат товарищества был окончателен. И Длинный Коготь понял, что бессилен. Подавив гнев, он сел на корточки.

Два солдата, назначенных Черным Волком, исполнили приговор. Зеленый Лист и Длинный Коготь уныло поплелись в свои типи, а солдаты «Сломанной Стрелы», как ни в чем не бывало, продолжили прерванный совет.

Техаванка вернулся к своим в ту минуту, когда они собирались ужинать, и сел у огня рядом с Красной Собакой. Мужчины ели молча. Их обслуживали женщины. После того, как мужчины насытились, к еде приступили жены вождя и девушки. Красная Собака закурил короткую трубку и спросил внука:

— Сын, был ли доволен тобой сегодня Черный Волк?

— Кажется, да, отец, поскольку он сказал предстать перед ним утром до рассвета.

— Такие слова доставляют мне радость, — похвалил его шаман. — Внимательно слушай все указания Черного Волка. Это мудрый и серьезный воин.

— Я так бы хотел отличиться на охоте! — горячо воскликнул юноша.

Старый шаман долго смотрел в огонь, потом прошептал:

— Будет так, как распорядится судьба, сын. Когда я отдыхал вечером, то глазами своего духа видел сипов, летевших с юга.

— Что это могло бы означать, отец? — заволновался Техаванка.

— Сипы всегда были для меня вестовыми несчастья, — ответил шаман. — Будь осторожен и серьезен, сын.

— Спасибо тебе, отец! Мои глаза и уши будут широко раскрыты на охоте.

— «Сломанные Стрелы» уже составили план?

— Да, отец. Разведчики и следопыты видели большое стадо бизонов на юго-западе. Кажется, в нем много самок, шкуры которых нам так нужны. Неподалеку от стада, на севере пролегает гряда холмов, а за ней крутой овраг, закрытый с трех сторон скалами. Именно туда мы и собираемся загнать бизонов.

— «Сломанные Стрелы» намереваются воспользоваться огнем?

— Да, отец! Сперва мы подожжем прерию на юге, позади стада, а потом отрежем ему дорогу на восток, а когда бизоны окажутся у оврага, подожжем прерию с севера.

— Это наш старый, испытанный способ 91, — заметил шаман.

— Только бы ветер благоприятствовал нам! — горячо воскликнул Техаванка, забыв о злой ворожбе.

Шаман посмотрел в небо, где уже появились звезды, и глубоко вздохнув, сказал:

— Утром ветер будет дуть с востока. Если бизоны ночью не уйдут слишком далеко на север, охота должна быть удачной. Поздно уже, надо отдохнуть до рассвета.

Вместе с женами и Утренней Росой Красная Собака удалился в типи. А Мем'ен гва села рядом с Техаванкой.

— Я слышала ваш разговор о завтрашней охоте, — прошептала она. — Поджигать прерию очень опасно. Я видела однажды горевший лес. Мы все чуть не погибли тогда.

— Пусть Мем'ен гва не волнуется. Прерия — это не лес. Сухая трава сгорает мгновенно, а если огонь встретит на своем пути дерево, то самое большое — подпалит его. По прошествии огня уже вскоре можно ходить по земле босиком.

— Ты в этом уверен?

— Уверен, я не раз видел горящие прерии… Если даже огонь погонится за людьми, достаточно поджечь перед собой траву, и ты в безопасности.

— Я беспокоюсь не о себе. Я же не из племени вахпекутов. Это не мне угрожает опасность!

— О чем ты говоришь, девушка? — удивился Техаванка.

— Что означают сипы, о которых упоминал шаман?

— Значит, ты слышала?

— Слышала и боюсь… за тебя.

— Правда?

— Да… — прошептала она.

— Спасибо, Мем'ен гва… После торжеств «Танца Солнца» я попрошу тебя о чем-то. Ты догадываешься, о чем?

Он пожал ей руку. Она вернула пожатие и испуганно убежала.

А Техаванка еще долго сидел у погасшего костра. Может, мечтал о славе, может, молился Великому Духу, просив послать ему удачу на охоте. Из задумчивости его вывел протяжный вой собаки, который был подхвачен десятками других по всему лагерю. Потом снова воцарилась ночная тишина.


XIII. «ПРИДИ, БИЗОН» | Орлиные перья | XV. ОХОТА НА БИЗОНОВ