home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


XVI. НАПАДЕНИЕ

Бизоны для индейцев были божественным даром Великого Духа. Это он послал на Землю первого белого бизона, чтобы он размножился в многочисленные стада, которые могли бы обеспечить индейцев почти всем необходимым для жизни.

Наряду с кукурузой-матерью мясо бизона было основным продуктом питания индейцев прерий. Они его жарили, сушили, делали из него пемикан, очень удобный в дороге. Из мягко выдубленных шкур шили рубашки, набедренные повязки, штаны, пояса, платья для женщин, краги, меховые зимние накидки, маленькие мешочки, покрывала и типи. Из высушенной на солнце и невыдубленной шкуры изготавливали твердые подошвы для мокасин, большие сумки для еды и одежды, шнурки, колчаны, щиты и переносные легкие лодки 93. Лопатки бизона годились для мотыг, а ребра — для специальных приспособлений, которыми выравнивали наложенные на тетиву стрелы, а также — для ножей и скребков. Иные кости использовались для изготовления шила, а рога — для наконечников к стрелам. Из копыт и рогов индейцы варили клей, из мозгов и внутренностей — состав для дубления кож, специально приготовленный, с добавлением жира. Наконец, отходы бизона служили топливом в скудных лесом прериях. Индеец использовал все части тела животного.

Покинув укрытие, Техаванка сперва обошел добычу, потом присел у огромной кудлатой головы и с благоговением посмотрел в остекленевшие окровавленные глаза. Его охватили огромная радость и гордость. Он самостоятельно добыл белого бизона, который был точной копией первого бизона-духа на Земле! Человек, владевший волшебной шкурой животного сам становился частицей его святости.

«Спасибо тебе, Великий Дух, что выслушал мои молитвы, — взволнованно прошептал Техаванка. — За это я даю обет, что во время торжеств „Танца Солнца“ совершу в благодарность жертвенный танец».

После благодарственной молитвы Техаванка обратился к лежавшему перед ним зверю.

«Прости меня, бизон-дух! Это Великий Ви послал тебя сюда, чтобы я вскоре смог стать мужчиной и воином. Я убил тебя не из праздного любопытства и не ради своего насыщения. Я не трону ни куска твоего мяса, все отдам вдовам, бедным и старикам, оставив себе только твою святую шкуру-дар Великого Ви. Я и остальные вахпекуты будем с величайшим почтением относиться к ней, чтобы она успешно лечила наши раны. Твой дух скажет об этом другим бизонам, и когда он снова вернется на землю, то приведет большое стадо, которое утолит наш голод и другие потребности».

Техаванка поднялся и еще раз обошел бизона-альбиноса. Зверь был поражен стрелами, когда вылезал из ямы, и потому упал на живот. Мощная голова его лежала между вытянутыми вперед лапами, а задняя лапа была неловко подвернута под туловище. Из-за этого бизон не мог повернуться на бок и остался в положении, в котором его обычно укладывают охотники, чтобы снять шкуру. В этом счастливом совпадении Техаванка увидел содействие сверхъестественных сил. Ведь он был один,, и помощь вряд ли пришла бы быстро. В одиночку не удалось бы как следует уложить бизона.

Разделка убитого бизона требовала сноровки, внимания и ловкости, которым мужчины и женщины учились с детских лет. Не теряя времени, Техаванка приступил к тяжелой работе.

Стаскивание шкуры бизона было необыкновенно трудным делом. Индейцы чаще всего делили ее на две части, а потом, после соответствующей обработки сшивали. Техаванка решил так и поступить. Он вытащил стальной нож, добытый у чиппева, и поперечным глубоким разрезом через шею обнажил горб. Потом разрезал шкуру вдоль хребта с головы до хвоста и только после этого начал снимать ее с боков, оставляя кожу только у грудной клетки.

Солнце уже клонилось к западу. Техаванка снял обе половины шкуры и расстелил на земле, чтобы уложить на них тушу бизона. В этот момент послышались голоса. К нему направлялись Утренняя Роса, Мем'ен гва, Черный Волк и Ша'па. Они тоже заметили Техаванку и ускорили шаг.

Увидев белую кудлатую голову и красные глаза бизона, Черный Волк застыл в изумлении и недоверчиво посмотрел на Техаванку.

— Ты убил бизона-духа, — взволнованно сказал он. — Насколько я помню, ты первый вахпекут, ставший обладателем такой святыни. Великий Дух очень благоволит к тебе. Ты поблагодарил его за щедрый дар?

— Да, Черный Волк, я дал обет совершить жертвенный танец во время торжества «Танца Солнца», — ответил Техаванка. — Я возьму себе лишь волшебную шкуру бизона-духа, а остальное отдам вдовам, старикам и бедным. Язык бизона-духа я хочу подарить командиру Сломанных Стрел. Прошу, Черный. Волк, прими его от меня.

Черный Волк серьезно кивнул и с симпатией посмотрел на Техаванку, который, как и требовал обычай, проявил скромность, щедрость и заботу о тех, кто нуждался в помощи. Юноша, впервые самостоятельно убивший бизона, не должен был есть его мяса. Напротив, он был обязан раздать его другим, внимательно следя за тем, чтобы никто из родственников не оказался обделенным 94.

Наклонившись над бизоном-альбиносом, Черный Волк сказал полным уважения голосом:

— Спасибо тебе, бизон-дух, что соблаговолил придти на Землю, чтобы остаться среди своих братьев-вахпекутов. Все мы окажем тебе надлежащую честь и поприветствуем «Танцем бизона». Ты позволил убить себя отважному и благородному юноше, который вскоре станет воином. Это очень важно для него!

Утренняя Роса и Мем'ен гва радостно посмотрели на Техаванку, а Ша'па положил руку ему на плечо и прошептал:

— Единственный вахпекут, обладающий волшебной шкурой бизона, вскоре обретет славу.

— Это большой и значительный день, мой младший брат, и для тебя, и для нас, — обратился к Техаванке Черный Волк. — Теперь мы поможем тебе, а завтра приведем собак с волокушами и перенесем твою добычу в лагерь. Пусть женщины пока соберут отходы бизонов для отопления, мы будем ночевать здесь. Ша'па, беги сейчас к нашим и извести их о необычном событии. Утром бери собак и возвращайся сюда.

Ша'па успел лишь шепнуть приятелю, что убил четырех бизонов в овраге-ловушке и сразу же поспешил в дорогу, чтобы успеть в лагерь до наступления вечера. Девушки разбежались по прерии в поисках отходов, которые под воздействием жаркого солнца напоминали круглые, высушенные лепешки.

А Черный Волк вместе с Техаванкой занялись разделкой бизона. Сперва они отделили лопатки, потом филейные части вдоль хребта, а ребра, обросшие жиром, рубили топором. Затем вытащили почки, желудок и печень: каждая часть тела бизона имела свое назначение. Потом они вынули мозг, отрезали язык и отрубили голову, которую хотели доставить в лагерь. Все это было уложено надлежащим образом на шкуры и завернуто.

Во время работы Черный Волк рассказал Техаванке об охоте в овраге. Вахпекуты убили около четырехсот бизонов и сейчас дубили шкуры и готовили мясо к сушке. В ближайшие дни их ждала тяжелая и ответственная работа. Надо было создать значительные запасы мяса к торжествам «Танца Солнца».

Только тогда, когда на небе появились первые звезды, Черный Волк и Техаванка смыли с себя кровь в вырытом бизонами болотце и устало сели у огня. Техаванка дал клятву, поэтому ни он, ни его семья не могли есть мясо убитого им бизона. Однако Утренняя Роса принесла свежую вырезку, которую разрезала на мелкие кусочки, и теперь их, насаженных на длинные палочки, девушки пекли над костром. Вскоре все утолили голод.

Черный Волк перебрасывался шутками с Утренней Росой и Мем'ен гва. Девушки приготовили лежанки из травы. Утренняя Роса искоса посматривала на Техаванку, то и дело бросавшего несмелые взгляды на Мем'ен гва. А потом рассказала о мужчине, который был смел в сражениях и очень робок с любимой девушкой. Техаванка покраснел, а Черный Волк заметил:

— Влюбленные часто бывают робки с девушками, хотя ради них они готовы на любые испытания. Я слышал об одном миниконжу 95, который так любил свою жену, что…

— Что взял еще одну, помоложе, чтобы помогала старшей, — смеясь, перебила его Утренняя Роса.

— Утренняя Роса ошибается, — возразил Черный Волк. — Он добровольно пошел за ней в Страну Вечной Охоты, когда она заболела и умерла.

— Черный Волк случайно не ошибается?! — воскликнула Утренняя Роса.

— Нет, это правдивая история.

— Пусть Черный Волк расскажет ее, — попросила Мем'ен гва.

— Я тоже охотно послушаю, — добавила Утренняя Роса.

— Ты смеешься над влюбленными мужчинами, а сама слушаешь рассказы о них, — заметил Черный Волк.

— Может, я шутила только для того, чтобы кое-кто стал более смелым, — прошептала Утренняя Роса и взглянула на брата.

— Пусть Черный Волк расскажет об этом миниконжу, а не то девушки заболеют от любопытства, — сказал Техаванка.

— Это был Хай вах зе хах, вождь миниконжу, — начал Черный Волк. — Он был известен, как прекрасный бегун и мог догнать даже убегавшего бизона. Хай вах зе хах очень любил свою жену. Когда она заболела и умерла, он не смог пережить боль утраты. И однажды публично заявил, что добровольно пойдет за женой в Страну Вечной Охоты. Миниконжу начали охранять своего вождя, но он сумел обмануть их и убежал. Они нашли его мертвым в прерии. Оказалось, что Хай вах зе хах пошел на бизона, вооруженный только ножом, и был поднят на рога и затоптан 96. Он сделал то, что обещал. И сейчас, наверное, вместе со своей женой пребывает в Стране Вечной Охоты…

— Должно быть, он очень ее любил… — тихо сказала Мем'ен гва.

— Так и было, если он погиб из-за нее, — добавила Утренняя Роса.

Черный Волк улыбнулся:

— А теперь отдыхать. Завтра нас ждет много работы в лагере. Пусть мой младший брат караулит первым и разбудит меня в половине ночи. Вы, девушки, тоже ложитесь. Вы очень устали.

Черный Волк лег и повернулся спиной к огню. Утренняя Роса свернулась под волчьей шкурой. А Мем'ен гва села у костра рядом с Техаванкой и посмотрела в звездное небо.

— О чем думает Мем'ен гва? — спросил Техаванка.

— Взгляни, как низко висит луна, — прошептала девушка. — И звезд здесь больше, чем над лагерем чиппева. А может, это костры, которые разожгли духи умерших индейцев в Стране Вечной Охоты? Может, у одного из них сидит благородный вождь миниконжу вместе с любимой женой?

— Кто знает? Может, и так, как говорит Мем'ен гва, — ответил Техаванка, тоже глядя в небо. — Я так люблю смотреть на звезды. Их здесь больше, чем в лесу, где они закрыты деревьями.

Вдруг неподалеку послышался протяжный мрачный вой.

— Волки почуяли нашего бизона, — прошептал Техаванка.

Мрачные голоса послышались снова. Мем'ен гва пододвинулась к нему.

— Не бойся, они слишком трусливы, чтобы напасть на людей, — успокоил ее юноша. — Будем жечь костер до рассвета. Теперь иди спать, уже поздно.

Мем'ен гва пожала ему руку и легла рядом с Утренней Росой. Техаванка время от времени подбрасывал ветки в костер. Рядом лежал наготове лук. Темные силуэты волков мелькали все чаще. Иногда хищники подходили очень близко к огню и тянули к людям длинные морды. Вой продолжался.

Техаванка внимательно слушал голоса прерии. Вдруг он почувствовал беспокойство. Кто-то крался за его спиной. Повернувшись, он увидел притаившегося белого волка. Белые волки постоянно ходили за стадами бизонов, поэтому их часто называли бизонами-волками. Зверь подошел так близко, что Техаванка хорошо видел его остроконечные торчащие уши и раскрытую пасть.

«Он подполз против ветра», — подумал Техаванка и взял лук.

Волк сразу же исчез в траве. Минуту спустя послышался вой.

Техаванка поднялся. С оружием в руке он обошел спящих товарищей и снова сел у огня. Хищники продолжали рыскать неподалеку.

Наконец, Техаванка разбудил Черного Волка, а сам лег.

Из объятий сна его вырвали пронзительные, вибрирующие боевые кличи и глухой топот копыт. Он вскочил, схватив лук и стрелы.

Уже светало. Из утреннего тумана появилось несколько наездников. Низко пригнувшись к шеям лошадей, они неслись прямо на догоравший костер. Прежде чем Техаванка успел заправить стрелу, Черный Волк поразил одного из нападавших копьем и свалил его со скакуна.

— Хакка-хей! Смерть им! — крикнул он и бросился ко второму наезднику.

Тот попытался ударить его палицей, но Черный Волк отскочил в сторону и вонзил копье в грудь лошади, которая со ржанием и стоном сперва встала на дыбы, а потом рухнула на землю. Копье сломалось под тяжестью павшего животного. Наездник успел соскочить с него. Но Черный Волк, выхватив палицу, бросился на противника.

Техаванка с луком в руке устремился к третьему наезднику, который, также вооруженный луком, уже готовился выстрелить, одновременно закрывая себя щитом. Он скакал вокруг молодого охотника, постепенно сужая круги. Лицо и грудь наездника были покрыты красными и желтыми полосами. Вдруг он наклонился к шее лошади и выстрелил. Стрела почти коснулась левого плеча Техаванки, который тоже натянул тетиву и выстрелил. Он попал в цель. Правда, стрела была выпущена слишком поспешно и лишь поцарапала щеку нападавшего, но тем не менее остудила его пыл. Наездник тотчас же развернулся и устремился за Утренней Росой. Пробужденные неожиданным нападением девушки сейчас разбегались в разные стороны, чтобы затруднить преследование. Техаванка немедленно бросился на помощь.

— Хокка-хей! Смерть пауни 97! — крикнул Черный Волк.

Он раздробил палицей плечо противника и схватился с ним в рукопашную.

— Хокка-хей! — повторил Техаванка боевой клич.

Мем'ен гва ловко убегала от преследовавшего ее пауни. Поворачивая то влево, то вправо, она то и дело меняла направление, и наездник, вынужденный все время маневрировать конем, никак не мог схватить ее. Увидев Техаванку, девушка с каждым поворотом начала приближаться к нему. Однако пауни настиг ее первым. Низко свесившись с лошади, он схватил Мем'ен гва и бросил ее на спину скакуну. Лошадь на мгновение замедлила бег. Этого Техаванке было достаточно, чтобы подскочить к противнику и, дернув за ногу, свалить на землю. Пауни упал на живот. Техаванка тотчас же оказался на нем, стиснув обе руки на шее врага. Ошеломленный падением, пауни попытался было подняться, но захват молодого вахпекута сжимал его клещами, не давая дышать. Жилы вздулись на руках Техаванки, глаза налились кровью. Тело пауни начало слабеть, пока, наконец, не замерло.

— Хокка-хей! — сдавленным голосом крикнул Техаванка.

Мем'ен гва все еще сидела. на земле. Измученная преследованием, она тяжело дышала. Техаванка, увидев, что с ней все в порядке, взглянул на поле брани. Гнев и испуг охватили его. Раненный им пауни теперь убегал верхом на лошади, держа безжизненное тело Утренней Росы. Другой пауни уводил двух скакунов павших товарищей, а третий целился из ружья в Черного Волка.

— Хокка-хей! — крикнул Техаванка. — Смерть пауни!

Как безумный, он бросился на помощь командиру «Сломанной Стрелы». Целящийся пауни увидел его, и рука нападавшего дрогнула, когда он нажимал на курок. Пуля поцарапала ухо Черному Волку. Пауни быстро развернул коня и поспешил за своими товарищами. Индейцы нападали обычно тогда, когда имели численное превосходство. Равновесие сил удерживало их от борьбы. Из шести нападавших остались лишь трое. Продолжать сражение было рискованно.

— Эти мерзкие псы увели Утреннюю Росу! — закричал Техаванка.

— Я не смог помешать им. Против меня были пять пауни, -ответил Черный Волк. -Они полагали, что с юношей вроде тебя может справиться и один. К счастью, ты вел себя мужественно. Я видел, как ты спас Мем'ен гва.

— Мы должны немедленно начать преследование! — горячо воскликнул Техаванка.'

— Они убегают на сунка вакан, пешком их не догнать, — ответил Черный Волк, мрачно глядя вслед удаляющимся врагам.

— Надо отбить Утреннюю Росу. Пауни наверняка только что завершили весенний сев кукурузы… — дрожащим от волнения голосом начал Техаванка.

Черный Волк некоторое время хмуро молчал, потом сказал:

— Их было шестеро. Если бы они сразу атаковали нас двоих, то победили бы. Однако им нужны были в первую очередь девушки.

— Это значит, что они прибыли сюда за молодой девушкой из чужого племени, чтобы отдать ее в жертву Утренней Звезде. Пауни всегда занимаются жертвоприношением после весеннего сева, чтобы обеспечить себе богатый урожай 98, — добавил Техаванка.

— Наверное, это им и нужно было, — согласился Черный Волк. — Даже павших товарищей с собой не взяли, а ведь и они, и мы это делаем всегда. Посмотри, на лбу у пауни следы белой глины. Они покрывают себя белой краской, чтобы лучше походить на волков. Ну да, белый хвост волчьей шкуры выступает из под его сунка вакан.

— Белый волк подкрался сюда ночью, — сказал Техаванка. — Он был очень близко. Я даже собирался выстрелить в него, но ничего подозрительного не заметил. Днем я наверняка бы обнаружил следы этого «волка».

— Вы должны без промедления отбить Утреннюю Росу! — перебила его Мем'ен гва, которая уже пришла в себя и теперь слушала, о чем говорят мужчины. — Скиди пауни пытают жертв, прежде чем жестоко убить их. Мне рассказывал об этом тот, кто был моим отцом. Вы должны выкрасть Утреннюю Росу из поселка пауни. Она сама не сможет убежать из плена, как это недавно сделал ее брат.

— Хо! Мем'ен гва хорошо говорит, — тихо согласился Техаванка.

— Чтобы дойти до поселка скиди-пауни, потребуется много вечеров, а мы сейчас охотимся на бизонов далеко от своих домов, — начал Черный Волк. — От результатов охоты зависит судьба всех вахпекутов. Мы располагаем свидетельством, что скиди-пауни объявились в нашей округе. Кто знает, не угрожает ли опасность нашим детям, женщинам и старикам? Шаман Красная Собака предчувствовал дурное. Прежде всего, мы должны завершить охоту. Вернувшись в поселок, Сломанные Стрелы уже не будут выполнять возложенные на них обязанности, и я объявлю поход против пауни.

— Тогда спасать Утреннюю Росу будет уже поздно, — грустно заметила Мем'ен гва.

Техаванка молчал. Вдруг он медленно поднял голову и начал смотреть в небо. Его лицо застыло и стало серым. Черный Волк это сразу заметил и бесконечно удивился. Лицо Техаванки приобрело такое же выражение, как и лицо Красной Собаки, когда он разговаривал с духами. Черный Волк жестом приказал Мем'ен гва молчать и кивком показал на юношу. Техаванка же смотрел в небо, призывая Духа-Покровителя. Он просил совета, как спасти любимую сестру. Когда просьбы стали особенно страстными, молодой вахпекут увидел высоко в небе орла, величаво парящего на юг. Крылья птицы были широко раскрыты, она почти не двигала ими, и тем не менее летела на юг… Дыхание замерло в груди Техаванки. Это, должно быть, знак!

«Спасибо тебе, мой Дух-Покровитель, — прошептал юноша. — Если я спасу Утреннюю Росу и счастливо возвращусь из похода против пауни, то во время торжества „Танца Солнца“ пожертвую тебе шкуру бизона-духа».

Орел пошевелил огромными крыльями и горделиво последовал далее на юг.

Техаванка глубоко вздохнул, как пловец, вынырнувший из глубины. Спустя минуту он уже в полном сознании смотрел на командира «Сломанной Стрелы». Решение было принято.

— Благополучие и безопасность всех вахпекутов важнее судьбы одной девушки, — сказал он. — Черный Волк вместе с остальными должны в первую очередь успешно завершить охоту. Чтобы отомстить, у нас еще будет время. Но теперь речь идет о спасении жизни Утренней Росы. Один вахпекут, наверное, сможет прокрасться в лагерь скиди-пауни и освободить пленницу. Позволь мне, командир «Сломанной Стрелы», сейчас же отправиться на поиски.

Черный Волк молчал. Он удивился просьбе юноши. Отсутствие одного молодого мужчины на охоте решающего значения не имело. Техаванка проявил уже много смелости и находчивости, убегая от чиппева. Он привел пленницу. Вернул святыни своего отца, а теперь вот бизон-дух позволил ему убить себя. Он одолел также пауни, а потом откровенно беседовал с духами, которые, должно быть, посоветовали ему отправиться в небезопасный поход. Мог ли он, Черный Волк, воспротивиться воле сверхъестественных сил? Но что на это скажет Красная Собака?

— Согласись, Черный Волк! — убеждал его Техаванка. — Красная Собака никогда не простит мне, если я оставлю сестру на произвол судьбы.

«Он читает мои мысли, как дед! — испуганно подумал командир „Сломанной Стрелы“. Он наверняка когда-нибудь станет большим шаманом. Я не могу воспротивиться воле духов!»

— Ты действительно хочешь пойти? — еще раз неуверенно спросил он. — А если и ты погибнешь?

— Я буду благоразумен, и не погибну, Черный Волк! — заверил его Техаванка.

— Хорошо, иди и выполняй свой долг, — принял решение Черный Волк. — Я объяснюсь с советом старейшин.

За ближайшим холмом послышался лай собак. Это Ша'па и две жены шамана вместе с собаками, тянувшими волокуши, шли за необычным охотничьим трофеем. При виде следов побоища и услышав о похищении Утренней Росы, жены шамана начали причитать и рвать на себе волосы. Старшая жена подбежала к убитому Техаванкой пауни и, взяв нож, сняла с него скальп.

— Волосами этого презренного пауни я украшу швы твоих штанов, чтобы его дух служил бы тебе, как собака, и славил твою победу! — в бешенстве кричала она Техаванке. — Иди в их поселок, сын! Иди и принеси как можно больше скальпов, пусть они утешат нашу боль! Отомсти за сестру! Ты добыл шкуру святого духа-бизона, вскоре ты станешь славным воином, и враги будут дрожать, слыша твое имя.

Потом жены шамана вместе с Мем'ен гва осыпали ругательствами поверженных врагов вперемешку с причитаниями и оплакиваниями похищенной Утренней Росы.

А Черный Волк и Техаванка тем временем рассказали Ша'па о нападении. Тот, услышав о предстоящем военном походе друга в одиночку, сразу же качал просить командира «Сломанной Стрелы» позволить ему пойти с Техаванкой.

— Вдвоем искать пленницу легче, — сказал, он. — Придется тайком прочесать многие вражеские поселки. Ведь пауни мы зовем и скиди, и чау, и катхехахки, и питахурат. Почему вы так уверены, что напали именно скиди?

— Если бы я не был уверен, что это они, то не отпустил бы вас. Я узнал этих скиди. У меня уже были встречи с ними, мне довелось организовать несколько походов против них. И я был в их поселке, — ответил Черный Волк. — Поиск пленницы в стране всех пауни 99 был бы слишком трудным делом даже для всего племени санти дакотов.

— Значит, Черный Волк знает, где живет каждое из четырех племен пауни? — спросил Техаванка.

Воин кивнул.

— Далеко на юге живут питахурат. Их поселки находятся над рекой Канзас и неподалеку от реки Смоки Хилл. Китхехахки поселились на берегах реки Репабликэн, а чау вторглись с юга в страну скиди и строят свои поселки между северным и южным рукавами реки Платт. Ближе всех к нам живут скиди. Их поселки лежат вдоль восточного берега Миссури, начиная с того места, где с ней соединяет свои воды река Большая Сиу, и до самого устья. Скиди обитают также на западе над рекой Ниобрэрой, но это уже значительно дальше от нас.

— Так которые же скиди захватили мою сестру? Те, что с Ниобрэры, или те, что с Миссури?

— Это были скиди с восточного берега Миссури, — ответил Черный Волк. — Их поселок находится в одном вечере пути от того места, где река Большая Сиу соединяет свои воды с Миссури.

— Черный Волк, как тебе так точно удалось определить нападавших? — недоверчиво спросил Ша'па.

— На шее у убитого мною пауни висела трещотка в форме перстня, — объяснил Черный Волк. — Такое отличие носят только члены общества Бешеных Псов, а оно есть только у скиди пауни, поселок которых владеет свертком со святыми предметами, обозначенными символом солнца и тремя звездами. Каждый поселок пауни имеет свой сверток со святыми предметами, а знак на этом свертке является знаком поселка.

— Значит, трещотка помогла Черному Волку узнать в нападавших пауни? — удивился Ша'па.

— Именно так. Если бы вы внимательно пригляделись к убитым врагам, то сами их узнали. Ведь скиди уже раз были в нашем поселке, они просили помощи в борьбе против чау. Забыли?

— Хо! — воскликнул Техаванка.

— Хо! — вслед за ним выкрикнул пристыженный Ша'па.

— Теперь я вспоминаю, как послы скиди пытались уговорить нас вступить в войну с чау 100, — сказал Техаванка. — У одного из них была такая погремушка.

— Гнев затмил ясность ума моим младшим братьям, — сказал Черный Волк. — Это плохо. Воин всегда должен быть спокойным и рассудительным. Этих скиди прислали не Бешеные Псы — на них не было ни воинских украшений, ни копья, которые они всегда имеют при себе в боевых походах.

— Хо! Хо! — воскликнули юноши.

Черный Волк понимающе улыбнулся и сказал:

— Техаванка, похититель Утренней Росы выстрелил в тебя из лука и промахнулся. Найди эту стрелу, и мы узнаем, каким знаком он пользуется.

Техаванка выполнил поручение. На древке стрелы было вырезано сломанное копье.

— Теперь ты знаешь, который скиди похитил Утреннюю Росу, — заметил Черный Волк. — Ищи в поселке скиди знак сломанного копья, и он приведет тебя к сестре. А теперь я дам вам еще несколько советов, а вы тем временем готовьтесь к дороге.

— Спасибо, Черный Волк! — воскликнул Ша'па.


XV. ОХОТА НА БИЗОНОВ | Орлиные перья | XVII. ПОХОД ПРОТИВ ПАУНИ