home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


XX. «ТАНЕЦ СОЛНЦА»

О поселке вахпекутов царил необыкновенный переполох: так обычно бывало, когда индейцы всем миром готовились в путь. Женщины паковали тюки, собирали имущество, а то, что невозможно было взять с собой, прятали по разным углам и чуланам. Девочки помогали матерям, мальчики играли в военные игры и охотились на собак, которые разбегались от них в разные стороны. Мужчины проверяли оружие, обсуждали последние новости и отдыхали перед дальней дорогой. Все были радостны и взволнованы: вахпекуты собирались на ежегодный обряд «Танца Солнца», чтобы выразить благодарность сверхъестественным силам за заботу, просить о дальнейшем покровительстве и дополнить просьбы ритуальными клятвами.

Кульминацией многодневного праздника должны были стать испытания на мужество, которым подвергались юноши для вступления в ряды воинов. Обряд «Танца Солнца» был, кроме того, и прекрасной возможностью повидать близких, обновить и заключить новые дружеские связи, поскольку на торжества собиралось все племя санти дакотов. Зимой санти дакоты, разбитые на маленькие группы, охотились вдали друг от друга. Все заранее радовались встрече.

Вахпекуты готовились к путешествию с подъемом. Им не терпелось похвалиться последними событиями. Предметом особой гордости вахпекутов был внук вождя и шамана Красной Собаки. О делах и приключениях Техаванки много говорили у вечерних костров. Это он, убегая из плена чиппева, привел с собой пленницу и победил их славного воина. Это он дважды пробирался в поселок могущественных скиди пауни, чтобы освободить сестру, убил ее похитителя и снял с него скальп, отомстив за обиду, нанесенную всем вахпекутам. Добрые духи, должно быть, благоволят молодому Техаванке, раз уж он не только вернулся с сестрой, но и привел сына вождя скиди пауни, выразившего желание вступить в племя вахпекутов. Хвалили Ша'па, который вместе с Техаванкой принял участие в походе против пауни, говорили о благородстве Петалешаро, который из любви к Утренней Росе нарушил святой обряд и оставил соплеменников.

Вести о ратных подвигах Техаванки разнеслись широко. Поэтому санти дакоты поручили шаману и вождю Красной Собаке руководить обрядом «Танца Солнца». Это была весьма почетная миссия, потому что на период торжеств он становился вождем всех санти дакотов. Вождь выбирал место и назначал время совершения обряда, в его руках сосредоточивалась неограниченная власть.

Место, выбранное Красной Собакой, находилось в пяти днях марша от поселка вахпекутов. Живописная долина зеленела лугами, на которых можно было разбить большой лагерь. Богатый древостой гарантировал достаток топлива для костров, воды было предостаточно, охотникам было где развернуться. Красная Собака уже разослал вестовых во все группы санти дакотов, чтобы сообщить им о времени и месте торжества.

Вахпекуты намеревались еще до наступления рассвета отправиться к месту встречи всего племени. Был ранний полдень. Красная Собака вместе с членами совета старейшин пребывал в своем доме. Все догадывались, что старый шаман попросит совет удовлетворить просьбу Петалешаро о переходе в племя вахпекутов. Вскоре командиру «Сломанной Стрелы» дали поручение привести пауни на заседание совета. Воины «Сломанной Стрелы» снова выполняли функции полицейских на период похода и торжества «Танца Солнца». Черный Волк подвел Петалешаро к дому вождя.

«Заходи, совет старейшин хочет поговорить с тобой», — сказал он на языке знаков.

Члены совета старейшин долго разглядывали молодого человека. У многих из них вид пауни вызывал смешанные чувства. Военные тропы разделяли дакотов и пауни. Однако неприязни никто не выразил. Этот молодой пауни рисковал жизнью, чтобы защитить девушку из племени вахпекутов и бросил своих сородичей. Известно было, что он хочет взять в жены Утреннюю Росу. Пауни имел на это право, поскольку спас ее от смерти.

Первым прервал молчание Красная Собака. Он сказал на языке знаков:

«С незапамятных времен дакоты и пауни враждуют друг с другом. Скиди коварно выкрали нашу женщину. Они собирались подвергнуть ее пыткам и лишить жизни. Ты спас ее и вместе с ней пришел сюда, как наш друг, проявив большое мужество, хладнокровие и благородство. Мы это ценим и будем горды, если ты станешь одним из нас. А теперь скажи, хочешь ли ты быть вахпекутом?»

«Да» — последовал ответ.

Красная Собака хлопнул в ладоши. Появился Черный Волк.

— Совет старейшин выразил согласие принять скиди в наше племя, — сказал он. — Пусть мой брат руководит обрядом.

Черная Собака отвел Петалешаро на берег озера, где уже столпились жители поселка. Члены совета старейшин во главе с шаманом стояли неподалеку. Черный Волк усадил Петалешаро на ствол поваленного дерева, после чего натер пальцы пеплом, который ему поднесли на куске коры. А потом начал рвать волосы с головы Петалешаро. Он поминутно погружал пальцы в пепел, чтобы не скользили. Совершив обряд, Черный Волк сказал:

— Дакоты не носят локонов. Это обычай наших врагов. Если ты хочешь быть одним из нас, то должен отрастить длинные волосы, как мы.

Слова Черного Волка были переведены Петалешаро на язык знаков. Скиди без слов согласился подвергнуться неприятной процедуре. Когда все волосы были удалены, Черный Волк подозвал трех женщин, которые быстро раздели Петалешаро, оставив на его теле лишь набедренную повязку, и повели в озеро. Они остановились только тогда, когда погрузились в воду по пояс. Петалешаро было сказано полностью погрузиться в нее, а когда он не понял, что от него хотят, женщины силой затолкали его под воду.

Собравшиеся на берегу вахпекуты разразились смехом. А женщины тем временем мыли Петалешаро, используя для этого песок. Когда тело молодого человека стало красным, они вывели его из купели. На берегу Петалешаро протянули новую набедренную повязку, штаны, мокасины и куртку, украшенную колючками дикобраза. Вымытого и одетого его провели в дом вождя.

Члены совета старейшин, облачившись в торжественные одеяния, выкурили трубку мира, которую в конце церемонии передали Петалешаро. Когда обряд был завершен, Красная Собака сказал на языке знаков:

«Сын мой! Теперь ты той же крови, что и мы. Благодаря обряду, совершенному сегодня, каждая капля крови пауни была смыта из твоих жил. Теперь ты вахпекут. Тебя приняли в большую семью, и ты займешь достойное место среди нас. После сегодняшнего обряда ты стал одним из нас по старым правам и обычаям. Сын мой! Ты не должен ничего бояться, ты подчиняешься тем же законам, что и мы. Все вахпекуты обязаны любить тебя, помогать тебе и защищать, как каждого члена племени» 109.

В тот же вечер Красная Собака устроил пир в честь Петалешаро.

Еще не начало светать, а солдаты «Сломанной Стрелы» уже приступили к выполнению своих обязанностей. Их призывы подняли на ноги весь поселок. Женщины запрягали собак, делили между собой пакеты и свертки, готовили детей в дорогу. А призывы продолжались:

— Женщины, слушайте! Покидая дома, не забудьте погасить костры! Посыпьте их пеплом! Следите за детьми, гарантируйте им безопасность! Вахпекуты! Все должны слушаться солдат «Сломанной Стрелы», которые сейчас обращаются к вам! Женщины, хорошо навьючьте собак, чтобы поклажа не упала в пути! Следите за детьми!


Вахпекуты первыми пришли в долину, выбранную для совершения обряда «Танца Солнца». Красная Собака с помощью солдат «Сломанной Стрелы» определил места для типи каждой группе санти дакотов. В обычных условиях дакоты устанавливали типи параллельными рядами, так, чтобы вход в шатер смотрел на юг. А во время торжеств «Танца Солнца» все типи создавали один большой круг, к центру которого были обращены отверстия для входа. В центре лагеря строили общий дом для обрядов.

Группы санти дакотов прибывали в течение четырех дней и ночей. Вокруг лагеря не расставили охраны и не выслали разведчиков. Никто не собирался в боевой поход. По индейским обычаям лагерь, разбитый для совершения обряда «Танца Солнца», никогда не подвергался нападению враждебных племен. Это было время всеобщего перемирия.

Началась четырехдневная подготовка к обряду. Самой важной и первой церемонией были выбор и рубка святого дерева, которое потом устанавливали в центре лагеря. Ствол этого дерева служил центральной опорой для круглого дома обрядов, который строили из бревен. Стены дома были из веток вербы.

Выбирала и рубила святое дерево только женщина. Считалось, что рубка представляла таинство, небезопасное само по себе. Вот почему это задание поручалось чаще всего пленницам из чужого племени. На этот раз вахпекуты доверили рубку Мем'ен гва. Кроме нее, в церемонии принимали участие только мужчины.

На следующий день мужчины готовили бревна для круглого каркаса сооружения, а на третий все санти дакоты собирали ветки вербы, из которых плели стены и крышу. На четвертый Красная Собака первым вошел в дом обрядов. Начинались торжества.

Четыре дня и ночи продолжались жертвенные танцы. Никто из танцоров не мог в это время покинуть дом обрядов. Танцы были молитвой, благодарностью за проявленную благосклонность или просьбой о ней. Священный танец становился чем-то вроде клятвы, обета. Он приближал человека к всесильной природе, неразрывно соединяя его с ней. Участвовали в обряде «Танца Солнца» только мужчины. Если женщина обращалась к божеству с просьбой, то вместе с Ней танцевал муж или брат.

Сердце сильно билось в груди Техаванки, когда он входил в дом обрядов. Юношу сопровождал старец, который был его проводником и наставником на весь период церемонии. Техаванка сразу увидел Красную Собаку. Как председатель торжеств, он восседал в беседке из листьев, установленной в западной части сооружения. За ним висела деревянная кукла, символизирующая мощь солнца.

По требованию проводника Техаванка снял одежду, оставив на себе только набедренную повязку и мокасины. Проводник покрыл его лицо голубой, желтой и зеленой красками, а к кистям рук и лодыжкам привязал свежие ветки вербы. Потом вручил ему свиток из крыла орла.

Забили бубны, началось пение. Танцоры стояли на месте, по очереди поднимая ноги в такт песне. Монотонный четырехдневный танец бесконечно утомил танцоров, которым в течение обряда нельзя было ни есть, ни пить. Время от времени кто-то из них садился у стены, чтобы перевести дух и даже вздремнуть, но потом снова включался в танец.

Техаванка, желая сдержать клятву, положил у центрального жертвенного столба шкуру белого бизона. Это был великолепный дар, поскольку шкура принадлежала святому животному, которое в образе первого бизона появилось в прерии.

На исходе был уже третий день. Техаванка все чаще оказывался в состоянии одеревенения. Казалось, танцоры приобретают какие-то странные формы и исчезают в туманной дымке. Подчас он не слышал ни бубнов, ни пения. Веки налились свинцом, жилы на висках взбухли. Техаванка не помнил даже, когда опустился на колени, а потом всей тяжестью своего тела упал на землю. Теперь он видел лишь большого золотистого орла, который величественно парил в воздухе вокруг него. Это был его Дух-Покровитель. Благодарный вздох вырвался из губ юноши! Он чувствовал мягкое дуновение ветра, когда орел махал огромными крыльями.

Тяжело вздохнув, Техаванка открыл глаза. Его проводник склонился над ним, помахивая перьями перед его лицом, стараясь хоть немного освежить. Техаванка с трудом поднялся и вошел в круг танцующих. Он уже не боялся испытаний на мужество. Дух-Покровитель благосклонно принял его молитвы.

На четвертый день до наступления сумерек обряд «Танца Солнца» завершился. Почти теряя сознание, Техаванка вышел из дома. Его уже ждали Черный Волк и Рваное Лицо.

— Сейчас начнется испытание на мужество, — сообщил Черный Волк. -Ты готов?

Техаванка даже не расслышал вопроса. Он стоял, не двигаясь, тяжело дыша. Лишь дуновение свежего ветра привело его в чувство. Только теперь он узнал Черного Волка и Рваное Лицо. И осмотрелся более уверенно. На плацу стоял высокий столб, увешенный черепами людей и бизонов. Здесь и должно было состояться испытание на мужество. Наступила решающая минута в его жизни.

— Сейчас начнется испытание на мужество. Ты готов? — повторил вопрос Черный Волк.

— Да, Черный Волк! — неожиданно сильным голосом ответил Техаванка. Он уже не боялся пыток, с ним был его Дух-Покровитель.

— Пойдем, — сказал Черный Волк и вместе с Рваным Лицом повел юношу к месту испытаний.

Санти дакоты плотным кольцом обступили жертвенный столб. Тихо зазвучали бубны. Все смотрели на Техаванку с доброжелательным любопытством. Они слышали о его делах и желали ему удачи в тяжелые минуты.

Техаванка же не видел никого. Он страстно молился Духу-Покровителю. Тем временем Рваное Лицо принес связку крепких длинных ремней и деревянные колышки. Черный Волк положил свою твердую мужскую руку на плечо Техаванке и сказал:

— Ложись лицом к земле, мой молодой брат!

Техаванка, все еще молясь, сперва опустился на колени, а потом упал на землю, раскинув руки крестом. Он вздрогнул всем телом, когда Черный Волк быстро вонзил нож ему в плечо и протолкнул насквозь. Затем сквозь разрез протянул конец длинного ремня.

Техаванка стиснул зубы. Пот стекал по его лицу, но сознание того, что он уже в этот день станет воином, наполняло радостью и гордостью. Все санти дакоты теперь смотрели на него. Они стояли в напряженном молчании и внимательно прислушивались. Техаванка решил, что не подведет их. Из его губ не вырвется ни крика, ни стона. Когда Черный Волк схватил испытуемого за другую лопатку, юноша начал тихо напевать песню смерти. И не прерывал ее ни когда нож вошел в его тело во второй раз, ни когда через глубокий разрез протягивали ремень.

Послышался одобрительный гул зрителей. В глазах Красной Собаки заблестели слезы радости и гордости. Это был его внук!

Потрясенные выносливостью и мужеством юноши, Черный Волк и Рваное Лицо привязали Техаванку к ремням, продетым сквозь надрезы. Далее обернули концы ремней вокруг своих ладоней и начали осторожно тащить испытуемого по земле. Потом они ускорили шаг и, наконец, побежали вокруг жертвенного столба. Юноша все еще напевал песню смерти. Колышки, наконец, разорвали кожу. По спине неподвижно лежащего Техаванки обильно текла кровь. Песня смерти смолкла. Техаванка потерял сознание.

Отбросив ремни, Черный Волк и Рваное Лицо подняли юношу и осторожно понесли в типи Красной Собаки. Здесь они умыли его теплой водой с пылью и землей, после чего покрыли раны успокаивающими мазями.

Техаванка улыбался друзьям.

— Теперь ты воин, — сказал ему Черный Волк. — Своим мужеством ты добился общего признания. Думаю, скоро ты станешь солдатом «Сломанной Стрелы».

Еще в тот же вечер Красная Собака устроил большой пир, о котором известил через нанятых глашатаев. Никто не ушел из его типи без угощения и подарка. Прежде чем кончился вечер. Красная Собака раздал все, что у него было, — шкуры, одежду, браслеты, ожерелья, оружие. Он внимательно следил за тем, чтобы не обделить никого из членов семьи. Самым бедным шаман вручил наиболее дорогие подарки. Техаванка, помня о своей клятве во время похода к пауни, тоже отдал все, что имел. Он оставил себе лишь стальной нож чиппева.

Все поняли, что великодушие и щедрость седого шамана были выражением благодарности за исполнение его самого большого желания. Внук Красной Собаки, Техаванка, был воином.

На следующее утро много санти дакотов навестило вождя. Почти каждый гость оставил подарок. И к полудню типи было заполнено дарами. Среди них были великолепно выдубленные кожи бизонов, меховые накидки, всякого рода оружие и одежда, запасы еды. К вечеру у шамана и его внука было значительно больше добра, чем ими было роздано накануне.

Совет старейшин официально признал Техаванку воином. Одновременно он сообщил, что по возвращении в лагерь будут рассмотрены его ратные подвиги для награждения. Это было обещание, что вскоре он получит право носить орлиные перья.


Тучи пыли окружали колонну людей, идущую через выжженную солнцем прерию. Впереди выступала группа вооруженных воинов. На некотором расстоянии от них шли дети, женщины и старики, следовавшие за собаками, которые были навьючены багажом или тащили волокуши. Женщины кроме своего имущества несли еще и детей в колыбельках. По бокам колонны шествовали солдаты «Сломанной Стрелы». Вахпекуты возвращались в свой поселок после обряда «Танца Солнца».

Замыкал колонну шаман Красная Собака с семьей. Его жены сгибались под тяжестью узлов. Утренняя Роса и Мем'ен гва следовали за собаками, тащившими волокуши. Рядом с девушками шагал Петалешаро, ведя своего скакуна, навьюченного имуществом шамана. Девушки то и дело посматривали на молодого человека. Он тоже временами бросал взгляд в их сторону.

Техаванка находился в заднем охранении колонны. Раны на его плечах еще не успели зарубцеваться. Боль пронзала грудь, но он не обращал на это внимания. Техаванка возвращался в поселок воином. Дорога к славе и счастью была для него открыта.


XIX. КРОВАВАЯ ЖЕРТВА | Орлиные перья | Примечания