home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2

– Я уж подумала, что вы сегодня не приедете, – робко произнесла она, когда Блэклоу появился в главном холле, стряхивая мокрый снег с плеч и волос.

Он отдал шляпу, перчатки и плащ Дикону, который, поклонившись, удалился. Сегодня он снова одет во все черное. Черный цвет ему очень к лицу, подумала Аврора, потому что соответствует его мрачному настроению.

Чтобы унять дрожь в руках, она крепко сжала их, держа перед собой, чтобы он ничего не заметил. Они одни во всем доме, если не считать присутствия где-то в доме Дикона, Бетти, Сэмюела и Питера да Эдуарда в конюшне!

Он приподнял бровь.

– Вот как? Позволь узнать, почему? Разве Констанция не получила мое письмо? Я написал ей, что приеду сегодня.

– Да, она его получила... но я подумала... снег, – принялась объяснять она, совсем смутившись. – Я подумала, что из-за снега вы можете задержаться... по делам.

В его глазах появились насмешливые огоньки.

– В самом деле? Ты и впрямь так подумала?

– Да. Констанция говорила, что вы не приезжаете, потому что заняты делами, и я подумала, что, возможно, дела опять не позволят вам приехать.

– Мои дела, как ты их называешь, идут вполне удовлетворительно.

– Я рада слышать.

Следом за ней он прошел в гостиную, остановился перед камином и с благодарностью принял из ее рук большой бокал кларета.

– Я сегодня совсем окоченел, пока добирался сюда из Лондона.

Она кивнула, не зная, что сказать. Значит, он был в Лондоне. По делам. И все же такая информация ни о чем ей не говорила.

Блэклоу сел в кресло возле камина и долго молчал, глядя в огонь и о чем-то думая. Аврора сидела напротив на стуле. Кошка пристроилась на коврике у ее ног, и Аврора время от времени наклонялась, чтобы погладить ее по лоснящейся шерстке.

Интересно, о чем он думает? О своих делах? О Констанции? О ней? В последнем она сильно сомневалась. Если он когда-нибудь и думал о ней, то исключительно, как о пешке в какой-то непонятной ей партии в шахматы.

«А если так, то зачем тебе нужно было готовить для него какой-то особый ужин?» – спрашивал ее внутренний голос.

Блэклоу поднял голову.

– Где Констанция? Я еще не видел ее сегодня.

– Она уехала. В гости, – добавила Аврора.

– Понятно.

Аврора сделала глубокий вдох, словно собираясь броситься с головой в омут. Сейчас или никогда.

– Милорд, вы помните, какой сегодня день?

– Среда, а что?

– А еще?

– Середина ноября.

– Еще.

– Четырнадцатое. – Он замолчал и вдруг широко улыбнулся. – Вспомнил! Год тому назад ты приехала сюда.

Аврору удивило, что он вспомнил, ведь такое событие важно только для нее, а не для него. Ей и в голову не пришло, что Блэклоу ее поддразнивает.

– Да, – торжественным тоном провозгласила она, – сегодня исполнился год с того дня, как вы освободили меня из ужасного места, и я в знак благодарности решила приготовить для вас особый ужин.

– Понятно. Значит, Констанции сегодня с нами не будет.

– Ей захотелось навестить своих друзей до того, как начнутся зимние вьюги. – Аврора потупила взгляд. В конце концов то, что она говорила, отчасти правда.

– Похоже, она уже попала в зимнюю вьюгу, – усмехнулся он уголком губ. – Но к утру погода наладится, и она без проблем возвратится домой. – Он помедлил. – Но не следует забывать об ужине. Что у нас сегодня? Предупреждаю, что я умираю с голоду.

Вошел Дикон и сообщил, что ужин готов. Они перешли в малую столовую, где Дикон подал им жареную молодую утку с яблоками и корицей, разварную рыбу, рагу из кролика и рисовый пудинг.

Аврора и Блэклоу ели в молчании. Аврора нервничала, опасаясь, что Блэклоу не понравится ужин. Время от времени она украдкой бросала на него взгляд поверх края бокала, но он, судя по всему, ел с аппетитом.

Закончив, Блэклоу тщательно вытер пальцы салфеткой и улыбнулся.

– Отличный ужин, Аврора. Ты станешь хорошей женой какому-нибудь мужчине.

– Все, для чего я предназначена? – небрежно спросила она, хотя почувствовала неожиданно, как защемило сердце. Чтобы сохранить хладнокровие, она крепко стиснула под столом руки, лежащие на коленях.

– Пока о твоем предназначении нет речи, и оно тебя не касается.

– А когда будет касаться? Я прожила здесь уже целый год, милорд.

– Не называй меня так.

– Как еще мне вас называть? Вы отрицаете свою принадлежность к титулованной знати, но, несомненно, являетесь человеком знатного рода. Вы дворянин, что бы вы там ни говорили.

Ничего не ответив, Блэклоу встал из-за стола и вышел из комнаты. Возмущенная, Аврора швырнула на стол салфетку и последовала за ним.

Она нашла его в гостиной у камина. Он налил себе кружку эля, а другую оставил для нее на каминной полке.

Даже не взглянув на эль, она придвинула банкетку ближе к огню и, взяв иглу и пяльцы с натянутой на них тканью, продолжила вышивать сложный орнамент из цветов и листьев. Пламя отражалось в игле, которая поблескивала у нее в руках, равномерно двигаясь вверх и вниз по ткани. Довольно долго в комнате слышалось лишь потрескиванье поленьев в камине и шуршание ниток, продергиваемых сквозь ткань.

Подняв глаза, Аврора увидела, что он пристально смотрит на нее, но как только их взгляды встретились, он быстро отвел взгляд. Она еще острее ощутила его близость. Ей казалось, что она слышит его дыхание, причем учащенное, словно он долго бежал. Она искоса взглянула на него из-под ресниц еще разок, и ей показалось, что лицо у него раскраснелось. Наверное, из-за огня, подумала она, он сидит слишком близко к камину, а может, от эля.

Молчание затянулось. Один раз он как будто хотел заговорить, но передумал. Наконец, она не выдержала.

– Итак, сэр, что будет на сей раз? – спросила она, закончив вышивать сложный участок алого цветка, и взглянула на него, оторвав глаза от работы.

– Что? – переспросил он, вздрогнув от неожиданности.

– Я лишь хотела узнать тему разговора на сегодняшний вечер. Тему вашего высокого происхождения мы не можем обсуждать, поскольку вы его не признаете, о ваших «делах» вы тоже отказываетесь говорить...

– Мои «дела», как ты называешь, тебя не касаются, – грубовато обрезал он.

Она приподняла бровь.

– Так ли, милорд? Вы можете поклясться, что они не имеют никакого отношения к странной истории в прошлом году, когда вы освободили из тюрьмы одну сиротку и пообещали сделать из нее леди? Могу добавить, что вы с лихвой выполнили свое обещание. Я научилась читать, писать, считать, вышивать, говорить по-французски и флиртовать. А теперь, когда вы «превратили» меня в благородную леди, должна ли я оставаться в этом доме и пользоваться полученными знаниями лишь время от времени? Или вы преследуете какие-то другие, не известные мне цели?

– Что ты без конца твердишь одно и то же?

Аврора вскочила с банкетки так быстро, что пяльцы упали на пол. Но она не обратила на них внимания. Уперев руки в бока, она с возмущением уставилась на него. Испуганная Люси вскочила с места и, выгнув спину и прижав к голове уши, зашипела на Блэклоу.

Потрясенный переменой, происшедшей в обычно тихой и спокойной девочке, Блэклоу вытаращил на нее глаза, как будто впервые увидел.

– Я твержу, по вашему выражению, одно и то же, сэр, потому что не знаю, что со мной будет. Мысль о дальнейшей жизни преследует меня, я не могу думать ни о чем другом. Что со мной будет? Вам надоест играть в глупую игру превращения меня в леди? Может быть, вы с кем-нибудь поспорили, что сможете превратить деревенскую сиротку в благородную леди? Может быть, вы намерены – как только игра наскучит – выдать меня замуж за первого попавшегося мужчину, независимо от моих желаний? Скажите мне, сэр, что вы намерены со мной сделать?

– Я не могу сказать.

– Не можете? Или не хотите? Милорд, нет смысла продолжать с вами односторонний разговор, поэтому я ухожу. Уже поздно, а у меня завтра много дел. Желаю вам доброй ночи. – Комок стоял у нее в горле, и она старалась не заплакать.

Когда девушка подошла к двери и хотела уйти, он окликнул ее:

– Аврора?

Она остановилась, уже взявшись за ручку двери, но при его возгласе повернулась.

– Да, милорд.

– Извини меня.

– Извинить? – Она смутилась. К ее удивлению, он просил прощения.

– Я с большим удовольствием поужинал сегодня и совсем не хотел тебя сердить.

– Вот как? Признаюсь, я удивлена. За последний год вы ни разу не поинтересовались тем, что я чувствую, так стоит ли беспокоиться о моих чувствах сейчас? Вы и впрямь не хотели рассердить меня? Трудно поверить. А теперь мне действительно пора идти. Всего вам доброго.

Аврора выскочила из комнаты, чуть не налетев на выходившего из кухни Дикона. Как в тумане, она поднялась по лестнице, не замечая бежавшей за ней Люси. Она и сама не знала, как не заблудилась в сгустившихся сумерках и добралась до своей комнаты, зажгла свечу, бросилась лицом вниз на кровать и вздохнула. Люси тоже вскочила на кровать и, устроившись рядом с Авророй, принялась лизать ей руку. Она с отсутствующим видом погладила кошку. Похоже, у нее поднялась температура. От гнева, от возмущения, от...

И все из-за него. Нет, не надо о нем думать. Он испортил ей весь вечер. Она всего лишь хотела насладиться ужином наедине с ним, а потом, возможно, поговорить о чем-нибудь. Может быть, даже пофлиртовать с ним немного... самую малость. И уж конечно, она не намеревалась задавать ему вопросы относительно своего будущего, тем более злиться.

Вздохнув, она медленно поднялась с кровати. Пусть даже она зла на Блэклоу, но нельзя же жалеть себя, и к тому же допустить, чтобы помялось платье. Она на ощупь разделась и повесила платье. Потом налила из кувшина воды и вымыла лицо и руки. Ей сразу стало лучше.

Освежившись, она забралась в постель и уставилась в темный потолок. Кошка свернулась калачиком на сгибе ее руки. Вечер явно не удался.

– Ах, Люси, ну почему с ним так трудно?

Но кошка, даже если знала ответ, то промолчала, потому что уже спала. Ладно, подумала Аврора, будем надеяться, что новый день станет более удачным.


Глава 1 | Аврора | Глава 3