home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3

Весь следующий день Аврора размышляла об услышанном от Констанции. К концу дня ей удалось убедить себя, что Констанция каким-то образом ошибается относительно лорда Блэклоу. А если Констанция ошибается, то у Авроры есть шанс, пусть даже самый крошечный.

Она понимала, что должна в самое ближайшее время воспользоваться им, пока окончательно не утратила храбрости или пока не позволила Констанции еще более поколебать уже пошатнувшуюся уверенность в себе.

В тот день учителя снова уехали из Грейвуда, не сообщив, когда вернутся. Блэклоу вошел в гостиную и застал Аврору и Констанцию за вышиванием.

Он ничего не сказал и, тяжело опустившись в кресло, откинул голову на спинку и закрыл глаза.

После нескольких минут молчания Констанция поднялась с места:

– Я должна посмотреть, как Бетти справляется с приготовлением ужина.

– Вам нужна моя помощь? – спросила Аврора.

– Нет, дитя.

Аврора кивнула, радуясь возможности остаться в гостиной. Сегодня утром она одевалась особенно тщательно. Розовое платье, оттенок которого придавал необычный блеск ее глазам, очень ей шло, и она надеялась услышать слова одобрения от Джайлза. Время от времени она бросала на него изучающий взгляд. Блэклоу уже не дремал у огня, а взял книгу и погрузился в чтение.

Неожиданно, будто почувствовав на себе ее взгляд, он поднялся.

– Ну, мне пора ехать, – заявил он. – По прибытии в Лондон мне еще нужно многое сделать.

Аврора тоже вскочила с места. Ободренная его чуть заметной улыбкой, она собралась с духом и близко подошла к нему. Зная, что любовь светится в ее глазах, она подняла на него взгляд и обвила его шею руками.

Узнать по выражению лица, какова его реакция на ее выходку, было невозможно. Он просто откинул назад голову и расхохотался. Сняв ее руки, он по-отцовски потрепал ее по головке:

– Хотя нас можно без труда принять за отца с дочерью, роль любящей доченьки тебе играть совсем не обязательно, дорогая моя. А для флирта со мной ты слишком молода. Так что практикуй свои женские чары на каком-нибудь юноше, вроде Джона Максуэлла, который от тебя в восторге. Он тебе ближе по возрасту да, пожалуй, и по складу ума.

Потрясенная его словами, Аврора взглянула на него так, словно ее ударили, тихо охнула и бросилась вон из комнаты. Черная кошка выгнула спину и, зашипев на Блэклоу, помчалась вслед за хозяйкой.

Добравшись до своей комнаты, Аврора бросилась на кровать. Из ее глаз хлынули слезы.

Она выставила себя полной дурой! Он, наверное, сейчас вовсю смеется над ней. И, конечно, подождет, пока вернется Констанция, чтобы развлечь ее рассказами о выходке его подопечной, а потом они будут вместе смеяться над ее наивностью.

Как могло ей прийти в голову, что он видит в ней нечто большее, чем – в лучшем случае – дочь, а в худшем – просто подопечную! Видно, она совсем бестолочь, простофиля.

Ей стоило такого труда подойти к нему... прикоснуться к нему. Она вздрогнула, почувствовав себя полностью опустошенной.

Люси вскочила на кровать и растянулась на спине, чтобы Аврора могла почесать ей живот. Аврора так и сделала, и кошка, замурлыкав, потерлась головой о руку девушки.

Теперь она не знала, что делать. Кем он ее считает? Ребенком? Просто воспитанницей? Одно она знала точно: он считал ее не тем, кем она хотела бы для него быть.

Его прикосновение, когда он снимал ее руки со своей шеи, было равнодушным, однако при одном воспоминании об этом у нее замирало сердце. Как бы ей хотелось, чтобы его пальцы прикоснулись к ее губам. Она вздрогнула, обхватив себя руками, и снова тихо заплакала.

Больше никогда, твердо сказала она себе, больше ни за что не поставит она себя в такое унизительное положение. И никогда больше не приблизится к нему, как бы ей ни хотелось. Слишком больно чувствовать, как тебя отвергают. Она утерла слезы и приложила ладони к пылающим щекам. Щеки горели, как в лихорадке. Лихорадка любви. Она посмеялась бы, если бы не чувствовала боль. Вздохнув, она медленно поднялась.

В темноте девушка на ощупь нашла таз с водой, погрузила руки в холодную воду и плеснула водой в лицо. Несколько минут спустя она почувствовала себя лучше, и лицо перестало пылать. Однако облегчить боль, которую она испытала, ей так и не удалось.

Глубоко вздохнув, она разделась, оставив одежду лежать там, куда она упала, и забралась в постель, под одеяло. Она знала, что Констанция ждет ее к ужину, но есть ей не хотелось. Она не смогла бы проглотить ни кусочка. Если Констанция за ней придет, она скажется больной. Наверняка ее удовлетворит такое невинное оправдание.

Она совсем не устала, но знала, что должна отдохнуть. Однако как ни пыталась она заснуть, сон не приходил. А в голове без конца прокручивалась все та же сцена у камина. Когда она, измучившись, наконец заснула, то увидела во сне Блэклоу и услышала его безжалостный смех.


Глава 2 | Аврора | Глава 4