home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10

Аврора хотела снять с него рубашку, но он остановил ее.

– Позволь мне, – попросил он и нежно поцеловал кончик каждого ее пальца. Он снял с нее туфли и чулки и легонько прикоснулся к пальцам ноги, отчего по ноге пробежала радостная дрожь. Он медленно принялся расстегивать крючки на юбке. Сняв с нее юбку, он аккуратно положил ее на стол и стал расстегивать крючки на лифе. Она отметила, как умело обращается он с женской одеждой. Аврора скромно сложила на груди руки. На ней еще оставалась рубашка, но под его взглядом она чувствовала себя голой. Он осторожно развел ее руки и, наклонившись, поцеловал нежную кожу над грудью.

Сняв с нее рубашку, он положил ее рядом с остальной одеждой.

Высоко подняв голову и глядя ему прямо в глаза, она стояла перед ним голая, освещенная сзади золотистым пламенем и согретая его теплом. Блэклоу долго стоял, не двигаясь, пожирая взглядом каждый дюйм ее тела.

– Ты красива, Аврора, – в очередной раз повторил он охрипшим голосом и, шагнув к ней, крепко прижал к себе.

Его руки согревали ее, и, прислушавшись, она уловила гулкие удары его сердца, которое билось, казалось, в унисон с ее собственным. Он медленно провел по ее спине кончиками пальцев. Прикосновение так возбудило ее, что она задрожала и с удивлением посмотрела на свое тело, которое вдруг словно стало жить собственной жизнью. Ее груди походили на зрелые сочные плоды, а соски затвердели и приподнялись.

Плавно и осторожно Блэклоу и Аврора опустились на пол, на расстеленное одеяло, и Аврора не почувствовала неудобства. Он руками оберегал ее тело от прикосновения к грубой поверхности. Но ей казалось здесь удобнее любой постели, в которой ей приходилось спать. Его губы сложились в улыбку, а лицо приобрело такое выражение, которое, она могла бы поклясться, бывает только у влюбленного мужчины, хотя его глаз, остававшихся в тени, она не видела. Наклонившись, он поцеловал ее в губы, в грудь и начал ласкать языком затвердевшие, напрягшиеся соски. Аврора застонала от удовольствия, запустила пальцы в его шевелюру и еще крепче прижалась к нему. Тем временем его руки ласкали грудь, дразня чувствительные соски, а затем скользнули вниз к мягкому треугольничку между ногами.

Осторожно раздвинув плоть, он поискал и нашел крошечный бутончик – точку, в которой сосредоточилось ее желание, и принялся гладить и потирать его пальцами, заставив ее замереть в сладостном предвкушении. Неожиданно убрав руку, он встал. Аврора умоляюще вскрикнула, желая, чтобы он продолжал.

Улыбнувшись, он покачал головой.

– Потерпи минутку, любовь моя, – поцеловал он ее и стал раздеваться.

Прерывисто дыша, она наблюдала, как он снимает с себя сапоги, камзол, рубаху, сваливая все в кучу.

Аврора еще никогда не видела мужчину без одежды. Впечатление захватило ее. У него были сильные, широкие плечи и мощная, хорошо развитая мускулатура. Он все еще улыбался. Взгляд Авроры скользнул ниже, к зарослям темных волос на груди и, миновав плоский живот и узкие бедра, перешел ниже.

Она слегка покраснела, и он засмеялся. Расхрабрившись, она протянула руку и погладила твердые мускулы на его бедре. Он снова опустился рядом с ней на колени.

– Я еще никогда не видела мужчину без одежды, – робко призналась она и с улыбкой взглянула на него.

– Ну и как, ты одобряешь то, что видишь?

– О да, мне нравится, – кивнула она. – Но я думаю, это относится только к тебе, Джайлз.

Он хохотнул и, наклонившись, поцеловал ее. Она немедленно потянулась к нему губами. Его умелые ласки вызвали волну удовольствия, прокатившуюся по ее телу, и она снова легла на одеяло. Он лег рядом с ней и, запустив одну руку в ее длинные волосы, провел другой от подбородка до треугольничка между ногами.

Прикосновение там его пальцев вызвало горячую ответную реакцию глубоко внутри ее тела, и она застонала от блаженства. Крепко зажмурив глаза, Аврора выгнула тело, прижимаясь к его руке, и вскрикнула, когда мир вокруг окрасился всеми цветами радуги. Дрожь наслаждения сотрясла ее тело, заставив забыть все земные заботы.

Когда дрожь мало-помалу утихла, она подняла отяжелевшие веки и с удивлением увидела, что он улыбается. Он осторожно пригладил прядь волос, прилипшую к ее щеке.

– С тобой все в порядке? – озабоченно спросил он, нежно погладив ее по щеке. О да, думала она, с ней все в полном порядке, только она не может говорить, поэтому она просто кивнула и поцеловала его в ладонь.

Она не знала, как вести себя дальше – надо ли ей говорить или лучше молчать? Плохо, что она такая неопытная. Словно почувствовав ее смятение, Блэклоу прошептал:

– Ты должна сказать мне, что доставляет тебе удовольствие, как и я, когда придет время, скажу тебе, что доставляет удовольствие мне.

Блэклоу чуть переместился, и она вдруг испугалась, что он хочет отодвинуться от нее, но он лишь устроился поудобнее, чтобы поцеловать теплую нежную кожу между ее грудями, и опустился на колени между ее ногами. От его крепкого поцелуя горячая волна желания вновь прокатилась по ее телу.

Аврора застонала, широко раскинув ноги, как бы приглашая его, гладя его темные волосы с серебристыми нитями седины. Блэклоу дотронулся губами до средоточия ее наслаждения, и мир снова взорвался для нее фейерверком красок. Она вскрикнула, желая, чтобы чудо не кончалось, приподняла тело ему навстречу. Еще никогда в жизни она не ощущала такого счастья. Они долго лежали вместе, не двигаясь.

Он приподнялся, и она улыбнулась ему. Облизнув пересохшие губы, она, не говоря ни слова, протянула к нему руку. Взяв ее руку, он направил ее к своему длинному, твердому орудию любви. Ощутив пальцами его тепло и пульсацию, она тихо охнула от неожиданности.

Когда она ласкала его символ мужественности, Блэклоу постанывал от наслаждения. Она провела пальцами вверх и вниз по всей длине его твердого орудия любви. Тело Блэклоу принялось двигаться в определенном ритме, и ее тело, подстроившись к заданному ритму, стало двигаться в унисон. С большой осторожностью он стал входить в ее плоть. Ощущение ее несколько ошеломило, но страха она не испытывала.

– Я не хочу причинить тебе боль, любовь моя, – шептал Блэклоу, поглаживая ее груди. Потирая пальцами розовые соски, он воспламенял ее. – Но я должен тебя предупредить, что будет больно, потому что ты девственница.

Она кивнула и улыбнулась, и он поцеловал ее в губы. Его руки прошлись по ее телу, поглаживая, потирая, лаская его, а она тем временем поглаживала его плечи, спину, массируя мускулы сильными пальцами. Потом он одним мощным рывком вторгся в нее.

Она почувствовала острую боль, которая так же внезапно исчезла, уступив место невероятно сладкой нежности, когда он начал двигаться внутри ее. Замирая от наслаждения, Аврора поняла, что главное свершилось и оно не идет ни в какое сравнение ни с чем. Она инстинктивно приподняла тело ему навстречу. Запустив обе руки в ее волосы, он ускорил рывки.

Комната наполнилась прерывистым дыханием обоих. Они поцеловали друг друга и продолжали лежать, крепко обнявшись. Он тихо произнес ее имя, а она вдруг всплакнула слезами любви, которые медленно покатились по разгоряченным щекам. Он поцелуями осушил ее слезы и что-то прошептал, дыхание его участилось.

Их тела вновь двигались в одном ритме, они целовали друг друга, их языки сплетались, ласкали, она ущипнула его за плечо. Он рассмеялся каким-то гортанным смехом и закрыл ей рот долгим поцелуем. Последним рывком он, казалось, достиг самого центра ее существа, и мир вокруг вновь заиграл волшебными яркими красками, наполнился радостными звуками и пьянящими ароматами. Она вскрикнула и схватила его за плечи.

На какое-то мгновение они, казалось, превратились в одно целое. Мало-помалу волшебные ощущения улеглись.

Постепенно их дыхание восстановилось, и они продолжали лежать, не двигаясь, крепко сжимая друг друга в объятиях.

Обессиленная, Аврора уткнулась носом в грудь Блэклоу, и он в ответ еще крепче прижал ее к себе. Ей не хотелось открывать глаза, не хотелось ничего видеть, ничего слышать. Так бы и лежала в темноте, насытившаяся, обогретая теплом лежащего с ней рядом мужчины и теплом горящего в печи огня, наслаждаясь всеми удивительными ощущениями, которые сегодня впервые испытало ее тело.

Она решила полежать еще немного и припомнить все, что произошло между ними... отдохнуть совсем чуть-чуть...

Когда Аврора наконец открыла глаза, она увидела, что Блэклоу лежит, приподнявшись на локте и смотрит в огонь. Он глубоко задумался о чем-то. Ей показалось, что думает он совсем не о том, что произошло между ними, и она расстроилась. Ей не хотелось отвлекать его, но не могла же она вечно лежать без движения. Она пошевелилась, что-то пробормотала, и он взглянул на нее.

– Я спала? – спросила она несколько виноватым тоном.

Он улыбнулся и кивнул.

– Недолго. Всего несколько минут.

Она сонно улыбнулась и, протянув руку, погладила его темные брови, провела кончиками пальцев по скуле и задержалась на губах. Он медленно поцеловал один за другим ее пальцы.

– Было чудесно, – поглаживала она аккуратно подстриженную бородку.

– Скажи «Джайлз». Я ведь слышал, как ты уже называла меня по имени, – попросил он.

– Джайлз, – повторила она и хихикнула. Потом с наслаждением потянулась и добавила: – Я еще никогда не чувствовала себя так... так чудесно. – Она усмехнулась. – Кажется, я повторяюсь?

– Ничего страшного. Я хотел, чтобы для тебя наша близость стала особенным событием. Только это для меня и важно.

– Так и есть, – прошептала она, обняв его за шею и притянув к себе, чтобы он поцеловал ее.

Они долго целовались, и постепенно угольки ее прежнего желания разгорелись снова. Прижавшись к нему, она почувствовала, что в его теле тоже вновь проснулось желание, однако он ничего не сказал, а лишь продолжал ласкать ее. Она не знала, что делать дальше. Если она даст ему понять, что хотела бы снова любить его, то не покажется ли это ему слишком вульгарным. Интересно, как поступают другие женщины в подобных ситуациях?

– Джайлз, я... – Она остановилась, не зная, как сказать то, что хотела.

– Я слушаю, говори, – приподнял он брови.

Она подозревала, что он знает, чего она хочет, но не намерен помогать ей. Она игриво стукнула его. Он усмехнулся.

– Ты... то есть, я... пожалуйста, займись со мной любовью еще раз.

– С радостью, сударыня.

Во второй раз все оказалось проще, она не ощущала никакой боли. Она принадлежала ему, испытывая еще большее наслаждение. Успокоившись, они стали говорить нежные слова друг другу, слова взаимной любви и наконец заснули, крепко обнявшись.


Глава 9 | Аврора | Глава 11