home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 17

Аврора даже попятилась от страха, когда монархиня направилась к ней и Блэклоу. Она приложила столько усилий, чтобы освободить его – и на тебе! Все пошло насмарку! Заметив на ее лице выражение обреченности, Блэклоу протянул руку и ободряющим жестом потрепал ее по щечке.

– Вижу, что мне придется многое объяснить.

Губы Елизаветы дрогнули в сдерживаемой улыбке. Страх, который Аврора испытывала несколько мгновений назад, сменился вдруг гневом. Она сердито взглянула на Блэклоу.

– Да, – ядовитым тоном произнесла она в ответ, – думаю, что вам, лорд Блэклоу, давно пора честно признаться мне во всем. Ведь с самого начала вы вели со мной нечестную игру. И чем скорее вы приступите к своим объяснениям, тем лучше. – Она сложила руки на груди и отступила на шаг, чтобы он не мог прикоснуться к ней.

– Он, как видно, неисправим, – заметила королева с притворным вздохом.

Блэклоу лишь улыбнулся.

– Ты права, Аврора, я должен многое объяснить, хотя мне совсем непросто, потому что история чрезвычайно сложная и запутанная. Однако я начну прямо сейчас, – поспешил добавить Блэклоу, заметив сердитый огонек, вспыхнувший в глазах Авроры. – Любовь моя, я все время работал в интересах короны.

Совершенно ошеломленная, она уставилась на него, потом перевела взгляд на королеву. Тонкие губы королевы дрогнули в улыбке. Она кивнула.

– По правде говоря, я работал на ее величество, с тех пор как вернулся из Европы и обнаружил, что мои земельные владения конфискованы. Я был взбешен, сочтя подобный факт предательством, и немедленно отправился к королеве, чтобы заявить свой протест. Ее величество благосклонно выслушала меня и в конечном счете согласилась с тем, что я прав. Однако вследствие негибкости закона решение о конфискации моих земель – каким бы несправедливым оно ни было – отменить оказалось невозможно, и тогда королева предложила мне в качестве частичного возмещения моих убытков службу на благо моей страны, за которую обещала щедрое вознаграждение. Как ты, наверное, понимаешь, у меня не оставалось выбора, и я согласился.

– Значит, находясь в Тауэре, ты не подвергался никакой опасности?

– Правильно, – улыбнулась Елизавета сначала девушке, потом Блэклоу. – Ему действительно ничто не угрожало. По правде говоря, он находился там ради его собственной безопасности. Однако, госпожа ле Грей, я должна похвалить вас за превосходный план, позволивший вам вызволить оттуда моего самого ценного заключенного. Побег был организован поистине блестяще. Вы сами разработали его?

Аврора изумленно кивнула.

– Я так и думала. Мне нравится ваша целеустремленность. Видишь ли, дитя мое, я содержала Блэклоу в камере – заметь, в весьма комфортабельной камере, вроде номера в гостинице средней руки, – чтобы обеспечить ему безопасность, пока не будет арестован последний из участников заговора. И еще: хотя имя лорда Блэклоу давно очищено от подозрений, я по понятным причинам пока не могу публично признать такой факт. Признание поставило бы корону в затруднительное положение.

Аврора взглянула на Блэклоу, потом на Елизавету, затем снова на него. Комната кружилась у нее перед глазами. Чтобы не упасть, она ухватилась за спинку стула.

– Что же тогда делать? – едва слышно спросила она. – Что будет с нами?

Елизавета широко улыбнулась. В ее синих глазах блеснул лукавый огонек.

– Я предложила лорду Блэклоу. попробовать себя в новой для него области – стать пиратом. Воды вдоль дальних берегов Перу и Бразилии особенно привлекательны для такого промысла. Мне известно, что наш старинный недруг Испания направляет туда множество судов, чтобы вывозить богатства с недавно захваченных территорий. Естественно, деятельность лорда Блэклоу будет субсидироваться короной при условии отчисления определенного процента прибылей в королевскую казну.

– Само собой разумеется, – отвесил Блэклоу галантный поклон монархине. – Вы чрезвычайно щедры.

– Да, так оно и есть. – Елизавета взглянула на Аврору. – У тебя есть еще вопросы, дитя мое? У тебя озабоченный вид.

Аврора кивнула, все еще не оправившись от услышанного. Всего за один час весь ее мир перевернулся.

– А как насчет заговора де Сейревилла? Он настоящий или нет? – Она уже не знала, как отличить правду от лжи. Граница между ними стала едва различимой и, казалось, готова исчезнуть совсем.

– Заговор был настоящий, – подтвердил Блэклоу. – Я давно подозревал, что мой бывший друг по целому ряду причин затаил зло на ее величество, и рассказал ей о своих подозрениях. Продолжая следить за де Сейревиллом, я обнаружил, что он замышляет убить ее величество. Он планировал и тебя убить после церемонии бракосочетания.

К своему великому сожалению, я не смог собрать все доказательства до начала церемонии, поэтому я, не теряя времени, бросился в церковь, чтобы публично обвинить де Сейревилла в измене и заставить его либо признаться, либо начать действовать. Документ, который я отдал королеве, представлял собой просто лист пергамента с написанными на нем именами. И мы заставили де Сейревилла начать действовать.

– Ты чуть не потерял меня, – медленно произнесла Аврора.

Елизавета едва заметно подмигнула девушке и тихо оповестила, что ненадолго оставит их вдвоем. Как только Елизавета скрылась за ширмой, где наверняка скрывалась еще одна дверь, и они остались одни, Аврора круто повернулась к Блэклоу. Такой сердитой он еще никогда ее не видел.

– Я требую, чтобы ты сию минуту сказал мне, зачем ты взял меня из Брайдуэлла!

– Аврора, любовь моя! – Джайлз попытался обнять ее, но она его оттолкнула. Он вздохнул. – В самом начале, – признался он, – я действительно использовал тебя. Я хотел, чтобы ты вышла замуж за Ричарда де Сейревилла и, став членом его семьи, смогла, сама того не подозревая, шпионить для меня.

Я уже довольно давно подозревал Томаса де Сейревилла, но не мог найти улик, которые выдавали бы его с головой. Мне нужно было внедрить своего человека при дворе. Для такой роли и предназначалась ты, любовь моя. А шпионом в семействе де Сейревиллов стал его сын, что оказалось еще лучше. В то время я еще не знал, что Ричард мой сын. Как я уже сказал, план мой в отношении тебя задумывался в самом начале...

Но время шло, и ты из угловатого ребенка превратилась в прекрасную, утонченную юную леди. Я понимал, что не смогу использовать тебя, как предполагал, и именно поэтому несколько раз откладывал твое представление ко двору. Когда же я понял, что мои чувства к тебе захватывают меня все сильнее, я попытался настроить тебя против себя, полагая, что будет лучше, если ты забудешь меня и все, что произошло между нами. В конце концов я все еще являюсь изгнанником, скрывающимся от закона и не имеющим ни имени, ни земли. Какое будущее мог я предложить тебе? Никакого.

– Самое глупое оправдание из всех, которые мне доводилось слышать, – заявила Аврора, не сводя с него сердитого взгляда. Он с удивлением посмотрел на нее. – Я полюбила тебя всем сердцем с того самого дня, как ты взял меня из тюрьмы, и я последовала бы за тобой куда угодно, независимо от того, скрываешься ты от закона или нет. А что касается твоих земель и титула, то меня они не интересовали и не интересуют. Ты показал мне, что такое нежность и любовь, ты дал мне надежду.

Выражение ее лица на мгновение смягчилось, потом она взяла себя в руки и саркастически усмехнулась:

– Осмелюсь напомнить вам, что сегодня я и впрямь вызволила вас из тюрьмы. Было бы неплохо, если бы вы поблагодарили меня, лорд Блэклоу.

Блэклоу немедленно изобразил раскаяние, хотя она могла бы поклясться, что заметила на его губах довольную улыбку.

– Вы совершенно правы, леди Аврора, напомнив мне, что я пренебрег правилами поведения. Я должен за многое поблагодарить вас сегодня, потому что вы не только вызволили меня из Тауэра, но и спасли мне жизнь.

– Спасла вашу жизнь? Но королева сказала, что вам ничего не угрожало!

– Есть разные способы спасти человека, – уклончиво произнес он, делая шаг в ее сторону. – Я думаю, что нам следует считать себя теперь полностью расплатившимися с долгами друг перед другом.

Аврора продолжала сердито глядеть на него.

– А что вы скажете о леди де Сейревилл, великой любви всей вашей жизни? – спросила она.

– Та любовь закончилась много лет тому назад.

– Я слышала другое.

– Стало быть, тебе сказала о ней Констанция, любовь моя. – Аврора кивнула. – Констанция говорила так, потому что ревновала. Разве могла она знать, что творится в моем сердце?

Воспользовавшись моментом, Блэклоу заключил ее в объятия. Она попыталась вырваться, но не смогла, да, по правде говоря, и не хотела. Он крепко прижал ее к себе.

– Я люблю тебя, – прошептал он.

– Ложь, – заявила Аврора, пытаясь сердито нахмурить брови и безуспешно игнорируя сладкое замирание сердца.

– Я не лгу, – прошептал он. – Я никогда больше не буду лгать тебе, любовь моя. Я действительно люблю тебя.

Аврора взглянула на него.

– И я люблю тебя всем сердцем, Джайлз.

Они обменялись страстным поцелуем. Не выпуская ее из объятий, он принялся нежно перебирать ее распущенные волосы.

– Знаешь, любовь моя, я не могу сейчас оставаться в Англии. Скоро мне придется уехать. Захочешь ли ты разделить со мной неизвестное будущее и непредвиденные приключения, а также трудности и лишения, которые, несомненно, придется преодолевать на далеких берегах Перу, или ты предпочтешь пойти своим путем? Я подчинюсь любому твоему решению.

– Решение зависит от одного условия.

У него по спине пробежал холодок страха.

– От какого?

– Смогу ли я взять с собой Люси.

Блэклоу подумал, что ослышался, но Аврора оставалась совершенно серьезной.

– Я очень привязана к своей кошке, – объяснила она. – Она исчезла на несколько месяцев, потом нашлась, и, чтобы вернуть ее, мне пришлось сражаться с Мэралайн.

– Вот как? Разумеется, мы возьмем ее с собой.

Аврора с улыбкой взглянула на него.

– Зачем говорить о выборе, если он и так очевиден, – промолвила она. – Я отправлюсь с тобой, Джайлз, куда бы ты ни поехал.

Когда Аврора и Блэклоу обнялись, в комнату снова вошла Елизавета, которая все время самым бессовестным образом подслушивала их разговор под дверью. Они отскочили друг от друга, но Елизавета жестом приказала им продолжать и срочно послала за священником, чтобы, не теряя времени, обвенчать их.

Увидев их ошеломленные лица, она пояснила:

– Не могу же я отправить в путь без присмотра молодую незамужнюю женщину с таким повесой. Вы, надеюсь, не забыли, что скоро наступит первый день нового года? Какие подарки вы мне приготовили?

– Только нашу преданность, ваше величество, – низко поклонился Блэклоу.

– Хорошо, милорд. Ваша преданность мне и любовь друг к другу меня вполне устраивают в качестве новогоднего подарка. А свой подарок я хочу сделать сейчас ради особого случая. – Она сняла с пальца тяжелое золотое кольцо с крупным рубином и вручила его Джайлзу. – Пусть оно будет обручальным кольцом.

– Вы очень добры. – Блэклоу поцеловал руку повелительнице.

– Будь начеку со своим повесой, – предупредила девушку королева.

Вошел священник. Он появился так быстро, что Авроре показалось, будто он тоже находился где-то за дверью в ожидании своего выхода.

Открыв молитвенник, он начал церемонию бракосочетания. Слыша его слова во второй раз, Аврора взглянула на Джайлза и подумала, что теперь она сделала правильный выбор.

Вот так, в присутствии и с благословения английской королевы-девственницы, когда по всей Англии начали звонить колокола, оповещая о наступлении нового 1587 года, Джайлз Блэклоу и леди Аврора стали мужем и женой.


Глава 16 | Аврора | Примечания