home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


9

Приллы и пиявки собрались в огромных количествах, они жадно пожирали плавающие куски мяса и усиливали хаос, набрасываясь друг на другаили на глистеров, хотя это ничего им не давало. Видимость в воде была отвратительной из-за взбаламученного ила и вытекших из внутренних органов соков. Концентрация кусков плоти и поднятого со дна ила была настолько высока, что в воде не чувствовалось вкуса ничего другого. Грохот и стук приллов, бульканье и шипение пиявок, заглушающие все остальные звуки, лишь способствовали несчастливому развитию событий.


– К нам что-то приближается, – сказал Рон, поднимая подзорную трубу.

Джанер огляделся и лишь спустя несколько секунд увидел маленькое, но постепенно увеличивавшееся в размерах пятно. Он снял с ремня усилитель и быстро навел его на объект.

– Будь я проклят… – пробормотал он.

– В чем дело? – спросила Эрлин.

– У него – антигравитационный скутер, – ответил Джанер. – Вероятно, вложил все свои сбережения. Вместе с процентами.

Эрлин рассмеялась, а Джанер мысленно это отметил, вешая усилитель на ремень. Приятно было осознавать, что она не всегда оставалась равнодушной к его словам.

Скутер, остановившись, надолго завис над судном. Морякам уже стало казаться, что он собирается остаться в этом положении, но вдруг машина пошла на снижение и опустилась на самое свободное место палубы.

Джанера едва не вырвало, когда он подошел к скутеру. Вонючее, покрытое коростой существо, несомненно, было Кичем, но сильно изменившимся со времени их последней встречи.

– Думаю, уже слишком поздно, – сказал он.

Эрлин прижала диагностический прибор к предплечью, и покрывавшая руку короста мгновенно треснула и стала сочиться красной плазмой. Женщина посмотрела на показания прибора и непроизвольно сделала шаг назад. Кич повернул к ней голову, и похожая на панцирь кожа треснула, обнажив окровавленные мышцы лица и шеи.

– Ты жив, – только и смогла произнести Эрлин. Кич молча смотрел на нее одним слезящимся голубым глазом.

Джанер не мог отвести от него взгляда, как и все матросы. Действовать начал Рон.

– Ребята, спускайте его в каюту. Только осторожно.

– Я к этому не прикоснусь, – сказала Госс.

Рон посмотрел на нее, удивленно подняв брови, и Госс первая подошла к неожиданному гостю. Когда они сняли Кича со скутера, комбинезон на его животе как-то странно надулся, и Джанер на мгновение с ужасом подумал, что из него вываливаются внутренности.

Он заметил вернувшегося и севшего на плечо шершня только после того, как Кича спустили по трапу.

– Рейф доставил посылку, – сообщил разум. – Она находится в багажном отделении скутера. Возьми ее немедленно.

– Ты не имеешь права мне приказывать, – произнес Джанер так громко, что Рон оглянулся и посмотрел на него. Джанер указал на шершня, капитан кивнул и спустился вслед за остальными.

– Пожалуйста, — сказал разум.

Джанер подошел к скутеру и обошел его сзади. Он немедленно узнал посылку, достал ее из багажника и внимательно осмотрел.

– Положи ее в безопасное место… пожалуйста. Джанер направился к двери своей каюты.

– Что в ней? – спросил он.

– Тебя это действительно интересует?

– Нет, – ответил Джанер. Ему уже приходилось получать подобные посылки.

Он понес ее вниз и прошел мимо забитой людьми каюты, в которой на столе лежал Кич. Оказавшись в своей каюте, Джанер уже собирался положить посылку под койку, но разум остановил его.

– Погоди, – сказал он, словно внезапно о чем-то догадался. Джанер по опыту знал, что для разума ничего не происходит «внезапно», тем не менее он подчинился и стал ждать.

Шершень взлетел с его плеча и сел на футляр. Он подполз к центральной плоскости шестигранника. Мгновенно открылось отверстие, и шершень исчез внутри футляра.

– Теперь ты можешь положить его в безопасное место.

Джанер сунул футляр под койку и пошел посмотреть, что происходит с Кичем. Эрлин выгоняла всех из каюты, когда он пришел.

– Убирайтесь все! Немедленно!

Недовольные матросы неохотно вышли из каюты. Медицинские технологии других миров всегда интересовали хуперов в связи с полной бесполезностью для них самих. Они относились к медицине примерно так, как дипломированный врач – к шаманству.

– Ты можешь остаться, – сказала Эрлин, и Джанер лишь спустя несколько секунд понял, что она имела в виду его.

Он уставился на то, что когда-то было Кичем.

– Чем я могу помочь?

Эрлин показала на автодоктора.

– Этот идиотский прибор легко справляется с ранами, нанесенными живым существам. Именно сейчас Кич переходит из состояния трупа в состояние живого человека при помощи нанопреобразователя. Кроме того, он заражен вирусом Спаттерджей, который пожирает мертвые ткани, как пожирал бы живые у нормального существа. Проблема состоит в том, что он начал свое действие, когда все ткани Кича были мертвыми. Кроме того, нам предстоит разобраться в нескольких сотнях кибернетических устройств.

В горле Кича что-то щелкнуло и забулькало.

– Он пытается заговорить.

Джанер не знал, что сказать. Если она не могла с этим справиться… Он снова посмотрел на Кича и почувствовал жалость. Единственным, как ему казалось, выходом было посадить Кича на скутер и отправить с максимальной скоростью в сторону Купола. Скорее всего, он умрет, не долетев, но даже если… Джанер обратил внимание на стимулятор Кича – там имелось гнездо интерфейса.

– Сейчас вернусь, – сказал он и выбежал из каюты. Покопавшись в своем рюкзаке, Джанер взял, что ему было нужно, и бегом бросился назад. К Кичу он подошел с небольшим экраном и оптоволоконным кабелем в руках.

– Должно получиться. Здесь есть синтезатор голоса.

– Конечно получится, – сказал Кич, стоило Джанеру подключить его к персональному компьютеру. – Эрлин, не беспокойся о кибернетике. Я немедленно отключу ее, как только почувствую вмешательство в физические функции.

Эрлин подошла и встала рядом. Она выглядела более спокойно, а от взгляда, которым она посмотрела на него, у Джанера что-то словно перевернулось внутри.

– Верно, – сказала она, – нам предстоит большая работа. Нужно придумать что-то, похожее на резервуар. Наномеханизмы могут нормально функционировать только в жидкой среде, поэтому им не удалось создать наружные ткани. Действие вируса необходимо приостановить «интертоксом». Кич, насколько я понимаю, ты заблокировал боль?

– Да.

– Хорошо, займемся резервуаром.

Эрлин долго смотрела на ящик с инструментами, потом подняла взгляд на Джанера.

– В заднем трюме хранится моноволоконный парус, – сказал Джанер. – Госс говорила, что его подарил какой-то не местный бизнесмен, пытавшийся заработать деньги на замене живых парусов. У Рона не хватило духу сразу же сказать этому горе-бизнесмену, что для обслуживания такого паруса понадобится дополнительный такелаж, не говоря уже о дополнительных матросах. Сейчас парус используется только для защиты корпуса после нападения сверлильщиков. Понятия не имею, как выглядят сверлильщики, но представляю, какой урон они могут нанести. Мне понадобится примерно час, чтобы все подготовить.

– Займись этим, – сказала Эрлин.

Джанер повернулся, чтобы уйти, одновременно вспоминая, какие материалы для ремонта судна он видел в трюме. Ему необходимо было сделать раму, достаточно прочную, чтобы выдержать несколько сотен литров воды. Может быть, придумать что-нибудь вроде гамака? Беспокоиться о прочности моноволоконной ткани не приходилось. Нужно было проверить ее на разрыв, хотя он знал, что пробить ее можно было только из оружия, подобного импульсному пистолету.

– Джанер… – сказала Эрлин. – Не знаю, как сказать… – начала она.

– Тогда не говори. – Он направился к двери.


предыдущая глава | Скиннер | * * *