home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


4

Неожиданный щедрый подарок в виде увечного моллюска-лягушки принес массу удовольствия моллюскам-молотам, но заставил их забыть о главном правиле жизни на дне моря: держи голову пониже, а глазаповыше. В возбуждении они стучали по дну и еще больше замутили воду. Проплывавшему мимо турбулу, проглотившему стебельчатый глаз, понравился его вкус, и он решил вернуться назад и посмотреть, чем еще можно поживиться. Скоро к нему присоединились другие турбулы, мгновенно почувствовавшие возможность без особых проблем набить животы, и вместе они направились к разраставшимся клубам грязи. Моллюски, не способные видеть в мутной воде дальше нескольких метров, продолжали возбужденно молотить по дну, когда сквозь их стаю с раскрытой пастью проплыл первый турбул. Его собратья устремились следом, и скоро вода стала еще более мутной, а на дно посьтались осколки раковин, среди которых иногда встречался целый, высосанный дочиста панцирь. Турбулы, которым нечасто доводилось застать моллюсков-молотов врасплох, тоже забыли золотое правило выживания морских существ: поелбеги. Столь досадным упущением воспользовались накинувшиеся на них глистеры.


Остров окружали рифы, похожие на круги от брошенного камня на воде. Рифы можно было обойти на судне, но немногие хуперы согласились бы на это, по крайней мере, так сказали Кичу. Данное обстоятельство вынудило его привезти на Спаттерджей собственное средство передвижения.

Он перебрался через рифы и облетел остров. Вот и деревянная пристань, от которой в лес уходила дорожка. Сверху было сложно определить, куда она вела, поэтому ему пришлось приземлиться на каменистом пляже между лесом и пристанью.

Дорожка оказалась слишком узкой для перемещения на скутере, поэтому рейф взял под мышку карабин и вошел в тень деревьев. Мгновенно его окружили шорохи, а чуть позже в траве блеснуло тело пиявки размером с человека. Впрочем, никто на него не набрасывался, и Кич даже подумал, что слишком осторожничает.

Дорожка вывела его на поляну; точнее, эта была лишенная растительности пустошь – очевидно, траву, кустарники и деревья просто уничтожили с помощью ядов: лес вокруг выглядел слишком зеленым. В центре площадки стояла низкая каменная башня со спутниковыми антеннами, установленными на торчащей из крыши мачте. На крыше также находился антигравитационный летательный аппарат очень старой конструкции. У стены располагалась оранжерея с установленными внутри лампами, имитирующими солнечный свет – он казался чересчур ярким и резким по сравнению с зеленоватым мягким сиянием местного светила.

Рядом с оранжереей Кич увидел металлическую дверь с переговорным устройством и направился по отравленной земле прямо к ней.

В устройстве что-то зазвонило и щелкнуло, затем раздался невнятный женский голос:

– Что вам нужно? Что вам нужно?

– Информация, – ответил рейф.

– Пользующийся большим спросом товар, который тем не менее можно получить у ИР, в библиотеках, а также, рискну предположить, в книгах, – ответил голос.

– Вы считаетесь крупнейшим специалистом по истории Спаттерджей.

– Да, да, я тебя знаю, покойничек. – Женщина хихикнула и продолжила более серьезным тоном: – Мой дом не впустит вооруженного, так что позаботься об этом, Сэйбл Кич.

Рейф положил на землю оружие, а когда выпрямился, увидел дверь открытой. Он вошел в узкий коридор и подождал, пока сканирующий свет не прошел по его телу. После долгой паузы раздался женский голос:

– Мой дом – полный идиот! – Снова пауза. – Можешь войти.

Сканирующий свет выключился, и открылась дверь в конце коридора. Кич вошел в роскошно обставленную комнату, вдоль всех стен которой располагались книжные шкафы. Женщина сидела за письменным столом, стоявшим у одной из стен, перед монитором. Она резко развернулась и окинула его внимательным взглядом. Рейф последовал ее примеру.

Хозяйка дома выглядела молодо, впрочем, внешность могла быть обманчивой. Длинные черные волосы, очертания тела скрыты тогой. Кожа самого темного оттенка из тех, что ему доводилось видеть, испещрена шрамами от укусов пиявок, как у хуперов. Наверное, в рационе женщины не хватало выращенной в Куполе пищи, иначе проявления мутации, вызываемые вирусом Спаттерджей, не были бы столь очевидными. Хуперы называли это «становиться туземцем».

– Почему ваш дом – идиот? – спросил Кич. Женщина уставилась на него в полном замешательстве, затем словно пришла в себя и улыбнулась.

– Он думает, что все металлические детали являются оружием. Не мог понять, что они просто не дают тебе развалиться на части.

– Вы – Олиан Тай, – сказал Кич.

– Вот именно!

Женщина вдруг вскочила на ноги, и ее лицо приобрело странное выражение. Кич долго смотрел на нее, потом, тщательно выговаривая каждое слово, произнес:

– Вы нуждаетесь в другой пище. Становитесь туземкой.

Тай поднесла к глазам руки, словно видела их в первый раз.

– Красивый синий цвет.

– Очень красивый, – подтвердил рейф. – Я не займу много вашего времени. Мне нужна только информация.

Она рухнула в кресло как подкошенная.

– Все здесь – каноническая история Спаттерджей. – Тай указала на компьютер. – Но ты должен будешь заплатить.

– Я – состоятельный человек. У меня было достаточно времени для накопления капитала.

– Деньги, деньги, деньги.

Женщина покачала головой и уставилась в угол потолка.

– Так что вам нужно? – спросил он.

– А?

– Я спросил, что вам нужно.

Взгляд Тай переместился на него, и ее лицо приобрело осмысленное выражение.

– Ты прав. Я нуждаюсь в лекарстве.

Она встала и быстро направилась к шкафу. Достав оттуда бутылку, Олиан вытащила из нее пробку и поднесла горлышко к губам. Когда бутылка опустела, женщина бросила ее на пол, потом, словно забыв, что не одна, легла на диван и закрыла глаза. В воздухе сильно запахло чесноком.

Кич подошел к дивану. Тай открыла глаза и с ненавистью посмотрела на него.

– Уходи. Возвращайся через час.

– А ваш дом впустит меня?

– Впустит. Теперь он знает, кто ты такой.

– И кто я?

– Полицейский, который даже смерти не позволил предотвратить тот последний арест.

Кич кивнул, развернулся и направился к выходу, а когда подошел к двери, Тай уже храпела.

Подняв с земли оружие, рейф проверил время по стимулятору и решил немного побродить по окрестностям. Его терпение развивалось в течение многих веков, в некоторых местах о нем ходили легенды. Еще один час не имел значения для его поисков.

Сначала Кич подумал, что набрел на какую-то цистерну, высотой метров десять и диаметром метра три. Никаких отверстий на тусклой голубой поверхности металла не было, и он уже решил пройти мимо, когда увидел арку, почти заросшую коричневыми вьющимися растениями с серебристо-зелеными, похожими на лезвие топора листьями. Рейф проверил, нет ли в зарослях пиявок, включил вспомогательный фонарь карабина и нырнул внутрь. При свете вспыхнувших флуоресцентных ламп стало ясно, что фонарь карабина не нужен, впрочем, на мгновение ему показалось, что придется воспользоваться другими функциями оружия.

Четырехметровая человеческая фигура была похожа на синего паука. Макет изображал вздернутого на дыбе, чье имя было выгравировано на бронзовой табличке, вмурованной в пол, – «Скиннер». Кич прошел мимо жуткого экспоната к рядам стеклянных витрин.

«Полный модуль раба» – за стеклом находился в сидячем положении человеческий скелет со склоненной головой. Верхняя часть черепа была аккуратно срезана, чтобы без помех рассмотреть вставленный со стороны затылка металлический цилиндр. Из стенок цилиндра выходили металлические стержни, похожие на спицы колеса, соединенные ободом по всей внутренней окружности черепа, а изогнутая прозрачная трубка соединяла торец цилиндра с позвоночником.

Во второй витрине был выставлен наклонившийся скелет, к шейным позвонкам которого шарнирными ножками был прикреплен все тот же металлический цилиндр. Данный экспонат, судя по табличке, назывался «Паукообразный модуль раба». Рейф переходил от витрины к витрине: когда-то он держал в руках такое же оружие, пытался снять с людей именно такие ошейники, видел, как люди умирали точно в таких мучениях… Все это было ему знакомо, потому что Кич был живым во время войны и принимал участие в операциях полиции.

Его внимание привлек экспонат, находившийся в третьем ряду – «Джей Хуп по кличке „Спаттер“».

Мужчина был высоким, красивым и немного мрачным, с черными, коротко остриженными волосами и темными глазами. Он был изображен в древнем защитном скафандре с короткой черной винтовкой на плече. Макет был выполнен идеально, с мельчайшими подробностями, включая крючковидный шрам под правым глазом и полудрагоценные камни, пришитые под горловиной скафандра. Кич долго смотрел на экспонат тяжелым взглядом, потом перешел к следующему из восьми в этом ряду. Он уже трижды обошел витрины, когда услышал раздраженный голос Тай из динамика устройства внутренней связи:

– Ты пришел за информацией или просто поглазеть? Мне казалось, что ты достаточно хорошо знаешь их лица.

Кич кивнул самому себе и вернулся к арочному выходу. Он нагнулся, чтобы выйти, и был настолько погружен в свои мысли, что почти не заметил удара по плечу. Пиявка успела укусить его, прежде чем он схватил ее и оторвал от себя. Отступив от арки, Кич взвел карабин и превратил извивающуюся тварь в кучку пепла. Потом он провел пальцами по шее и обнаружил, что она покрыта циркулирующим в его венах бальзамом.

ВНЕШНЕЕ ПОВРЕЖДЕНИЕ – НЕЗНАЧИТЕЛЬНОЕ, ГЕРМЕТИЗИРУЮ, – поступило сообщение от стимулятора в зрительную зону коры головного мозга. Никакой боли он, конечно, не чувствовал.


предыдущая глава | Скиннер | * * *