home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


6

По приказу самки три самца-глистера оторвались от нее и прокрались к питающимся турбулам с другой стороны. Когда они заняли нужную позицию, самка атаковала стайку турбулов, направляя ее к самцам. Беспокоиться было не о чем, обжорство настолько овладело турбулами, что они не заметили самку.

Увидев, как самка расправляется с турбулами, отрывая им головы, самцы тоже бросились в драку, не забывая про приллов и ненасытных пиявок. Скоро четыре глистера оказались в центре стаи, перемещаясь от турбула к турбулу с поразительной скоростью. Конечно, они не смогли бы съесть всех своих жертв, но инстинкт заставлял их убивать как можно больше, прежде чем приступать к трапезе. Между тем остальные турбулы были настолько поглощены пожиранием моллюска-молота, что не замечали не только наносивших смертельные удары клешней и челюстей, но и плавающих рядом безголовых собратьев.

Глистерам можно было не опасаться за свою жизнь, если бы все это не происходило на краю океанской впадины.


Иногда Снайпер задумывался, не стало бы разрешение Блюстителю подчинить себя самым лучшим и, главное, разумным действием с его стороны. Может быть, в этом случае он стал бы похожим на машину не только внешне, но и по характеру. Мог ли подобный ему зонд, являвшийся вершиной достижений технологии ИР Правительства, иногда испытывать скуку, становиться раздражительным, а то и просто злобным? Испытывали ли ПР-13 когда-нибудь подобные чувства? Внешний вид «морского конька», как всегда, был лишен эмоций.

– Все для полноты ощущений, – сказал Тринадцатый.

Снайпер мгновенно проверил выходные сигналы и обнаружил, что излучает слабовыраженное бормотание одним из своих интерфейсов памяти. Он быстро отключил его, когда они зависли над небольшим островком, напоминавшим по форме подкову. Этот участок суши был достаточно старым и достаточно просторным для появления на нем растительности. ПР-13 повернулся и сфокусировал на нем свой топазовый глаз.

– Уже лучше, гораздо меньше шума, – заметил маленький зонд.

– И давно я это делал? – спросил Снайпер.

– Как только прилетел сюда. Знаешь, тебе необходима либо глубокая диагностика, либо обновление памяти. Ты настолько переполнен резервными копиями, что информация переливается через край.

– Мне это нравится. Итак, чем будем заниматься?

– Обычным исследованием популяции моллюсков, потому что они являются лучшими индикаторами загрязнения окружающей среды, затем проверим молли-карпов. Они находятся на самой вершине пищевой цепи и поглощают все яды. Но сначала мы ненадолго посетим мою морскую пещеру.

Сообщив это, маленький зонд стал стремительно снижаться к островку. Снайпер, заинтересовавшись, последовал за ним.

«Морской конек» уменьшил скорость над зарослями низкорослых грушевидных деревьев и нырнул в лабиринт сине-зеленых листьев и черных ветвей. Снайпер не отставал от него, снимая прецизионной клешней пиявок со своей металлической поверхности и разрезая их пополам, не потому, что они могли причинить ему вред, – просто его раздражало, что пиявки путали его с живым существом.

Пробившись сквозь заросли, Тринадцатый устремился к рассыпавшемуся на белый порошок и блестящие перламутровые чешуйки кораллу, что находился на выступающей из черной почвы базальтовой плите. Под плитой была видна темная продолговатая дыра. Зонд сделал поворот на сорок пять градусов, чтобы влететь в дыру, и зажег глаза, осветив пещеру.

Для «Снайпера» дыра была слишком мала, и ему пришлось отбросить тяжелой клешней в сторону несколько обломков коралла, прежде чем последовать за маленьким зондом. Влетев в пещеру, он включил прожекторы, расположенные по обе стороны пасти. В дальней стене узкой пещеры была вырезана прямоугольная ниша, в которой лежали три больших панциря моллюсков-молотов. ПР-13 подлетел к нише и завис над панцирями. Его ребристый хвост распрямился, потом раздвоился и сжал кромку одного из них.

– Я думал, что ты предназначен только для наблюдений, – удивился боевой зонд.

– Так и есть.

– Как ты вырыл эту нишу? – Снайпер протянул вперед тяжелую клешню.

– При помощи усиленного геологического лазера и терпения.

– А что скажешь насчет хвоста? Насколько я помню, Блюститель запретил тебе любые манипуляции с окружающей средой… после того скандала с модулями рабов.

Зависший над панцирем Тринадцатый, казалось, пожал плечами.

– Можно внести некоторые изменения в конструкцию, если, конечно, есть средства. Не сомневаюсь, именно об этом ты давно твердишь Обманщику ветра.

– Да, конечно, а Блюститель знает об… изменениях?

– Нет, – ответил Тринадцатый, – и об этом тоже. Сказав это, подразум открыл панцирь и показал, что он заполнен жемчужинами янтарных моллюсков. Снайпер придвинулся поближе и по очереди осмотрел панцири.

Второй был заполнен короткими полупрозрачными каменными стержнями, в которых он узнал окаменелых глистеров. В третьем панцире находились куски зеленоватого камня, и лазерное хроматографическое сканирование сообщило приятные новости: чистейший зеленый сапфир.

– Неплохая коллекция, – одобрил боевой зонд. – Что собираешься с ней делать?

– Для того чтобы расплатиться за обновление лазера, я вынужден был закрепить на хвосте жемчужины клеем из янтарных моллюсков и так лететь четыре тысячи километров. На это ушел почти весь солстанский год, кроме того, я потерял четыре жемчужины. На изменение хвоста потребовалось пять лет, используя те же самые методы.

Выслушав его, Снайпер направился к выходу из пещеры. Закрыв панцири, Тринадцатый последовал за ним на залитый изумрудным светом свежий воздух.

– Значит, у тебя по-прежнему есть счет в «Норвабанке»? – уточнил Снайпер.

– Есть, но на нем почти не осталось денег. Тринадцатый стал быстро набирать высоту, срывая с ветвей листву. Снайпер последовал за ним, он выбирал самые толстые ветви и ломал их без особой на то причины. Вырвавшись из зарослей, зонды полетели над заливом и стали опускаться ближе к воде.

– Итак, о каком проценте мы говорим? – спросил боевой зонд.

– Есть один торговец драгоценными камнями, который прилетает с Корама, чтобы купить товар у хуперов. Два года назад я узнал о его существовании и с тех пор ждал удобной возможности, чтобы продать ему мои находки. Я не могу переместить такое количество незаметно для Блюстителя, а если он поймает меня, то немедленно переподчинит, и я потеряю все. Ты – свободный зонд. У тебя больше возможностей. Сомневаюсь, что закон запрещает тебе торговать природными камнями.

– Ты не ответил на мой вопрос.

– Двадцать процентов чистой прибыли, – сказал ПР-13.

– Пятьдесят.

– Грабитель и вор!

Они летели над самой поверхностью, Снайпер опустил в воду задние ноги и включил подпрограмму подсчета моллюсков.

– Кажется, у тебя нет выбора, – сказал он.

– Берегись! – крикнул, взмывая вверх, Тринадцатый.

– Ты смеешь мне угрожать?

Снайпер решил, что маленький зонд сошел с ума, и только в последний момент понял, что имел в виду его спутник. Гигантский карп плыл, наполовину высунувшись из воды, однако на самом деле у этого существа было три ряда плоских щупальцев, которыми оно хваталось за дно, чтобы передвигаться. Его голова перемещалась быстро и без отклонений, в сторону цели.

Снайпер привел в готовность ракету.

– Нет! Под охраной! Блюститель!

Боевой зонд сбил ракету электромагнитным импульсом, как только она покинула пасть, и попытался взлететь. Слишком поздно. Он не мог использовать даже термоядерный ускоритель, потому что рисковал убить молли-карпа. Огромная пасть открылась и захлопнулась, и удовлетворенно пуская пузыри, существо погрузилось в воду.

ПР-13 принялся летать кругами, потом опустился, чтобы погрузить датчики на хвосте в воду. Практически мгновенно он уловил ультразвуковой сигнал «Снайпера» из-под воды.

– Ерунда.


Утренний шаттл должен был приземлиться через час, Кич сидел в «Живце» и наслаждался четвертой кружкой рома. Посетители старались избегать рейфа с момента его появления здесь четыре часа назад – а бармен настороженно наблюдал за ним поверх шахматной доски. Рейф чувствовал вкус каждого глотка, но крепкий напиток никак не влиял на его состояние. Андроиды-големы могли наслаждаться пьянством. У него такой возможности не было, пока он оставался в своем теле. Можно было бы сделать мемплантацию на шасси андроида – Кич не раз задумывался об этом и так же часто отказывался от этой мысли. Но у существования в виде ходячего трупа были свои преимущества, особенно если рядом оказывались люди, которых нужно было напугать. Он наслаждался моментом, когда его увидел Корбел Фрейн. От этого атавистического ужаса тогда зависел успех действий Кича: если бы он был человеком или големом, Фрейн не попытался бы спастись бегством в критический момент, а просто разорвал бы противника на части. Кич преследовал антигравитационный скутер Фрейна до горы Эмбер, а потом сбил. Конец Корбела, как и следовало, был апокалиптическим.

Кич потягивал алкоголь через стеклянную соломинку и думал о Хупе. Несмотря на то что за два дня, проведенные с Олиан Тай, он получил ничуть не больше ценной информации, чем за первые проведенные с ней несколько часов, можно было удовлетвориться результатом. Семисотлетняя погоня близилась к концу. Злодей будет привлечен к ответственности, а самостоятельно взятая на себя миссия завершится. Что потом? Кич задумчиво рассматривал висевший на цепочке ромб. Многие пути были открыты перед ним, а этим могли похвастаться немногие мертвецы. Он почти, именно почти, улыбнулся, но мышцы лица были недостаточно подвижны.

Он был настолько погружен в свои мысли, что не сразу заметил, с каким любопытством его рассматривает только что вошедший в «Живца» посетитель. Мужчина был невысоким, но очень коренастым, словно состоящим из одних мышц, одновременно напоминавшим человека и валун. Подобно почти всем хуперам-морякам, он был одет в широкие парусиновые штаны и перепоясанную широким кожаным ремнем просторную сетчатую рубашку. За ремень, как готовое к действию оружие, была засунута большая курительная трубка. Его лицо было широким и добродушным и казалось еще более широким из-за блестящей лысины и больших кустистых бакенбард, торчащих во все стороны.

Вне всяких сомнений, перед рейфом стоял один из Старых капитанов.

– Я тебя знаю, мальчик? – спросил мужчина.

Кича назвали мальчиком? Впрочем, было вполне разумно полагать, что этот незнакомец считал любого человека, кроме другого Старого капитана, гораздо моложе себя.

– Ты можешь знать меня или знать обо мне. Меня зовут Сэйбл Кич, и я умер семьсот лет назад.

Фраза определенно могла показаться чересчур эффектной, но именно она была необходима, чтобы привлечь внимание такого человека и, возможно, получить от него информацию. Капитан явно заинтересовался. Он бросил взгляд на бармена, показал на столик Кича и сел напротив рейфа.

– Спрейдж, – представился он, протягивая руку. Кич уставился на ладонь капитана, надеясь на то, что Спрейдж поймет, что делает, и уберет ее. Рука, впрочем, осталась протянутой, и он, наклонив голову, протянул свою серую костлявую пятерню. Капитан совершенно беспечно пожал ее, потом отпустил и откинулся на спинку стула. Он снял трубку с пояса и указал мундштуком на Кича.

– Давно не приходилось встречаться с рейфом!

– А когда ты видел рейфа в последний раз? – спросил почему-то заинтересовавшийся Кич.

– О, довольно давно. – Спрейдж достал кисет из нагрудного кармана рубашки и начал сложный и неторопливый процесс набивки трубки. – Запрограммированного рейфа послали сюда на поиски его же убийцы, до того как правительство запретило подобные вещи.

«Не меньше пяти веков назад», – произвел несложные расчеты Кич.

– Но ты ведь не запрограммированный, верно? – продолжал капитан. – Полностью на искусственном разуме?

В этот момент к столику подошел бармен и поставил бутылку и стакан перед Спрейджем.

– За мой счет, – сказал капитан, увидев, что бармен не думает уходить.

– Пополам, – заявил Кич, когда бармен удалился.

Спрейдж, наконец, набил трубку и сунул мундштук в рот. Древняя зажигалка, которую он достал из кармана, зажглась только с пятой попытки.

– Проклятье, – пробормотал он. – Разучились делать нормальные вещи. – Он посмотрел на Кича сквозь табачный дым. – Тогда… что ты здесь делаешь?

– Ищу убийцу, но не своего.

– Кого-нибудь знакомого мне?

– Почти уверен в этом. Я ищу Джея Хупа, более известного сейчас под именем Скиннер. Ищу уже давно. Есть какие-нибудь соображения по этому поводу?

Вопрос явно привел Спрейджа в замешательство. Он запыхтел трубкой, и огонек отразился в его глазах. Кич не мог понять, чем вызван такой эффект, – глаза нормальных людей не обладали такой отражательной способностью.

– Он давно уже умер, не так ли? – уточнил капитан.

– Судя по тому, что мне удалось выяснить, его убийство не было простой задачей, и люди крайне неохотно пошли на это. Кстати, у тебя на судне не хранится ничего, относящегося к делу?

– Нет… – Спрейдж вдруг закашлялся. – Не уверен, что понял тебя, – сказал он, когда приступ прошел.

Что ж, человек его возраста должен был лучше уметь врать. Спрейдж налил себя рома в стакан и принялся пить его маленькими глотками, чтобы в горле перестало першить.

– Ты знаешь, кто я такой? – поинтересовался Кич.

– Кажется, припоминаю твое имя.

На мгновение на его лице появилось выражение озадаченности, потом он уставился на рейфа широко открытыми глазами.

– Ты… – произнес он, но больше Кич ничего не услышал.

ПАРАМЕТРЫ ФУНКЦИЙ ВНЕ ДОПУСТИМЫХ ПРЕДЕЛОВ: ПОВЫШЕНИЕ НАГРУЗКИ НАСОСА БАЛЬЗАМА НА 30%.

Предупреждение поступило от стимулятора в зрительную кору мозга и заполнило все поле зрения, кроме того, зрительное восприятие стало нечетким, а звуки – отдаленными и искаженными. Кич немедленно включил через стимулятор функцию диагностики и получил противоречивые сигналы от остановленных в его законсервированном теле датчиков. С ним происходило что-то странное: он неясно расслышал, как Спрейдж сказал что-то резким тоном, потом увидел, как тот встал и ушел.

Какая разница? Если ему предстояло впасть в состояние истинной смерти, слова не имели значения.

ПАРАМЕТРЫ ФУНКЦИЙ ВНЕ ДОПУСТИМЫХ ПРЕДЕЛОВ: ПОВЫШЕНИЕ НАГРУЗКИ НАСОСА БАЛЬЗАМА НА 38%.

Кич наклонился и открыл крышку чемодана. Он достал устройство очистки, потом, не обращая внимания на настороженные взгляды хуперов, расстегнул комбинезон и подключился. Вытяжная трубка заполнилась черным бальзамом, и лишь спустя несколько минут в тело стал поступать бальзам цвета сапфира.

«ДАВЛЕНИЕ НАСОСА – 20%», – отдал он команду. Немедленно появилось другое предупреждение.

ПАРАМЕТРЫ ФУНКЦИЙ ВНЕ ДОПУСТИМЫХ ПРЕДЕЛОВ: НОЛЬ БАЛЬЗАМА В ДАТЧИКЕ КОНЕЧНОСТИ В 23.

Кич посмотрел на устройство очистки и увидел ряд иероглифов как расплывчатую красную линию. Устройство явно старалось выполнить свою работу.

ДАТЧИК КОНЕЧНОСТИ В 23: СТРУКТУРНОЕ ОТКЛОНЕНИЕ ОТ НОРМЫ.

Какого дьявола?

ДАТЧИК КОНЕЧНОСТИ В 23: СТРУКТУРНОЕ НАРУШЕНИЕ.

Вот и все. Всегда существовала возможность того, что тело начнет разрушаться и консерванты перестанут быть такими же эффективными, какими были вначале. И все-таки Кич не ожидал, что процесс будет развиваться так быстро. Он снова посмотрел на устройство очистки и не увидел ни одного зеленого индикатора.

Следующее сообщение, посланное стимулятором, ему доводилось видеть только дважды, и то практически сразу после рейфикации.

ОБНАРУЖЕН ИНВАЗИВНЫЙ ОРГАНИЗМ.

«ОПРЕДЕЛИТЬ», – приказал он через стимулятор.

Подпрограмма немедленно подключила стимулятор к местному серверу и механизму поиска, в который были загружены сегменты генетического кода. Ответ поступил и отобразился через зрительную кору очень быстро.

ВИРУСНАЯ ФОРМА СПАТТЕРДЖЕЙ А1.

Вот в чем дело: всему виной была упавшая на него рядом с музеем Олиан Тай пиявка! Вирус Спаттерджей находился внутри и наносил невообразимый ущерб, пытаясь ассимилироваться в мертвеца. Между тем на устройстве очистки вспыхнули два зеленых индикатора. Он вздохнул бы с облегчением, если бы мог дышать, потому что устройство явно справлялось с задачей. Кич откинулся на спинку стула, изображение стало резким, и он увидел уставившихся на него посетителей харчевни. Подошедший к столику бармен был явно обеспокоен.

– Не знаю, что ты ему сказал, но я никогда не видел его таким взволнованным.

Кичу понадобилось несколько секунд, чтобы понять, что речь идет о Спрейдже. Он судорожно сглотнул и сумел выдавить из себя несколько слов:

– Я только сказал ему… кто я такой.

– Мне наплевать, кто ты такой. Здесь всем правят капитаны, и я предпочитаю, чтобы ты убрался. – Бармен посмотрел на устройство очистки.

Двое хуперов выросли за спиной бармена. Кич понимал, что у него нет никаких шансов в этой ситуации. Он встал, поднял устройство очистки, прижал его к груди и нетвердыми шагами вышел из «Живца». Чемодан закрыл крышку и послушно последовал за ним.

На улице было гораздо многолюдней, чем когда Кич входил в харчевню. Проходивший мимо катадапт громко фыркнул, посмотрел на него с отвращением и поспешно удалился.

Прилагая значительно больше усилий для контроля двигателей суставов, рейф нетвердой походкой направился к припаркованному в конце улицы воздушному такси. Еще один красный индикатор погас на устройстве очистки, когда он, наконец, подошел к нему. Сидевший в кабине хупер, узнав его, кивнул. Это он перевозил Кича и его спутников от посадочной площадки шаттлов в Купол.

– Не могу тебя взять, приятель. Жду пассажира.

– Я дам тебе десять шиллингов, если ты очень медленно доставишь меня к посадочной площадке.

– Так бы и сказал. Залезай! Кич кивнул на чемодан.

– Справишься с этим?

Хупер быстро выпрыгнул из кабины и при помощи переключателей на чемодане погрузил его в багажник. Кич с удовольствием заметил, что к такси, когда оно взлетело и повернуло в сторону посадочной площадки, спешил тот самый катадапт.

ПАРАМЕТРЫ ФУНКЦИЙ В ДОПУСТИМЫХ ПРЕДЕЛАХ: НОМИНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ ДАТЧИКА КОНЕЧНОСТИ В 23.

На устройстве очистки горели только два красных индикатора.

– Насколько медленно я должен лететь? – спросил хупер.

– Мне нужно двадцать минут.


ПАРАМЕТРЫ ФУНКЦИЙ ВНЕ ДОПУСТИМЫХ ПРЕДЕЛОВ: НАГРУЗКА НАСОСА БАЛЬЗАМА 80%.

Он совсем забыл об этом.

ПОВЫСИТЬ ДАВЛЕНИЕ НАСОСА ДО НОМИНАЛЬНОГО.

Изменился цвет еще одного индикатора на устройстве очистки, но последний упрямо оставался красным. Ему потребовались все двадцать минут, которые он попросил у хупера. Такси описало пять широких кругов над посадочной площадкой, прежде чем последний индикатор наконец стал зеленым.

СИСТЕМА В НОМИНАЛЬНОМ СОСТОЯНИИ – ДИАГНОСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ?

Кич подумал и решил, что в этом не было смысла.

ОТМЕНИТЬ АНАЛИЗ.

Он отключил шланги от гнезд и убрал их в устройство очистки. Индикаторы погасли, когда он застегивал комбинезон.

– Можешь приземляться, – сказал он хуперу.

Пилот кивнул и направил воздушное такси к одной из эстакад, а Кич сжал в серой пятерне висевший на шее ромб. То, что он смог сделать, было лишь временной мерой – в лучшем случае. Скоро ему предстояло принять решение, которое он откладывал в течение почти сотни лет. У него было три варианта: он мог потерять остатки органического мозга и тела и стать полностью ИР, он мог умереть или выбрать линию поведения, которая казалась ему невероятной даже после размышлений в течение долгих десятилетий.

Кич расплатился с весьма довольным хупером и проводил взглядом помчавшееся в сторону города такси, несомненно, в надежде подобрать застрявшего там катадапта. Он подошел к краю посадочной площадки и стал смотреть вдоль высокого склона дамбы на вращающиеся автоматические пушки, что вели наблюдение за кромкой моря. Моллюск в перламутровой синей спиральной раковине вылез из воды и пополз по стене. Пушка оказалась над ним, когда он не успел подняться и на метр от кромки воды, между пушкой и моллюском появились красные линии лазерных лучей, мерцающих в клубах повалившего из многочисленных отверстий в раковине дыма.

«ИНФОРМАЦИЯ: НАГРУЗКА НАСОСА БАЛЬЗАМА НИЖЕ 20%», – отдал он команду.

ПАРАМЕТРЫ ФУНКЦИЙ ВНЕ ДОПУСТИМЫХ ПРЕДЕЛОВ: ПОВЫШЕНИЕ НАГРУЗКИ НАСОСА БАЛЬЗАМА НА 8%.

ИНФОРМАЦИЯ: НАГРУЗКА НАСОСА БАЛЬЗАМА НЕ ВЫШЕ 20%.

Сообщение исчезло, и ближе к одной стороне появился мигающий индикатор ожидания.

ИНФОРМАЦИЯ: ПАРАМЕТРЫ ВСЕХ ДАТЧИКОВ ВНЕ ДОПУСТИМЫХ ПРЕДЕЛОВ.

Появился список, который начал прокручиваться снизу поля зрения левого глаза. Список начинался с датчика В1.

«ОТМЕНИТЬ», – отдал он команду.

На запрос серверу о нахождении ближайшей аптеки пришла информация, что она расположена всего в нескольких сотнях метров от того места, где он стоял. Оглянувшись, Кич почти сразу увидел приземистое здание на краю пустой посадочной площадки. Сквозь высокие окна, закрытые армированным стеклом, виднелись бесконечные ряды стеллажей с товарами; торговля не упускала своего шанса в любом из миров, в которых ему довелось бывать. В сопровождении чемодана он поднялся по металлическим ступеням и, остановившись у дверей, нажал на кнопки «ждать» и «безопасность» на крышке чемодана, – щелкнув замками, тот тяжело упал на пластобетон.

Раздвижные двери впустили Кича в магазин-автомат с небывалым ассортиментом товаров. Когда он подошел к первому прилавку, рядом мгновенно появилась автоматическая тележка. На ее задней стенке находился небольшой экран с сенсорным пультом, при помощи которого Кич ввел: «Ингибиторы интертокс».

Несколько секунд тележка жужжала и щелкала, потом повела его к боковому проходу. Скоро он оказался у стеллажа, заставленного разнообразными упаковками с лекарствами, начиная от микрокапсул и заканчивая пятилитровыми бутылками и банками. Настенный дисплей засверкал, как витрина с драгоценными камнями, отображая торговые марки и названия. Кич пошел вдоль дисплея, пока не обнаружил цилиндры, похожие на те, что вставлялись в устройство очистки. Едва пара цилиндров оказалась у него в тележке, как на дисплее появилась цена. У выхода из магазина он бросил пару прозрачных восьмигранных шиллингов в сборный лоток тележки, взял лекарство и поспешил на улицу. Спускаясь по ступеням, Кич по привычке задумался о том, как такая система справлялась с воровством. Несомненно, магазином-автоматом управлял искусственный интеллект, следивший за ситуацией несколькими сотнями маленьких глаз. Эта мысль получила мгновенное подтверждение.

– Сообщение для Сэйбла Кича, – раздался голос из звукового канала стимулятора.

– Слушаю.

– Согласно отчету вы приобрели «интертокс вирекс 24». Вам следует знать, что период активного действия всех лекарств «интертокс» в рейфикационных бальзамах составляет не более семи минут.

– Я знаю.

– Благодарим за внимание, – сказал голос, и канал отключился.

Прижав контейнеры к груди, Кич вдруг понял, что ему была приятна эта забота. А что касается оттенка горечи в ней, то он был приглушенный, едва заметный.


Утренний ветерок стих, и солнце стало почти невидимым на небе цвета патины. Лишившемуся работы парусу надоело висеть на реях, он сложил крылья и, поднявшись к топу, лениво жевал кусок червя-носорога. Некоторые матросы, свободные от вахты, спали, остальные занимались делами, до которых не доходили руки, пока судно находилось в движении. Энн со своей командой спустилась в трюм и проверяла сохранность корпуса. Эта работа не была обязательной, потому что крепкая древесина ян никогда не гнила и очень редко повреждалась. Борис неторопливо смазывал рулевые тросы, а Планд командовала парой драивших палубу молодых матросов и явно наслаждалась своей властью над ними, так как сам выполняла эту работу всего несколько рейсов назад. Пек чрезвычайно тщательно чистил дробовик, верой и правдой служивший ему больше ста лет, хотя, учитывая замененные в нем части, оружие вряд ли можно было назвать настолько старым. Он умышленно не занимался тяжелой работой, потому что знал, что ему предстоит.

– Пек, иди сюда, – приказал Амбел.

Пек поднял голову. Почему-то именно он выполнял эту часть работы, хотя он предпочел бы, чтобы выбрали кого-нибудь другого. Пришлось передать ружье и чистящиеся принадлежности драившему леер Голлоу.

– Давай, Пек, займемся делом.

Капитан хлопнул его по плечу, потом наклонился и поднял пролежавший всю ночь у стенки носовой надстройки желчный пузырь. Они протащили его по палубе к кормовой лебедке, вызвав недовольное ворчание драивших под командой Планда палубу матросов, потом положили в грузовую сеть и подняли над палубой. Пузырь висел завязанным концом вниз, Амбел подставил под него принесенную раньше бутыль из зеленного стекла, а в горлышко бутыли вставил широкую воронку. Вся команда, перестала работать, собравшись посмотреть, как капитан развязывает пузырь, чтобы густая желчь потекла из него воронку и, через нее, в бутыль.

– Воду, – приказал капитан, вынимая из ножен охотничий нож и втыкая его в верхнюю часть пузыря.

Планд передал Пеку ведро, а Амбел вставил воронку в только что сделанную прорезь наполнил пузырь водой, вставил воронку обратно в бутыль и принялся осторожно сжимать и разжимать пузырь, чтобы остатки желчи попали в раствор. Так бутыль оказалась наполненной до горлышка. Капитан вставил пробку, залил ее смолой из водорослей и поставил свою печать.

– Полагаю, получим грамм десять спрайна, – заметил Пек. – Сколько он сейчас стоит?

– Восемьдесят два шиллинга за грамм, – сказал Борис.

– А сколько это в настоящих деньгах?

Пек переместил балку лебедки за борт и развязал узел на тросе грузовой сети. Пузырь упал в воду, но, словно понимая, что это такое, ни одна морская тварь не бросилась пожирать его. Все рассмеялись шутке, потом почтительно замолчали, когда капитан поднял наполненную бутыль и осторожно понес ее к люку кормового трюма. Пек снова переместил балку лебедки и привязал сеть рядом с люком.

Амбел положил бутыль в сеть и закрепил ее, прежде чем открыть люк и спуститься в кормовой трюм. Пек поднял сеть над палубой, переместил балку лебедки так, чтобы сеть находилась над люком, и опустил драгоценный груз в трюм. Только капитан имел право закрепить бутыль в специальной раме, вернее, это было его обязанностью. Каждый хупер знал историю о рыбаке, уронившем бутыль с желчью пиявки. Его, привязав тросом за ногу, сбросили за борт в кишевшую пиявками воду и тащили за судном целый день, прежде чем команда простила его. Вернее, такую историю рассказывали бывалые матросы молодым,

Капитан наконец поднялся на палубу, довольно потирая руки. Он окинул взглядом команду и улыбнулся.

– Проклятье, – пробормотал Пек.

Борис посмотрел на него, потом – на Амбела.

– Следующий? – спросил он недоверчиво.

Капитан кивнул, все еще довольно улыбаясь. К сожалению, парус понял суть этого обмена фразами. Кусок мяса, который он давно пережевывал, шлепнулся на палубу, с шумом раскрылись крылья – парус выбрал именно этот момент, чтобы взлететь прямо с мачты. Он был достаточно умен, чтобы ждать, пока кто-нибудь отговорит его от бегства.

– Остров в пяти километрах к северу! – крикнул он на лету.

К счастью, паруса всегда проявляли порядочность и сообщали команде, где находится ближайшая суша. Улыбка Амбела стала несколько напряженной.

– Гребная шлюпка? – услужливо подсказал Пек. Заметив ухмылки на лицах команды, капитан повернулся и внимательно осмотрел судно.

– Да, шлюпка, – согласился он. – А пока я буду этим заниматься, приведете в порядок это. – Он указал на уныло свисавшие с рей полотняные паруса. – И хорошенько смажете цепи и шестерни мачты. Кстати, гарпуны уже давно не точили, а палубу – не драили. – Он замолчал, услышал хором произнесенное «есть», посмотрел, как все бросились в разные стороны выполнять приказы, пока он еще что-нибудь не придумал, и, едва заметно улыбаясь, отправился на поиски весел.


Огромные крылья шаттла показались над посадочной площадкой как раз в тот момент, когда Кич отключал устройство очистки и убирал его в чемодан. Быстрый запрос через стимулятор подтвердил, что ему нужен именно этот рейс. Закрепив чемодан у дамбы и включив антигравитационный двигатель в режиме реверса, так что поднять чемодан можно было только при помощи погрузчика, он направился к кораблю. Миновав пассажирский выход, Кич прошел к тому месту, где автоматические погрузчики перевозили вновь прибывший багаж на склад. За разгрузкой багажа следил андроид-голем, которого, судя по табличке на груди, звали Полом А2-18.

– Чем могу помочь? – спросил он.

Этот Аполлон в синем комбинезоне был наверняка создан задолго до того, как компания «Киберкорп» поняла, что физическое совершенство действует людям на нервы.

– Меня зовут Кич. Я пришел забрать посылку.

– А, – сказал голем и замолчал, явно посылая запрос и получая инструкции. – Прошу вас, пройдите сюда.

Пол провел Кича к краю площадки и указал на лежавший на платформе перед сканером контейнер – шестигранный, с одной ручкой для переноски. Судя по всему, открыть его можно было только при помощи сенсорного пульта управления, несомненно закодированного на ДНК Джанера.

– Что внутри? – поинтересовался Кич.

– К сожалению, эту информацию я не могу вам предоставить. Футляр защищен от сканирования.

Кич задумался. Если посылка прошла все проверки, проблем с точки зрения закона быть не должно. Тогда почему этот андроид попытался сканировать ее? Он уже собирался спросить, но увидел, что Пол выглядел слегка обеспокоенным. Тогда Кич взял контейнер, повернулся, чтобы уйти, но вдруг пошатнулся и вынужден был опереться на платформу.

– С вами все в порядке? – спросил андроид.

– Конечно.

Рейф отключил все появляющиеся в поле зрения предупреждения. «Интертокс», обеспечивший нормальную работу датчиков, но не более, сейчас распадался в бальзаме. Он догадывался, что это произойдет, но не думал, что вызовет столь резкое ухудшение самочувствия. Поле зрения ограничилось узким тоннелем, но, обходя шаттл, он увидел пятерых знакомых ему батианцев. Кичу в свое время пришлось убить их так много, что он предпочитал об этом не думать. Наклонив голову, рейф ускорил шаг.

К сожалению, очень сложно скрыть тот факт, что ты – ходячий труп. Краем глаза он заметил, что наемники о чем-то переговариваются, глядя в его сторону. Конечно, у этих ребят могут возникнуть проблемы, потому что зона находилась под постоянным и внимательным наблюдением одного из подразумов Блюстителя.

Достав из кармана комбинезона пульт дистанционного управления, Кич направил его на чемодан, который тут же начал свою волшебную трансформацию, а затем поспешил к нему, уложил разбросанные вещи в багажник и уже почти установил ускорители, когда увидел бегущих к нему пятерых наемников. Батианцы держали руки у потайных карманов и с ненавистью смотрели на него.

– В другой… раз, – судорожно сглотнув, сумел произнести он, приветственно поднял руку и взмыл в небо.

– Сэйбл Кич, ты нарушил закон, – раздался голос Блюстителя из устройства связи на пульте управления.

– Я знаю правила безопасности полетов в зоне посадочных площадок шаттлов.

– Надеюсь, в конце концов, ты – контролер. Ты понимаешь, что на тебя автоматически наложен штраф?

– Да, понимаю, но, если бы я остался в зоне, пятеро батианцев попытались бы убить меня, несмотря на твой надзирающий ПР, и тогда тебе, так или иначе, пришлось бы разбираться с гораздо более серьезным преступлением.

– Я обратил внимание на прибытие этих пятерых, – сказал Блюститель.

– Но не счел нужным предупредить меня, хотя должен был знать, что я здесь нахожусь, должен был знать, какие у меня с ними отношения.

– Они не совершили ничего противозаконного, хотя и были вооружены.

– Да, – согласился Кич, – но разве ты не надеялся на то, что совершат?

Ответа не последовало, и Кич направил скутер в сторону берега, с которого взлетел в первый раз. Пришлось включить режим автоматической посадки, так как стимулятор подсказал, что у него исчезает пространственное зрение.

Рейф с трудом слез со скутера, сунул устройство очистки под мышку, проковылял по полосе блестящей гальки и упал на колени на зеленый песок.

ПАРАМЕТРЫ ФУНКЦИЙ ВНЕ ДОПУСТИМЫХ ПРЕДЕЛОВ: ПОВЫШЕНИЕ НАГРУЗКИ НАСОСА БАЛЬЗАМА НА 28%.

Все начиналось сначала, но на этот раз проблема была вызвана лекарством, которое использовалось для решения предыдущей проблемы.

«СКАНИРОВАНИЕ НА НАЛИЧИЕ ИНВАЗИВНОГО ОРГАНИЗМА», – отдал он команду и мгновенно получил ответ: ПРИСУТСТВУЕТ.

Вариантов становилось все меньше. Непослушными руками он расстегнул комбинезон и снова подключил устройство очистки. На этот раз вытекавший из него бальзам был мутно-коричневым, и потребовалось много времени, чтобы жидкость приобрела цвет сапфира. Поглядывая на расплывчатую линию красных индикаторов, рейф думал, как ему следует поступить. Для того чтобы покинуть свое тело и стать полностью ИР, требовалось вернуться в Купол, потом – на Корам, где имелось необходимое оборудование. Он быстро решил, что полная смерть его не устраивает. Оставался вариант, связанный с висевшим на шее ромбом. Что говорила Жрица жизни, продавшая его?

– Он считывает чертеж и высылает своих маленьких строителей.

Но даже это предполагало оборудованное новейшей техникой медицинское учреждение.

– Да, тебе следует находиться в резервуаре, чтобы система работала правильно.

Кич кивнул женщине, и она скрылась в зарослях у начала мыса. Он не сразу смог понять, почему это так его обеспокоило, как вдруг его отвлек другой голос:

– Почему у тебя должна быть другая жизнь? Он обернулся и увидел Корбела Фрейна.

– Кто ты такой, чтобы задавать подобный вопрос? Фрейн пригладил усы.

– В справедливом и беспристрастном мире любой имеет право задавать вопросы.

– Только не ты, потому что я давно убил тебя. Переместившийся из галлюцинации в воспоминания Фрейн выглядел глубоко оскорбленным.

ПАРАМЕТРЫ ФУНКЦИЙ ВНЕ ДОПУСТИМЫХ ПРЕДЕЛОВ: ОШИБКА ЧЕРЕПНО-МОЗГОВОГО ДАТЧИКА.

Кич встал, прижимая устройство очистки к животу.

– Мне потребуется помощь, – произнес он вслух.

– Не самое любимое развлечение.

Неужели это Фрэнсис Койан – молодой атлет с улыбкой на лице? Совсем не похож на того Фрэнсиса, которого он видел в последний раз.

– Для помощи нужны друзья. Он не верит в друзей. Афед Римск. Кич узнал только голос, потому что лицо вернувшегося из небытия врага было съедено кислотой, которую он ввел ему в кислородный баллон.

– Ложь, вы все мертвы.

– На самом деле и ты должен быть таким. – Корбел Фрейн погрозил ему пальцем. – Я имею в виду, как долго все это продолжается, уже семь веков? Ты сошел с ума – сколько жизней уже унесла твоя вендетта?

Кич махнул на него серой ладонью.

– Ты не можешь так думать! Решение принимаю я! Он уже хотел выкрикнуть эти слова еще раз, но вдруг понял, что находится на берегу в полном одиночестве.

– Дерьмо, – пробормотал он и посмотрел на два зеленых индикатора на устройстве очистки.

«ПОВТОРИТЬ СООБЩЕНИЕ ОБ ОШИБКЕ», – отдал он команду.

ПАРАМЕТРЫ ФУНКЦИЙ ВНЕ ДОПУСТИМЫХ ПРЕДЕЛОВ: ОШИБКА ЧЕРЕПНО-МОЗГОВОГО ДАТЧИКА.

В его органическом мозгу, использующем эмоциональные эмуляции ИР, возникло ощущение, словно его тело покрылось холодным потом.

«ПОДРОБНОСТИ».

После получения ответа ощущение не исчезло.

КАПИЛЛЯРНАЯ БЛОКАДА ОРГАНИЧЕСКОГО ГОЛОВНОГО МОЗГА / СВЕРТЫВАНИЕ БАЛЬЗАМА / ВОЛОКНО ВИРУСА А1 / КИСЛОРОДНОЕ ГОЛОДАНИЕ – 3.

«ПОДРОБНОСТИ СОСТОЯНИЯ В ДАННЫЙ МОМЕНТ».

НОМИНАЛЬНОЕ.

Прижимая к себе старательно очищавшее его тело устройство, Кич вернулся к скутеру и сел, прислонившись к нему спиной. Он был близок к инсульту, насколько это было возможно для ходячего трупа.


Под многими слоями времени и чудовищных преступлений находилась прежняя личность, которая пришла бы в ужас, узнав, кем стала Фриск. Что же, сознавать это доставляло определенное удовольствие, даже более сильное, чем сама погоня.

Древний прадор, первенцем которого стал Эбулан, утверждал, что человеческое мясо приобретает особую пикантность после продолжительных страданий. Поэтому людей, принудительно выращиваемых на мясо, умерщвляли при помощи специально разработанного медленного и мучительного процесса. Укрывшись от погони в Третьем королевстве, она и Джей удовлетворяли свои низменные инстинкты в загонах и на бойнях, но лишь до определенной степени. Принудительно выращенные люди, к сожалению, не обладали жизненным опытом, чтобы в полной мере понять ужас своего положения.

Потом, после ухода Джея, Фриск продолжила получать удовлетворение подобным способом, но делать это становилось все труднее, потому что использование в пище человеческого мяса вышло на Прадоре из моды. Выращенных с этой целью людей становилось все меньше, и иногда проходило несколько лет, прежде чем она переживала чувство садо-сексуального облегчения. Женщина и раньше пыталась использовать «болванов», но никогда не достигала оргазма.

Так случилось и на этот раз. «Болван», как и следовало ожидать, абсолютно равнодушно относился к тому, что она с ним делала. Фриск скоро поняла, что это занятие совершенно бессмысленно, но не могла удержаться от того, чтобы довести его до конца. По инструкции модуля раба у «болвана» возникла эрекция, и он начал совокупляться с ней, пока она резала и обжигала его. «Болван» когда-то был древним хупером, и ожоги быстро покрывались коростой и заживали, а кожа на нанесенных ею ранах затягивалась, как масляная пленка на воде, но особенно ее бесило то, что выражение лица его не менялось, как бы жестоко она с ним ни обращалась. Как хорошо было в прежние времена!

– Отойди к двери, – велела она.

«Болван» послушно слез с нее и выполнил приказ. Лежа на спине, Фриск вспоминала, в какие игры она играла с Джеем, крики боли и наслаждения, разносившиеся по загонам, невыразимое наслаждение, которое они испытывали, наблюдая за любимой игрушкой, которая вдруг понимала, что стала ненужной, а впереди ее ждут мучение, смерть, потом – поглощение прадорами. При помощи особых лекарств и методик они продлевали жизнь таких существ на несколько дней, даже целиком сняв с них кожу. Счастливые дни, ушедшие навсегда…

– Оставь меня, – приказала она «болвану» и перевернулась на живот, когда за ним закрылась дверь.

Скоро она вернется в обитаемое людьми пространство и не будет испытывать недостатка материала для удовольствий. В основном, она будет использовать хуперов, но хуперов разумных, которых все-таки можно заставить страдать, несмотря на их выносливость. Женщина отдавала себе отчет в том, что ее возвращение на место совершения самых чудовищных преступлений было связано не только с Джеем или Кичем, а в основном вызвано скукой и потребностью.

Почувствовав движение на ноге, Фриск перевернулась на спину и прихлопнула одну из блох, которыми кишел корабль. Надевая защитный костюм, она пыталась представить себе будущее, в котором она могла бы в полной мере дать волю своей порочности и видеть реакцию на нее. Женщина пыталась насладиться мыслями об этом, но скоро ее воображение иссякло, и интерес пропал. Это стало еще одной причиной гнева.

– Просто придется над этим поработать, – сказала она, вставая, но ее слова словно были поглощены холодной атмосферой корабля.


предыдущая глава | Скиннер | cледующая глава