home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 27

— Я ждал вас, лорд Уоррик, — сказал лорд Майкл, стоявший на палубе «Соловья». — Хотя я, признаться, думал, что вы появитесь раньше.

Уоррик с удивлением смотрел на брата Арриан.

Глаза юноши показались ему веселыми и, как ни странно, доброжелательными.

— Ваша сестра здесь?

— Да, а также мой отец и моя мать. Никто, кроме меня, не догадывался, что вы придете, милорд, зато я караулю вас тут уже битых два часа.

Он знаком пригласил Уоррика следовать за ним.

— Они все внизу. Я восхищен вашей смелостью, милорд: вряд ли мои родители обрадуются вашему появлению.

— А ваша сестра?

— Трудно сказать: думаю, сейчас она и сама еще этого не знает. Позвольте дать вам только один совет: не поддавайтесь на запугивания нашего отца.

— Кто бы меня ни запугивал, я не уйду отсюда раньше, чем услышу ответ из собственных уст вашей сестры.

— Что ж, милорд, тогда идемте. Ох, что сейчас начнется!

Последнее замечание лорда Майкла показалось Уоррику чересчур легкомысленным, да и выражение его лица нельзя было назвать серьезным.

Через минуту, спустившись с палубы по ярко освещенному трапу, они очутились в просторном салоне. Прекрасно обставленное помещение утопало в толстых коврах, и Уоррик в первую минуту онемел от неожиданности. Арриан, однако, в салоне не было, а по вытянувшимся лицам герцога и герцогини Уоррик немедленно убедился, что лорд Майкл прав: его появление их нимало не обрадовало.

Первой заговорила Кэссиди. Поднявшись, она медленно приблизилась к нему.

— Не думала, что вы наведаетесь к нам, милорд.

— Вы могли догадаться, что я приеду, ваша светлость.

Лицо Рейли, неотрывно глядевшего на молодого лорда, было совершенно непроницаемо.

— Право, не знаю, что внушило вам мысль нанести нам визит, — заговорил наконец он. — В этом не было никакой необходимости: я сам, как только отвезу дочь домой, намерен вернуться в Шотландию, поскольку нам с вами предстоит еще уладить кое-какие вопросы.

— Ваша светлость, — сказал Уоррик, — утром у нас с Арриан не было возможности побеседовать без помех, поэтому сейчас я не уйду, не переговорив с нею.

— Моя дочь не желает с вами беседовать. Довольно и того, что вы уже с нею сделали. — В глазах Рейли не было жалости. — И имейте в виду, что если я и выручил вас сегодня утром, то сделал это ради нее, а вовсе не ради вас.

Уоррик и Рейли были приблизительно одного роста и стояли сейчас лицом к лицу, почти вплотную.

— Я догадывался об этом, ваша светлость, поскольку не имел причин рассчитывать на вашу симпатию.

— Лично мне плевать, что с вами станет. Будь на то моя воля, я хоть сейчас швырнул бы вас за борт рыбам на корм.

— На вашем месте я бы испытывал те же чувства, — не дрогнув, отвечал Уоррик.

— Я согласился явиться на эту вашу сегодняшнюю встречу под натиском жены и дочери, которые уговорили меня вмешаться.

— Но, ваша светлость, нам с вами известно, что была и другая причина.

Рейли пронзил его испепеляющим взглядом.

— Да, пришлось также думать о будущем ребенке. Я не хочу, чтобы сплетни о моей дочери поползли по всему Лондону, и только поэтому согласился временно терпеть ваш брак.

— Какими бы мотивами вы ни руководствовались, я благодарю вас за помощь, ваша светлость, — сказал Уоррик. — Но должен отметить, что я не рассчитывал на нее и не просил о ней.

— Кажется, скромность не относится к отличительным свойствам вашей натуры, не так ли, лорд Уоррик? — холодно осведомился Рейли. — Равно как и умение проявлять благодарность.

— Да, скромником меня никто еще не называл. Однако, ваша светлость, свою благодарность я все-таки выразил.

— Между прочим, тут у вас нашелся один заступник, — кивая на Майкла, сказал Рейли. — Мой сын, кажется, склонен приписывать вам качества, кои в действительности вам не свойственны, как-то: честность и порядочность.

Уоррик, смотревший то на отца, то на сына, заметно побледнел.

— Моя порядочность пока что ни у кого не вызывала сомнений.

— А вот я позволю себе в ней усомниться — после того, как вы обошлись с моей дочерью.

— Признаться, мнение вашей светлости заботит меня меньше всего. Я приехал затем, чтобы забрать с собою вашу дочь, если, конечно, она согласится.

— Черта с два вы ее заберете! — взревел Рейли, делая угрожающий шаг в сторону Уоррика. — Вы не увидите мою дочь до последнего дня вашей жизни — и до последнего дня будете жалеть о том, что встретились со мной!

— Здравствуйте, Уоррик. Все обернулись.

На пороге, в черном бархатном платье, которое, однако, ей очень шло, стояла Арриан. Золотые кудри, струившиеся по ее плечам и спине, делали ее особенно юной и хрупкой.

Кэссиди немедленно метнулась к дочери.

— Тебе нечего здесь делать, и ты это прекрасно знаешь!

— Мама, это касается меня. — Она неуверенно шагнула к Уоррику. — Итак, что вы хотели мне сказать?

Уоррик скользнул взглядом по ее лицу. Теперь, в этом привычном для нее окружении, он особенно остро осознал, что такие красавицы рождаются для роскоши. Имел ли он право надеяться, что она бросит все это и поедет с ним? Но он все же должен был попробовать.

— Я приехал, чтобы попросить вас вернуться в Айронуорт вместе со мной. Надеюсь, что вы обдумаете мое предложение.

Все молча ждали, что она ответит.

— Почему вы хотите, чтобы я поехала с вами, Уоррик?

— Потому что вы мать моего будущего ребенка. Если родится сын, он когда-нибудь станет вождем клана Драммондов… Как бы то ни было, он должен родиться в Айронуорте.

— Клянусь, я сверну ему шею голыми руками! — надвигаясь на Уоррика, воскликнул Рейли. Кэссиди тут же оказалась между ними.

— Рейли, ради Арриан, дай ему договорить!

Глаза Рейли пылали негодованием, но все же вмешательство жены подействовало на него успокаивающе.

— Хорошо, пускай объясняется, но потом я все равно вытряхну из него душу.

Уоррик предпочел бы побеседовать с Арриан наедине, чтобы иметь, наконец, возможность излить перед нею свои чувства, но об этом, видимо, не могло быть и речи. Он взял ее за руку, и она не вырвала ее.

— Арриан, поедемте со мной. — Уоррик давно научился скрывать свои истинные чувства, и сейчас это удалось ему как нельзя лучше. — Прошу вас об этом ради нашего с вами ребенка.

Всматриваясь, Арриан не заметила во взгляде Уоррика ни проблеска любви или теплоты — и все же ответила без колебаний:

— Хорошо, Уоррик. Я поеду с вами.

Серебристые глаза радостно вспыхнули, и его рука сильнее сжала ее руку.

— Ваша светлость, я забираю вашу дочь с собой, и не пытайтесь меня остановить.

Пальцы Кэссиди предостерегающе сжали его локоть.

— Арриан, ты уверена, что этого хочешь? — спросила она.

— Да, мама, — сказала Арриан и перевела взгляд на Рейли. — Поймите меня. Мой ребенок — ребенок Уоррика — не должен остаться без отца.

Гнев и печаль боролись в душе герцога.

— Я хотел для тебя большего, Арриан.

— Папа, но это то, чего хочу я.

Брат Арриан с интересом наблюдал за происходящим. Да, Арриан любит Уоррика, в этом Майкл уже не сомневался. Но ему пока было неясно, как сам Уоррик относится к его сестре.

— О, я понимаю вас! — Рейли снова обернулся к Уоррику. — Арриан наследница огромного состояния, и не пытайтесь делать вид, что вам это неизвестно. Ни за что не поверю, что вы не слышали о семидесяти тысячах фунтов, которые я даю за своей дочерью.

— Я вижу, ваша светлость, что вы озабочены денежными вопросами гораздо больше меня. Уверяю вас, чужого мне не надо. Я женился на Арриан не из-за ее знатности и тем более не из-за денег. Здесь Шотландия, а не Англия, и вам не удастся подчинить меня своей воле, как лорда Торндайка сегодня утром.

— Нахал, — пробормотал Рейли. Кэссиди поймала мужа за руку.

— Не пора ли нам всем вздохнуть поглубже и успокоиться? Рейли и Уоррик, вы оба наговорили уже друг другу довольно грубостей. Но ведь все мы — близкие Арриан и желаем ей добра. Разумеется, лорд Уоррик, нам хочется знать, что вами движет, и думаю, что это вполне естественно.

Уоррик смутился.

— Простите меня, ваша светлость. Я приехал за Арриан, а не затем, чтобы оскорблять ее родных.

— Думаю, что и вам стоит сделать шаг навстречу, — заметил Майкл, обращаясь к отцу. — Арриан, как мне кажется, твердо решила вернуться в Айронуорт вместе с лордом Уорриком.

Рейли привлек Арриан к себе и заглянул ей в глаза.

— Ты уверена, что хочешь именно этого?

— Да, папа. Вполне.

Кэссиди с Майклом тоже подошли к Арриан и обняли ее, и Уоррик почувствовал себя среди них чужаком и чуть ли не вором. Ему вдруг захотелось заслужить уважение этого любящего семейства.

Наконец Кэссиди подошла к Уоррику и взяла его за руку.

— Вы забираете нашу самую бесценную драгоценность, Уоррик, и я прошу вас обращаться с нею бережно.

— Даю вам слово.

— Майкл вызвался поехать вместе с Арриан в Айронуорт и остаться там до рождения ребенка. Я также пошлю с нею Элизабет, мою служанку. Надеюсь, вы не будете возражать?

Уоррику с трудом удавалось скрыть свое ликование. Он не рассчитывал, что Арриан сразу же согласится поехать с ним, и тем более не ожидал, что ее родные так легко ей это позволят. Что же за беда, если с нею поедет кто-то еще?

— Нет, я не возражаю.

— Нам с Рейли сейчас необходимо ехать домой. Но еще до рождения ребенка мы тоже прибудем в Айронуорт.

Уоррик кивнул:

— Уверен, что Арриан захочется видеть вокруг себя родные лица.

Рейли высказался гораздо суровее:

— В моих глазах вы как супруг гроша ломаного не стоите. Однако моя жена и дочь — бог весть почему — о вас другого мнения. Возможно, им известны какие-то ваши скрытые качества, коих я не имел пока случая наблюдать. Но предупреждаю, Уоррик: если вы не будете относиться к Арриан с должной, заботой и уважением, я сам, без всякого королевского суда, учиню расправу над вами.

На лице Уоррика не дрогнул ни один мускул.

— Я буду выполнять свой долг по отношению к Арриан, ваша светлость, но не по отношению к вам: ни ваши деньги, ни ваша власть не повергают меня в трепет.

Во взгляде Рейли, все еще негодующем, мелькнуло подобие удивления. Во всяком случае, этот шотландский вождь, с его манерой говорить без обиняков, явно нравился ему больше Йена Макайворса, постоянно строившего какие-то козни.

— А теперь, — объявил Майкл, — я намерен забрать от вас нашего зятя и показать ему работу «Соловья». Кстати, через час мы снимемся с якоря, и самое время сообщить капитану Норрису о том, что нужно проложить новый курс.

— Я не могу плыть с вами, — сказал Уоррик.

— Вам придется это сделать, — возразила Кэссиди. — Столь продолжительная поездка в карете может нанести сейчас вред здоровью Арриан.

— Вы не поняли, — сказал Уоррик. — Я не могу плыть с вами, потому что в Эдинбурге меня ждут сейчас мои люди. — Он обернулся к Арриан. — Увидимся в Айронуорте. — Сушей мне придется добираться дня три, так что вы можете прибыть туда быстрее меня.

— Все же, — заметила Кэссиди, — вам лучше плыть вместе с нами, чтобы мой муж мог познакомиться с вами получше. Поверьте, он ведет себя как любящий отец. Полагаю, что вы могли бы смириться с его требовательностью, тем более что в конечном итоге все вышло так, как того хотели вы, а не он.

— Благодарю вас, ваша светлость, но я вынужден отказаться от приглашения. Думаю, что и для Арриан неплохо будет провести еще несколько дней в кругу своей семьи.

— Возможно, вы правы, — согласилась Кэссиди.

— Если вы не возражаете, я хотел бы поговорить с Арриан наедине.

— Выйдем на палубу, — предложила Арриан. Пожелав родным Арриан счастливого плавания, он вслед за нею поднялся на палубу.

Некоторое время они молча наблюдали за солнцем, медленно погружающимся в море. Оба, видимо, были не в состоянии облечь свои чувства в слова. Наконец Уоррик заговорил:

— Я не смел надеяться, что вы примете мое предложение.

Ее золотые волосы в закатных лучах нимбом светились вокруг головы.

— У меня нет выбора, Уоррик. Сейчас мы должны отмести собственные чувства и думать только о ребенке.

— Ах да, конечно.

Арриан крепко сжала поручни.

— Мои родные встретили вас нелюбезно, — не поднимая на него глаз, сказала она.

— Этого следовало ожидать. Я заслужил их презрение и недоверие. — Он взглянул на нее. — Знаете, Арриан, мне не довелось насладиться той любовью и нежностью, какими одаривают вас ваши родные. За всю жизнь я научился лишь страдать да ненавидеть и не уверен, что смогу когда-либо измениться.

О, как ей хотелось сейчас, чтобы он обнял ее и сказал, что любит, и попросил научить его той нежности и любви!

— Я постараюсь быть вам хорошей женой, — сказала она.

— Я обошелся с вами так гадко, что стыжусь теперь самого себя. Невозможно передать, что я почувствовал сегодня утром, когда вы явились мне на помощь. Вам следовало бы ненавидеть меня и желать мне страданий. До вас я не встречал в людях подобной доброты.

Арриан не без усилия улыбнулась.

— Я всегда стараюсь помочь людям в безнадежных случаях.

Он тоже улыбнулся.

— Я кажусь вам безнадежным случаем?

— Не знаю, — ответила она вполне искренне. — Надеюсь, что нет.

— Теперь, познакомившись с вашими родителями, я понимаю, почему вы к ним так привязаны.

— А вы знаете, что я их приемная дочь? Он воззрился на нее в немом изумлении.

— Нет, вы никогда мне этого не говорили.

— Моя родная мать умерла родами. Кэссиди была ее единственной сестрой, так что мы все равно связаны с нею кровными узами. Настоящий же мой отец был сводным братом Рейли.

— Я не подозревал ничего подобного.

— Мне еще не исполнилось двух лет, когда мой отец неожиданно погиб. Это была героическая смерть, но я не хочу о ней рассказывать и вообще не хочу об этом думать. Я всегда воспринимала Рейли и Кэссиди как своих истинных родителей и ни разу не усомнилась в том, что меня любят.

— Я буду заботиться о вас, Арриан.

Она готова была обхватить ладонями его лицо и покрывать поцелуями до тех пор, пока эта глубокая печаль не сотрется с его черт.

— Пусть наш ребенок научит вас любви, Уоррик. Голос его зазвучал сдавленно и взволнованно:

— Я ничтожество, Арриан. Судьба смилостивилась надо мною во второй раз, но я чувствую, что не достоин этого, поскольку овладел вами обманом.

Она долго молчала, потом заговорила очень тихо, так что он с трудом разобрал ее слова:

— Иногда, Уоррик, судьба ведет нас за собою, не спрашивая нашего желания, и мы не властны ее изменить. Пока еще я не знаю, тот ли вы, каким кажетесь мне, но я понимаю, что вам понадобилось немалое мужество для того, чтобы прийти сюда сегодня, и… это внушает мне уважение.

Они стояли совсем рядом, и Уоррика терзала мысль, что он не имеет права даже прикоснуться к ней.

— Надеюсь, у вас не будет повода жалеть о вашем сегодняшнем решении.

Арриан стояла со сплетенными пальцами рук, задумчиво глядя на дальние огни Эдинбурга. Ему, видимо, уже пора было уходить, но расставаться мучительно не хотелось.

— Вы решительно не можете плыть с нами на «Соловье»?

— Увы. Но скажите, почему у вашей яхты такое необычное название? — спросил он, тоже оттягивая минуту расставания.

— Этого никто не знает, кроме моих родителей. Видимо, тут что-то очень личное, поскольку они не поделились своей тайной даже со мной или с Майклом.

— Знаете, Арриан, мне никогда не приходилось видеть между супругами отношений столь нежных и уважительных, как между вашими родителями. Насколько мне помнится, у моих родителей все было иначе.

— Я выросла в лучах их любви и не представляю себе ничего иного. — Подняв лицо к собеседнику, она успела увидеть отблеск последних закатных лучей на его волосах. — Я желаю того же для нашего будущего ребенка, Уоррик.

— Теперь, вероятно, вы думаете о том, каким был бы ваш союз с Йеном… Я ведь лишил вас возможности осуществить ваши мечты.

Как объяснить ему, что Йен оказался совсем не таким, каким она его себе представляла?

— Моя мама всегда говорит: нужно принимать судьбу такой, какова она есть.

В голове у Уоррика вертелись слова, которые он хотел, но не мог выговорить.

— Я хотел бы сделать вашу жизнь прекрасной, — сказал наконец он. — Жаль, что дня нашей первой встречи уже не вернешь… Ведь все могло быть совсем по-другому.

Уоррик, лица которого в тени от паруса почти не было видно, держал Арриан за руку, и ей так хотелось шагнуть к нему ближе, чтобы он обнял ее и говорил, говорил ей о своих чувствах к ребенку… и к ней.

— Вернуть ничего нельзя, Уоррик. А если бы было можно — что бы вы сделали?

Он не задумываясь произнес слова, мучившие его уже давно:

— Я позволил бы вам уехать просто так, не делая вас матерью моего ребенка.

Арриан хотела услышать совсем не это.

— Теперь уже слишком поздно что-либо изменить. У вас появились жена и ребенок, которые вам не нужны… но я не жалею вас, Уоррик. Вы сами этого добивались.

Отпустив ее руку, он вцепился в поручни, так что у него побелели пальцы.

— Арриан, я не…

Арриан поежилась от порыва холодного ветра и плотнее закуталась в шаль.

— Вам, наверное, пора идти, Уоррик? Мы ведь скоро уже отплываем.

Уоррик долгим взглядом посмотрел ей в глаза и отвернулся. Когда он покидал яхту, навстречу ему по сходням поднимался какой-то незнакомец, и Уоррику пришлось отступить в сторону, чтобы с ним не столкнуться.

Он ушел, ни разу не обернувшись. Арриан смотрела ему вслед, когда к ней приблизился только что взошедший на борт человек.

— Леди Арриан, — заговорил он, и она узнала слугу Йена Макайворса. — Лорд Йен просил передать вам это письмо.

Она рассеянно взяла из его рук конверт, спустилась в свою каюту и, не распечатывая, бросила его на столик.

Часом позже Уоррик снова выехал на берег и остановился в тени портового склада. Когда «Соловей», подняв паруса, вышел в море, он кивнул Мактавишу и тронул шпорами лошадиные бока. Пора было ехать домой. Если скакать без остановок, можно успеть добраться до Айронуорта раньше Арриан.


Глава 26 | Невеста врага | Глава 28