home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Часть третья


Вега-8, прозванная также Планетой Чудовищ, славилась своей богатой флорой и фауной. Нигде больше во Вселенной нельзя было найти цветы-убийцы, травоядных летающих кабанчиков и других не менее удивительных созданий. Так что биологи пришли бы в восторг, если бы отважились здесь побывать. Но они предпочитали не рисковать. Если бы я оказался на их месте, я бы тоже никуда не поехал. Зачем менять комфортные условия проживания на те, которые способна предоставить не славящаяся своим гостеприимством Планета Чудовищ?

Однажды на Вегу-8 прилетел космический корабль с гордым названием "Оплот гениев". Горящие энтузиастом земляне, и я в их числе, жаждали превратить враждебный человечеству мирок в цветущий райский сад. Но не получилось.

- Оптимисты, - недовольно пробормотал я, с грустью вспоминая об умерших соратниках. Десять лет назад погибли Эдгар и Тнур. Их изуродованные трупы обнаружили в лесу. А на днях тихо и мирно скончался Андрэ, который уже давным-давно оставил пост правителя поселения...

В моем небольшом домике, находящемся на окраине города Дурвилля, единственного оплота цивилизации на покрытой зеленью планете, не было ничего лишнего. Даже мебели. Единственное, что радовало глаз, это спальное место - жесткий матрас. И в нем уже успели обосноваться хадчи, небольшие зеленые создания. Внешне они напоминали людей.

Едва я собрался выйти на улицу, как произошло самое настоящее чудо. Один из хадчи, которые, как было принято считать, не обладали разумом, подошел ко мне. Состроив умное выражение лица, он открыл рот и невнятно произнес несколько слов. Откашлявшись, изрек:

- Меня зовут Джек. Я - уполномоченный представитель моего народа. И я хотел бы встретиться с вашим владыкой, дабы обсудить возможности нашего дальнейшего сотрудничества. Кстати, у тебя есть какая-нибудь снедь?

Вздрогнув, я постарался не запаниковать. Дабы сохранить рассудок, решил считать все происходящие со мной события реальностью.

- Да, - машинально ответил я, достав из кармана невкусную питательную таблетку, содержащую все необходимые организму вещества. Вручив сомнительное кушанье Джеку, на которое он с жадностью набросился, поинтересовался: - Многие ли из вас умеют говорить по-человечески? Или только ты?

- Тока я, - прочавкал он. Косясь на собратьев, которые, как всегда, суетились вокруг матраса, добавил: - Я - самый сообразительный из всех нас! Посему меня и отправили к вам. У нас к вам есть взаимовыгодное предложение. Вместе мы способны неплохо заработать!

- Как? - заинтересовался я. Я не собирался упускать шанс заполучить немного деньжат. Но нельзя было исключать, что коротышка лжет.

- Не скажу, - пропищал он, шустро забираясь ко мне на плечо. Заерзав, устраиваясь поудобнее, недовольно заметил: - Ты до сих пор не поведал мне о себе!

- Прости, - растерялся я. Я сообщил ему, что мое имя Миха Лемоносов. И ныне я работаю на фабрике, производящей питательные таблетки из болотной жижи. Достаточно съесть их несколько штук в день - и ты сыт.

- Миха, все будет в порядке, если ты станешь меня слушаться, - обронил он. Немного подумав, пробормотал: - А то тебя может ждать такая же печальная участь, как и одного из моих многочисленных родственников - Мальчика-с-пальчик. Он очень гордился своим пальчиком, пока ему его не отрезали...

- И в чем мораль этой истории? - иронично поинтересовался я. Мне надоели его разглагольствования. Я хотел только денег. И, поскольку он мне еще не сообщил, как их получить, мой интерес к его персоне заметно уменьшился. В конце концов, говорящий хадчи не такое уж необычное явление, как кажется изначально.

- А в том, что не стоит считать себя пупом мира, - глубокомысленно изрек Джек. Наконец-то закончив философствовать, он перешел непосредственно к делу. - Мой народ издревле обитает на этой планете. Нам известно, где располагаются разнообразные полезные ископаемые. И этим знанием мы готовы поделиться с вами. Конечно, не безвозмездно. А за определенный процент от будущих прибылей.

Поджав губы, я схватил его поперек туловища. Интересно, сколько могут дать за него на рынке? Наверное, не так много. Но зато, если я его быстро продам, то сразу кое-что заработаю. Но с другой стороны, если немного повременю, то, быть может, сбудутся мои грезы. И я разбогатею. Как поступить?

- Я готов рискнуть, - обронил я, не зная, что повторяю слова, сказанные много лет назад капитаном еще не отправившемуся в полет "Оплота гениев" тогдашнему правителю Земли. - Итак, что я должен делать?

Джек распорядился, чтобы я, отпустив его, встал на одну ногу и спел "Шахтерскую трудовую". Он заявил, что такой обряд по их законам должен быть совершен одной из сторон после заключения какого-либо соглашения. В данном случае речь шла о нашем с Джеком сотрудничестве. Не задумываясь, я выполнил его требование.

И он расхохотался.

- Что? - раздраженно поинтересовался я, чувствуя себя идиотом. - Я, что, фальшивлю? Но я же не певец! Я обычный рабочий с фабрики, не обладающий не только слухом, но и голосом. Вообще, если говорить откровенно, то в музыке я полный профан.

- Извини, - хохоча, откликнулся он. - Я не удержался и подшутил над тобой!

- Если я оторву тебе голову, это тоже будет очень весело, - нахмурился я. Мне не нравилось, когда меня выставляли на посмешище. - Ты так резво будешь дергаться в конвульсиях, что это не оставит равнодушным даже твоих туповатых собратьев...

- Серьезно? - вопросил Джек. - Надеюсь, ты не расправишься со мной, твоим счастливым билетиком в царство богачей? Ибо, если я погибну, то навсегда останешься трудягой, который никогда ничего не добьется!

- С чего ты взял? - воскликнул я, понимая, однако, что он прав.

- Это очевидно. Ну, что, мы идем? Пора браться за работу! Я требую, чтобы ты немедленно познакомил меня с правительством людей!

- Не все так просто, - откликнулся я. - Добиться встречи с нашим руководством для рядового гражданина Веги-8 практически невозможно. Но у меня есть план, на осуществление которого, впрочем, уйдет два-три месяца. Сначала я напишу дюжину писем в газеты и журналы, а потом...

Качая головой, Джек внимательно слушал меня и улыбался. Постепенно улыбка покинула его уста. Моя речь не произвела на него впечатления. Он считал, что я все усложняю. И побеседовать с начальством не так уж сложно. Достаточно просто-напросто пообещать боссам большой процент от будущих баснословных прибылей.

- Если ты такой умный, то действуй в одиночку! - вспылил я, вспомнив, что опаздываю на работу. Через пять минут я должен был быть на фабрике... Но это уже не имело значения. Здесь и сейчас решалось мое будущее.

- Мы пробовали, Миха, - немного помявшись, признался он. - Но... жилище вашего правительства тщательно охраняют; даже мы - одни из самых маленьких существ на планете - не смогли туда попасть. А посему нам потребовалась помощь кого-нибудь из вас, людей.

- И из множества претендентов вы выбрали меня. Потому что я самый умный, талантливый и перспективный. Да?

- Нет! Осознав, что не в состоянии справиться самостоятельно, мы опечалились. И напились. А утром, когда я пришел в себя, то первым человеком, коего встретил, был ты. Это судьба.

- Судьба, - эхом откликнулся я. Мне было неприятно, что меня избрали не за феноменальные способности... Впрочем, я ими, все равно, не обладал. - Хорошо, пойдем.

- Куда?

- Туда.

Я вышел на улицу и отправился к центру города. Там располагался величественный дворец нашего правительства. В нем жил господин Нестли со своей гигантской семьей, женой и четырнадцатью взрослыми детьми, пятью дочерьми и девятью сыновьями. Все они занимали разнообразные ответственные посты.

Поглядывая на порхающих крошечных кабанов и суетящихся прохожих, я улыбался. Впервые в жизни я никуда не спешил. Мне не нужно было бежать на работу, дабы выслушать очередные упреки начальства. Я был хозяином сам себе, мог делать все, что угодно, если это, конечно, не противоречило закону.

- Как хорошо, - пробормотал я, подмигнув Джеку. Если все, что он говорил, правда, то я, став богатым, вернусь на Землю и буду целыми днями отдыхать.

- Точно, - поддакнул Джек. Чтобы не упасть, он ухватился за мочку моего левого уха. - Вам людям здорово живется. Вы не только загрязняете Вегу-8, но и уничтожаете нас, коренных обитателей планеты!

Поморщившись, я не придал особого значения его словам. Какая разница, что было в прошлом? Сейчас важно грядущее! Удастся ли нам заключить сделку с господином Нестли? Или нет? А вдруг он прикажет посадить нас в тюрьму? Или в сумасшедший дом? Он - олицетворяет власть на Веге-8.

Шагая мимо дешевых закусочных "Макхрякус", кинотеатра "Обман-синема", фешенебельного ресторана "Вкуснятина" и покосившихся жилых домов, я, наконец, добрался до дворца Нестли. Здоровенное строение возносилось в облака и уже оттуда брезгливо наблюдало за копошащимися внизу людьми.

- Вот мы и на месте, - произнес Джек. - Теперь измысли, как нам пробраться внутрь. Учти, охрана нас не пропустит!

- Но ведь ты говорил, что добиться аудиенции с Нестли не так уж проблематично! - напомнил я. И почему только я поверил коротышке? Изначально было очевидно, что наш план обречен на провал!

- Ну, гм, я немного приукрасил действительность, - сознался он. - Но это не страшно. Тебе надо всего лишь отключить охранное оборудование, усыпить бдительность стражей, прокрасться внутрь строения, найти правителя и все ему рассказать. Неужели я требую от тебя слишком много?

- Да, - ошеломленно ответил я. Только сейчас до меня дошло, в какой дурацкой ситуации я оказался. Не явившись вовремя на фабрику, лишился работы. Более того, я по собственной воле стал подчиняться одному из хадчи, к которым на Веге-8 относились точно так же, как земляне к крысам!

- Не стоит отчаиваться! Я изобрету новый план, - уверенно заявил Джек. И задумался.

Да и я, усевшись на скамеечку, стоящую неподалеку от дворца, последовал его примеру. Прохожие недовольно что-то бормотали, видя меня. Их раздражало, что кто-то бездельничает, когда они трудятся. Также их внимание привлекал Джек.

- Ну как оно? - поинтересовался я, глядя на темно-синее небо, на котором выделялась яркая круглая точка - местное солнышко. Прищурившись, попытался представить себе, какова жизнь на других планетах? Построили ли хоть где-нибудь люди идеальное общество?

- Никак! Зря я с тобой связался, Миха! Ты - жалкий неудачник! Ты, что, мечтаешь о том, чтобы дворец рухнул?

- Нет, - раздраженно откликнулся я. Устав от упреков, вспомнил о детях господина Нестли. Не исключено, что попасть на прием к ним будет значительно проще. Если у меня и это не получится, тогда я продам Джека. За него, наверняка, дадут как минимум пару сотен кредиток, не такую уж маленькую сумму по нашим меркам.

Поднявшись, приблизился, насколько это было возможно к самому шикарному зданию на планете. Дождавшись, когда ко мне подойдет один из гориллоподобных охранников, объяснил, зачем явился. Я сказал, что мне необходимо побеседовать с кем-нибудь из отпрысков правителя или с ним самим.

- Нет, - холодно ответил здоровяк, наставив на меня бластер.

- Кошмар! - воскликнул Джек. Он прочел целую лекцию о правилах поведения. Увидев, что это не произвело должного эффекта, он перепрыгнул с моего плеча на лицо охранника и вцепился ему в нос. От неожиданности крепыш выронил оружие.

- Сними хадчи с меня, - гундосо попросил он. Проворного Джека оторвать от его физиономии можно было только вместе с носом. А идти на такую жертву страж не собирался. - Если ты это сделаешь, я устрою вам встречу с госпожой Тюсс, одной из дочерей Нестли. Но если ваше предложение ей не понравится, то...

- Что? - насторожился я.

- Она отдаст вас на растерзание собакам. Но тут уж я ничем не могу помочь. Вы умрете. Так что рекомендую хорошенько поразмыслить над тем, стоит ли иметь дело с жестокими отпрысками владыки? Жизнь - самое дорогое, что у вас есть.

В его словах был смысл. Но мы его проигнорировали.

- Нас это устраивает, - произнес я, отцепив хадчи от лица здоровяка. - Как нам потолковать с Тюсс? Учти, если ты нас обманешь, собратья моего маленького друга загрызут тебя во сне.

Сглотнув, охранник попросил нас, чтобы мы пришли к дворцу завтра в это же время. И тогда он обо всем нам сообщит.

- Как же вы, люди, любите все усложнять, - буркнул Джек. Помахав на прощание охраннику, чьего имени я так никогда не узнал, изрек: - Пойдем домой, отдохнем. А то я устал. Очень тяжело висеть на чужом носу, который немногим меньше тебя самого.

- Сочувствую, - пробормотал я.

Ощутив голод, достал из кармана парочку питательных таблеток, съел их и почувствовал себя сытым. Достижения науки и техники намного упростили нашу жизнь. И это хорошо. Хотя, богачи со мной бы не согласились. Они предпочитали суррогатам настоящую пищу, которая стоила баснословных денег. Когда-то и я был подобен толстосумам во всем, что касается продуктов, но те времена прошли...

- Что-то не слышу искренности в твоем голосе, - недовольно произнес он. Но, узрев угрожающее выражение моего лица, торопливо заметил: - Наверное, я ошибся. И ты, действительно, проникся ко мне сочувствием. Как же я рад, что у меня есть такой компаньон, как ты!

- Правда?

- Ага, - соврал он.

Фыркнув, я продолжил путь. Идя по шумной улице, полной народа, старался не обращать внимания на скопище летающих кабанчиков. К вечеру их стало значительно больше, чем днем. К чему бы это? Неужто в нашем городе увеличилось количество аппетитных с их точки зрения растений? Так и не найдя ответа на этот вопрос, добрался до своего дома. Его внешний вид не говорил о респектабельности хозяина. Облупившаяся краска и покосившиеся стены кричали, что здесь живет человек, находящийся в бедственном положении.

Открыв дверь, я увидел не меньше дюжины наставленных на меня бластеров. Приветливо улыбаясь, двенадцать бойцов готовы были прикончить меня в любую минуту. Судя по всему, кому-то не понравилось то, что я искал аудиенции с правителем или же одним из его многочисленных отпрысков.

- Миха, ты пригласил гостей? - недоуменно поинтересовался Джек. - Но почему ты мне не поведал об этом? Если бы ты был откровенней со мной, я бы придумал для вечеринки несколько смешных конкурсов...

- Замолчи, - грубо перебил я. Как спастись? Закричать и потерять сознание? Заманчивая перспектива, вот только в моем случае это не поможет. - Господа, чем могу быть полезен?

- Ты искал встречи со мной? - услышал я властный женский голос. Он принадлежал госпоже Тюсс, эффектной блондинке. Она сидела в стоящем у правой стены мягком кресле, которого раньше тут не было. - Вероятно, ты хотел столь экстравагантным способом покончить жизнь самоубийством? Хм, я могу тебя понять. От моей руки многие мечтают умереть.

Ее роскошный темно-красный, как венозная кровь, костюм стоил гораздо больше, чем я зарабатывал за год.

- Но я не отношусь к их числу, - быстро сказал я. Собравшись с мыслями, произнес: - Мне казалось, что мы повидаемся с тобой завтра. Во всяком случае, именно об этом мы договаривались с одним из охранников дворца.

- Ну и что? - обольстительно улыбнулась она. - Немедленно рассказывай, зачем ты хотел меня видеть! Если будешь и дальше строить из себя дурака, я прикажу тебя убить!

- У нас есть для тебя взаимовыгодное предложение! - наконец, дал о себе знать Джек. Перепрыгнув с моего плеча на спинку кресла, он принялся вещать о своем грандиозном плане. Особенно много внимания он уделил финансовой стороне вопроса.

- Гм, любопытно, - обронила она. - Но для чего вам потребовалось связываться с правительством? Со знаниями, которыми обладают хадчи, вы и без помощи власть имущих всего бы добились! Хотя, у вас нет стартового капитала и связей в высших слоях общества...

- Точно, - подтвердил я. Если верить Джеку, нам необходимо заполучить как минимум тысячу кредиток. Это будет началом. Но нельзя забывать, что Тюсс и хадчи, договорившись между собой, могут захотеть избавиться от ставшего ненужным посредника. И что тогда?

Ужаснувшись, я покосился на окруживших меня здоровяков. Они все еще держали в руках бластеры. Один выстрел, и Миха Лемоносов прекратит свое существование.

- Что-то ты не то говоришь, Джек. Твой народ указывает, где находятся полезные ископаемые, а мы их добываем. Так? - дождавшись его кивка, Тюсс продолжила: - У нас, людей, имеется для этих целей специальная техника!

- Но она не идеальна. Мы же никогда не ошибаемся, - ответил он. Как выяснилось, Джек неплохо разбирался в человеческих изобретениях. - Между прочим, есть неизвестные вашему виду вещества, обладающие потрясающими свойствами. Но о них я сообщу подробнее лишь после заключения договора.

- Все тайное рано или поздно будет явным, - спокойно заметила она. Однако в ее глазах загорелись алчные огоньки. - Под пытками все становятся болтливыми. Но я бы предпочла решить дело мирным путем.

Джек вздрогнул. Только сейчас он уяснил, в какую скверную историю впутался. В психологии выходцев с Земли он мало что смыслил. Но, признаться, подобное развитие ситуации поразило не только его, но и меня. Я считал, что госпожа Тюсс с радостью примет предложение крохотного народца.

- Я ничего не скажу, - нервно хихикнул Джек. - Нет, пожалуй, я все-таки открою небольшой секрет, но... только тогда, когда охранники уберутся. Безусловно, они преданы тебе, госпожа. Но жажда легких денег зачастую превращает даже благородных людей в подлецов.

- Верно, - благосклонно улыбнулась Тюсс. Щелкнув пальцами, она повелела страже покинуть мой дом. Их недовольное ворчание и предупреждения о чокнутом маленьком человечке, отгрызающем людям носы, проигнорировала. - А как быть с Михой?

Я боялся, что меня выставят вон. Но этого не произошло. Джек заявил, что мне и так все известно. Естественно, он врал.

- Хорошо, - кивнула она.

И тут меня уже в который раз поразил Джек. Не думая о последствиях, он прыгнул госпоже на колени. Вытащив у нее из-за пояса миниатюрный бластер, который, однако, был почти в два раза больше него самого, расхохотался.

- Я очень сильный, - похвастался малыш, наставив дуло на продолжающую спокойно сидеть Тюсс. Ни один мускул не дрогнул на ее лице. Создавалось впечатление, что происходящее, вообще, не имеет к ней никакого отношения. - Теперь ты и твои слуги будете исполнять мои приказы!

- Нет, - обронила она. Она не только не попыталась самостоятельно справиться с коротышкой, вырвать у него из рук оружие, но даже не сочла нужным позвать на помощь. - Кстати, откуда тебе известно, что я всегда ношу с собой бластер?

- У меня хорошее зрение. Рукоятка немного торчала из кармана, - пояснил он. Покосившись на меня, спросил: - Миха, ты умеешь им пользоваться? - дождавшись моего кивка, продолжил: - В таком случае, забери его у меня. Я не могу его долго держать: он тяжелый.

Я настороженно посмотрел на него. Я осознавал, что, если ему подчинюсь, госпожа Тюсс зачислит меня в свои враги. А те, как известно, долго не живут. Впрочем, что мне терять? Все равно, если не одержу победу, то окажусь на городском кладбище.

- Не двигайся, госпожа. Так будет лучше для всех, - дрожащим голосом произнес я, выполняя просьбу Джека. Что дальше? Требовать выкуп за Тюсс? Глупо! Ее отец, славящийся вспыльчивым нравом, не пойдет на сделку с похитителями. Он предпочтет пожертвовать дочерью. Тем более что у него их останется еще четыре.

- Отвратительная ситуация, - посетовал Джек. - И все же в ней можно обнаружить немало плюсов. Во-первых, мы все еще живы. И, во-вторых, мы, если не будем тратить время попусту, успеем покинуть Вегу-8 и обосноваться на какой-нибудь другой планете...

- Ничего у вас не получится, - сказала Тюсс. - Едва вы выйдете из дома, вас схватят.

- Проклятье! - выругался я.

- Это неважно, - отмахнулся Джек. - Если ситуация выйдет из-под контроля, я сбегу. Для такого маленького создания, как я, не составит труда проникнуть на любой космический корабль.

- А как быть мне?! - паникуя, закричал я. - Ты, что, бросишь меня?

- Не нервничай. Все хорошо. Ибо нашей очаровательной пленнице пока что неведом великий секрет.

- Говори быстрее, - потребовала она, - а то вскоре мои подчиненные пустят в ход усыпляющий газ, дабы выручить меня из беды. Не исключено, что они на этом не остановятся: они перережут вам глотки.

- Угу, - отозвался я. Продолжая держать в руках бластер, с надеждой покосился на Джека. Быть может, в его крохотной головке созрел план нашего спасения? Или же он блефует, заявляя, что у него есть сведенья, представляющие интерес для человечества?

- Хм, - нахмурилась Тюсс. Она была очень красива. Наверное, в другой ситуации я бы, позабыв обо всем на свете, вдоволь полюбовался на нее. Но только не сейчас. Разум, заручившись поддержкой инстинкта самосохранения, не велел мне так поступать. Эта женщина была опасней кобры.

- Я веду речь о новом виде топлива. Оно гораздо дешевле и качественнее, чем все то, чем вы пользуетесь, - не без самодовольства объявил он. Стоя на спинке кресла, он увидел, как Тюсс едва заметно вздрогнула. Ее заинтересовали его слова! Отлично! Значит, пока тайна не раскрыта, никто не посмеет его тронуть.

Но ему недолго суждено было чувствовать себя хозяином положения. Госпожа обронила, что, если он ничего не скажет, она убьет его на моих глазах. Или наоборот. Это не имеет принципиального значения. Ведь, если верить ему, мы оба, Джек и я, располагали необходимыми сведеньями.

- Когда один из вас погибнет, другой перестанет упорствовать, - изрекла она. Даже оружие, находящееся в моих руках, не поколебало ее уверенности в своих силах. Стойкость этой женщины вызывала восхищение! - Вот-вот начнется штурм.

- Запрети им нас атаковать. Нам с тобой гораздо проще и выгодней договориться, - произнес Джек. - Мы попросим у тебя сорок процентов от грядущих прибылей.

Неожиданно она ловко извернулась и вырвала у меня из рук бластер. Засунув его себе в неприметный кармашек, Тюсс фыркнула. С поразительной легкостью она скинула нас с пьедестала Вершителей Судеб, на который мы забрались. Сказывался богатый опыт.

- Вы мне нравитесь, - произнесла она. - Печально, если вас убьют. Но, поверьте, все так и будет, если мы не достигнем соглашения. Я предлагаю вам не только сохранить ваши жизни, но и десять процентов от тех денег, которые, если вы не врете, мы заработаем.

- Тридцать восемь, - пропищал Джек. Он помнил, что без него она, вообще, ничего не получит. - Суммы, названной мной, будет как раз достаточно для того, чтобы улучшить жизнь моего народа.

- Сомневаюсь, что ты хоть с кем-нибудь поделишься деньгами, если их получишь, - хмыкнула госпожа. - Хорошо. Я согласна дать вам двадцать процентов. И это мое последнее слово. Если вы продолжите упорствовать, я пристрелю вас.

Запаниковав, я схватил Джека за шкирку и потребовал, чтобы он принял ее условия. В ответ он возмущенно заявил, что не собирается так просто сдаваться. Он произнес довольно-таки убедительную, пылкую речь, в которой доказывал, что более его угнетенные соратники не будут существовать, подобно крысам!

- Эту сказочку рассказывай своим соотечественникам, а не мне, - когда он закончил ораторствовать, фыркнула она. - Разбогатев, ты, наверняка, станешь притеснять бывших друзей. Возможно, ты даже убьешь Миху. Или он тебя.

Тюсс расхохоталась. Она была убеждена в своей правоте. Но мы с коротышкой считали иначе. Мы надеялись, что в любой ситуации останемся людьми, и, соответственно, будем поступать достойно! Впрочем, Джек не человек...

- Тридцать процентов, - заскрипев зубами, изрек он. - Конечно, ты способна сделать с нами все, что захочешь. Но не забывай, что даже самые современные технические достижения не заменят хадчи. А с ними тебе без меня не договориться. Я единственный представитель своего вида, владеющий вашим языком.

- Согласна, - кивнула Тюсс. Она щелкнула пальцами, и в тот же момент мой дом вновь наполнился ее звероподобными охранниками. Злобно поглядывая по сторонам, они с нетерпением ждали, когда госпожа прикажет им свернуть шеи нам с Джеком. К счастью, этого не произошло. - Мне пора.

- А как же кредитки? - нервно поинтересовался Джек. Ему, как и мне, хотелось, чтобы она поскорее покинула мое жилище. И все-таки он не мог отпустить ее просто так. - Если ты дашь тысячу, будут сделаны первые шаги на пути к процветанию нашего предприятия.

- Всему свое время, - откликнулась она. - Я не собираюсь вкладывать деньги в неизвестно что. Но я вновь приду, как только наведу справки о вас с Михой...

Она ушла. И мы с Джеком остались вдвоем. Нам предстояло обговорить все детали плана. Мы должны были все тщательно продумать, дабы Тюсс не удалось обмануть нас и заняться добычей и реализацией невиданного ранее топлива в одиночку.

Что же касается только что заключенной нами сделки, то в ее силу я пока не верил.

- Какая женщина! - восхищенно воскликнул коротышка.

- Что такая красивая?

- Нет, такая страшная! - ухмыльнулся он. - Я говорю не о внешности, а о сути. Она способна съесть нас вместе с костями и не подавиться. Но мы ей это не позволим!

- Точно, - поддакнул я, усевшись в мягкое кресло госпожи, которая она не сочла нужным забрать. - Свою часть договоренности я исполнил. Но, вероятно, это далеко не все, что от меня требуется.

- Естественно, - кивнул он, даже не покраснев. - Надо, чтобы ты подсобил мне все это грамотно организовать. А потом мы между собой поделим уже упомянутые ранее тридцать процентов. К примеру, ты получишь восемь, а все остальное заберем я и мой народ.

Открыв рот, я захотел возразить, сказать, что на таких условиях не буду работать, но, немного подумав, предпочел промолчать. Восемь процентов от ноля - ноль. Если же мы раздобудем по-настоящему много денег, то и столь малой доли мне хватит, чтобы воплотить свои мечты в реальности.

- Есть возражения? - полюбопытствовал он. Узрев, как я, наконец-то, закрыв рот, качаю головой, хмыкнул. Джек взглянул на своих не столь болтливых собратьев. Хадчи продолжали изучать мой старый рваный матрас, который, наверняка, казался им необъятным.

- Чем они занимаются? - спросил я. Мне до недавнего времени, как и всем жителям Веги-8, крохи казались не более чем жалкой пародией на людей, примитивными созданиями. - Философскими изысканиями?

- Как ты узнал? - удивился Джек, не заметив изрядной доли сарказма в моем голосе. - А ты, оказывается, блестящий наблюдатель!

- Прекрасно, - ошарашено пробормотал я. Он, что, шутит? Или же говорит серьезно? - А ты сам случайно не один из тех ученых, которые рассуждают о смысле жизни, бытие, религии и всем в таком духе?

- Да! В детстве я часто бился головой. Поэтому и решил стать философом. Дело в том, что сотрясения мозга стимулируют мыслительные процессы. О таких мелких побочных эффектах, как сильнейшие головные боли, упоминать не стоит.

- Ну конечно! Это очень увлекательно. И, пожалуй, я бы еще потолковал с тобой об этом, если бы у нас не было более важной темы для беседы. Что поведать Тюсс?

- В глобальном смысле это такая мелочь! - отмахнулся Джек. Но на этот раз он не стал уклоняться от разговора. - Мы ничего ей не объясним. Получив деньги, помашем ей на прощание ручкой и покинем эту кошмарную планету.

- Что?! - воскликнул я. - Ты, что, ничего не знаешь о новом виде топлива? И затеял все это только для того, чтобы облапошить какого-нибудь богатенького дурачка...

- Успокойся, - самодовольно произнес он. Наверное, он считал себя самым умным и хитрым во Вселенной. Но, когда он поймет, что это не так, будет поздно. Его убьют. А заодно и меня. И зачем только я связался с ним? - Я владею информацией, о коей упоминал ранее.

- Честно? - задал новый вопрос я. Мне хотелось ему верить. Но для меня не было тайной, что он с легкостью солжет кому угодно. И из-за этого его не будет терзать совесть. Да и, вообще, есть ли она у него? - И что оно собой представляет?

Покосившись по сторонам, Джек убедился, что поблизости никого нет, за исключением его собратьев. Но это еще ничего не значило. Госпожа могла установить у меня дома "жучки", подслушивающие устройства.

- Пошли, - Джек прыгнул мне на плечо. Когда мы покинули дом, он указал на растущий неподалеку небольшой цветок-убийцу. - Видишь, это растение?

- И? - нахмурился я, изучая разноцветные, подобные радуге, треугольные лепестки. И тут меня осенило. - Наверное, все дело в летающих кабанах! Цветы - их излюбленное лакомство!

- Идиот, - беззлобно бросил он. - Из пыльцы этих цветов делают топливо. Конечно, это сложный, опасный и трудоемкий процесс, который, кстати, в состоянии хорошо выполнить только мой народ. Но, представь, нужно всего лишь с десяток таких растений, дабы космический лайнер долетел от Веги-8 до Земли. Разве это не чудо?

- Чудо, - согласился я. Внезапно я почувствовал себя неуютно. Мне стало ведомо то, из-за чего меня могли убить. - Но почему ранее никто об этом не догадался?

- За все то время, что здесь находится человеческая колония, сюда прилетело всего пятеро биологов и два химика. И они очень быстро погибли при загадочных обстоятельствах, - он произнес это таким голосом, как будто бы сам их убил. Впрочем, такую возможность нельзя было исключать.

Я кивнул. Проклятая Планета Чудовищ, на которой, как считалась, практически нет ничего представляющего интерес для людей, открыла одну из своих тайн. Интересно, много ли их у нее еще осталось?

- Так-то, - подмигнув мне, произнес Джек. - Пойдем, нам надо выспаться. Завтра нас ждет очередная беседа с госпожой Тюсс.

- С чего ты взял? - занервничал я. Так и не дождавшись ответа, зашел в жилище. Закрыв за собой входную дверь на допотопную увесистую щеколду, почувствовал себя увереннее. Все-таки древние были правы, утверждая, что наш дом - наша крепость, захватить которую, однако, для власть имущих не составит труда.

- Почему ты не пользуешься современными защитными устройствами? - вопросил он, когда я, не снимая рабочего комбинезона, плюхнулся на кишащий его собратьями матрас. Стараясь никого не раздавить, закрыл глаза. - У тебя, что, недостаточно для этого денег? Но ведь они дешевые!

- Да, но... - зевая, пробурчал я. Не обращая внимания на продолжающих суетиться хадчи, смущенно признался: - Я не доверяю новейшим техническим разработкам. Зачастую они действуют не так, как надо. Они подводят своих хозяев. И тогда в дом проникают воры.

- У тебя нечего красть, - ехидно напомнил Джек. - Если мне не изменяет память, когда мы сегодня отправились договариваться о встрече с правительством, ты не стал запирать дверь. Почему?

- Гм, - пробормотал я. Поднявшись с жесткого матраса, на котором, все равно, нельзя было удобно устроиться, уселся в кресло. В нем я мог провести ночь гораздо комфортнее. - Видишь ли, я предпочитаю, чтобы мой покой охранял проверенный веками страж - большая, крепкая щеколда.

- Ну-ну, - фыркнул он, расположившись на спинке кресла. - Вероятно, ты прав. Человечество слишком сильно привыкло к своим новомодным приспособлениям. Ибо они в любой момент могут сломаться. И что тогда вы, люди, будете делать? Праздновать Конец Света?

- Ага, - откликнулся я, погружаясь в объятия Морфея. Я заснул. И мне приснилось, что я стал самым богатым человеком во Вселенной. Я купался в золоте. И был счастлив. Но, к сожалению, чарующая иллюзия продлилась, на мой взгляд, недостаточно долго.

- Подъем! - воскликнул бугай, хватая меня за плечо. Когда я открыл глаза и опознал в нем одного из людей Тюсс, он добавил: - Госпожа приглашает вас на обед в ресторан "Вкуснятина". Там она закончит с вами разговор, начатый вчера вечером.

- Отлично! - бодро воскликнул Джек. И, усевшись мне на плечо, уставился на здоровяка. - Мы бы с радостью отправились туда, если бы не одно "но": нам нечего одеть. Миха не пойдет в ресторан в рабочем комбинезоне. Да и мой костюм Адама не годится.

Я нахмурился. Какая разница, в чем мы будем? Несколько часов назад наш потрепанный облик никого не смущал!

- Госпожа все предусмотрела, - заявил бугай, тыча мне в нос пакетом. В нем было два шикарных костюма, большой для меня и крохотный для Джека. Как видно, они были сделаны под заказ. Но как Тюсс сняла с нас мерку? Наверное, для этой цели она воспользовалась креслом, которое не случайно появилось у меня дома.

- Это все хорошо, - задумчиво пробормотал я, примеряя свой новый костюм. В этот момент я пожалел, что у меня нет зеркала. - Но как ты сюда проник? Дверь была закрыта. На щеколду. На мощную щеколду.

- Ну и что? - пожал плечами здоровяк. Отойдя с прохода, он позволил мне узреть пролом в том месте, где совсем недавно была дверь. - Сначала я хотел проникнуть через окошко. Но мне это показалось слишком сложным. Зачем мудрить...

- Мудрить, - сглотнув, эхом отозвался я.

- Я готов, - заявил Джек. Скинув лохмотья, он напялил стильный черный костюм. - Отрадно, что в эту одежду встроены приспособления, которые возмещают отсутствие утреннего душа. Эх, впервые в жизни я чувствую себя по-настоящему чистым! А еще от меня пахнет фиалками.

- Откуда ты знаешь, как они пахнут? - заинтересовался я, последовав его примеру. - Они же не растут на Веге-8.

- Если фиалки как-то и пахнут, то только так, как сейчас от нас! - уверенно произнес он. - А, вообще, об этом было написано на этикете. Вот. Ну, что, поехали на обед? Гм, наверное, мне не стоит упоминать, что мы еще не завтракали?

Не слушая его брюзжание, я вышел на улицу и замер, не веря своим глазам. Госпожа Тюсс, не поскупившись, прислала за нами роскошный, последней модели автолет "Мерсс-Бесс", летающую машину. Никогда еще в жизни мне не доводилось кататься ни на чем подобном.

- Фантастика, - пробормотал я, забравшись в салон. Мягкие обтянутые кожей кресла были ничуть не менее удобны, чем то, которое оставила у меня в жилище Тюсс. - Восхитительно! Еще совсем недавно я мог лишь мечтать об этом!

- А все почему? Потому что ты познакомился со мной, - похвастался Джек. И он был прав. Если бы не он, я бы все еще трудился на фабрике и грезил о светлом будущем, до которого вряд ли бы дожил. - И это только начало! Скоро мы приобретем такой же "Мерсс-Бесс". Или даже два.

- Малиновый, - прошептал я. Заметив его недоуменный взгляд, объяснил: - Когда у меня будут деньги, я куплю себе малиновый автолет. В нем я буду разъезжать по старушке Земле, столице Космической Федерации. Также у меня будет личный водитель. Причем, не робот. А человек!

- Мечтать не вредно, - буркнул здоровяк, усаживая на место водителя. Он нажал несколько кнопочек, и автолет поднялся в воздух. Набрав высоту, машина ринулась вперед. Так что уже через несколько минут мы прибыли. "Мерсс-Бесс" плавно приземлился около входа в ресторан "Вкуснятина".

- Бесподобно! - захлопал в ладошки Джек. - Вот это я и называю достойной жизнью для двух таких замечательных разумных существ, как мы с тобой, Миха. Более того, мне кажется возмутительным предположение, что мы могли бы прозябать в бедности до конца своих дней.

- Да? - усомнился я. Все, что происходило со мной, походило на чудесный сон, который, однако, в любой миг мог превратиться в кошмар.

- Естественно.

Кивнув, я переступил порог "Вкуснятины". Созерцая гладкий стеклянный пол, стены и потолок, покачал головой. Признаться, я был разочарован. Я рассчитывал увидеть что-нибудь более впечатляющее: украшения из платины, золота и серебра. А также целую кучу драгоценных камней: рубинов, сапфиров и изумрудов. Увы, ничего подобного тут не было.

- Стекло, - поморщился я, плюхнувшись за крайний правый столик; за ним уже сидела госпожа Тюсс. Сегодня на ней было обворожительное строгое синее платье. В нем она выглядела еще красивее, чем обычно.

- Вообще-то, это бриллианты, - услышав мою реплику, сообщила Тюсс. - Заметь, как они играют на свету! О, это чудесно! Увы, люди, не привыкшие с детства к изяществу, не в состоянии уловить и почувствовать всеми фибрами своих черствых душ подлинное очарование.

- Угу, - смущенно потупился я. Мне было стыдно за свою ошибку. Это ж надо было принять драгоценность за безделушку! Все еще чувствуя себя неловко, торопливо сменил тему разговора: - Мы с другом пришли сюда не для того, чтобы рассуждать об украшениях.

- Верно. Но о делах мы поговорим после обеда, - обронила она, жестом подзывая официанта. Им оказался человек, немногим младше меня.

- Чего изволите? - спросил он. - У нас самая лучшая кухня в городе!

- Сомневаюсь, - поджав губы, пробубнил Джек. Немного помолчав, он более громким голосом принялся перечислять блюда, которые хотел бы отведать. В частности он заказал маринованные грибочки, жаренного летающего кабанчика и хорошего вина двадцатилетней выдержки. - Я люблю плотно поесть! В особенности, за чужой счет.

- Ну а я буду... - начал я и замялся. Читая меню, которое мне вручил официант, не знал, что выбрать. Я уже много лет не ел ничего, кроме питательных таблеток. - Я буду то же, что и мой партнер. Он разбирается в снеди.

- Как же! - фыркнула Тюсс. Она попросила, чтобы ей принесли, как всегда, небольшой кусочек сердца левиафана, гигантского чудовища. Оно обитало на планете Хлюп-3, чья поверхность была покрыта водой. - Надеюсь, вы получите удовольствие от блюд, которые приготовит здешний повар. Он - мастер!

- Это точно, - отозвался Джек. Когда ему принесли заказ, он с жадностью набросился на еду. Жуя крылышки кабанчика, он причмокивал от удовольствия.

- Оригинально, - прошептал я, не решаясь начать трапезу. Признаться, я позабыл, как пользоваться столовыми приборами. Но, в конце концов, увидев, что коротышка орудует руками, последовал его примеру. Ну а на брезгливое выражение лица Тюсс, старался не обращать внимания.

- Ты принесла деньги? Если нет, то нам с Михой тут более нечего делать, - наевшись, заявил Джек. Сыто рыгнув, он с грустью уставился на свою тарелку, которую ему не удалось опустошить даже на половину. - Спасибо, конечно, за вкусный обед, костюмы и все остальное. Но нам пора.

- Подождите. А как же вино, к которому вы оба даже не притронулись? Вы не уйдете, не отведав "Кабальтэ"! Подобный поступок был бы в лучшем случае неуважением к ресторану, а в худшем - ко мне.

Решив с ней не спорить, я торопливо налил себе в бокал красный напиток. Понюхав его, нахмурился. Здесь что-то не чисто. Почему Тюсс так странно себя ведет? Она, что, подсыпала нам с Джеком яд или - что намного вероятнее - сыворотку правды? Но зачем? Ее слуги способны выпытать у нас любой секрет. Она, что, не уверена в эффективности их методов?

Пока я терзался сомнениями, Джек пригубил вино. Икнув, он упал лицом в тарелку и захрапел. Как видно, в "Кабальтэ", к которому до сих пор не притронулся не только я, но и Тюсс, было снотворное. Или же коротышка потерял сознание из-за того, что его организму непривычен алкоголь?

- Что с ним? - насторожился я.

- Разве ты не видишь? Он спит, - откликнулась она. - Ну а теперь, когда мы, перекусили, давай поговорим о деле. Я более ничего не буду у вас выспрашивать. Ваши тайны останутся при вас. Также я, как и обещала, дам вам для начала тысячу кредиток. Посмотрим, как вы ими распорядитесь.

- Отлично! - обрадовался я. Еще несколько минут назад я и рассчитывать на это не мог. Меж тем, как и обещал Джек, все обернулось наилучшим образом!

- Не спеши меня благодарить, Миха. Если вы с приятелем не исполните своих обязательств, то позавидуете мертвецам. Я лично прослежу за тем, чтобы вас пытали долго. Очень долго. Ты все понял?

Я открыл рот, собираясь ответить, но не успел этого сделать. Раздался выстрел, и полная на две трети бутылка "Кабальтэ", все еще стоящая на нашем столике, разлетелась на множество осколков. Один из них оцарапал мне щеку и едва не угодил в глаз.

- Это стреляли не мои люди. Охрана! - воскликнула госпожа, которая все еще не дала мне денег. Опасаясь за свою жизнь, она легка на пол. Захватив со стола мирно спящего коротышку, я поступил также. - Вообще-то, мое платье, как и ваши с Джеком костюмы, кроме всего прочего, исполняет роль бронежилета. Но не стоит забывать, что незащищенной все еще остается голова.

- Ясно, - сглотнул я. - А во "Вкуснятине" всегда так весело? Или нам повезло? К слову сказать, я ошибаюсь или вон там, недалеко от входа, действительно, от потолка откололся небольшой кусочек...

- Это невозможно, - ответила она. Она все еще хотела казаться уверенной в своих силах особой, вот только у нее это плохо получалось. Экстремальная ситуация заставила ее перестать себя вести, подобно самовлюбленной, эгоистичной и холодной барышне. Ныне Тюсс напоминала обычную испуганную дамочку.

- Тебе придется признать, что тут все сделано не из бриллиантов, а из обычного стекла: алмаз нельзя так просто расколоть, - стараясь не думать о выстрелах, которые все чаще и чаще раздавались поблизости, заметил я. Отважившись выглянуть из-под стола, увидел детину, подчиненного Тюсс. Он пытался одолеть жилистого джентльмена, который в свою очередь жаждал прикончить нас.

- Верно! Хозяин заведения плут! Но не это должно нас заботить, - раздраженно ответила она. Ей, как и всякому нормальному человеку, не нравилось, когда она оказывалась не права. Достав бластер, открыла огонь. И первый же ее выстрел угодил в голову мерзавца.

- Ты убила его! - в ужасе воскликнул я. - Но почему он напал на нас?

- Госпожа, это робот, - сообщил громила-охранник, обыскав поверженного врага. - Было бы неплохо, если бы мы убрались отсюда. Там, где появилось одно такое создание, могут очутиться и другие. Если их будет слишком многого, они нас уничтожат.

- Ладно, - направившись к выходу, изрекла она. Подмигнув на прощание официанту, добавила: - Извини за доставленные неудобства и убытки. Запиши их на мой счет. И еще надеюсь, владелец "Вкуснятины", когда я встречусь с ним лично, объяснит, почему тут все из стекла, а не из бриллиантов. Я не люблю, когда меня обманывают. Даже в мелочах.

- Договорились, - низко поклонился официант. Стараясь не дрожать от страха, он с нетерпением дожидался, когда мы покинем заведение. Выдавив жалкую улыбку, он даже отважился сказать на прощание, что будет счастлив, если мы вновь заглянем к ним. Конечно, он лгал.

- Быстрее! Залезайте в автолет! - воскликнула Тюсс. Когда мы с Джеком заняли места, она распорядилась: - Поехали во дворец. Мне есть, о чем поговорить с папочкой. Надеюсь, он не причастен к этому неприятному инциденту.

- Почему бы тебе самой не справится со своими проблемами? Зачем ты потребовала, чтобы мы с Джеком отправились вместе с тобой? - спросил я. Я бы предпочел оказаться сейчас где угодно, но только не рядом с ней. Ведь совсем недавно ее едва не прикончили!

- Дурак! - фыркнула она, вновь став высокомерной леди, какой ее знала вся планета. - Я подозреваю, что охота началась не на меня. А на нас всех. Да-да, ты не ослышался! Поскольку вам с коротышкой известен секрет нового вида топлива!

- Ну и что?

- А то! Наверное, эта информация дошла до кого-то, кому она очень не понравилась. И он решил отправить нас в мир иной. Он боится конкуренции. И я могу его понять. Если бы я оказалась на его месте, то поступила бы точно также. Но, увы, сейчас я не охотница, а дичь. И мне это не нравится!

Едва она замолчала, как автолет остановился поблизости от жилища Нестли и его семейства. Здесь же обитала и Тюсс. Впрочем, по какой-то причине охрана сегодня не пропустила ее внутрь. Стражи заявили, что таково распоряжение правителя.

- Как же так?! - недоуменно воскликнула госпожа, вылезая из "Мерсс-Бесса". Она потребовала объяснений. Она хотела знать, по какой причине впала в немилость к батюшке. Вместо ответа здоровяки, наставив на нее бластеры, сообщили, что, если она не уберется восвояси, они ее прикончат.

- Тебе тут не рады, - констатировал я, стараясь не показывать страха. - Не исключено, что мы с Джеком здесь ни причем. Что, если все из-за тебя? Вдруг одна из твоих махинаций вызвала неудовольствие у господина Нестли?

- Я хочу поговорить с отцом, - твердо произнесла она, доставая бластер. - Я убеждена, что с ним что-то случилось. Он бы никогда не стал так обращаться ни с одним из членов семьи. Узнав о новом топливе, он, как и я, извлек бы из этого выгоду. Прогресс нельзя остановить!

- Но его не так уж трудно притормозить.

Тюсс сделала вид, что не услышала моей реплики. Она распорядилась, чтобы мне выдали оружие. Когда ее приказ выполнили, она в очередной раз постаралась убедить охрану пропустить нас. Но ответ был все тот же - "нет". Стражи дворца не рискнули нарушить инструкции.

- Я этого так не оставлю! - сжимая кулаки, воскликнула она. Покраснев от гнева, уселась в автолет. - Я добьюсь, чтобы всех вас уволили. Я сделаю так, чтобы вас, вообще, никуда на работу не взяли. Даже на фабрику, куда принимают всех желающих, в том числе и умственно отсталых.

Ее слова не произвели на них особого впечатления. Охранникам дворца нередко доводилось слышать всякое, в том числе и более жуткие угрозы.

- Куда поедим? - спросил водитель.

- Не знаю. Пока покружи по центру города. Тут на нас никто не рискнет напасть. Но стоит нам очутиться на окраине Дурвилля, как все изменится. Похоже, враги задействовали силы, с которыми не смог справиться даже Нестли.

- А вдруг он сам все это устроил? - предположил я, завидуя коротышке. Он все еще спал. И ни о чем не беспокоился. Счастливчик!

- Нет! Я считаю...

- За нами следят. Надо бы от них оторваться, - перебил сидящий за пультом управления "Мерсс-Бессом" здоровяк. Он принялся быстро нажимать какие-то кнопки. И автолет, набрав скорость, снизился настолько, что едва не задел днищем об мостовую.

Вцепившись в подлокотник, я молился. Шансы "Мерсс-Бесса" превратиться в груду металлолома, врезавшись в ближайший дом, были велики. А еще он мог сбить случайного прохожего. Но первой мрачной перспективы я страшился больше, чем второй...

- Боже, - пробормотал я, обернувшись и узрев преследователей. Несмотря на все ухищрения водителя, они все еще держались за нами. Отпускать нас в их планы не входило. - Мы, что, так и будем петлять по городу, пока у нас или у них не закончится топливо?

- Нет, - откликнулась Тюсс. - Они доберутся до нас гораздо раньше. Скоро они, позабыв про стыд и страх, начнут стрелять. А моя машина, увы, не бронирована.

- Гм... - с ужасом прошептал я.

- Не стоит отчаиваться! Мы не станем сидеть и ждать, когда нас отправят к праотцам. Мы будем сопротивляться. У тебя, Миха, в руках оружие! Так воспользуйся им. Ну а я, не обращая внимания на суету, буду размышлять...

Уставившись на бластер, я вздрогнул. К сожалению, порой даже убежденные пацифисты, подобные мне, вынуждены нарушать свои принципы. Посему я, сглотнув, высунулся из окошка автолета. Но я никак не мог решиться открыть огонь первым. И вдруг раздался выстрел - стреляли враги.

- Мерзавцы! - испуганно закричал я, нажимая на спуск. - Я вам покажу, как связываться со мной и моими друзьями! Я заставлю вас оставить нас в покое! Наверное, все из-за...

- Не надо так орать, Миха, - поморщившись, попросила госпожа Тюсс. - Обывателям не обязательно знать о новом виде топлива, секрет создания которого, мне до сих пор не ведом.

Я жаждал рассказать ей все, что мне было известно. Но промолчал. Я осознавал, что, если так поступлю, стану ей не нужен. И тогда она избавится от нас с Джеком. А мне бы этого не хотелось.

Мои союзники были ничуть не меньше опасны, чем враги.

Чтобы хоть как-то отвлечься от мрачных мыслей, я закричал что-то невразумительное и, особо не целясь, вновь начал палить. Я так и не попал в периодически высовывающихся из окон недругов. Зато один из зарядов угодил в фару их автолета, и она разбилась! Значит, их машина, как и наша, не бронирована!

В отличие от меня водитель нажимал на спуск редко. Но его выстрелы всегда достигали цели. Он даже подстрелил одного из преследователей. И тот, не удержавшись, вывалился из автолета. Он так и остался лежать на мостовой. А вокруг него растеклось красное пятно крови. Мерзавец был человеком, а отнюдь не роботом...

Почувствовав дурноту, я уселся на свое место. Только что на моих глазах было совершенно убийство! Погиб тот, кто любил, страдал, наслаждался. Наверное, у него были дети...

- Что с тобой? - спросила Тюсс. Отвесив мне увесистую оплеуху, она привела меня в чувство. Я вспомнил, где нахожусь и что, собственно, происходит. - О чем размышляешь? Единственное, что должно тебя заботить, это как нам остаться живыми!

Я признал ее правоту. Схватка продолжалась.

- Они все-таки нас достали, - сообщил водитель. Дернувшись, "Мерсс-Бесс" упал на землю. К счастью, высота была небольшой, посему никто из нас не пострадал. Но мы все еще находились в опасности: преследователи никуда не делись.

- Уходите, я вас прикрою, - произнес здоровяк. - Если мне улыбнется удача, я одолею врагов. Но я на это особо не рассчитываю. Скорей всего, к ним вот-вот прибудет подкрепление.

- Договорились, - обронила госпожа, покосившись на противников. Остановив автолет неподалеку от нас, они поспешно выбирались наружу. В этот миг они представляли собой отличные мишени, чем и поспешил воспользоваться подчиненный Тюсс. Несколько метких выстрелов, и у нас стало гораздо меньше врагов...

- Нас четверо, включая Джека, - напомнил я, - их - всего двое. Неужто мы с ними не справимся?

- Ты, что, плохо слышал, что сказал мой помощник? - спросила она. Она не любила никому ничего объяснять по несколько раз. - Оставаться в городе слишком опасно. Надо покинуть Дурвилль! Но мы не полетим на какую-нибудь другу планету. Нет, ибо там мы все еще будем легкой добычей...

- И? - подал голос я, смирившись с тем, что добром это не закончится. Я был убежден, что она предложит что-нибудь безумное. И не ошибся. Она заявила, что мы должны отправиться в лес. - Это равносильно самоубийству! В чащобе обитают монстры! Из-за них Вегу-8 и окрестили Планетой Чудовищ!

- Да, все так, - улыбка, появившаяся на ее устах, не сулилась никому ничего хорошего. - Многие люди утверждают, что без специального оборудования, оружия и защитного костюма, там невозможно выжить. Это нам и предстоит проверить.

Я жаждал наорать на нее. Но не сделал этого. Спорить бесполезно. Госпожа, все равно, настоит на своем. А раз так, то у меня нет выбора. В конце концов, у нас есть оружие, с помощью которого легко прикончить любую тварь. Да?

Вздохнув, попрощался с оставшимся прикрывать наш отход здоровяком. За эти пару часов мое отношение к нему изменилось. Еще сегодня утром я считал его тупым, подобным роботам типом. Ныне, когда он сражался, защищая нас, я проникся к нему теплыми чувствами. Нельзя не уважать человека, который готов отдать за тебя жизнь.

- Пойдем, - дернула меня за рукав госпожа. - Хорошо, что автолет свалился на окраине города. Отсюда не так уж далеко до леса, который человечество, несмотря на все свое упорство, так и не превратило в регулярный парк. Там мы передохнем.

- Ага, - неуверенно поддакнул я, чувствуя, как оптимизм покидаем меня. Мне было жутко смотреть в сторону вековечных деревьев. А стоило помыслить о том, чтобы приблизиться к ним, как я чувствовал дурноту и слабость в ногах.

- Успокойся. Все будет хорошо, - изрекла она.

- Во-во, Джек говорил то же самое. А в итоге все закончилось перестрелкой!

Держа в правой руке крохотное тельце компаньона, а в левой - бластер, я бежал. И молился.

Нам повезло. Через пять минут мы оказались в чащобе. Игнорируя доносившиеся до нас шум выстрелов и чьи-то крики, мы с Тюсс пытались разобраться, почему тут, в лесу, не слышны ни шорох животных, ни пение птиц. Мы, что, спугнули зверей?

- Как странно, - пробормотал я. - Может, нам не стоило покидать Дурвилль? По крайней мере, там нас подстерегали знакомые опасности, люди и роботы. Здесь же нас ждут создания пострашнее.

- Не все ли равно, кто тебя прикончит? - фыркнула госпожа. - Нет, мы не вернемся, пока я не разработаю план...

- И сколько на это уйдет времени? Неделя? Месяц? А что, если ты так и не предложишь ничего путного? Количество питательных таблеток, предусмотрительно захваченных мной из дома, не велико. Через три-четыре дня они закончатся. И что тогда? Будем искать фрукты, которые в последнее время все реже и реже встречаются?

- Здесь есть еда! Чем-то же питаются звери, которые, между прочим, и сами могут стать нашим ужином. Смерть от голода нам не грозит.

- Это обнадеживает, - не без ехидства отозвался я. Покачав головой, зашагал следом за ней. Лес, который еще мгновение назад пугал меня, теперь не вызывал ничего, кроме раздражения. Густые заросли и вылезающие из земли гигантские корни деревьев мешали идти, превращали дорогу в пытку.

- Далеко собрались? - поинтересовался Джек. Он не запаниковал. И в этом не было ничего удивительного. Он - хадчи, коренной житель Веги-8. На этой планете его род, пройдя сложный эволюционный путь, давно адаптировался к местным природным условиям.

- Наконец-то, ты очнулся, - сказала Тюсс, выхватив его у меня. Держа кроху у себя перед глазами, медленно, добавила: - Ты поможешь мне выжить. Это в твоих интересах. Если я умру, твоя затея с новым видом топлива пойдет прахом. И твой народ еще долго будет прозябать в нищете.

- Я не дам погибнуть ни тебе, ни Михе, - ответил он. Вырвавшись из ее цепкой хватки, Джек забрался ко мне на правое плечо. - Здесь есть одно безопасное местечко. До него идти около часа. Кстати, что произошло, пока я был без сознания?

И мы с Тюсс, не видя смысла ничего скрывать, обо всем ему рассказали.



* * * | Рояль Ньютона | * * *