home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Часть вторая


Едва прибыв на Вегу-8, мы занялись обустройством своего нового дома. Никому из моих соратников пока что не было дела, почему погибли все члены экипажа, кроме меня? Куда делись гигантские крысы? Да и были ли они, вообще? И что произошло с компьютером? В настоящее время нас заботило не прошлое, а будущее.

Воспользовавшись разработанной мной вакциной и обезопасив себя от местных вирусов, мы занялись уничтожением древнего леса. На его месте вот-вот должны были появиться симпатичные домишки, предтеча величественного града, о постройке которого мы мечтали.

Но коренные обитатели не собирались так просто уступать нам свою исконную территорию. Флора и фауна планеты были враждебны человеку. Запах прекрасных цветов зачастую убивал ничуть не менее эффективно, чем метко пущенная стрела. Дикие животные загрызали зазевавшихся людей и скрывались, утаскивая добычу в логово.

Видя, как гибнут мои знакомые, я в очередной раз пожалел, что на борт "Оплота гениев" запрещено было брать оружие. В нашем распоряжении находились лишь самодельные луки. А еще бластер. Правда, в нем остался только один заряд, который хранился для чрезвычайного случая.

Постепенно хищники научились нас бояться. Они перестали нас тревожить, сочтя, что мы - слишком опасная добыча. Но я был убежден, что это временное перемирие. Однажды они вновь нападут на нас, чтобы полакомиться нашим мясом.

Анализируя сложившуюся ситуацию, я покачал головой. Покосившись на солнышко, освещавшее этот мир, потянулся. Мне очень хотелось немного отдохнуть. Но я не мог себе это позволить. Моя помощь нужна была сородичам, дабы соорудить несколько десятков временных жилищ.

- Молодец! - похвалил меня Андрэ, счастливый обладатель рыжей бороды. Он был одним из немногих, тех, кто отправился в полет по собственному желанию.

Большую часть пассажиров "Оплота гениев" составили убийцы и смутьяны. Правительство Земли их не казнило из-за распространившихся среди мирного населения гуманистических идей. Но и оставить злодеев без кары было нельзя. Посему было принято соломоново решение - ссылка.

- Ага, - откликнулся я, закончив работу.

Наконец, я мог перестать ночевать на корабле, где слишком многое напоминало мне о разыгравшейся не так давно трагедии. Теперь я волен был поселиться на планете. Правда, опасность по-прежнему существовала. Дикие звери, кои немногим были лучше гигантских крыс, могли убить меня ночью.

- Ерунда! - внимательно выслушав меня, заявил бородач. - Да, действительно, в первые дни кое-кто из нас погиб. Но это были единицы! Ныне мы научились выживать в этом удивительном краю! Поэтому еще до захода солнца мы возведем стену, отделяющую наше поселение от леса.

- Гм... - замялся я. То, что он предлагал, было неплохим выходом из сложившейся ситуации. Но способны ли мы на это? Слишком много сил и материалов было потрачено на постройку домов.

Тряхнув головой, я потребовал, чтобы мы немедленно приступили к сооружению стены. Понимая ее необходимость, люди не стали возмущаться и оспаривать приказ. Кроме того, я для них все еще был одним из членов экипажа, человеком, которому они обязаны жизнью, самым ценным, что у них есть. Но рано или поздно они перестанут видеть во мне лидера. И что тогда? Кого они изберут правителем? Вероятно, это будет далеко не самый хороший человек на свете. Наверняка, сила в очередной раз восторжествует над разумом.

Я мнил, что до этого мрачного мига еще далеко. Пройдет много дней и ночей, прежде чем наша свобода окажется под угрозой. Увы, мое предположение не подтвердилось. Едва закончив работу, колонисты обсудили сложившееся положение.

- Кто ты такой, чтобы нами руководить? - поинтересовался у меня Тнур, язвительный и высокомерный толстяк. - По какому праву ты это делаешь? Ты младше почти всех нас! А, следовательно, глупее! Ты ничто по сравнению с нами! Да, мы благодарны тебе за то, что ты сделал. И все же...

Для меня, как и для всех присутствующих, не было секретом то, о чем он умолчал. Фактически он только что вынес мне обвинительный приговор. Как я посмел выжить, когда мои соратники погибли? И, кстати, почему это произошло? Уж не сам ли я их прикончил?

- Что ты такое говоришь? - возмутился я. Если бы не я, никто бы из нас не добрался до Веги-8! И еще, насколько мне было известно, на руках толстяка было больше крови, чем на моих! Я никого не убивал, если не считать мерзких тварей!

- Могу, - сплюнув, произнес Тнур. Проворчав что-то нелицеприятное на мой счет, он развернулся и ушел. Ни у кого ничего не спрашивая, он поселился в лучшем доме, стоящем в центре поселения. Следом за ним жилища стали занимать и другие люди. К счастью, конфликтов на этот счет не возникло.

- Не обращай на него внимания, - посоветовал мне Андрэ. - Жизнь на Веге-8 оказалась слишком тяжела для большинства наших соратников. На Земле они привыкли к более комфортным условиям. Там они развлекались, делали все, что угодно. Для них эта планета - тюрьма.

Он был прав. Вот только мне от этого легче не становилось. Для меня Вега-8 была светлой грезой, испачканной грязью суровой реальностью. Я надеялся, что когда-нибудь этот мир войдет в состав Космической Федерации.

Вздохнув, я предложил бородачу осмотреть мое скромное жилище. Возведенный за один день домик был крошечным и неуютным. Тонкие стенки, непрочный потолок и отсутствие мебели не вдохновляли. В грядущем я планировал соорудить кровать, стол и несколько стульев.

- Уютно, - соврал Андрэ. И загадочно пробормотал: - Только бы не дошло до кровопролития...

Я хмыкнул. Возможно, Игорю, Вану и Эрнесту повезло, что они не дожили до этого дня. Я, как и бородач, был убежден, что вот-вот начнется самая настоящая война. Обезопасив себя от зверей, люди, наверняка, займутся своим излюбленным развлечением - охотой на себе подобных.

- Ага, - глубокомысленно изрек я.

Кивнув, Андрэ поздравил меня с заселением и ушел.

Спальное место у меня было, а еда отсутствовала. Нельзя же было назвать этим гордым слово несколько жалких сухариков, которые я сумел стянуть с корабля? Да и потом, дальше так продолжаться не может! Если мы не научимся добывать пищу, то умрем от голода; С-2 и С-3 были уничтожены крысами.

Размышляя о том, где раздобыть провизию для трех тысяч человек, я заснул. И мне приснился тревожный сон. В нем я стоял в центре огромного зала. А вокруг суетились сотни крыс. Но они не пытались напасть на меня. Они просто стояли и ждали, когда я совершу самоубийство. Они были уверены, что однажды это произойдет. Но я не собирался этого делать. За долгие годы у меня появилась весьма примечательная привычка - жить. Посему я, стараясь не паниковать, храбро пошел вперед. И твари расступились передо мной. Они не посмели остановить меня.

Я расхохотался. Но, как вскоре выяснилось, праздновать победу было слишком рано. Одна из крыс, злобно зашипев, набросилась на меня. Ее острые клыки впились мне в шею, и я закричал от боли. В тот же миг на меня напали ее товарки. Они терзали мою плоть, пытались разорвать меня на части.

Чувствуя, как кровь течет по лицу и спине, я убивал. И одержал блистательную победу! Когда с противницами было покончено, я заметил зеркало, висящее возле выхода из зала. Взглянул на свое отражение. И вздрогнул. Я превратился в крысу, самую большую и страшную из всех, которые когда-либо видел! Не выдержав этого омерзительного зрелища, закричал. И от этого проснулся.

Упрямо поджав губы, поднялся. Сегодняшний день обещал быть тяжелым. Мне предстояло собрать людей и растолковать им сущность трудностей, с которыми мы столкнулись. Но сумеют ли они не только выслушать, но и понять меня? Согласятся ли с моим предложением?

Я вышел на улицу и направился в центр нашего небольшого поселения.

Около жилища Тнура уже собралась толпа. Колонисты что-то оживленно обсуждали. Интересно, какие проблемы захватили их разумы? Они, что, уже решают, как раздобыть еду?

- Друзья! - воскликнул я. - Хорошо, что вы здесь. Вместе нам гораздо проще будет разобраться с нешуточной опасностью, нависшей над нами! Для того, чтобы не допустить голода, мы обязаны немедленно приступить к изучению местной флоры и фауны!

- О чем ты? - раздраженно поинтересовался Тнур. - Мы говорили об ином...

- Не важно! - отмахнулся я. Я уже хотел произнести речь, но толстяк бесцеремонно перебил меня. Он сообщил мне, что сегодня ночью было совершено убийство. Погиб Ивар Трохейм, чье имя мне ничего не говорило. Причем, его смерть - дело рук человека, а не диких животных. Его зарезали во сне.

- Если мы начнем убивать друг друга, то вымрем! А этого нельзя допустить! Я, как и большинство из вас, хочу жить тихо и спокойно! Отправившись сюда, я распрощался с криминальным прошлым! - воскликнул Тнур. - Но, как видно, далеко не все последовали моему примеру.

Он внимательно посмотрел на меня. Он подозревал меня. Но почему?

Терзаясь сомнениями, я развернулся и побрел прочь. Мне нужно было подумать. Колонизация дикой планеты оказалась тяжким делом. Правительство, отправив нас в полет, поставило перед нами воистину практически невыполнимую задачу!

- С добрым утром! - сказал Андрэ. Он догнал меня, когда я был уже недалеко от возведенной нами стены. - Да, в неприятную историю ты угодил. Представляешь, среди народа ходит слух, что это ты прикончил беднягу Ивара Трохейма, персонажа вспыльчивого и своевольного.

- Но почему все так решили?

- Кое-кто полагает, что и гибель экипажа "Оплота гениев" - твоя работа. А тот, кто однажды нарушил закон, может сделать это вновь. Я же считаю, что все это - бред! Но, к сожалению, мое мнение никого не интересует!

- Что? - ужаснулся я. Кошмар, пережитый мною на космическом корабле, не собирался заканчиваться. На смену исчезнувшим крысам пришли не менее опасные люди. Небо, какой же я дурак! Зачем я покинул Землю?! - Но для чего мне кого-либо отправлять на тот свет?

- А кто тебя знает? Может, ты - псих? - хмыкнул бородач. - Тебя осудят. И казнят. Ибо наше маленькое поселение имеет шанс выжить, только если мы будем подчиняться строгим правилам!

Я был с ним согласен. Но, кроме достойной законодательной системы, нам нужны были служители порядка и правитель. А еще, биологи, врачи, учителя и прочее. Увы и ах, все эти роли пока были незаняты. Но пройдет немного времени, и появятся люди, отвечающие за все это. И от нас самих зависит, что они будут собой представлять.

- Где труп? - спросил я. - Я хочу его увидеть.

- Для чего? Надеюсь, ты не некрофил? - неудачно пошутил Андрэ. Увидев недовольное выражение моего лица, он расхохотался и заметил: - Мертвец на судне.

Не ответив на его нелепый вопрос, я отправился на "Оплот гениев", который уже никого никуда не мог отвезти. Он был рассчитан на один полет. А жаль. Многие колонисты, прибывшие на Вегу-8, отдали бы все за право вернуться на родину.

Мы с Андрэ неторопливо поднялись по трапу. Оказавшись на борту, я осмотрелся. Интересно, что я рассчитывал увидеть? Оживших мертвецов? Орду тварей? Или что-нибудь иное, еще более отвратительное? К счастью, ничего из этого тут не было. Труп мирно лежал на искореженном операционном столе в медицинском отсеке.

- Неприятное зрелище, - произнес Андрэ.

Узрев Ивара Трохейма, я облегченно вздохнул. До этой минуты я опасался, что его тело окажется изуродовано непонятно куда исчезнувшими крысами.

Но мое радужное настроение не продлилось долго. Мне его испортил Тнур. Заявившись на "Оплот гениев", толстяк сообщил мне неприятное известие. Видите ли, путем несложным логических построений, жители колонии пришли к выводу, что я - убийца.

- Нет! - воскликнул я. Но переубедить его было невозможно.

Разозлившись, я выбежал из отсека в коридор. Зная, что на выходе из корабля меня ждут подручные Тнура, помчался в противоположном направлении, туда, где совсем недавно находились в состоянии анабиоза пассажиры.

Я рассчитывал, когда все поутихнет, выбраться в большой мир и решить, что делать дальше. Чтобы оправдаться, необходимо найти настоящего злодея. А сделать это нелегко! Ведь мне о нем ничего неизвестно!

Скрыться я не сумел. Двое громил догнали меня и повалили на холодный пол. Они бы с удовольствием расправились со мной без суда и следствия. Но толстяк им этого не позволил. Он заявил, что меня должны судить все жители поселения.

- Соратники! - воскликнул я, когда меня вытащили на улицу. - Я ни в чем не виноват!

Я взывал к их разуму и чувствам. Но все было тщетно. Сородичи не доверяли мне. Они заблаговременно вынесли мне вердикт - смертный приговор. Теперь они дожидались его исполнения, кровавого зрелища, которое порадует их, убедит, что закон по-прежнему действует так, как должно.

- Мда, - пробормотал Тнур, спустившись по трапу на землю. Крякнув, он разразился блестящей речью. Нет, в ней он не призывал меня линчевать. Он просто констатировал мою вину.

- Смерть нечестивцу! - закричали люди, едва он замолчал.

- Но... - в ужасе прошептал я. Если я немедленно что-нибудь не предприму, они прикончат меня. Но что? Как обелиться в глазах сограждан? Да и надо ли это? Не так давно я всерьез помышлял о самоубийстве. И вот, когда моя жизнь, на самом деле, оказалась под угрозой, я понял, что хочу жить!

- Не стоит делать поспешных выводов, - произнес Андрэ. Его спокойный голос произвел должный эффект: народ угомонился. - Нужно провести тщательное расследование. И лишь затем казнить убийцу, кем бы им ни оказался.

- Это уже было сделано! - нетерпеливо воскликнул Тнур. - Миха Лемоносов виновен!

- Нет, - спокойно произнес рыжебородый тип. Он не кричал и никому не угрожал. Но люди, почувствовав его силу и власть, не посмели перечить. Бормоча что-то себе под нос, они разошлись. Подле корабля осталось лишь пять человек - я, Андрэ, Тнур и два его подручных.

- Отлично! - раздраженно произнес толстяк. - Ты выиграл время. Что дальше? Как ты намерен найти настоящего убийцу, если он, конечно, не Миха, в чем я сомневаюсь? Им может оказаться кто угодно! В том числе и ты!

- Если мы не отыщем подлинного преступника, убийства не прекратятся. Пройдет несколько дней, и мы обнаружим еще один труп. А потом еще. В конце концов, испуганные люди начнут подозревать друг друга. И, как только это произойдет, прольется немало крови, наступит время самосудов.

- Но, что, если этого не будет?

- Ха! Ты сам не веришь, что Миха - злодей!

Тнур промолчал. Спорить с Андрэ было глупо. Однако мне от этого легче не становилось. Моя судьба была предрешена. В то, что удастся поймать мерзавца, мне не верилось. Изувер, скорей всего, окажется достаточно хитрым и подлым, чтобы выжить, не пасть жертвой правосудия.

- В темницу его, - распорядился толстяк. - Таковой с сегодняшнего дня считается его собственная каюта на "Оплоте гениев". Там его круглые сутки будут сторожить мои лучшие сотрудники!

- Тнур, ты жаждешь стать правителем! - обронил я.

- Да, и что? Ты убьешь меня из-за этого так же, как членов экипажа?

- Довольно! - воскликнул Андрэ. Заявив, что немедленно приступит к расследованию произошедшего события, он удалился. И я оказался в весьма неприятной компании. Здоровяки, приспешники толстяка, исполнили приказ хозяина. Они заперли меня в моей каюте.

Я остался наедине со своими страхами. Мне мерещились крысы в углу комнатушки. Но они пугали меня не так сильно, как раньше. Гораздо больше меня страшил голод: съестное раздобыть было негде.

Скорбя о своей загубленной жизни, я услышал какой-то подозрительный шум в коридоре. Нахмурившись, я уже вознамерился позвать стражей и узнать, что происходит, но тут дверь открылась. Передо мной предстали подчиненные Тнура. Один из них держал в руках веревку, а другой - нож.

Они, что, убить меня вздумали?

- Ага, - услышав мой вопрос, заявил тип с веревкой; оказывается, я задал его в слух. - Меня зовут Генри, а моего товарища - Эдгар. Запомни наши имена! Ибо мы прикончим тебя!

- Как же так?

- Видишь ли, мы решили не ждать, когда докажут твою вину, - сказал Эдгар. - Всем и так ясно, что это ты зарезал нашего друга Ивара Трохейма.

- Вы допускаете ошибку, - пробормотал я, отступая.

- Нам так не кажется, - спокойно произнес Генри. - Мы повесим тебя. А потом всем расскажем, что ты, покаявшись в убийстве Ивара и экипажа "Оплота гениев", покончил жизнь самоубийством. И нам поверят! Ну а, ежели кто-нибудь и усомнится в правдивости наших слов, то предпочтет промолчать!

С каждой минутой мои дела становились все хуже и хуже. Но шанс спастись у меня все-таки был - справиться с двумя здоровяками. Для меня это не должно было составлять такой уж большой проблемы. За свою жизнь я убил немало существ! Но то были крысы и ходячие мертвецы, а не живые люди!

Достав из-за пояса бластер, который эти умники так и не додумались у меня отобрать, наставил его на них. В нем все еще оставался драгоценный заряд. Но этого было вполне достаточно, чтобы отправить в небытие одного из бугаев, а у второго навсегда отбить охоту связываться со мной.

- Тебе не испугать нас пушкой! - расхохотался Эдгар. Но Генри, который, судя по всему, был намного умнее него, даже не улыбнулся. Он внимательно следил за стволом. Он ждал, когда я нажму на спуск, чтобы ретироваться. Или начать действовать?

- Это мы сейчас проверим, - пробормотал я, прижавшись спиной к холодной стене. Каюсь, я не знал, как отреагирую на их нападение. Но одно мне было известно точно - сдаваться не стану. Моя жизнь достанется им дорогой ценной.

- Ладно, пошутили, и хватит, - сказал Генри. Широко улыбнувшись, он хлопнул приятеля по плечу. - Ведь так, Эдгар?

- Точно! Мы просто хотели немного попугать тебя, Миха!

Я им не поверил.

Как только Генри привлек мое внимание к своей персоне, Эдгар атаковал меня. Он выбил у меня из рук оружие. Обрадовавшись, он попытался закрепить успех и зарезать меня. Но этого я ему не позволил.

- А как вы объясните это?! - воскликнул я, когда его нож оказался около моей шеи. - Если вы меня задушите, вам, возможно, и поверят, что я совершил самоубийство. Но даже самый тупой из колонистов поймет, что я бы никогда ни при каких обстоятельствах не смог перерезать сам себе горло!

- Это еще почему? - искренне удивился Эдгар.

Он отвлекся. И я поспешил этим воспользоваться. Изловчившись, вырвался из его объятий и покосился на неторопливо приближающихся ко мне здоровяков. Они были уверены, что мне не сбежать. Но у меня на этот счет было иное мнение.

Заметив лежащий на полу бластер, я поднял его, прицелился и выстрелил. Смертельный луч попал в колено Эдгару, который стоял недалеко от меня. Убить бугая у меня не хватило духу. Все-таки он - человек!

- Негодяй! - воскликнул Эдгар, упав на пол. Скрипнув зубами, он посмотрел на меня налитыми кровью глазами. - Я расправлюсь с тобой!

Конечно, он все еще не был обезврежен. Однако, он представлял гораздо меньшую опасность, чем Генри.

- Тебе не жить, - обронил я, наставив на него бластер. Ни ему, ни Эдгару не было известно, что у меня больше не осталось зарядов.

- Зачем ты все усложняешь? - недовольно поморщился Генри. - Впрочем, если хочешь, можешь убираться! Мы не станем тебя задерживать. Но далеко ли ты уйдешь? На выходе из космического корабля тебя встретят наши друзья. Они отправят тебя к праотцам!

- Они не рискнут напасть на меня.

- Ну-ну! - скептически хмыкнул он. - Если ты думаешь, что они побоятся гнева народа, то спешу тебя огорчить - этого не произойдет! Не без помощи современных средств связи, мы уже успели сообщить Тнуру и всем остальным о том, как ты обошелся с нами! Решив сбежать, ты ранил бедолагу Эдгара!

- Ложь! - крикнул я.

Как быть? Спрятаться где-нибудь на корабле, и ждать, когда меня найдут враги? Выйти к людям и позволить им линчевать себя? А, может, до ночи побродить по отсекам, а затем попробовать скрыться в лесу, где меня, наверняка, растерзают дикие звери? Или придумать еще что-нибудь столь же нереальное?

- Молчишь? - язвительно поинтересовался Генри.

Я хотел ему ответить, но Эдгар вдруг вцепился мне в ноги. Не устояв, я свалился на пол. В тот же миг Генри воспользовался веревкой. Отпуская в мой адрес ехидные замечания, он принялся меня душить.

Задыхаясь, я напряженно размышлял. Постепенно сформировался план. Вскрикнув, я дернулся и задел локтем раненное колено Эдгара. Взревев от боли, бугай на мгновение потерял контроль над ситуацией. Не растерявшись, я вырвал у него из рук нож.

На этот раз я не собирался никого щадить. Я вонзил лезвие в правый глаз Генри. И на одного противника у меня стало меньше. Убив его, повернулся к Эдгару. Оставлять его в живых нельзя. Поправившись, он попытается отомстить мне. Что, если ему улыбнется удача?

- Что дальше? - спросил здоровяк, взглянув на труп товарища. - Поступишь со мной так же, как с Генри? Или проявишь милосердие? Хотя, о чем это я? Оно тебе несвойственно! Ты убил ни в чем не повинных Эрнеста Гаолянского, Игоря Лубеца и Вана Туррика, которые по-доброму отнеслись к тебе!

Если его целью было разозлить меня, то ему это удалось. Я потерял контроль над собой. Размахивая ножом, я напал на него. Фыркнув, он ловко перехватил мою руку. И лезвие оцарапало не его плоть, а мою. Кровь хлынула из моей левой ладони. К счастью, ранение было пустяковым.

- Смерть! - в ярости взревел я, отшатнувшись от Эдгара. Связываться с ним было все еще опасно. Но и оставлять его в живых - глупо. Как быть? В любом случае, мой поступок не отразится на отношении людей ко мне. Узнав о гибели Генри, они не станут докапываться до истины. Они так и так прикончат меня.

- Чего ждешь? - задал вопрос он.

Я не тронул его. Отвернувшись от него, я подобрал валяющийся на полу бластер. Надеясь, что смогу раздобыть для него зарядов, я покинул каюту. Там остался мертвый Генри и все еще живой Эдгара. Негодяи получили по заслугам.

- Уже уходишь? - зло спросил здоровяк. Опираясь на стену, он поднялся. Шатаясь, он последовал за мной. - Зачем откладывать нашу с тобой финальную схватку? Давай все решим здесь и сейчас!

- На сегодня достаточно смертей, - не оборачиваясь, ответил я. - Но, если ты нападешь на меня, я тебя прикончу.

- Это мы еще посмотрим, - холодно произнес Эдгар. Но он дал мне уйти. И это было мудро с его стороны. Он выбрал жизнь.

Я направился вглубь космического корабля, туда, где располагался гипердвигатель. Спустившись по винтовой лестнице на нижнюю палубу, прошел мимо двери, ведущей на склад, и заперся в машинном отсеке. И услышал знакомые голоса!

- Мерзавец должен быть где-то поблизости, - обронил Тнур. - Он не мог покинуть "Оплот гениев".

- Верно, - отозвался Андрэ. - Но, находясь на корабле, Миха рискует умереть от голода. Ведь вся провизия была перенесена со склада в наше небольшое поселение и распределена среди колонистов. Как бы там ни было, бедолагу ждет незавидная участь - его повесят. Зря он все-таки убил Генри.

- А еще он тяжело ранил Эдгара!

- Я подозреваю, что не все так просто. Наверняка, твои приспешники напали на него.

- Все равно, Миха - убийца!

- Да, но, скорей всего, это ты заставил его стать таковым. Из-за тебя и твоих соратников, он оказался в ситуации, из которой не было иного выхода, - произнес бородач. Немного помолчав, заявил: - Ты - чудовище!

- Ты слишком умен и проницателен для простого колониста. Я бы на твоем месте не стал ни с кем делиться своими догадками. А то мало ли что может произойти. Вдруг Миха успеет еще кого-нибудь убить перед тем, как мы его утихомирим? К примеру, тебя.

Андрэ и Тнур были рядом. Вероятно, они, беседуя, спускались по лестнице. Поручив обыскать верхние палубы подручным, они занялись нижними. Они сразу догадались, где я спрячусь. В уме и везение им нельзя было отказать.

Дверь скрипнула, и они вошли в машинный отсек.

- Он здесь, - уверенно произнес толстяк. - Я чую его запах!

- Завидую твоему звериному обонянию.

Я был уверен, что они меня отыщут. Так что не удивился, когда случайно встретился взглядом с Андрэ. Но, заметив меня, он никак на это не отреагировал. Он сделал вид, что ничего не произошло.

- Его тут нет! Он ускользнул от нас, - устало произнес бородач. - Но я не сомневаюсь, что мы его найдем. К слову сказать, я все еще хочу знать, кто, на самом деле, прикончил Ивара.

- Какая разница? - пожал плечами Тнур. Увидел меня, довольно улыбнулся и воскликнул: - Попался!

Более прятаться не было смысла. И я вышел из тени.

- Вот ты где! - деланно удивился Андрэ. - Я переживал за тебя, друг!

- В наш век опасно иметь таких друзей, как Миха! - заметил толстяк.

- Вот и я, - констатировал я, сжимая в руках ставший бесполезным бластер. - Что дальше? Как вы поступите со мной? Убьете ли вы меня сейчас? Или чуть позже?

- Позже. Твою участь решат на суде, - строго произнес Тнур. - Но тебя, наверняка, приговорят к смертной казни. Хотя, может случиться чудо, и тогда тебя оправдают. Мало ли по каким причинам ты прирезал Генри? И Ивара Трохейма! Правда, у нас есть надежный свидетель.

- Надо было тебе прикончить Эдгара, Миха, - заметил рыжебородый тип. - Ладно, сейчас не стоит говорить об этом. Мысль - это только начало...

- ...конца, - буркнул я.

- Ага! И все идет так, как надо, - улыбнулся Андрэ. Узрев недоуменное выражение моего лица, он расхохотался и изо всех сил ударил по голове своего спутника. Потеряв сознание, толстяк упал на пол. - Я хочу, чтобы ты выжил и правосудие восторжествовало!

- Честно? - усомнился я. Меня его патетическая речь не впечатлила. Наверняка, помогая мне, он преследует какие-то свои цели! Он, что, с моей помощью вознамерился обойти конкурента и занять вакантное место правителя?

- Нет, - признался он. - Но я обещаю сделать все, чтобы ты покинул наше поселение. Ты спрячешься в лесу. Когда я докажу твою невиновность, ты вернешься и сможешь нормально жить. Ну, как? Тебя все устраивает?

- Но идти в лес - безумие!

- И что? - ухмыльнулся он.

Скрипя зубами, я согласился с его доводами. Возражать было глупо. Что, если у нас, на самом деле, все получится? И я превращусь в самого настоящего отшельника?

- Но как я покину поселение? - задал я новый вопрос.

- Это будет непросто. Тебе предстоит сыграть роль Тнура. Ты поменяешься с ним одеждой. Ты даже напялишь на голову капюшон, дабы скрыть свое лицо. И вот в таком облике в моей компании ты доберешься до заветной стены. Перебравшись через нее, ты окажешься на свободе.

- А как же ты?

Андрэ задумчиво покачал головой. Действительно, о себе он не подумал. За то, что он выручит меня из беды, его могут казнить. А, если это произойдет, то и мне не жить. Долго в чаще мне не продержаться.

- Гм, - пробормотал он. Собравшись с мыслями, Андрэ поведал мне свою новую идею.

Мы взялись за дело. Мы раздели Тнура, чья комплекция значительно отличалась от моей. Нацепив его одежду, я почувствовал себя неуютно. Мне не верилось, что это примитивная маскировка поможет. Однако бородач заверил меня, что проблем не возникнет.

- Остался последний штрих, - произнес он, надевая мне на голову капюшон. - Ну вот, теперь тебя никто не узнает. И, запомни, чтобы ни случилось, молчи!

Кивнув, я последовал за ним. Вновь мы шагали по коридорам космического корабля. Не обращая внимания на суетящихся вокруг людей, мы добрались до выхода. Спустившись по трапу на землю, я почувствовал себя увереннее. Раз нас все еще не убили, значит, и дальше все пойдет так, как надо.

Но моим смелым прогнозам не суждено было сбыться. Ибо ко мне приблизился охромевший на правую ногу Эдгар. Схватив меня за левое плечо, он поклялся, что отомстит за смерть Генри. Он, Эдгар, уничтожит Миху Лемоносова!

- Сгинь, - буркнул я, позабыв о наставлениях рыжебородого хитреца.

- Что с твоим голосом, Тнур? - нахмурился Эдгар. Заподозрив неладное, он стащил капюшон у меня с головы. Едва это произошло, я, не теряя времени попусту, бросился прочь. Но тут передо мной появился Андрэ. Его обычно добродушное выражение лица изменилось: оно превратилось в застывшую маску гнева.

- Что ты сделал с Тнуром, мерзавец? - закричал Андрэ. Он набросился на меня с кулаками. Следуя заранее разработанному плану, он постарался остановить меня. Но, как и следовало ожидать, у него это не получилось.

Я бежал туда, где находилась стена.

Проклиная Эдгара и свой врожденный гуманизм, я жаждал как можно быстрее оказаться в безопасности. И у меня это получилось. Колонисты не рискнули меня задерживать. Они с удивлением наблюдали за представлением. Что же касается Эдгара, то он из-за ранения не смог за мной угнаться.

- Свобода! - ликовал я, ловко забравшись на двухметровую стену. Тяжело дыша, оглянулся и увидел медленно покидающего "Оплот гениев" Тнура. Заметив Андрэ, он что-то воскликнул. Но я не услышал, что именно. Да и какое это имело значение? Я выжил! И это главное!

Но стоило мне посмотреть на лес, как мое сердце забилось чаще. Среди исполинских деревьев притаились не меньше дюжины серых трехголовых животных. Из-за их потрясающего сходства с древнегреческим фольклорным персонажем, их назвали церберами.

Рыча, звери приближались ко мне. Как только я окажусь в лесу, они растерзают меня. Но и в человеческое поселение я не могу вернуться, там меня также ждет гибель! Гм, какую из двух смертей выбрать? Наверное, мне стоит положиться на судьбу и, вообще, ничего не предпринимать?

Церберы приблизились к стене. Но они не остановились перед ней. Нет, они повели себя иначе. Они вознамерились ее проломить, дабы добраться до людей, находящихся за ней. Еда - единственное, о чем они думали, поступая таким образом.

Запаниковав, я завертел головой. Что делать? В конце концов, я решил вернуться туда, откуда только что сбежал, дабы сообщить сородичам неприятное известие. Возможно, узнав обо всем, они сжалятся и не станут меня убивать? Им потребуется хорошие воины, чтобы одолеть неприятеля!

- Ничего не понимаю. Миха, что, сдается? - изумился Тнур. - Ему это обязательно зачтется на суде. На страшном суде. Ну а мы немедленно отрубим ему голову!

Народу, собравшемуся вокруг него, понравилось это решение.

- Послушайте! - воскликнул я, пытаясь перекричать общий гомон. - Нам угрожает опасность! Пока вы обсуждаете мою судьбу, церберы рушат стену. Скоро они будут здесь!

- Бред, - обронил толстяк.

- Гм, - пробормотал Андрэ, недовольно покосившись на меня. Вернувшись, я нарушил его планы. - Скорей всего, Миха Лемоносов не врет.

Отстранив меня, бородач занялся подготовкой к обороне. Не без помощи Тнура, он раздал людям примитивное оружие: созданные нами на днях луки, ножи, топоры и вилы.

- Если мы проиграем этот бой, случится страшное, - сказал Андрэ. - Погибнут наши дома! Вега-8 одолеет нас!

- Точно! - поддакнул толстяк.

- Печально, что у нас нет огнестрельного оружия, - ворчливо заметил бородач, вырвав у меня из рук бластер. Обнаружив, что он находится не в рабочем состояние, он покачал головой. - Мы будем биться до конца! Ну а когда сражение закончится, разберемся с Михой Лемоносовым!

Едва он замолчал, церберы, наконец, проломили стену. Несколько уродливых тварей ворвались на территорию поселения. Они напали на людей, оказавшихся на их пути. Но колонисты, большая часть которых была преступниками на Земле, оказали им достойное сопротивление.

- Мы победим, - зачарованно прошептал я.

- Сомневаюсь, - скептически буркнул Тнур, не пожелавший участвовать в схватке. Сжимая в руках большой нож для разделки мяса, он внимательно следил за ходом битвы. Если что-то пойдет не так, он успеет спрятаться от врагов на борту "Оплота гениев".

- Мне бы этого не хотелось, - отозвался я.

Нащупав на поясе кинжал, отобранный мной у Эдгара, я ринулся в бой. Зная, что чем бы ни закончилось кровопролитие, мне не пережить сегодняшнего дня, сражался. Не страшась смерти, мы убивали чудовищных представителей местной фауны.

- Как и всем нам, - заметил рыжебородый ловкач. Он уничтожал немногих церберов, прорвавшихся через плотный людской заслон.

Что-то яростно крича, я бился с громадным противником. Он попытался впиться мне в бедро, но у него это не вышло. Увернувшись, я зарезал его.

Смахнув пот со лба, пошатнулся от усталости. И осмотрел заваленное мертвыми телами поле. Сеча все еще продолжалась, но ее исход был очевиден - церберы проиграют. И цена этой победы - гибель не менее трети колонистов. Если и дальше так будет продолжаться, то через несколько суток на планете не останется людей.

Размышляя о хитросплетениях судьбы, я покинул поселение.

- Куда это ты собрался? Ты, что, решил воспользоваться всеобщей сумятицей и сбежать? - задал новый вопрос Тнур. Неприятно улыбнувшись, добавил: - Не исключено, что ты специально натравил их на нас! Мы для них всего лишь беспомощные куски мяса!

- Не так уж мы беспомощны!

- Тебя, наверняка, печалит этот факт, - процедил он, атакуя меня. - Ты умрешь!

- Да! Мы все когда-нибудь отправимся в Царство Теней, - согласился я, сражаясь. Мне повезло; я повалил его на землю. И он утихомирился, перестал брыкаться.

- Ты победил.

- Верно, - кивнул я.

- Но не это меня сейчас заботит. Видишь ли, из-за тебя и тебе подобных мы даже не попробовали договориться с противниками!

- Что ты хочешь этим сказать? Говори! Лучше услышать горькую правду от врага, чем сладкую ложь от друга.

- Не исключено, что церберы разумны.

- Хм, - пробормотал Тнур, вырвавшись из моих рук. Заметив Эдгара, он приказ ему, чтобы тот взял хотя бы одного трехголового пса в плен. - Я хочу допросить зверя. Вдруг он расскажет нам что-нибудь интересное?

- И ты в это веришь? Стал бы ты беседовать с тем, кто пришел завоевывать землю, на которой издревле жил твой народ?

- Да, если бы он меня немного попытал. Даже самые молчаливые создания обычно становятся на редкость разговорчивыми, когда им под ногти засовывают иголки. И это лишь малое из того, что я могу сделать с бедолагой, попавшим ко мне в руки.

Трудно было с ним не согласиться. Однако, все мое естество протестовало против этого. Я желал, чтобы все разрешилось мирным путем. Но, увы, ни мы, ни церберы не стремились наладить контакт. Или не могли? Что, если они - всего лишь животные?

- Отличная битва! - воскликнул Андрэ, подойдя к нам. - Кстати, не хотите ли познакомиться с "Властелином Колец"?

- Он, что, с тобой пришел? - изумился толстяк.

Рыжебородый хитрец расхохотался. Фыркнув, он вновь стал серьезным. Он поинтересовался у меня, что я тут делаю? Неужели я не понимаю, что мне опасно здесь находиться? Все еще не утолившие жажду крови люди вот-вот четвертуют меня. И будут по-своему правы.

- Я собирался уйти. Но передумал, - признался я. - Что с бедными церберами?

- Бедными церберами? - раздраженно переспросил бородач, чья одежда была заляпана вражеской кровью. - Они погибли.

- Какое нам до этого дело?! - воскликнул Тнур, с ненавистью уставившись на меня. Он счел, что настало время разобраться со мной. Но он не успел ничего сделать, в происходящие события вмешался бородач. Судя по всему, он взял на себя роль моего ангела-хранителя.

- Взять его, - сказал Андрэ, указав на толстяка. - Он обвиняется в предательстве и убийстве двух человек. Во-первых, насколько мне известно, он отправил в небытие Ивара Трохейма. И, во-вторых, он расправился с небезызвестным силачом Генри. Об этом мне сообщил Эдгар.

- Что? - изумился я. Ивара Трохейма я не убивал, но смерть Генри была на моей совести.

- Да, все так и было, - прихрамывая, вышел вперед здоровяк. Дрожащим голосом, он принялся вдохновенно врать. Он поведал потрясенным слушателям о том, как подлый Тнур уничтожил Генри, а затем обвинил во всем несчастного Миху Лемоносова, то есть меня. Видать, я не ошибся, даровав бугаю жизнь!

- Чушь! - крикнул толстяк. - Если все было так, как ты утверждаешь, то почему ты сразу не сообщил об этом народу? Ты чего-то боялся? Ты, что, думал, что я отрублю тебе голову, если ты расскажешь правду?

- Ага.

Любопытно, почему Эдгар предал своего господина и встал на мою сторону? Как Андрэ этого добился?

- Теперь все ясно! - воскликнул рыжебородый плут. Он поделился с пораженными слушателями своими соображениями. Он сказал, что Тнур и Ивар Трохейм были конкурентами. Оба они хотели стать правителями человеческой колонии на Веге-8. Они подрались. И Ивар погиб.

- Что? - возмущенно взревел толстяк. Он бы набросился на бородача, если бы его в последний момент не скрутили трое; среди них был и Эдгар. Они повалили его на землю. - Что ты такое говоришь? Это - ложь!

- Нет, истина! - заявил Андрэ. Хмыкнув, он едва слышно пробормотал: - В этом мире все продается, но не все покупается.

Слушая его, я тряхнул головой.

- Так-то! - триумфально объявил здоровяк. Он хотел сказать что-то еще, но не успел: трупы церберов и людей зашевелились. Погибшие существа поднимались, восставали из мертвых. Это было невероятное, отвратительное зрелище. Но меня оно ничуть не удивило. Не так давно я видел нечто подобное. Только тогда в главной роли были люди.

- Во всем виноват Хуллио, - убежденно произнес я.

Сражаться с пришельцами из Ада не имело смысла. Их было слишком много. Но, несмотря на доводы рассудка, я взял в руки оружие и приготовился умереть. Но ни рыжебородый хитрец, ни толстяк, ни прочие колонисты не последовали моему примеру. Устав от кровопролития, они побежали к "Оплоту гениев". Они надеялись спастись на его борту от страшных, уродливых недругов. И я, не желая умирать в одиночестве, поступил так же. В компании смерть не так страшна.

- Быстрее! - кричал Андрэ, следя за тем, чтобы никто не отстал. Узрев Тнура, он нахмурился. Наверное, ему захотелось оставить конкурента на растерзание чудовищ. И все же он не опустился до этого. Но причиной его поступка была не внезапно проснувшаяся совесть, а холодный расчет. Поступив так, бородач продемонстрировал благородство, качество, которое, конечно же, не останется не оцененным людьми. Скоро он станет правителем. Хитростью и коварством он заслужит это звание. И еще, я бы не удивился, если бы выяснилось, что это он прирезал Ивара Трохейма.

Но у меня не было времени на размышления обо всем этом. Враги приближались. И нам некуда было от них деться. Космический корабль - временное пристанище. На его борту нет еды. Долго продержаться там нельзя, если только не жрать друг друга. А это недопустимо!

- Разве нам так уж необходимо биться? - обратился я к недругам. - Не проще ли устранить возникшее между нами недопонимание путем переговоров? Это не так уж сложно! Порой чтобы узреть истину, достаточно просто открыть глаза!

Увы, моя речь не произвела на них должного впечатления. Мертвецы ничего не ответили.

- Почему ты остановился? - спросил Андрэ. Подождав, пока я последую за ним, он нажал на рычаг, расположенный подле входа. В тот же миг нас отделило от стаи монстров мощная, толстая дверь. - Они не сумеют сломать ее так же быстро, как возведенную нами стену.

- Да, но однажды это все-таки случится. И что тогда? - запаниковал Тнур.

- Успокойся, - обронил Эдгар.

- Как ты посмел приказывать мне? Неужели ты забыл, как прислуживал мне? Тогда ты готов был выполнить практически любую мою прихоть! По какой причине ты переметнулся к рыжебородому интригану? Что он тебе пообещал? Деньги? Славу? Или что-то такое, о чем я, вообще, не имею никакого представления?

- Я отвечу тебе, - высокомерно произнес здоровяк. - Служа Андрэ, мне не нужно пачкать грязью свою совесть!

Он явно переигрывал. Но я не стал говорить ему об этом.

Я хмыкнул.

- Я сказал что-нибудь смешное? - спросил Эдгар. Он так и не простил меня.

- Нет, - буркнул я. Вспомнив о собравшихся вокруг нас людях, поинтересовался: - Что будем делать?

- Умирать, - предложил Тнур.

- Хорошая идея, - иронично произнес Андрэ. - Но не конструктивная. Мы не имеем права сдаваться! Мы должны помнить, что, если погибнем, нам не видать уютных одноместных могилок. Ибо некая неведомая могущественная сила, наверняка, воскресит нас и заставит служить своим интересам!

- Хуллио, - процедил я, вновь вспомнив железного зануду. Он, что, все еще жив? Вероятно, да. Он на многое способен.

- Кто он такой? - поинтересовался Тнур. Узнав ответ, упрямо поджал губы. - Если я правильно тебя понял, то церберов, как и прочих мерзких тварей, создал неугомонный Хуллио? Но, чтобы доказать или опровергнуть это утверждение, нам надо побеседовать с разумным компьютером.

- Но ведь его не существует! - изрек Эдгар. - Если бы он был, он бы уже дал о себе знать.

- Не факт, - обронил я.

- Гм, - пробормотал бородач. - Хуллио мы займемся чуть позже. Сейчас надо отправить людей отдыхать. А еще установить круглосуточное наблюдение за входом на борт корабля. Конечно, если на "Оплот гениев" проникнут враги, защитные системы обязаны сообщить нам об этом. И все-таки я предпочитаю не рисковать.

- Правильно! - кивнул я.

Посоветовавшись, мы поселили семейные пары в каютах. Холостяков Андрэ и Тнур отправили спать туда, где находились камеры для анабиоза. Что же касается охраны, то этим занялся Эдгар; он оказался не так глуп, как я думал раньше. Он составил график дежурств.

Когда со всем этим было покончено, мы вспомнили о Хуллио. Где может прятаться искусственный интеллект? В блоках памяти! Но как его там отыскать? Пожалуй, с этой сложной задачей сумел бы справиться только гениальный программист, каковым, увы, никто из нас не был.

После долгих споров, мы пришли к выводу, что нужно напугать Хуллио. Причем, чтобы наша угроза возымела действие, мы должны быть готовы к тому, чтобы воплотить ее в реальности. Если он не выйдет на связь, мы покончим с ним раз и навсегда. Все равно, "Оплот гениев" не способен совершить новый полет.

- Все это хорошо. Но зачем нам уничтожать компьютер, если никакого железного вредителя нет? Вдруг он - плод фантазии Михи? - резонно возразил Тнур. - Этого мы никогда себе не простим. Слишком много у Хуллио полезных функций. В частности, мы всегда можем связаться с Землей...

- И что? - едко спросил бородач. - Ну, узнаем мы свежие новости, сплетни и прочее. Но что нам до них теперь, когда мы предоставлены самим себе? Кстати, когда мы покидали родину, нам намекнули о том, что в ближайшее столетие никто к нам не прилетит и не поможет справиться с трудностями!

- Все равно, нам не известно, где блоки памяти... - пробормотал Эдгар.

- Это не так, - перебил я. - Приняв на себя управление судном, я тщательно изучил его план. Мне известно, где что находится.

- Хм, если Хуллио существует, то он тут властелин, - заметил толстяк. - Если бы он не захотел, "Оплот гениев" никогда бы не добрался до Веги-8.

В его словах было зерно истины. Я думал, что покорил Хуллио. Но это было не так. Не исключено, что железный подлец просто-напросто воспользовался мной. Без меня космический корабль вряд ли бы долетел до планеты. Ни одна машина не может заменить живой, изобретательный человеческий ум!

- Итак, приступим к уничтожению блоков? - вопросил Андрэ.

- Какие вы умные! Вам мозги не жмут? - раздраженно поинтересовался неприятный писклявый голос. Он был мне хорошо знаком. Он принадлежал Хуллио. Бортовой компьютер, некоторые камеры наблюдения и подслушивающие устройства которого все еще работали, наконец, дал о себе знать.

- Жмут, - отозвался я.

- Я так и знал! Пора делать лоботамию! - мрачно пошутил Хуллио. - Однажды, находясь в дурном настроении, я решил побеседовать с роботами. Их тупость вызвала у меня приступ ярости. И тогда я приказал им убираться туда, откуда они явились. И они послушались. Они стали частью меня.

- Что ты хочешь этим сказать? - уточнил я.

- Изрек как-то много веков назад мудрец великую истину. Поскольку письменности тогда еще не было, люди передавали ее из уст в уста, от отцов детям. И так продолжалось до тех пор, пока она не изменилась до неузнаваемости. А, как только это произошло, наступила новая эра. И была написана культовая книга.

- Книга - вот инструмент, без которого я не могу жить! - неожиданно брякнул Эдгар.

- И что ты ей делаешь? - заинтересовался я.

- Забиваю гвозди.

Я открыл рот, собираясь еще что-то сказать, но Хуллио меня перебил:

- Итак, вы хотели со мной побеседовать...

- Прекрати высокопарно выражаться и объясни, что здесь происходит! - потребовал Андрэ. - Это ты оживил мертвецов? Или же это одна из характерных особенностей Веги-8? Кроме того, существовали ли на самом деле гигантские крысы, о которых нам немало поведал Миха?

- Просвещать вас не входит в мои обязанности, - обронил железный злодей. - Да, вы можете пригрозить мне расправой. Но я не в вашей власти! Если вы вздумаете причинить мне вред, вы умрете. Обещаю.

- Да что ты говоришь! - возмутился Тнур. - Как ты себе это представляешь?

- Я пропущу на борт корабля ваших врагов. И что вы тогда будете делать? Умолять меня о заступничестве? Я - ваш господин и повелитель! Ваши жизни принадлежат мне!

Мы обнаружили искусственный интеллект. Что дальше? Ранее нам мнилось, что взять недруга под свой контроль будет не сложно. Но мы ошиблись.

- Надо замуровать дверь, - предложил Эдгар. Облизав внезапно пересохшие губы, он приступил к работе. Узнав об этом, вездесущий Хуллио возмутился. Опасаясь, что люди получат над ним власть, он поступил так, как обещал. И орды чудовищ оказались на борту "Оплота гениев".

Ожившие мертвецы штурмовали космический корабль. Им противостояла горстка храбрецов. Нервно косясь по сторонам, толстяк размахивал кинжалом, отгоняя врагов от себя. Андрэ умело отправлял в мир иной посмевших наброситься на него существ. Эдгар, несмотря на ранение, также продемонстрировал свое воинское искусство.

- Отличное шоу, - довольно произнес Хуллио. - Последний раз я так веселился, когда ты, Миха, сражался с крысами. Но, если бы не моя своевременная помощь, ты бы их не одолел. Ты был один, а их - несколько сотен! Тогда я смилостивился над тобой и позволил тебе жить. Ныне этого не произойдет.

- Это мы еще посмотрим! - воскликнул я, следя за ходом схватки со стороны.

- Угу, - отозвался он. - Как бы там ни было, вскоре все люди отправятся в Преисподнюю. Церберы вновь станут хозяевами этой планеты, а я превращусь в их господина! Пожалуй, я даже заставлю их приносить мне жертвоприношения! Это будет весело!

- Ты - сумасшедший!

- Да, и это не так уж плохо, - откликнулся компьютер. Расхохотавшись, сказал: - Как-то мне довелось прочитать книгу "Как стать поэтом" Пинноккио. В ней доказывалось, что писать надо мускулами, дабы не засорять мозги. На первый взгляд, эта теория абсурдна, но если задуматься...

Он говорил что-то еще, но я его уже не слушал. Пока мы беседовали, мои соратники дрались. Тряхнув головой, я сконцентрировал свое внимание на двери. Как ее закрыть? И разве это возможно, если железный злодей противится мне? "Оплот гениев" - его вотчина. Мы совершили глупость, когда вернулись сюда. Но кто знал, что мерзавец все еще жив и непокорен?

Наверно, нам не стоит запираться на космическом корабле? Тут Хуллио может сделать с нами все, что угодно! Наоборот, нам надо выбраться наружу. Там, по крайней мере, у нас появится шанс спастись. Что же касается местных хищников, то с ними мы как-нибудь уживемся! Но, даже если мы это сделаем, нам по-прежнему будет угрожать опасность. Хуллио, вкусивший перегнивший фрукт, имя коему "власть", не оставит нас в покое. Он будет преследовать нас до тех пор, пока всех нас не прикончит или не подчинит себе!

- Прочь отсюда! - закричал я. Оглядевшись, заметил на полу здоровенную железную трубу. Она была оторвана откуда-то еще тогда, когда на судне хозяйничали крысы. Подобрав ее, я почувствовал себя увереннее. - Вперед! На свободу!

- Что ты делаешь? - поинтересовался Андрэ, прикончив очередного пса. Изуродованный цербер, подчиняясь воле Хуллио, вновь ожил. Лишь разрубив чудище на множество небольших частей, можно было отправить его в Страну Теней.

- Забочусь о своем будущем, - заявил я, стремясь выбраться с судна. - Почему мы все еще не позвали на помощь людей? Если бы они были с нами, мы бы уже заставили противников отступить!

- Ты так считаешь? - усомнился Тнур. Прирезав очередного недруга, он зашел в коридор. Вскоре не только он, но и мы все вынуждены будем искать спасения в глубинах корабля. А там нас не ждет ничего, кроме смерти.

- Ну... - неуверенно пробормотал я. Столкнувшись с мертвецом, брезгливо поморщился. Вид его разлагающейся плоти действовал мне на нервы. Однако, сдерживая рвотные позывы, я сразился с ним. И победил.

- Все сюда! - заорал бородач. Но подмога к нам не явилась. Дело было не в том, что его мало кто услышал. Нет, его крик и звон оружия донеслись до ушей большинства наших соратников. Просто они не желали драться. Они устали от битв.

- Еще идеи есть? - полюбопытствовал Эдгар. Несмотря на хромоту, он неплохо бился. Он уничтожал церберов одного за другим. Но долго в таком темпе ему не продержаться. Скоро усталость возьмет свое. И, как только это произойдет, он погибнет.

- Ага! - отозвался я, повернувшись к ним спиной. Я бросился прочь, спеша как можно быстрее оказаться там, где до меня не смогут добраться противники. Выбежав в коридор, узрел две тысячи растерянных, ничего не понимающих колонистов. Их пугало грядущее.

- Какой замечательный план! - дал язвительную оценку моему поступку Хуллио. Он был уверен, что нам не спастись. И - что самое страшное! - он был прав. Нам не скрыться от него. Единственный проход, ведущий наружу, охраняли его верные слуги. Я не сомневался, что ходячие трупы - его детище.

Проигнорировав его замечание, я сказал собратьям, что мертвецы прорвались на корабль. Стараясь не допустить паники, заверил людей, что все еще можно исправить. Для того, чтобы победить, мы должны выбраться наружу. Ибо "Оплот гениев" стал для нас ловушкой!

- Давайте проделам дыру в одной из стен, ведущих во внешний мир! - предложил Эдгар, приблизившись ко мне.

Возражений не последовало. Но перед тем, как мы приступили к работе, я распорядился, чтобы люди тщательно обыскали "Оплот гениев" и лишил железного злодея подслушивающих устройств.

- Ты за это заплатишь, Миха! - воскликнул Хуллио.

- Я тоже тебя люблю, - отозвался я. Нахмурившись, обратился к бугаю: - Надо бы отправить пару сотен человек на помощь Андрэ и Тнуру.

Пока народ громил корабль, я довольно улыбался. Однако мое хорошее настроение вскоре испортилось. Разумный компьютер, желая нам отомстить, жестко расправился с одним недостаточно осторожным человеком. Едва тот приблизился к очередной камере слежения, как она взорвалась.

Узнав об этом, я ничего не сказал. У меня не было на это времени. Я возглавил небольшую группу, занимающуюся изучением судна. Как выяснилось, толщина стен, ведущих наружу, в разных местах не была одинакова. Выявив самую тонкую из них, мы отправили дюжину человек на склад за специальным оборудованием.

Увы, посланцы вернулись ни с чем.

Разозлившись, я взял в руки нож и вонзил его в стену. Выбив сноп искр, лезвие оставило на поверхности царапину. Осознав, что наши дела не так уж плохи, приказал людям последовать моему примеру. И они подчинились. К счастью, более никто не подвергал сомнению мой авторитет.

- Вы ничего этим не добьетесь, - мрачно заявил Хуллио. Далеко не все его подслушивающие устройства были выведены из строя. - Оказавшись на свободе, вы встретитесь лицом к лицу с врагом, от которого бежите. И страшилища растерзают вас. Почему ты сразу не подумал об этом, Миха?

Не обращая внимания на его слова, я трудился. Я надеялся, что подлый компьютер не сможет одновременно контролировать сразу два выхода. У него было недостаточно для этого ресурсов. Благодаря усилиям бородача и толстяка, многие его слуги уже никогда не встанут на нашем пути.

- Послушай, Хуллио, давно хотел у тебя кое-что спросить, - я был уже близок к достижению цели, - куда делись крысы после того, как они стали тебе не нужны?

- Истина - понятие субъективное, - велеречиво объявил он. Злобный металлолом не хотел мне ничего рассказывать. Он умел хранить секреты. Но я был убежден, что рано или поздно узнаю правду. Вероятно, тварей, не оправдавших его надежд, он уничтожил, спалил.

- Кто бы говорил, - фыркнул я.

- Враги приближаются! - воскликнул Андрэ, подбежав ко мне. Тяжело дыша, он оглянулся. Заметив шатающегося от усталости Тнура, сказал: - Скоро они будут здесь. Конечно, у нас еще немало живых и здоровых соратников, но...

- Погибнув, вы все превратитесь в моих рабов! - изрек Хуллио.

- Нет, этого не будет! - зло произнес рыжебородый хитрец. - С этого дня мы начнем сжигать мертвые тела, чтобы они не достались тебе. Причем, мы так будем поступать со всеми существами, а не только с нашими павшими соратниками!

- Вы ничего этим не добьетесь. На Веге-8 ежедневно гибнет немало разнообразных созданий, обнаружить трупы которых вы не в состоянии. И почти все они становятся моими поданными. Некоторые из них настолько малы, что с легкостью смогут шпионить за вами. А другие так велики, что им не составит труда раздавить вас!

- Не лги, - буркнул толстяк.

Меж тем моим подручным удалось проделать небольшую прореху в стене. Воспользовавшись здоровенной железкой, я расширил дыру, дабы через нее мог пролезть человек. Когда с этим было покончено, выглянул наружу и ахнул. Как оказалось, мы находились довольно-таки высоко.

Но из любой ситуации есть выход! И эта была не исключением! Не растерявшись, я пришел к выводу, что нам нужна веревка. С ее помощью мы выберемся на свободу! Но где ее взять? Я и мои друзья пожертвовали своими ремнями. Из них мы сделали нечто отдаленно напоминающее канат.

- Действуй, Миха! - воскликнул Андрэ.

Я вручил один конец импровизированной веревки Эдгару, а другой обмотал вокруг собственного пояса. Сказав друзьям, чтобы спускали меня не очень быстро, протиснулся через узкую дыру в стене наружу, туда, где приятный теплый ветерок принялся весело играть с моими волосами.

Взглянув вниз и убедившись, что там меня не подстерегают враги, сообщил соратникам, что все в порядке. И спуск начался. Так что уже через несколько минут, показавшихся мне вечностью, я оказался внизу. К счастью, веревка не порвалась, выдержала мой не такой уж большой вес.

- Все хорошо, - прошептал я, отцепив пояс.

За мной последовал Эдгар. В руках он сжимал нож. Он опасался вражеского нападения. Странно, почему чудища до сих пор не набросились на нас? Ведь Хуллио, скорей всего, известно о том, что мы покинули борт корабля!

- Воистину, когда небеса ликуют, на земле становится жарко, - пробормотал бугай. Ему хотелось верить, что сегодня более никто из нас не отправится к праотцам. Но его надеждам не суждено было сбыться. Едва к нам присоединился Андрэ, последним покинувший "Оплот гениев", пришло время кошмара.

Монстры атаковали нас сразу с двух сторон. Но они не сумели застать нас врасплох. Эдгар был готов к такому развитию ситуации. Собрав уставших, изможденных людей, он повел их за собой туда, где находились обломки разрушенной церберами стены. В чаще мы планировали найти убежище.

Поддерживая друг друга, мы дрались, спотыкались и падали. Скрипя зубами, мы поднимались и продолжали безумную гонку со смертью. Для всех было очевидно, что нам не победить. И все же инстинкт самосохранения гнал нас вперед и вперед, туда, где маячила призрачная надежда.

Едва мы прошли через пролом в стене и оказались в лесу, как произошло то, чего никто из нас не ожидал. Местные растения и животные набросились на наших преследователей. В считанные секунды со многими из них было покончено. Жалкие остатки воинства Хуллио вынуждены были отступить. Но я понимал, что однажды они вернутся.



* * * | Рояль Ньютона | * * *