home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


24 июня

Опять эти гаврики ушли в гараж. Сказали, что сегодня будут продувать жиклер. Снова вернулись поздно и было видно, что продули они бутылки две, не меньше. Досталось ли чего-нибудь жиклеру — не знаю. Тут я озверела, позвонила маме и доложила ситуацию. Мама озверела еще больше меня, бросила трубку и через 15 минут была уже у нас. Как она так быстро доехала — не представляю. От них до нас на такси не менее получаса ехать. А за 15 минут можно только на реактивном самолете долететь.

При виде пьяных папы с Димоном, которые пытались добыть текилу из нашего кактуса, мама сказала, что ремонт в их квартире закончен, поэтому она должна забрать папу с собой, чтобы проверить крепость стен. Папа горестно застонал, как баран, которого ведут на бойню, вцепился руками в косяк и стал просить Димку, чтобы он его не отдавал. Димка попытался было вступиться за тестя, но поймал стальной взгляд мамы, поэтому забился в угол и оттуда только прокричал: «Держись, Пал Иваныч, я завтра весь гараж под ружье подниму». Мама оторвала папу от косяка по частям, после чего утащила домой.

Димон посмотрел на меня с ненавистью и сказал, что я — предательница рода человеческого и что из-за меня он теперь никогда не продует жиклер, потому что только Павел Иванович мог дунуть так, что жиклер вместе с карбюратором улетал аж до соседнего гаража. Как выяснилось, ему за каждый таким образом продутый жиклер в гараже платили по стакану, а Димка выступал в качестве папиного импрессарио, удерживая в свою пользу каждый третий стакан. А из-за меня, сказал Димка, вся эта идиллия закончилась.

Я сказала, что завтра у нас с ним будет большой разговор, и чтобы он шел спать, потому что завтра он мне нужен в форме. Димон сказал, что ни в жисть не оденет никакую форму, пошел в ванную и заснул там, сидя на унитазе.


22 июня | Дневник Катюши |