home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



тик

Сьюзен и Гармония вышли из дверей, вырубленных в скале. Тропика вела сквозь заросли рододендрона к выходу из долины. Солнце касалось горизонта, а воздух, не смотря на то, что довольно близко стелились снежные поля, был теплым.

На краю долины ручьи водопадом скатывалась с обрыва, и летели так долго, что по приземлении больше напоминали дождь. Сьюзен забралась на скалу и уселась на ней, поджидая спутницу.

— До Анк-Морпорка далеко, — сказала Гармония.

— Нас подбросят, — сказала Сьюзен. Первые звезды начли появляться на небе.

— Звезды очень милые, — сказала Гармония.

— Ты на самом деле так считаешь?

— Я научилась так думать. Так думают люди.

— Таков порядок вещей, я хочу сказать, бывают моменты, когда ты смотришь на вселенную и думаешь: «А как насчет меня?», и слышишь, как вселенная отвечает: «Ну, и что насчет тебя?»

Гармония обдумала это.

— Ну, и что насчет тебя? — сказала она.

Сьюзен вздохнула.

— Вот именно, — она вздохнула вновь. — Ты не можешь думать только об одном человеке, когда спасаешь мир. Ты должен быть холоднокровным, расчетливым ублюдком.

— Звучит так, будто ты цитируешь кого-то, — сказала Гармония. — Кто сказал это?

— Один полный идиот, — ответила Сьюзен. Она попыталась переключиться на что-нибудь другое и добавила. — Мы не расправились со всеми. Там еще остались Ревизоры.

— Это не важно, — спокойно сказала Гармония. — Посмотри на солнце.

— Ну?

— Оно садиться.

— И…?

— Это означает, что время в мире движется. Тело берет свое, Сьюзен. Скоро мои… мои бывшие коллеги, сбитые с толку и скрывающиеся, устанут. Им захочется спать.

— Я слежу за ходом твоих мыслей, но…

— Я безумна. Я знаю. Но когда это случилось со мной в первый раз, я ощутила такой ужас, что не могу передать. Можешь себе представить, на что это похоже? Интеллект, которому биллионы лет, в теле обезьяны, произошедшей от крысы, что когда-то была ящерицей? Можешь вообразить себе нечто, не поддающееся никакому контролю, выходящее из темных углов сознания?

— О чем ты?

— Они умрут во сне.

Сьюзен обдумала это. Миллионы и миллионы лет совершенного мышления, логики — и тут темное прошлое человечества в одно мгновение изливает на тебя весь свой ужас. Она почти жалела их. Почти.

— Но ты ведь не умерла, — сказала она.

— Нет. Я думаю, я… другая. Ужасно быть другой, Сьюзен. У тебя не было романтических мыслей, связанных с этим мальчиком?

Вопрос появился из ниоткуда и от него не было спасения. На лице Гармонии не было написано ничего, кроме нервического беспокойства.

— Нет, — сказала Сьюзен. К несчастью, Гармония еще не постигла смысла некоторых тонкостей человеческого общения, вроде тона голоса, звучащего как «Перестань вести этот допрос сейчас же, или огромные крысы будут глодать тебя день и ночь».

— Я сознаю, что испытывала к нему странное чувство относительно него… той части, что была часовщиком. Иногда, когда он улыбался, он был нормальным. Я хотела помочь ему, он казался таким замкнутым и одиноким.

— Тебе не следует сознаваться в таких вещах, — резко сказала Сьюзен. — Откуда, кстати, ты узнала слово «романтика»? — спросила она.

— Я нашла несколько поэтических книг, — Гармония выглядела смущенной.

— Правда? Никогда не доверяла этому, — сказала Сьюзен. Огромные, гигантские, голодные крысы.

— Я считаю поэзию самым любопытным явлением. Как слова на бумаге могут обладать такой силой? Нет сомнений, что быть человеком невероятно трудно и этого не постигнуть за одну жизнь, — печально сказала Гармония.

Сьюзен почувствовала укол вины. В конце концов, это не вина Гармонии. Люди, пока растут, учатся всему тому, что не написано в книгах. А Гармонии не пришлось расти.

— Чем собираешься заняться теперь? — спросила она.

— У меня довольно человеческие стремления, — сказала Гармония.

— Ну, если я чем-то могу помочь…

Позже она поняла, что это была одна из тех фраз, вроде: «Как дела?», которые не принято понимать буквально, как настоящий вопрос. Но Гармония еще не научилась этому.

— Спасибо. Ты действительно можешь помочь.

— Ух, хорошо, если…

— Я хочу умереть.

Из заката галопом вылетели несколько всадников и понеслись к ним.


предыдущая глава | Вор Времени | cледующая глава