home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


тик

Освещая ночь, на развалинах зажглись маленькие огоньки. Хотя большинство домов было разрушено, Сото считал, что на этот раз мир «сшили» гораздо лучше.

Он сидел на обочине перед своей миской для подаяния и внимательно наблюдал. Конечно, для Монаха Истории существовало множество более интересных и сложных путей оставаться незамеченным, но он взял на вооружение метод «миски подаяния» с тех пор как Лю-Цзы показал ему, что люди никогда не замечают тех, кто просит у них денег.

Он смотрел, как спасатели вытаскивают тела из домов. Сначала они решили, что одно было ужасно изуродовано взрывом, пока оно не село и не объяснило, что его зовут Игор и что, к тому же, он совсем не плохо для Игора выглядит. Другое было опознано им как доктор Хопкинс из Гильдии Часовщиков, который чудесным образом оказался цел.

Однако Сото не верил в чудеса. К тому же у него были некоторые подозрения насчет апельсинов, усыпавших руины дома, насчет доктора Хопкинса бормотавшего что-то насчет добычи из них солнечного света, и насчет своих маленьких сверкающих счет, которые подсказывали ему, что здесь произошло нечто чудовищное.

Он решил составить доклад и посмотреть, что скажут парни из Ой Донга.

Сото подобрал свою миску и направился по сети городских улиц обратно к своему опорному пункту. Он не слишком беспокоился о безопасности: время, проведенное здесь Лю-Цзы, стало быстрым ликбезом для горожан подкрадывающегося типа. Эти люди Анк-Морпорка уже знали о Первом Правиле.

По крайней мере, до сих пор знали. Три фигуры вынырнули из тени, и одна из них взмахнула тяжелым топором, который мог прийти в соприкосновение с головой Сото, если бы он не уклонился.

Он, конечно, привык к таким вещам. Это были случайные, плохо обучаемые индивиды, но они не представляли угрозы, с которой не могло бы справиться аккуратное нарезание.

Он распрямился, готовясь проложить себе дорогу отсюда, когда толстый локон черных волос упал на его плечо, скользнул по робе и шлепнулся на мостовую. Все произошло беззвучно, но выражение появившееся на лице Сото, когда он перевел свой взгляд от срезанных волос на напавших на него людей, заставил их отшатнуться. Даже сквозь кровавую пелену ярости он увидел, что они были одеты в перепачканные серые мантии и выглядели даже более сумасшедшими, чем обычные люди из подворотни; они были похожи на сбрендивших бухгалтеров.

Один из них потянулся к его миске.

У всех в жизни есть условное выражение, некое маленькое невысказанное добавление к правилу, вроде: «пока я по-настоящему не буду вынужден» или «пока никто не видит» или «если первая не окажется с нугой». Веками Сото жил с убеждением святости любой жизни полной бесполезности насилия, но его личное условное выражение звучало как: «Только не волосы. Никто не трогает волосы, ясно?»

Но даже так, у всех должен быть шанс.

Нападавшие попятились от миски, которую он бросил в стену. Потайные лезвия вонзились в дерево.

Миска начала тикать.

Сото побежал прочь по улице, скользнул за угол и оттуда закричал: «Ложись!»

К несчастью для Ревизоров, он опоздал на короткую, очень короткую долю секунды, увы…


предыдущая глава | Вор Времени | cледующая глава