home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 1

– Городской совет Денвер-Сити единогласно проголосовал за шестипроцентное увеличение налогов в наступающем финансовом году. Решение это обусловлено…

– Замечательно, – проворчала Кэтрин. – Только этого нам и не хватало, еще одной дырки в бюджете. – Она сунула щетку для волос в ящик и потянулась за флакончиком лосьона, стоявшим на туалетном столике в ванной. Поставив длинную стройную ногу на банкетку и щедро плеснув в ладонь из флакончика, она стала втирать смягчающий лосьон в кожу Но тут ее внимание снова привлек голос из радиоприемника, что стоял на тумбочке возле кровати в смежной с ванной спальне.

–..попытка вооруженного ограбления магазина сантехники была пресечена сегодня силами полиции Денвера. Отряд бойцов спецподразделения окружил здание…

А налоги все выше и уровень преступности тоже… Да, на замечательной ноте заканчивается сегодня день, мрачно подумала Кэтрин и принялась чистить зубы.

Неужели и сегодня ей предстоит провести ночь в горьких размышлениях, мучаясь от жалости к самой себе? Подобный самоанализ был не в ее характере, но изредка она все же прибегала к нему – всякий раз, когда ею овладевали приступы меланхолии.

Как славно было бы пожелать кому-то спокойной ночи. Тому, с кем делишь комнату, пространство, вдыхаешь тот же воздух, слышишь те же звуки… Тому? Но почему эта не существующая в природе личность непременно должна быть мужского рода? Она вздохнула. Жить в одиночестве – в этом тоже есть свои преимущества… Однако одиночество есть одиночество.

– Прогноз погоды на завтра…

Нахмурившись, Кэтрин покосилась в сторону радио. Судя по тону, этому диктору программы ночных новостей изрядно надоело говорить с самим собой. Интересно, думает ли он о людях, которым рассказывает новости? Чувствует ли их одиночество и стремится ли облегчить его своей бойкой болтовней?

Впрочем, голос у него приятный. Хорошо поставленный, отчетливый, но… какой-то стерильный. Его небрежная скороговорка напоминала репетицию, безликую и отрешенную.

Боже! Ну что за настроение у нее сегодня, укорила она себя, накинула халат и вышла из ванной. Возможно, теперь, когда Мэри вышла замуж, следует завести компаньонку, поселиться с какой-нибудь подругой, размышляла Кэтрин, расхаживая по дому и проверяя все напоследок перед тем, как выключить свет.

Кэтрин любила свой старый дом. Отец умер, когда ей едва исполнилось шесть; мать тянула все хозяйство на себе, умудрилась вырастить ее, Кэтрин, и младшую сестренку Мэри на скудную зарплату почтовой служащей. Вдове, разумеется, приходилось туго, зато вынужденная умеренность во всем приучила девочек жить экономно.

Кэтрин проверила дверные замки и выключила свет в гостиной. Идея поселить в доме компаньонку уже не казалась столь привлекательной. Они с Мэри прекрасно ладили все эти три года, со дня смерти матери. Но Мэри по природе своей очень жизнерадостна, и жить с ней было легко. Вряд ли так же ей повезет с кем-то другим.

Мэри! Милая Мэри… С замужеством жизнь ее переменилась отнюдь не в лучшую сторону. Нет уж, спасибо, кисло подумала Кэтрин. Она останется независимой и будет сама справляться с этими короткими, но мучительными приступами одиночества.

– Эта информация только что поступила к нам и…

Кэтрин уже потянулась было к радиоприемнику, чтобы включить будильник, но тут же отдернула руку и, словно ушам своим не веря, уставилась на полированный ящик, блестевший хромированными деталями, прислушиваясь к тому, что говорит диктор.

–..вечером Питер Мэннинг, известнейшая фигура в деловом мире Денвера, трагически погиб за рулем собственного автомобиля. Потеряв управление, машина врезалась в бетонное ограждение, разделяющее полосы движения. По сообщению полиции, машина мистера Мэннинга мчалась по шоссе с недопустимо высокой скоростью. Водитель скончался на месте, не приходя в сознание. Во время этого трагического инцидента погибла также женщина, сидевшая рядом с водителем. Личность ее пока не установлена. Питер Мэннинг был сыном…

Кэтрин подпрыгнула – рядом с ней пронзительно зазвонил телефон. Сделав несколько глубоких вдохов, она дрожащими пальцами сняла трубку и, прижимая ее к уху, опустилась на постель.

– Да? – хрипло произнесла она.

– Мисс Эдамс?

– Да.

– Это Элси. Я работаю у Мэннингов. Мы с вами виделись…

– Да, Элси, я вас помню. Как моя сестра? – с тревогой спросила Кэтрин.

– Именно поэтому я и звоню, мисс Эдамс. Вы… слышали, что произошло с мистером Питером?

Служанке вовсе не обязательно было говорить, что официального уведомления ей, Кэтрин, никто не посылал, но тем не менее она подтвердила, что знает о гибели Питера.

– Так вот, у нас тут такое творится! Миссис Мэннинг бьется в истерике, кричит, плачет. Мистер Мэннинг чуточку получше. А в дом набежала целая толпа репортеров и фотографов, толкутся тут, размахивают камерами и микрофонами, щелкают вспышками…

– Как Мэри? – нетерпеливо перебила ее Кэтрин.

– Я как раз и собиралась сказать. Когда пришел полицейский и сообщил о катастрофе, они все сидели в гостиной. А когда он сказал, что там, в машине, с Питером находилась какая-то женщина и тоже погибла, миссис Мэннинг обернулась к мисс Мэри… Бедняжка, она всегда такая милая, наша мисс Мэри… Так вот, обернулась и стала на нее орать. Она говорила ей такие ужасные вещи, мисс Эдамс! Ну, что если б мисс Мэри была лучшей женой, то Питер никогда не стал бы искать себе…

– О, прошу вас, Элси! – взмолилась Кэтрин. – Лучше скажите, Мэри в порядке?

– Нет, мисс Эдамс, в том-то и дело, что нет. Она побежала к себе, наверх, чтоб не слышать миссис Мэннинг. И никто, ни одна душа не обратила на нее внимания, и это при ее-то состоянии! Тогда я поднялась к ней проведать и увидела, что у нее кровотечение, мисс Эдамс.

– О Господи!..

– Да, и еще мне кажется, у нее начались схватки. Вот я и подумала, что надо бы вам сообщить, потому как у нас просто никому нет до нее дела. Все они думают только о…

– Так, Элси, слушайте меня внимательно. Вызовите «скорую». И немедленно, слышите, немедленно отправьте Мэри в больницу. Я позвоню ее гинекологу. И никому не говорите, что собираетесь делать. И если даже понадобится выводить Мэри через черный ход на кухне, выводите! Самое главное – как можно скорее отправьте ее в больницу. Поняли?

– Да, мисс Эдамс. Мне всегда так нравилась ваша сестра, и я подумала, что…

– Ладно, сейчас не до того, Элси! Просто вызовите «скорую». Немедленно! – Кэтрин раздражала болтливость Элси, одна надежда, что девушка все же отправит Мэри в больницу.

Кэтрин нажала на рычаг и после долгого перелистывания телефонной книги – казалось, алфавит вдруг вылетел из головы, и она чертыхнулась – нашла наконец нужный номер и позвонила врачу. Дозвониться удалось только в приемную, и она уведомила дежурную о состоянии сестры. Та обещала немедленно связаться с врачом и попросить его срочно приехать в больницу.

Действуя почти бездумно, автоматически, Кэтрин скинула халат и ночную рубашку и бросилась к гардеробу. Натягивая джинсы, она на чем свет стоит кляла Мэннингов и в особенности – Питера. Как он мог? Кто, как не он, сделал жизнь сестры несчастной, опозорил и унизил ее, оказавшись в одной машине и погибнув вместе с какой-то неизвестной женщиной? Она верила рассказам Мэри о том, что он подвергал ее и физическим оскорблениям, но неужели дело дошло до того, что теперь из-за этого Мэри родит недоношенного семимесячного младенца? Господи, помоги же ей, взмолилась Кэтрин, натягивая на себя майку и влезая в сандалии.

Даже не причесавшись и не подкрасившись, выбежала она из дома, влезла в машину и покатила к больнице. Она все время сдерживала себя, стараясь ехать медленнее, чем хотелось. Кто тогда поможет сестре, если она попадет в аварию и будет ранена или даже погибнет?

Ах, Мэри, Мэри, ну неужели ты не видела, что за тип этот Мэннинг? Неужели тебя настолько ослепила его улыбка, сверкавшая с колонок светских новостей, что ты не догадалась, насколько все это наносное, фальшивое? Питер Мэннинг, Золотой мальчик, сын одного из богатейших и влиятельнейших бизнесменов Денвера, наследник огромного банковского состояния, недвижимости, страховых компаний и многих других предприятий, к которому со временем неизбежно должно было перейти право правления всей этой империей, стал мужем Мэри около года назад.

Сейчас Кэтрин не могла с уверенностью сказать, когда именно внимание Питера привлекла ее сестра, с которой он познакомился в художественной галерее, где та работала, чтобы иметь возможность оплачивать уроки живописи.

Он был необыкновенно учтив, внимателен, потрясающе красив, изыскан и самоуверен. Он сразил нежную, наивную, доверчивую Мэри, что называется, наповал. А затем повернулся к ней спиной и оставил лежать там, где она упала.

Но почему? С самого начала их странных отношений Кэтрин не переставал мучить этот вопрос. Да, Мэри отличалась миловидностью, но ей было далеко до ослепительных красоток и знаменитостей, с которыми Питер появлялся в свете. Зачем ему понадобилась Мэри?

Кэтрин сердито засигналила мотоциклисту, который поехал, не дождавшись зеленого света. Но раздражение ее было направлено вовсе не на этого парня, а на человека, превратившего ее веселую, счастливую, всегда жизнерадостную сестру в запуганное и безмолвное существо Со дня свадьбы едва прошло несколько месяцев, и любовь Питера к жене, в которой Кэтрин всегда улавливала какие-то неискренние, фальшиво-преувеличенные нотки, сменилась совсем другим отношением Потрясенная Кэтрин выслушивала от заплаканной Мэри одну ужасную историю за другой Физические и моральные оскорбления стали обычным делом Питера приводила в ярость беременность жены – и это несмотря на клятвенные уверения Мэри, что однажды он фактически изнасиловал ее, даже не дав принять мер предосторожности. Супружеская жизнь превратилась в настоящий кошмар Но перед окружающими Питер рисовал совсем иную картину – полного супружеского счастья В обществе родителей или друзей по загородному клубу он так и излучал любовь и преданность Мэри Это лицемерие могло бы показаться смешным если б на деле все не обстояло столь печально Кэтрин подъехала ко входу в отделение «Скорой помощи» и с облегчением заметила свободное место для парковки прямо у дверей Заперла машину и вбежала в ярко освещенный вестибюль, а через минуту услышала завывание сирены «скорой».

Они с врачом Мэри стояли в вестибюле, когда стеклянные автоматические двери раздвинулись и санитары вкатили каталку. Увидев лицо сестры, Кэтрин ахнула и тут же прикрыла рот ладошкой. Глаза Мэри были открыты, но смотрели в никуда, похоже, она не узнавала сестры. И санитары быстро провезли ее мимо Кэтрин в одну из приемных После быстрого обследования Мэри отвезли в родильную, где через тридцать минут она родила недоношенного ребенка, девочку. На лице врача, бесшумно вышедшего в коридор навстречу Кэтрин в своих хирургических тапочках на резиновой подошве, застыло озабоченное выражение.

– Состояние крайне тяжелое, мисс Эдамс. Не думаю, что она переживет эту ночь… – Кэтрин прислонилась к стене и молча смотрела на него, прижав побелевший кулак к искусанным губам. Зеленые глаза заволокло слезами, затем они покатились по бледно-абрикосовым щекам. Они ползли по лицу, увлажняя пряди медово-золотистых волос, выбившиеся из прически. – Простите за откровенность, но, полагаю, вы заслужили право знать. Она потеряла очень много крови еще до того, как попала к нам, хотя мы и сделали ей переливание… – Врач умолк, какое-то время изучающе смотрел на Кэтрин, затем мягко добавил:

– Вообще беременность протекала не совсем благополучно. Ее состояние и раньше вызывало у меня тревогу… Да, я знаю, что произошло сегодня, и мне крайне жаль мистера Мэннинга. Мне кажется, Мэри просто не хотела больше жить… – сочувственно добавил он.

Кэтрин тупо кивнула. Врач уже повернулся, чтобы идти, но тут она, схватив его за рукав, хрипло спросила:

– А ребенок?

На лице его возникло некое подобие улыбки:

– Девочка. Совсем крошечная, четыре фунта. Но полностью сформировалась. Думаю, у нее есть шанс.


Сандра Браун Безрассудная любовь | Безрассудная любовь | * * *



Loading...