home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

На следующее утро, в субботу, Джейс вдруг спросил, не хочет ли Кэтрин поехать с ним на участок.

– Попросил ребят поработать сверхурочно. Надо бы заскочить и проверить, как там у них дела. Это не надолго. Хочешь со мной?

Вся минувшая неделя прошла для Кэтрин под знаком отдохновения от повседневной утренней рутины. Поднять Эллисон, искупать ее, одеть, накормить, а затем, перед тем как отправиться на работу, отнести к Хэппи – задача не из легких. Теперь же Кэтрин никуда не торопилась и наслаждалась, зная, что может спокойно, без спешки переделать все дела.

Тем не менее сложа руки она не сидела. Разобрала шкафы, ящики и комод, освобождая место для вещей нового жильца. Правда, к концу недели изобретательность ее иссякла и она уже не знала, куда себя деть и чем заняться. Для нее, проработавшей почти всю свою сознательную жизнь, безделье казалось невыносимее самого тяжкого труда.

– Да, я бы с удовольствием, – ответила Кэтрин на приглашение Джейса. – Никогда прежде не приходилось бывать на буровой. – Каждодневное общение с Джейсом и его рассказы о работе, несомненно, расширили ее лексикон.

– А то мне ребята уже просто прохода не дают, – пожаловался он. – Вбили себе в головы, что ты – лишь плод моего воображения. Отказываются верить, что у меня и правда есть жена и малютка дочь. И не поверят, пока не увидят собственными глазами. Ну разумеется, Джим Купер возносит тебя до небес, но мало кто слушает болтовню этого малолетнего дурня.

Кэтрин метнула в его сторону испепеляющий взгляд, однако в глубине души обрадовалась, что Джейс рассказывал о ней своим товарищам по работе. Хотя чему именно тут радоваться, она вряд ли могла бы объяснить. Просто сразу потеплело на сердце, и она сидела и смотрела на Джейса через стол, наблюдая, как он завтракает. Причем завтрак он приготовил сам.

С напускной небрежностью Кэтрин спросила:

– И что же ты им обо мне рассказывал?

– Та-ак, дай подумать. Сейчас вспомню… – протянул он и задумчиво сощурил синие глаза. – Ну, сказал, что волосы у тебя цвета меда, с такими золотистыми проблесками, когда их освещает солнце. А глаза… глаза я описал, как глубокие лесные озера, в которых отражаются кроны деревьев. Потом сказал, что фигуру твою описать просто невозможно, до того хороша! Вот разве что грудь. Грудь просто необычайных размеров. Ну и, конечно, заметил, что ты вообще не носишь никакого белья, даже под облегающей майкой, а джинсы предпочитаешь самые что ни на есть узенькие, чтобы…

– Джейс! Как ты мог?! – возмутилась Кэтрин и только тут заметила лукавые искорки в его глазах. А Джейс, видя ее досаду, громко расхохотался. Кэтрин не выдержала и тоже засмеялась. Эллисон воззрилась на них с немым осуждением. – Боюсь, они будут разочарованы, увидев, что я ничуть не похожа на твое описание.

Черные его брови задумчиво сдвинулись, и он тихо ответил:

– Нет. Разочарованы они не будут. Сердце у Кэтрин замерло. С самого утра он, поцеловав ее в ванной, ни разу открыто не выразил желания сблизиться с ней. Правда, к этому времени Кэтрин уже поняла: агрессия – не его стиль. Он покорял нежностью. И на протяжении целой недели его ласки ограничивались лишь звучными чмоканьями в щеку или лоб. Кэтрин тревожило, что сдержанность Джейса заставляет ее испытывать чувство неудовлетворенности, ждать и жаждать его прикосновений.

Как-то вечером он смотрел последний выпуск новостей и попросил ее присесть рядом на диван. Кэтрин разместилась на противоположном конце, но Джейс воспротивился:

– Нет, так не пойдет, – и притянул ее к себе. Он сидел в уголке, откинувшись на подушки, и чувствовал себя, по всей видимости, очень уютно.

Кэтрин подобрала босые ноги под халатик и через некоторое время вдруг ощутила, как ей уютно и покойно рядом с ним. Она слышала ровное дыхание Джейса, чувствовала, как мерно вздымается его грудь.

Она вздрогнула, когда Джейс вдруг начал поглаживать ее по плечу. Бегло взглянула на него, но он, казалось, был целиком поглощен новостями.

В неспешных движениях его руки сквозила чувственность. Девушка сидела замерев, не в силах пошевелиться. Как-то незаметно сильные с заостренными кончиками пальцы оказались возле ее груди. Кэтрин ощущала, как они, словно и не касаясь, обрисовывают мягкий ее контур, лишь ткань халатика шуршала под прикосновениями.

Сосок у нее напрягся и затвердел от желания, а в нижней части живота разлилось приятное тепло. К концу передачи она уже сгорала от желания схватить его руку и изо всей силы прижать к себе. Тут вдруг пальцы Джейса замерли. Кэтрин затаила дыхание. «Сейчас… сейчас он…»

Но, к сильному ее разочарованию, Джейс лишь похлопал ее по руке и помог подняться с дивана.

– Пойду-ка я, пожалуй, лягу, – заметил он.

В ту ночь, беспокойно ворочаясь в своей узкой постели, Кэтрин чувствовала, как томится и ноет от желания все тело. И если бы в те минуты Джейс предложил разделить с ним его «королевское ложе», она с радостью согласилась бы. Может, это какая-то особая, изощренная жестокость с его стороны?..

Питер обаял Мэри, заставил в себя влюбиться, а потом мучил физически и морально. Неужели и Джейс придумал свой особый способ пытки, мучая ее своими бархатными прикосновениями? Неужели он тоже задумал влюбить ее в себя, чтобы затем грубо отвергнуть?

И она дала себе слово держаться. Влюбиться в Джейса Мэннинга – нет, это было бы чистой воды безумием! Это означало бы медленную смерть, потому что Кэтрин знала, он ее не любит… Его просто физически влечет к ней. И сдержанность вовсе не означает отсутствия желания.

Оно отчетливо сквозит в его лучистых синих глазах – она много раз ловила на себе его страстный взгляд.

Причины, по которым Джейс женился на ней, вполне очевидны. Тем самым, если верить его словам, он хотел компенсировать страдания, которые Питер причинил Мэри. Он чувствовал ответственность за Эллисон. Однажды он даже проговорился – сказал, что вообще не хотел жениться и, сделав исключение ради нее, Кэтрин, и Эллисон, пожертвовал своей свободой.

Предсказание Джейса сбылось – его друг Марк прислал им вырезку из газеты, где сообщалось о женитьбе. Неким шестым чувством Джейс угадал реакцию родителей. В статье цитировались их высказывания о том, что Джейс с Кэтрин полюбили друг друга с первого взгляда (интересно, когда это было?) и что они, как родители Джейса, совершенно счастливы, что он женился на милой и обворожительной сестре Мэри.

Прочитав эту галиматью, Кэтрин пришла в ярость. Джейс лишь пожал плечами и, скомкав вырезку, швырнул ее в корзину для бумаг. Возможно, он вовсе не так уж и презирает своих родителей, а только притворяется. Скрывает свою близость с ними, когда считает нужным и удобным… К примеру, пытаясь убедить Кэтрин, что в ее интересах было выйти за него замуж.

И Кэтрин, глядя через стол на его обманчивую и очаровательную улыбку, в очередной раз предупредила себя: будь осторожнее, не верь, не давай эмоциям возобладать над разумом.

– Сейчас одену Эллисон и едем, – сказала она.


* * * | Безрассудная любовь | * * *



Loading...