home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


40

– Здравствуйте, мистер Лавджой.

Вэн, наклонившись, возился со своей камерой. Он поднял голову и откинул назад длинные волосы.

– А, привет, Эй… э, миссис Ратледж.

– Рада вас снова видеть.

– Как и я. – Он вставил новую пленку и повесил аппарат на плечо. – Мне вас недоставало первую неделю турне, но, как я погляжу, семья воссоединилась.

– Да, мистер Ратледж пожелал, чтобы мы к нему приехали.

– Правда? – Вэн многозначительно посмотрел на нее. – Ну не прелестно ли?

Она ответила ему укоризненным взглядом. В течение дня она несколько раз видела Вэна, и они кивали друг другу, но только теперь ей представилась возможность с ним поговорить. Вторая половина дня прошла как в тумане, особенно после много ей объяснившего разговора с Дороти-Рей.

– Как идут дела? – поинтересовался Вэн.

– Кампания? Тяжелая работа. Сегодня пожала, наверное, тысячу рук, и это капля в море по сравнению с тем, что пришлось сделать Тейту.

Понятно, почему он был таким измотанным в вечер ее приезда. А ведь на людях ему полагалось всякий раз излучать бодрость и энтузиазм.

На сегодня это было последнее мероприятие. Официально банкет уже завершился, но многие, слушавшие выступление Тейта, продолжали толпиться вокруг него, чтобы теперь лично с ним побеседовать. Эйвери беспокоилась из-за того, что после трудного дня на него опять ложится такая нагрузка, но была рада случаю ускользнуть и поискать Вэна.

– Я слыхал, он выпер этих ублюдков от «Вейкли и Фостера»?

– Слухом земля полнится.

– Пэскел уже сделал заявление по этому поводу. По мне, так Ратледж вовремя дал им пинка. Они попросту никого к нему не подпускали. Добираться до него было все равно как трахаться, нацепив кой-куда подшипник вместо старой доброй резинки.

Эйвери понадеялась, что никто из окружающих не расслышал последнего изысканного сравнения. Если такой оборот и сошел бы для разговора с коллегой, то для ушей супруги потенциального члена Конгресса он вряд ли годился. Она поспешно сменила тему:

– Ролики, которые вы отсняли на ранчо, теперь идут по телевизору.

– Вы их видели?

– Великолепная работа, мистер Лавджой.

Он показал в улыбке кривые зубы:

– Благодарю, миссис Ратледж.

– Вы видели здесь кого-нибудь из знакомых? – невзначай спросила она, окидывая взглядом находящуюся в непрерывном движении толпу.

– Не в этот раз. – То как Вэн выделил слово «этот», заставило ее тут же посмотреть ему в лицо. – Но днем видел.

– Вот как? – Она вглядывалась в мелькавшие лица, но, к своему огромному облегчению, Седого среди них не находила. – Где? Здесь, в гостинице?

– На «Дженерал дайнемикс», а потом и на базе ВВС в Карсуэлле.

– Понятно, – выговорила она срывающимся голосом. – Это в первый раз за турне?

– Ага, – кивнул он. – Прощения просим, миссис Ратледж. Профессиональные обязанности. Мне сигналит репортер, пора сваливать.

– О, простите, что задержала вас, мистер Лавджой.

– Нет проблем. Рад помочь. – Он пошел прочь, но обернулся. – Миссис Ратледж, вам часом в голову не приходило, что этот кое-кто здесь следит за вами, а не за… э, вашим мужем?

– За мной?

– Совсем не приходило? А зря. – Во взгляде Вэна было предостережение. Мгновение спустя он растворился в людском круговороте.

Эйвери стояла не двигаясь и обдумывала намек, от которого у нее мурашки побежали по коже. Она не замечала движения толпы, шума и суматохи, не видела, что некто наблюдает за ней через комнату и размышляет, о чем это она так долго беседовала с каким-то потрепанным телеоператором.


* * * | Как две капли воды | * * *



Loading...