home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


41

Зинния Ратледж стояла и рассматривала развешанные на стене фотографии в рамках. Из-за этих снимков ей и нравился весь офис, она могла бы часами вот так на них глядеть, чего она, конечно, никогда не делала. Фотографии вызывали у нее дорогие, но в то же время горькие воспоминания.

Звук открывающейся двери заставил ее обернуться.

– Здравствуйте, Зи, я вас напугала?

Зи торопливо сморгнула стоявшие в глазах слезы и взяла себя в руки:

– Здравствуй, Кэрол. Ты действительно застала меня врасплох. Я ведь ждала Тейта. – Они собирались встретиться у него в офисе и пообедать наедине, только он и она.

– Поэтому он и послал меня сюда. Боюсь, я принесла плохие новости.

– Он не сможет приехать, – догадалась Зи, не скрывая разочарования.

– К сожалению, не сможет.

– Надеюсь, все в порядке?

– Почти. В хьюстонском отделении полиции проходят дебаты по вопросам труда.

– Знаю. Об этом сообщали все газеты.

– Так вот, сегодня утром выяснилось, что ситуация близка к переломной. Час назад Эдди решил, что Тейту следует туда отправиться и выступить с заявлением. Если верить последнему опросу, Тейт сокращает разрыв и теперь отстает от Деккера всего на пять пунктов. Весы колеблются, и в Хьюстоне Тейту представилась прекрасная возможность изложить кое-какие свои идеи не только по вопросам рабочей силы и менеджмента, но и насчет законодательного обеспечения. Они летят частным самолетом и вернутся через несколько часов, так что обед отменяется.

– Тейт любит летать не меньше своего отца, – заметила Зи с горькой улыбкой. – Перелет будет ему в радость.

– Смогу ли я хоть немного заменить его сегодня?

Робкое предложение вывело Зи из задумчивости.

– Ты приглашаешь меня вместе пообедать?

– Что в этом такого ужасного?

Зи оглядела невестку и не нашла в ее облике практически ничего, к чему можно было бы придраться. После выздоровления Кэрол почему-то стала намного утонченнее. Одевалась она по-прежнему эффектно, но теперь делала упор больше на элегантность, нежели на соблазнительность.

Броскость, которой Кэрол так любила раньше злоупотреблять, всегда вызывала у Зи отталкивающее чувство, и она была рада, что в этом отношении невестка изменилась. Но пусть и безукоризненно одетая, стоящая перед ней женщина внушала ей сейчас такое же отвращение, как и в первую их встречу.

– Боюсь, я должна отказаться.

– Почему?

– Ты никогда не понимала, когда надо перестать на чем-то настаивать, Кэрол. – Зи взяла свою сумочку.

– Почему вы не хотите со мной пообедать?

Эйвери встала в дверях, не дав свекрови с достоинством удалиться.

– Я настроилась на обед с Тейтом, – сказала Зи. – Я понимаю, почему он отменил нашу встречу, но все равно разочарована и не собираюсь этого скрывать. В последнее время мы так редко бываем с ним наедине.

– Это-то и выводит вас из себя, правда?

Миниатюрная фигурка Зи подобралась от напряжения. Если Кэрол хочет открытого столкновения, она не станет уклоняться.

– На что ты намекаешь?

– Для вас невыносимо, что Тейт проводит со мной больше времени, чем с вами. Вы ревнуете: ведь наши отношения день ото дня становятся прочнее.

Зи рассмеялась негромко и презрительно:

– Ах, как бы тебе самой хотелось в это верить, а, Кэрол? Тебе спокойнее воображать, будто я просто-напросто ревную, а сама ведь знаешь, что я с самого начала была против вашего брака.

– Вот как?

– Не притворяйся. Тейт ведь знает, и я уверена, что вы это между собой обсуждали.

– Конечно. Да если бы и не обсуждали, я все равно не могла не понять, как вы меня не любите. Не слишком-то хорошо вы скрывали свои чувства, Зи.

Зи улыбнулась, но скорее печально.

– Ты бы диву далась, знай ты, насколько я в действительности научилась прятать свои мысли и чувства. Я теперь специалист по этой части. – Заметив во взгляде Кэрол насмешку, Зи насторожилась и закончила ледяным тоном: – Ты пытаешься как-то подправить ваши с Тейтом отношения. Нельсон в восторге. Я – нет.

– Почему же? Я знаю, что вы желаете Тейту счастья.

– Именно. Но, угодив тебе в когти, он никогда не будет счастливым. Послушай, Кэрол, мне прекрасно известно, что вся твоя любовь и забота – сплошное притворство. Они насквозь фальшивы, как и ты сама.

Со злорадным удовлетворением Зи заметила, как побледнело лицо Кэрол под тщательно наложенным макияжем. Ее голос прозвучал глухо:

– Фальшивы? Как это понимать?

– Вскоре после того как вы поженились, и я начала чувствовать, что у вас не все в порядке, я наняла частного сыщика. Гадко, что и говорить. Ничего унизительнее мне не приходилось переживать ни до, ни после, но я пошла на это ради своего сына. Сыщик оказался на редкость гнусной личностью, но дело свое знал блестяще. Ты наверняка сообразила, что он составил на тебя полное досье, раскопав, чем ты занималась до прихода в фирму «Ратледж и Ратледж».

Зи прямо чувствовала, как у нее поднимается давление и внутри у нее все будто плавится, подогреваемое ненавистью к женщине, которая с холодной расчетливостью агента КГБ пустила пыль в глаза всем мужчинам из семейства Ратледжей и влюбила в себя Тейта.

– Мне вряд ли стоит подробно распространяться о всей той мерзости, которая там собрана, верно? Одному Богу известно, что еще осталось за пределами этого досье. Но могу тебя заверить, что оно среди прочего сжато излагает историю твоей карьеры в качестве танцовщицы стриптиза. Наряду с описанием достижений на других поприщах, – добавила она, брезгливо пожав плечами. – Сценические псевдонимы ты себе выбирала звучные, но, на мой взгляд, не слишком оригинальные. Детектив прекратил свои разыскания прежде, чем выяснил имя, которое ты получила при рождении, но оно никому не интересно.

Казалось, Кэрол сейчас стошнит. Она сглотнула так громко, что звук разнесся по всему офису, к счастью, пустовавшему: секретарша Тейта вышла пообедать.

– Кто-нибудь еще знает об этом… этом досье? Тейт знает?

– Нет, – ответила Зи, – хотя я много раз испытывала искушение показать ему папку, в последний раз – когда я поняла, что он опять в тебя влюблен.

– Разве? – тихо выдохнула Кэрол.

– К моему большому смятению, похоже на то. Во всяком случае, он тобой очарован. Возможно, вопреки доводам своего рассудка. Он увлекся той Кэрол, что заново родилась после катастрофы. Наверное, в следующий раз ты назовешься Фениксом: ты ведь восстала из пепла.

Склонив голову набок, Зи какое-то мгновение созерцала свою собеседницу.

– Ты необыкновенно умная молодая женщина. Твое превращение из второразрядной стриптизерши в очаровательную леди и возможную жену сенатора просто поразительно. Сколько всего нужно было спланировать, изучить, как над собой поработать! Ты даже сочинила себе испанскую фамилию. Очень выигрышно звучит для жены техасского политика. Но уж совсем потрясающе, что ты чуть ли не сама уверовала во все эти перемены. Я была даже готова решить, что ты и впрямь не притворяешься, но вовремя вспомнила, какой ты была с Тейтом и Мэнди утром перед катастрофой, и сравнила с тобой теперешней. – Зи покачала головой. – Никому не дано так стремительно меняться, будь человек хоть семи пядей во лбу.

– Откуда вы знаете, может быть, я так изменилась из-за любви к Тейту? Я стараюсь стать такой, какая ему нужна.

Скользнув по ней взглядом, Зи отстранила ее и взялась за дверную ручку:

– Я знаю одно: ты не та, за кого себя нам выдаешь.

– И когда вы думаете меня разоблачить?

– Никогда.

Кэрол вздрогнула от изумления.

– Пока Тейт доволен и счастлив, я не буду его разочаровывать. Папка останется нашим секретом. Но только попробуй опять начать его мучить, Кэрол, и я тебя уничтожу.

– Этим вы уничтожите и самого Тейта.

– Я не собираюсь устраивать публичного разоблачения. Достаточно будет показать досье Тейту. Он не допустит, чтобы его дочь растила шлюха, пусть и перевоспитавшаяся. Для меня это тоже невыносимо, но выбора нет. Нам очень редко предоставляется возможность по-настоящему выбирать.

На лице Кэрол появилось выражение предельного отчаяния. Она схватила Зи за руку:

– Не рассказывайте ничего Тейту. Пожалуйста, Зи. Это его убьет.

– Только поэтому я и смогла так долго продержаться, – ответила Зи, высвободив руку. – Но ты уж поверь мне, Кэрол, если мне придется выбирать, причинить ли ему временное страдание или постоянно видеть его несчастным, я любой ценой постараюсь предотвратить последнее.

На пороге она добавила:

– Я уверена, что ты станешь искать досье. Не затрудняй себя попытками его уничтожить. Существует дубликат в сейфе, который могу открыть только я сама или, в случае моей смерти, Тейт.


* * * | Как две капли воды | * * *



Loading...