home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


XI

Звонок раздавался по всему дому. Это был хороший приличный дом в английском стиле. Он был построен из красного кирпича с орнаментом из белого камня и черными блестящими ставнями, выделяющимися на красноватом фоне. Дом стоял в отдалении от улицы, посреди идеально ухоженного газона. Трава еще блестела после утреннего полива.

Столь очевидный достаток несколько смутил Джейд. Она критическим взглядом оглядела свою юбку, надеясь, что она не слишком мятая. Как раз перед тем, как дверь открылась, она послюнявила палец и вытерла ротик Грэму, пускавшему пузыри. На пороге стояла миловидная миниатюрная женщина со светло-пепельными волосами. Джейд прикинула, что ей лет пятьдесят с небольшим.

– Доброе утро. – Ее добрые серые глаза тут же устремились на Грэма. Затем она ласково улыбнулась Джейд. – Чем могу помочь?

– Доброе утро. Вы миссис Хирон?

Она кивнула.

– Да, это я.

– Меня зовут Джейд Сперри. Извините, что пришла так рано, но мне хотелось застать декана Хирона до того, как он уйдет на работу.

Тащить Грэма в колледж было еще более неудобно, чем появиться с ним в доме декана.

– Он еще не ушел?

– Он завтракает. Заходите.

– Я лучше подожду здесь на крыльце, – неуверенно сказала Джейд. – Я буквально на минутку.

– Тогда тем более нет смысла стоять здесь. Проходите, пожалуйста. Это ваш малыш? Просто очаровательный.

Джейд подчинилась и пошла за женщиной через нарядные, но тем не менее уютные комнаты. Они прошли через залитую солнцем кухню, где у нее буквально потекли слюнки от запаха яичницы с ветчиной. Последние дни она питалась в основном рисовыми хлопьями и бутербродами с арахисовой пастой и уже забыла, когда ела нормальную пищу.

Они вышли на застекленную веранду, которая тянулась вдоль задней стороны дома. Декан Хирон заканчивал завтрак, сидя за столиком из кованого чугуна со стеклянной столешницей. Как и в тот день, когда Джейд впервые увидела его в кабинете, он был одет в коричневый костюм с галстуком. Однако она легко могла представить его в свитере с замшевыми заплатками на локтях и мешковатых, местами залоснившихся брюках.

Седеющие волосы обрамляли его небольшую плешь, как лавровый венок. Из ушей торчали пучки волос. В носу тоже был их явный избыток. Однако, несмотря на все это, вид у него был не только не отталкивающий, а совсем наоборот – его волосатость делала его симпатичным. У него было приятное лицо, добрая улыбка, глаза смотрели дружелюбно. Декан с любопытством поднял голову, когда его жена ввела в комнату Джейд. Выдернув льняную салфетку из-под воротника рубашки, он встал.

– Мисс Сперри, я не ошибся? Какая приятная неожиданность!

– Спасибо. – Она пересадила Грэма на левую руку и протянула декану правую. После того как они поздоровались, он указал ей на стул напротив себя и пригласил сесть.

Джейд чувствовала себя чрезвычайно неловко и скованно. Ремешок ее сумочки съезжал с плеча, Грэм вертелся на руках, пытаясь дотянуться до папоротника, стоявшего на полочке.

– Нет, спасибо, доктор Хирон. Я действительно не надолго. Простите, что помешала вам завтракать. Но, как я объяснила миссис Хирон, мне необходимо было вас повидать до того, как вы уйдете в колледж.

– У меня еще есть время выпить чашечку кофе. Я буду рад, если вы присоединитесь ко мне. Кэти, пожалуйста… мисс Сперри? – Он опять указал ей на стул. Джейд села, не желая казаться невежливой. Кроме того, одновременно удерживать Грэма и следить за тем, чтобы сумочка не съехала с плеча, было занятием для опытного эквилибриста.

– Спасибо. Извините, что я пришла без предупреждения. Мне бы следовало позвонить. Ай, Грэм! – она еле успела выхватить у него изо рта листья, которые он ухитрился сорвать с растения. – Простите, я надеюсь, он не повредил цветок.

– Вы уже в третий раз извиняетесь за то время, что вы здесь, мисс Сперри. Такой перебор меня несколько нервирует.

– Меня тоже, – произнесла Кэти Хирон, входя в комнату. В руках у нее был небольшой поднос, на котором стояли чашка с блюдцем и тарелка. На тарелке лежал кусочек дыни, завернутый в тончайший слой копченой ветчины, и кусок черничного пирога.

– Ой, я не собиралась… зачем же?..

– Чай или кофе?

Джейд не хотела обижать их, отказываясь от угощения. Кроме того, у нее в животе бурчало от голода.

– Чай, пожалуйста, если вас не затруднит, – сказала она тихо.

– Конечно, нет. Я только что заварила.

Кэти Хирон пошла за чаем. Джейд смущенно улыбнулась декану.

– Спасибо, вы так любезны.

– Кушайте на здоровье. Масло, пожалуйста.

Он передал ей хрустальную масленку. Намазывая масло на теплый пирог, Джейд сунула Грэму резиновое кольцо, которое постоянно носила с собой. Пока она завтракала, он с удовольствием грыз его.

Миссис Хирон налила ей в чашку ароматный жасминовый чай и тоже села за стол.

– Как зовут вашего малыша?

– Грэм.

– Грэм. Очень хорошее имя. Довольно редкое. Правда, дорогой?

– Угу. Мисс Сперри это та самая молодая женщина из Пальметто, о которой я тебе говорил.

– Ах, да. Знаете, мисс Сперри, у Митча в Пальметто живут дальние родственники.

Джейд с тревогой посмотрела на декана. Во время их предыдущей встречи он ни разу не обмолвился о Пальметто. Ей не хотелось, чтобы они спрашивали: «А вы знаете?..» Чем меньше будет сказано о Пальметто, тем лучше, потому что ей не хотелось говорить неправду о чем бы то ни было.

К счастью, их внимание отвлек Грэм. Он начал стучать колечком по столу, а затем бросил его на пол, увидев блестящую серебряную ложечку. Джейд подняла колечко, однако Грэм нашел, что ложечка вкуснее.

Кэти рассмеялась, увидев, с каким остервенением он грызет ложечку.

– Ничего с ней не случится. Пусть жует сколько хочет.

Декан Хирон внимательно посмотрел на Джейд.

– Я не помню, чтобы вы говорили мне о ребенке, когда приходили ко мне примерно месяц назад.

– Да, не говорила.

– Это, конечно, меня не касается. Да и для стипендиальной комиссии это бы тоже не имело значения.

Джейд вытерла рот льняной салфеткой.

– Боюсь, доктор Хирон, это вас касается. Именно поэтому я и пришла сегодня утром. – Она открыла свою сумочку, вынула оттуда чек и протянула ему через стол. – Мне очень жаль, но придется отказаться от этой стипендии.

Первым, кто нарушил долгое и неловкое молчание, была миссис Хирон.

– Мисс Сперри, я немного знаю вас по рассказам моего мужа. Вы произвели на него очень хорошее впечатление. Однако если вам будет удобнее говорить наедине, я оставлю вас.

Джейд была очень тронута ее тактичностью.

– Совсем не обязательно, миссис Хирон. Во всяком случае, мне просто нечего больше добавить. – Она поправила ремешок на плече, взяла Грэма и встала. – Большое спасибо за завтрак.

– Минуточку, мисс Сперри, – произнес декан Хирон. – Присядьте, пожалуйста. – Он подождал, пока она выполнила его просьбу. Скрестив руки на груди, он внимательно смотрел на нее. – Если говорить честно, я поражен и разочарован. Я редко видел человека, более вас заслуживающего полной стипендии. Кроме того, я хорошо помню, насколько она вас обрадовала. Вы были просто вне себя от счастья, когда выбегали из моего кабинета. Что же произошло с тех пор, как мы с вами виделись в последний раз?

У Джейд было в запасе несколько более-менее правдоподобных объяснений. Однако теперь, глядя в глаза этим людям, она не могла лгать им. Конечно, в них было любопытство, однако это не лучшее человеческое качество сводилось на нет другим, гораздо более редким, – искренней симпатией и желанием помочь.

– Моя мать сбежала. – Было очевидно, что они не ожидали такого ответа, поэтому Джейд пояснила: – Моя мама присматривала за Грэмом, пока я работала. Я предполагала и здесь работать после занятий и по выходным. Но теперь я не смогу оплатить няню: нам ведь еще и жить на что-то надо.

– Конечно…

Джейд помотала головой, не давая декану возразить.

– Поверьте мне, я исчерпала все возможности. – Не прекращая работы в Саванне, Джейд еженедельно наезжала сюда, в Моргантаун, в поисках жилья, работы и какой-нибудь няни или яслей для малыша. Однако все ее поиски не увенчались успехом.

– Если говорить о яслях, то я просто не могу себе это позволить. Тем более что я не отдам Грэма куда попало, даже если их часы работы будут удачно совпадать с расписанием занятий. Кроме того, к началу осеннего семестра приехало много студентов, и я не смогла найти работу. Поскольку моя мать теперь не может помогать мне, я просто не смогу учиться в этом году.

Джейд опустила глаза, не желая, чтобы они заметили ее страх: на карту поставлена не только возможность получить образование, но и возможность просто выжить. Ее хозяин в Саванне уволил ее, поскольку ему надоели ее вечные отлучки и отпрашивания с работы. В довершение всего, перед тем как сбежать, Велта сняла со счета, и без того довольно скромного, все деньги, вырученные за дом в Пальметто.

У Джейд оставались последние двадцать долларов. Двенадцать из них надо будет заплатить за комнату в мотеле. Завтра у нее совсем не будет денег. Она надеялась, что сможет попросит снисхождения у своего бывшего хозяина в Саванне и уговорит его взять ее обратно на работу.

– Отказаться от стипендии – это очень решительный и серьезный шаг, мисс Сперри, – сказал декан Хирон.

– Да, конечно. Но в настоящий момент у меня нет выбора. Это не помешает мне получить образование в будущем, я обещаю вам, доктор Хирон. У меня действительно есть причина получить диплом и как можно скорее.

– И что это за причина?

– Личного характера.

Ее краткий ответ заставил его нахмуриться.

– Почему вы обратились за стипендией именно в Дэндер-колледж?

– Честно?

– До сих пор вы были вполне откровенны.

– Это один из тех немногих оставшихся в трех штатах, куда я еще не обращалась. Мне отказывали в финансовой помощи в десятках других колледжей и университетов. Поскольку ваш колледж связан с церковью, я рассчитывала на благосклонность с его стороны.

– А что бы вы делали, если бы мы отказали вам?

– То же, что буду делать и в дальнейшем, – пытаться снова. Доктор Хирон откашлялся.

– Если не ошибаюсь, то отец Грэма…

– Отец Грэма умер. – Всем всегда было это интересно. Поэтому она давала самый простой ответ. Сомнительно, что они ей поверили, однако больше этот вопрос не поднимался.

– Я знаю, где можно найти работу, – неожиданно сказала Кэти Хирон. – Дорогой, – повернулась она к мужу, – ты же знаешь Дороти Дэвис, хозяйку магазина, где я всегда покупаю себе одежду. – Обернувшись к Джейд, она сказала: – Только вчера мисс Дороти обмолвилась, что ищет человека, который бы вел бухгалтерию. Она жаловалась на ослабевшее зрение и на то, что больше не может читать многочисленные счета.

– Это меня не удивляет. Старой карге уже, наверное, около восьмидесяти.

Кэти шлепнула мужа по руке.

– Не слушайте его, Джейд. Мисс Дороти немного резковата, но душа у нее добрая. Чтобы быть по-настоящему деловой женщиной, необходимо быть жестокой. Вас это устроит?

– Меня устроит все, что угодно, миссис Хирон. Конечно, работа – это самое важное для меня, но это еще не все. Я так и не смогла найти подходящие ясли и жилье.

– Ну, наверняка можно будет что-то найти.

Джейд подумала о своих последних двадцати долларах. Она даже не могла бы заплатить задаток, чтобы снять жилье.

– Боюсь, что нет, миссис Хирон.

Декан посмотрел на часы и встал.

– Если я сейчас не выйду из дома, то опоздаю. Пора переходить к главному.

Он нахмурил свои кустистые брови, стараясь, хотя и безуспешно, выглядеть суровым.

– Мисс Сперри, я подозреваю, что хотя вы из гордости и не признаетесь в этом, но вы бедствуете. Я никогда в жизни не беседовал с человеком, более вас заинтересованным в получении образования. Только целый ряд печальных обстоятельств мог остудить ваше желание и ваш энтузиазм. Я восхищен вашим чувством собственного достоинства. С другой стороны, – продолжал он, усиливая голос, что частенько приводило в себя задремавших студентов, – в слишком большой дозе это чувство может сослужить плохую службу. Поэтому вам пора перестать держаться за свою гордость, не стесняться своей уязвимости и позволить кому-нибудь помочь вам. – Я уверен, что Кэти сможет устроить вас на работу к мисс Дэвис, хотя на вашем месте я бы туда не рвался. Это высохшая от жадности старуха, которая даже на Рождество не завернет вам покупку бесплатно. Если вы сможете у нее работать, то вас можно будет причислить к лику святых. И, наконец, если вы еще этого сами не заметили, глаза у Кэти становятся влажными, стоит ей только посмотреть на Грэма. К сожалению, у нас никогда не было своих детей. И боюсь, что она избалует его до невозможности, пока вы будете жить у нас.

– У вас? – воскликнула Джейд. – Но я…

– Тихо, тихо, мисс Сперри. Я еще не закончил, а время поджимает. Вы, по всей вероятности, не знаете того, что мы с Кэти каждый учебный год приглашаем к себе пожить студента, достойного того. В этом году мы решили этого не делать, только потому, что прошлой весной у нас был довольно неудачный опыт. Молодой человек исчез, прихватив с собой пару серебряных подсвечников. Дело даже не в этих проклятых подсвечниках. Просто я не мог простить себе, что так ошибся в человеке, чего раньше со мной не бывало. Вы восстановили мою способность оценивать людей. Поэтому, если у вас нет особого пристрастия к серебряным предметам, мы будем рады, если вы со своим сынишкой будете жить у нас столько, сколько захотите. Во всяком случае, если завтра в списках зарегистрировавшихся первокурсников я не увижу вашего имени, то я восприму это как личное оскорбление. Ваш реферат выше всяких похвал. А если вы из-за такой ерунды, как нехватка денег, не сможете получить высшего образования, то это будет непростительной и бессмысленной тратой интеллекта. Кэти, больше всего на свете я хотел бы на ужин жареных устриц.

И, помахав рукой, вышел из дома.

Кэти Хирон похлопала Джейд по руке.

– Иногда на него находит, но вы привыкните к этому.


Моргантаун, Южная Каролина, 1977 | Скандальная история | Колумбия, Южная Каролина, 1978



Loading...