home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


XVIII

Полицейский отвел Маттиаса в сторону, когда из лифта показалась фигура рабочего, руки которого были связаны за спиной чьим-то ремнем. Из подъемника вслед за ним вышли еще двое рабочих, но держались они подальше от первого.

Джейд заметила, что он сдался не без борьбы. Рана над бровью кровоточила, но на лицах других мужчин были более заметны следы драки. Он с презрением посматривал на окружающих, особенно на Маттиаса. Один из полицейских спросил:

– Итак, что у вас там произошло?

– Он нас чуть не убил, – выпалил один из рабочих, – хорошо, что мы его схватили и связали руки.

Полицейский кивком головы подозвал другого полицейского.

– Развяжи ремень и надень наручники. – Затем обратился к рабочему: – А ты кто?

– Я – прораб. Мы прокладывали вентиляционные трубы, а он начал скулить о низком качестве материалов. Я сказал ему, что материалы – не его собачье дело, и посоветовал продолжить работать. Он отказался и потребовал, чтобы пришел мистер Маттиас. Я сказал ему, что хозяину его мнение о материалах нужно, как собаке пятая нога, и что я ему дам под зад, если он не начнет работать. Вот тогда-то он и ударил меня кулаком. – Рассказчик потрогал опухшую челюсть.

– Это так и было? – полицейский обратился к рабочему-мексиканцу, который спустился вместе со всеми на подъемнике.

– Si. Он начал нападать на всех.

– Он ругался и обзывал мистера Маттиаса всякими непотребными словами, – добавил прораб.

– Меня? – спросил Маттиас, подходя ближе. – А я что сделал? Меня там даже не было.

– Ты приказал монтировать это дерьмо, – низкий голос виновного, наконец-то вступившего в разговор, заставил всех замолчать. – Это здание сгорит как свечка, если кто-нибудь чихнет ненароком возле вентиляционной шахты.

Маттиас выругался.

– Он – чокнутый. Я подозревал это еще тогда, когда брал его на работу, но пожалел его, вы понимаете, – сказал он угодливым тоном полицейскому. – С самого начала он был как чирей на заду, но поскольку он выполняет ежедневную… – Стон вырвался у него из груди, когда виновник происходящего с размаху ударил его кулаком в живот. Маттиас согнулся пополам.

Полицейский только что снял с рук виновника скандала ремень, и, воспользовавшись этим, он напал на Маттиаса.

Ошарашенный полицейский попытался усмирить его, но был отброшен в сторону. Рабочий схватил Маттиаса за шиворот и швырнул его к металлической загородке вокруг стройплощадки. Двое полицейских бросились разнимать их и оттащили рабочего от задыхающегося Маттиаса. Наконец они с трудом надели на него наручники. По пути к полицейской машине ему объяснили его права и затолкнули на заднее сиденье.

– Я раздавлю тебя, как вошь, – ревел Маттиас, потрясая своим бледным, мягким кулаком. – Я тебя привлеку к суду за избиение, сукин сын!

– Это лучше, чем быть убийцей! – прокричал в ответ рабочий в окно патрульной машины.

– Вы должны явиться в участок и подать заявление, – сказал полицейский Маттиасу. – И вы тоже, – обратился он к рабочим. – Вы все должны дать показания.

Рабочие закивали головами и зашептались между собой, когда полицейская машина отъехала.

Толпа любопытных начала рассеиваться, но Джейд, незамеченная, еще почти два часа бродила вокруг, пока Маттиас не уехал в своем «ягуаре».

Секретарша все еще сидела за компьютером, когда в вагончик вошла Джейд.

– Что вы хотите? – неприветливо спросила секретарша.

– Кое-что спросить.

– Мистер Маттиас уехал и сегодня уже не вернется.

– Я уверена, что вы можете помочь мне.

– В чем?

– Хотелось бы узнать о человеке, которого арестовали сегодня. Выражение ее лица утратило враждебность.

– Вы тоже находите его симпатичным, да?

– Простите?

– Он – мировой парень. Вы не находите?

– Так можете вы мне помочь или нет? – вежливо повторила Джейд.

Секретарша пожала плечами, затем повернулась к компьютеру и набрала код.

– Я никогда не забуду тот день, когда он пришел сюда и попросил дать ему заполнить бланк заявления о приеме на работу.

– Как его зовут?

– Диллон Берк. Я от бородатых прямо тащусь. У меня подружка есть, так она зовет бородачей «ершами для влагалища». Ужас! – хихикнула она. – Бороды делают мужчин такими таинственными, знаете ли.

– Действительно. Но меня больше интересуют его биографические данные. На экране компьютера появились данные.

– Он приступил к работе 28 апреля прошлого года.

– А до этого?

– Нет сведений. Посмотрите сами. Вот все, что у нас есть. Нет даже почтового адреса.

Секретарша повернула экран компьютера к Джейд, которая просмотрела информацию, затем вырвала листок из записной книжки и записала фамилию и номер страхового полиса.

– А что конкретно он делает?

– Все. По его виду никогда не догадаешься, но он очень толковый и знает, что делает. Маттиас всегда спрашивает у него совета, но никогда ими не пользуется.

Джейд внимательно слушала.

– Значит, его обвинения – правда?

– Обвинения? А, вы имеете в виду, что он сказал, будто Маттиас использует некачественные материалы?

– Это правда?

– Видите ли, я не понимаю, какое отношение это имеет к вашему делу, я и так наговорила лишнего…

– Он ко мне приставал. – У Джейд появилось подозрение, и она решила сыграть на нем. – Пока мы обедали, Маттиас засунул руку мне под юбку и попросил меня отправиться к нему домой, чтобы провести с ним остаток обеденного перерыва.

Глаза секретарши стали, как щелочки. Огненно-красные ногти впились в ладони, как когти.

– Вот оно что! Потаскун проклятый, изменник, дерьмо вонючее!..


Джейд наблюдала за тем, как Диллона Берка вывели из дверей и подвели к столу расписаться в получении вещей. Пока он надевал часы, сержант, сидевший за столом, что-то сказал ему, и Диллон обернулся и посмотрел на Джейд с той волнующей внутренней силой, которую она заметила, еще когда рассматривала его в бинокль.

Из-под густых бровей его карие глаза глядели на нее с подозрением. Он осмотрел ее сверху вниз – от макушки до черных плетеных туфель – и обратно. Ей потребовалась вся сила воли, чтобы не выказать смущения.

– Вы уверены? – услышала она, как он спрашивает, повернувшись опять к сержанту.

– Дареному коню в зубы не смотрят, приятель. Выметайся отсюда, пока мы не передумали!

Джейд встала, с удивлением обнаружив, что коленки у нее трясутся. Она не любила полицейские участки: ей слишком памятна была та ночь, которую пришлось провести в следственной комнате здания окружного суда в Пальметто. Она не удивилась, прочитав, что Хатч теперь занимает офис, который принадлежал когда-то его отцу.

– Мистер Берк? – спросила она, подходя к нему. – Не могли бы вы пойти со мной?

Он забавно наклонил голову к плечу, так что его длинные волосы упали на плечо, и спросил:

– Для чего? И, черт возьми, кто вы?

– Меня зовут Джейд Сперри. Прошу. – И указала рукой на дверь. Она не отвела своих голубых глаз от тяжелого взгляда Берка, хотя он и смущал ее. – Как сказал сержант, они могут передумать и продержать вас здесь всю ночь. Сюда, пожалуйста.

Джейд направилась к выходу. Всем своим видом она демонстрировала уверенность, что Берк последует за ней, хотя и подозревала, что как только они окажутся за дверью, она его больше не увидит. К ее удивлению, он молча пошел за ней.

Она подвела его к машине, припаркованной у тротуара. Шофер поспешил открыть для них заднюю дверцу. Джейд предложила Берку сесть первым. Он колебался всего несколько секунд, а затем плюхнулся на сиденье. Она знала, что ее машина слишком экстравагантна, но хотела поразить его. Она хотела, чтобы он смирился перед счастливым жребием, неожиданно выпавшим на его долю. Она хотела, чтобы он ответил «да» на ее предложение.

Джейд нажала на кнопку, и стекло бесшумно поднялось, отделяя их от шофера. Берк молча наблюдал за ней.

Лимузин влился в поток машин и бесшумно двигался в нем, как серебристая змея. Джейд закинула ногу на ногу, потом передумала. В тишине было слышно, как скрипнули от трения ее чулки. Берк посмотрел на ее ноги, затем поднял любопытствующий взгляд на лицо.

Чтобы скрыть волнение, Джейд открыла сумочку и вынула пачку сигарет и новую зажигалку.

– Сигарету?

– Не курю.

– О! – засмеялась она, кладя пачку и зажигалку в небольшой встроенный бар лимузина. – Думаю, я насмотрелась слишком много фильмов.

– Фильмов?

– Да, ведь в фильмах, когда заключенный выходит из тюрьмы, то первым делом ему предлагают сигарету. Вот я и купила пачку, решив, что вы… Мне впервые пришлось вызволять человека из тюрьмы.

Смерив ее циничным взглядом, Берк стал рассматривать шикарный интерьер машины.

– Для меня это тоже впервой.

– Вы еще ни разу не попадали в тюрьму? Он резко повернулся к ней. От этого неожиданного движения она вздрогнула.

– А вы?

Он казался вблизи таким большим, и внезапно Джейд засомневалась в разумности своих действий. Она вспомнила, как стремительно он ударил Маттиаса, когда ему развязали руки. Его физическая сила не отталкивала, но пугала ее. Именно этого, как она догадалась, Берк и добивался. Он пытался запугать ее, возможно, потому, что сам был запуган.

– Нет, в тюрьме мне никогда не приходилось сидеть, – ответила она, помолчав.

Теперь он осмотрел ее медленным и внимательным взглядом.

– Что-то мне не верится.

– Рана над бровью еще беспокоит? – Порез на лице больше не кровоточил, но было видно, что он свежий.

– Переживу. – Ссутулившись, он сидел, вперив взгляд в стекло, отделявшее их от шофера. – Куда мы едем?

– Я подумала, что вы голодны. Не хотите ли поужинать со мной?

– Поужинать? – спросил он с ироничной улыбкой, посмотрев на свою рабочую одежду и грубые ботинки. – Мой наряд не очень-то подходит для такого случая.

– Это вас беспокоит?

– Нет, черт возьми. А вас?

– Нисколько.

Несколько минут они сидели молча, пока любопытство опять на заставило его спросить:

– Когда наконец вы скажете, что, черт возьми, происходит? Если вас подослал Маттиас в качестве взятки или чего другого, тогда…

– Уверяю вас, он меня не посылал. Я все объясню вам после ужина, мистер Берк. К тому же мы уже приехали. – Джейд заранее проконсультировалась у портье ее гостиницы о выборе ресторана, адрес которого и дала шоферу. Находился ресторан в стороне от людных улиц, его хозяева предлагали разнообразие блюд и умеренные цены. Интерьер был в духе декораций фильмов Джина Отри. Просторный полутемный зал уютно освещался рассеянными золотистыми лучами светильников, скрытых в обшивке потолка.

Джейд осталась довольна своим выбором. Они прошли к столику в дальнем углу зала, сопровождаемые официанткой в замшевой с бахромой юбке и сапогах в стиле «вестерн». «Мистер Берк будет чувствовать себя здесь менее заметным, чем в каком-либо дорогом ресторане», – подумала Джейд.

Для затравки он заказал пиво, а она содовую с лимоном. Когда напитки подали, он небрежным «спасибо» поблагодарил официантку.

Джейд украдкой наблюдала, как Берк цедит пиво, пытаясь представить его без бороды.

Он аккуратно смахнул остатки пены с бороды и усов, спускавшихся на его нижнюю, полную губу. Она смотрела на его руки: рабочие руки с мозолистыми ладонями, ногти коротко острижены и чистые, но не полированные. Во время работы рукавицы закрывали руки от солнца, но выше запястья виднелась полоска загорелой кожи. Сильные руки, которые произвели на Джейд такое впечатление, когда она наблюдала за ним в бинокль, вблизи казались еще сильнее. Сейчас поверх майки на нем была клетчатая фланелевая рубашка. Ворот был расстегнут, рукава в некоторых местах порваны. Его широкая грудь наверняка привлекла внимание официантки.

– Когда вы закончите, придет моя очередь.

Джейд отвела взгляд от его груди и взглянула на него.

– Извините?

– Теперь моя очередь разглядывать вас. Иначе это будет выглядеть глупо и сентиментально, если мы будем одновременно, как влюбленные, посматривать друг на друга.

Приход официантки удержал Джейд от ответа. Она быстро продиктовала заказ:

– Моему гостю, пожалуйста, большой кусок отбивной с кровью, жареный картофель и салат. Мне – небольшой кусок вырезки. Десерт мы закажем позже. – Она сунула карточку меню в руку официантки, затем посмотрела на Берка. Он сжал пивную кружку с такой силой, что суставы побелели. Когда он заговорил, его голос дрожал от злости:

– Я уже взрослый мальчик, мисс, или как вас там, черт возьми. Я могу сам прочитать меню и сделать заказ.

Джейд вовсе не собиралась ограничивать его свободу, по крайней мере в том смысле, какой он предположил. Поэтому его замечание о нежных взглядах взбесило ее.

– Извините за грубость. Иногда я делаю это, не подумав. Это моя дурная привычка. Не скажете ли вы наконец, почему мы с вами здесь?

– Все после ужина.

Берк пробормотал что-то не подходящее для цивилизованного разговора за столом.

– В таком случае, могу я заказать еще пива?

– Конечно.

Когда он опустошил вторую кружку, подали заказанные блюда. Жадно набросившись на еду, Берк предоставил Джейд самой решать, когда в последний раз он ел хороший кусок мяса. Приборами он пользовался правильно, но чересчур торопливо.

– Не хотите ли еще отбивную? – вежливо поинтересовалась она, наклоняясь к нему через стол. Произнеся это покровительственным тоном и увидев его реакцию, Джейд тотчас поняла, что совершила ошибку.

Берк холодно посмотрел на нее.

– Нет. – Он отказался больше из чувства гордости, чем от сытости.

Тарелки убрали. Он довольно невежливо отказался от десерта, а на предложение выпить кофе только пожал плечами.

– Два кофе, – попросила Джейд официантку. Когда принесли кофе, она начала объяснять ему, в чем дело.

– Я была на стройплощадке, когда вас арестовали, мистер Берк. – Джейд наблюдала за реакцией, но ее не было. Он внимательно смотрел на нее, но взгляд ничего не выражал: ни удивления, ни интереса. Отсутствие реакции ее беспокоило. – Кое-что меня поразило. Во-первых, что вы не боитесь высказывать свое мнение, а во-вторых, что вы отстаиваете его, пусть и не встречая одобрения. Это доказывает, что у вас есть убежденность и мужество, то есть те качества, которые мне импонируют. Мне нужен крепкий человек.

Смех, напоминающий грохот, вырвался из груди Берка.

– Ну и ну, будь я проклят! У вас, верно, было много неприятностей?

– Да, были.

Положив руки на стол, он наклонился вперед над забытыми чашками кофе и мягко проговорил:

– Теперь я усек. Вы ищете приключений, потому что ваш богатый, удачливый муж весь поглощен работой, зарабатывая баксы, чтобы оплачивать ваши ласки. Или вы обнаружили, что он подхватил девчонку-машинистку, и решили ему отомстить. Вы случайно оказались сегодня там, когда произошла вся эта заваруха, вас аж повело, когда в голову пришла эта дурацкая фантазия. Приказали шоферу отвезти вас в муниципалитет, а поскольку вы богатая и важная, да еще сука большого кобеля, то дернули за ниточку-другую, чтобы вызволить меня из тюрьмы. Верно?

Удовлетворенный своими догадками, он откинулся на спинку стула.

– О’кей, все в порядке. Мне даже как-то неловко, что вы столько беспокоились из-за такого пустяка. Ладно, за тысячу долларов я буду ублажать вас всю ночь напролет.


Лос-Анджелес, Калифорния, 1991 | Скандальная история | cледующая глава



Loading...