home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


XXV

– Сволочь. – Грэм пнул ногой спустившееся колесо велосипеда. – Черт, дерьмо…

Он наслаждался, выговаривая слова, которые слышал на стройке иногда даже и от Диллона, когда тот думал, что Грэма нет поблизости. Если бы мама услышала, как он выражается, то не выпускала бы его из дома по крайней мере целую неделю. Однако рядом не было никого, поэтому он произнес еще одну тираду ругательств. Грэму все-таки удалось добиться согласия матери ездить на велосипеде до стройплощадки и обратно. Она просила только, чтобы он звонил ей перед выездом и не делал никаких незапланированных остановок по пути. Он съездил всего несколько раз, но вдруг испортилась погода. Дождь шел целую неделю. Когда прояснилось, он не смог ездить, потому что чем-то отравился и его целый день рвало. Весь следующий день он пролежал пластом.

После его болезни Джейд запретила ему всякие физические нагрузки.

– Если это был летний грипп, у тебя может быть возврат болезни.

– Но мам, я чувствую себя великолепно.

Она осталась непреклонной.

Это был первый день почти за две недели, как ему разрешили съездить на стройку. И вот некстати этот прокол.

Грэм мрачно посмотрел на осевшую шину. Если он поедет на ней, то окончательно доконает ее. Видимо, надо катить велосипед домой, но это значит, что на стройплощадку сегодня он не попадет. Если же он покатит его на стройку, то не успеет к назначенному времени и мама будет волноваться.

Как ни крути, он попал в переделку.

Мимо пронеслась машина, подняв за собой столб пыли. После недавних дождей наступили очень жаркие дни, и земля опять стала сухой. Грэм вытер пыль с лица и показал водителю средний палец: «Пошел ты…»

Мгновенно засветились задние огни машины.

– А, черт, – прошептал Грэм в страхе. К его ужасу, машина начала подавать назад. – А, дерьмо… – Он облизал пыль с пересохших губ и вытер вспотевшие руки о шорты.

«Эльдорадо» красного карамельного цвета остановился около него. Тонированное стекло дверцы водителя автоматически открылось.

– Привет, парень.

Грэм нервно проглотил слюну.

– Привет.

– Если я не ошибся, ты меня слегка послал.

Колени Грэма подкосились. Ему ужасно захотелось помочиться.

– Да, сэр.

– Почему?

– Я, э-э-э… чуть не задохнулся от вашей пыли. – Затем, не желая быть полным занудой, добавил. – Я думаю, вы неслись слишком быстро.

Водитель рассмеялся.

– Черт возьми, парень. Я всегда так езжу. Мне надо побывать во многих местах и встретиться со многими людьми. – Он кивнул в сторону велосипеда. – Похоже, у тебя проблемы.

– Проколол шину.

– Куда ты направлялся?

– Туда, где строят фабрику «Текстиль».

– А-га. – Водитель спустил солнечные очки на нос и посмотрел на Грэма поверх оправы. – Это в противоположном направлении от того места, куда мне надо. Но думаю, я могу подвезти тебя.

– О нет, спасибо. Я…

– Твой велосипед поместится в багажник.

– Спасибо, но я думаю, что лучше не надо.

– Ты сын Джейд, да?

На мгновение Грэм смутился.

– Да, сэр. Откуда вы знаете?

– Как бишь тебя зовут?

– Грэм.

– Да, правильно, Грэм. Мы с твоей мамой знаем друг друга со школы. Может быть, она упоминала обо мне – Нил Патчетт?

Имя было смутно знакомо. Грэм был уверен, что мама говорила о каких-то Патчеттах.

– Она знает вашего отца тоже?

– Конечно. – Нил ответил, широко улыбаясь. – Его зовут Айвен. Ты знаешь, что товарным поездом ему отрезало обе ноги?

Как и большинство ребят его возраста, Грэма завораживал вид крови.

– Да ну? Вы шутите?

– Нет, точно. Прямо выше колен. Это было жуткое дело. – Нил нажал кнопку на панели, и крышка багажника поднялась. – Положи велосипед туда и залезай в машину. Я с удовольствием подвезу тебя.

Джейд запрещала Грэму соглашаться на предложения покататься от незнакомых людей, но он знал имя этого человека, и мама знала его. Если он не поедет с ним, то застрянет на дороге и неизвестно, что тогда делать. Во всяком случае, это был наилучший вариант.

Грэм подкатил велосипед к машине и уложил его в багажник. Ему пришлось переложить там рыболовные снасти и два ружья, пока он наконец смог запихнуть велосипед и закрыть крышку.

Шикарная кожаная обшивка машины напомнила ему о его пыльных кроссовках. Его потные голые ноги прилипали к сиденью. Но после жаркого солнца здесь было чудесно.

– Все в порядке?

– Да, сэр.

– Не называй меня сэр. Зови меня просто Нил.

– Хорошо.

Нил спросил, как ему нравится в Пальметто. Грэм вежливо отвечал на все его вопросы. Они проехали около километра, когда он неуверенно сказал:

– Господин Патчетт, нам надо развернуться. Стройка в противоположном направлении.

– Я знаю, черт возьми. Но я подумал, что лучше починить велосипед, пока мы здесь. Я знаю механика, который сделает это бесплатно. Пока ждем, мы выпьем чего-нибудь холодненького. Нравится тебе такая мысль?

– Думаю, что да.

Выпить воды было бы действительно чудесно. В горле пересохло. Возможно, из-за ремонта он приедет в мамину контору немного позднее. Но Грэм утешил себя мыслью, что починка велосипеда не займет больше времени, чем если бы он ехал на стройку на велосипеде. Как только они выйдут из гаража, он попросит господина Патчетта поторопиться. Машина домчит их до стройплощадки моментально, намного быстрее, чем если бы он крутил педали.

– Я позвоню маме из гаража и предупрежу, что опаздываю, – сказал Грэм с неожиданным воодушевлением.

– Конечно, если ты считаешь это необходимым. – Нил посмотрел на него сбоку. – Она все еще ездит к Паркерам?

– Куда?

– На ферму Паркеров.

– Я не знаю.

– А-а. Я видел ее там и подумал, что она, может быть, упоминала об этом.

– Я знаю, что она покупает недвижимость для своей компании, – предположил Грэм, желая быть полезным.

– Она удачливая, да?

Принимая это за комплимент, Грэм ответил со счастливой улыбкой:

– Она такая.

Когда они подъезжали к гаражу, человек в замасленной одежде вышел встретить их. Он улыбнулся господину Патчетту, обнажив три желтых от никотина зуба. Пока будут ремонтировать колесо, они могут войти в контору, где прохладнее.

Грэм вошел вслед за Нилом в захламленную комнату. Там было лишь немного прохладнее и пахло окурками, колесной мазью и моторным маслом. Грэму показалось бы это неприятным, если бы его взгляд не упал на лоснящуюся обнаженную девицу на стенном календаре. Он никогда не думал, что соски могут быть такими большими и красными, а лобковые волосы такими густыми и темными.

– Здесь есть телефон. Ты можешь позвонить маме.

Грэм, по существу, не делал ничего дурного, но чувствовал себя не готовым к разговору с мамой.

Кроме того, он не хотел, чтобы Пил Патчетт подумал, что он маменькин сынок.

– Не-а. Все в норме.

Нил поцеловал пальцы и похлопал по круглому заду девицы на календаре.

– Что надо, правда? Когда я был в твоем возрасте, то приходил сюда, чтобы поглазеть на календари. Потом я покупал здесь «резину». Быстрее, чем в аптеке, знаешь. Там в туалете есть автомат, если тебе очень срочно нужно.

Не произнеся ни слова, Грэм оторвал взгляд от календаря и уставился на Нила.

– Ты, конечно, знаешь, что такое «резина», парень?

Грэм глупо кивнул головой. Затем откашлялся и, придя в себя, сказал:

– Да, черт возьми, я знаю, что такое «резина».

– Я так и думал. Тем не менее сколько тебе лет?

Ему льстило, что господин Патчетт разговаривал с ним как мужчина с мужчиной. Он гордо заявил:

– Мне будет пятнадцать.

– Когда это?

– Двадцать седьмого ноября.

Нил глянул на него удивленно, затем расплылся в широкой улыбке.

– В районе Дня Благодарения.

– День Благодарения раз в семь лет.

– Надо же. Ну, что ты будешь пить? – Он открыл автомат с напитками. Такого Грэм никогда не видел. Это был ящик с охлажденным воздухом. Бутылки стояли в ряд на металлической решетке.

Нил стукнул по ящику кассового аппарата, и тот открылся. Он схватил горсть монет. Грэм уставился на деньги, затем нервно посмотрел в окно.

– А хозяин не будет против?

– Мой отец так много для него сделал, что не будет. Не волнуйся об этом. Что ты будешь пить?

Грэм стал искать что-либо знакомое среди этикеток.

– У них есть «Доктор Пеппер»?

– «Доктор Пеппер»? Похоже, что нет. «Грапит», «Орандж Нехи», «Биг Рэд», и «Шоколадный солдат».

– «Шоколадный солдат»? Что это?

– Ты хочешь сказать, что дожил до четырнадцати лет и никогда не пробовал «Шоколадного солдата»?

От удивления Нила Грэм почувствовал себя неловко. Тем не менее ответил резко:

– В Нью-Йорке мы пили яичную крем-соду. Ее можно купить у уличных торговцев.

Нил кинул две монетки по двадцать пять центов.

– Яичную крем-соду? Если это не подходит для янки, то я заплачу за вранье.

«Шоколадный солдат» был восхитителен. Господин Патчетт предложил угостить его еще одним, но Грэм отказался. Он волновался, что время идет.

– Как долго, вы думаете, придется ждать, пока он починит колесо?

– Похоже, что он уже заканчивает. – Нил открыл дверь в ремонтное помещение. Грэм успокоился, что они скоро поедут.

– Я уже должен быть на месте. Если я опоздаю, мама будет волноваться.

– Хорошо, – протянул Нил. – Ты же знаешь, каковы женщины. Они наложат в штаны из-за любого пустяка. – Он дружелюбно похлопал Грэма по плечу.


– Перестань оправдываться передо мной, как перед другими клиентами. – Джейд улыбнулась в телефонную трубку. – Тогда хоть что-то покажи. Когда сможешь?

– Ты хорошо знаешь, что нельзя давить на художника, – сказал Хэнк Арнетт. – Это мешает творчеству.

– Когда? Я не хочу ничего предлагать нашему общему другу Джорджу, пока не забросаю его твоими рисунками.

Планы Джейд купить старую плантаторскую усадьбу для GSS не изменились. Они подолгу разговаривали по междугородному телефону с Хэнком. Ему с самого начала понравилась эта идея, но он сказал, что не может ничего обещать, пока не увидит фотографии усадьбы и интерьеров. Джейд договорилась с агентом по продаже недвижимости, чтобы войти внутрь здания. Фотоснимки были немедленно отосланы Хэнку. Он заявил, что обдумывает некоторые идеи. Ей не терпелось посмотреть на них.

– При всей сдержанности палитры некоторые из моих акварелей будут неплохой приманкой, – признался он. – Ты знаешь, Джордж без ума от моих работ.

– Тогда слезай с дивана и начинай работать.

– Дай мне еще две недели.

– Десять дней.

– Ты зудишь хуже, чем Дейдра, – пожаловался Хэнк.

– Твоя жена настоящий ангел. Кстати, как там поживают мои крестники-близнецы?

Диллон вошел в конторку в тот момент, когда она вешала трубку.

– У тебя счастливый вид.

– Я разговаривала с Хэнком.

– Он всегда заставляет тебя так улыбаться? – спросил он кисло.

– Иногда.

Диллон язвительно хмыкнул. У него было плохое настроение с тех пор, как начались дожди. Стройплощадка превратилась в болото. Диллон наконец уступил и прекратил рытье котлована, пока земля не высохнет.

Задержка означала срыв графика. Диллон считал это неприемлемым и сейчас подгонял себя и других, чтобы наверстать упущенное время. Сегодня он был в самом скверном расположении духа.

Спереди его рубашка была в пятнах от пота, ботинки и джинсы в пыли. Свою каску он оставил на улице, но пришел с темными очками. Он крутил их за дужку, и этот жест выражал не столько праздность и расслабленность, сколько напряженную неудовлетворенность. Его губы были плотно сжаты под усами.

Диллон не дотрагивался до Джейд с того дня в заброшенном доме. Их разговоры сводились только к делам. Однако то, что он сказал ей перед расставанием, засело в голове Джейд. Если она сомневалась в решимости, которая прозвучала в этом «Никоим образом», то сейчас вынуждена была посмотреть в его глаза.

– Ты хотел меня видеть по какому-то определенному делу, Диллон?

– Да. Пообедать.

– Прости, не понимаю?

– Пообедать. Давай пообедаем.

– Прекрасно. Я позвоню Кэти. Я уверена, что она не будет против поставить еще одну тарелку.

– Я не об этом. – Он подошел к столу. – Давай вместе пообедаем. Только ты и я.

– Ты имеешь в виду свидание?

– Именно свидание.

– Когда?

– В ближайшее время.

– Почему?

– Почему бы и нет?

Они опалили друг друга взглядами.

Джейд подняла руку к горлу и начала теребить брошь на блузке. Он положил кулаки костяшками вниз на край стола и наклонился над столом.

– Хорошо? – потребовал Диллон сердито. – Что такого, если мы вместе пообедаем? Или же тебе не нравится, что мужчина платит?

Она оскорбилась, в ее голосе зазвучал явный холодок:

– Я спрошу у Кэти, когда ей будет удобнее всего остаться с Грэмом. Тогда я… – Она оборвала себя на полуслове. – Диллон, Грэм уже здесь?

– Думаю, что нет.

– Ты его не видел?

– Сегодня нет. Не видел с тех пор, как он заболел. Ты ждала его сегодня?

Она выскочила из-за стола, бросилась к двери вагончика и открыла ее. Ленер дремал в тени на ступеньке. Он поднял голову и посмотрел на нее безразлично. Если бы Грэм был здесь, Ленер бы ходил за ним хвостом по жаре, а не дремал в тени. Она огляделась вокруг, но нигде не было видно ни Грэма, ни его велосипеда.

– Сколько сейчас времени? – Вокруг было много часов, и на руке были часы. Ее вопрос был чисто рефлекторным.

– Около пяти. А что?

Она вернулась к столу и подняла трубку.

– Уже больше часа, как Грэм звонил мне, – сказала Джейд, набирая номер домашнего телефона. – Он должен был быть уже здесь.

– Может быть, он выехал не сразу после звонка?

Она покачала головой.

– Он рвался сюда изо всех сил, чтобы успеть приехать до конца смены.

– Привет, Кэти. Грэм там? – Услышав ответ, который она боялась услышать, Джейд сжала пальцами телефонный провод. – Да, я знаю, он звонил, но еще не приехал.

– Что она сказала? – спросил Диллон, когда Джейд повесила трубку.

– Именно то, чего я боялась. Он уехал, как только позвонил мне. Кэти стояла рядом. Она помахала ему. Она сейчас выезжает, чтобы попробовать найти его по дороге.

– Может быть, кто-то из друзей остановил его.

– Он очень обязательный, знает, что я его жду. Он бы был здесь… если что-то не случилось с ним.

Диллон схватил ее за плечи, когда она опять бросилась к двери.

– Джейд, ему четырнадцать лет. Мальчишки его возраста легко отвлекаются и теряют чувство времени. Грэм может позаботиться о себе. Не паникуй.

– Он слишком боится, что я не разрешу ему сюда ездить, чтобы попусту тратить время. С ним что-то случилось. – Она высвободилась из его рук и вышла из вагончика. Четкого плана действий не было, но нужно что-то делать, действовать, искать Грэма немедленно.

– Куда ты?

– Искать. – Джейд села в свой «чероки».

– Ты не можешь носиться по всей округе, – не согласился с ней Диллон. – Если Грэм появится, как мы узнаем, где ты?

– Давай сначала найдем его.

Она уже собиралась закрыть дверцу, как увидела «эльдорадо», сворачивающий с шоссе. Узнав его, она мгновенно выскочила из машины.

Нил еще не успел остановиться, а Джейд уже ухватилась за ручку дверцы и рванула ее.

– Грэм! – Ее ноги чуть не подкосились. Она стащила его с кожаного сиденья и сжала в объятиях, Ленер бегал вокруг и лаял как сумасшедший, пока Диллон не приказал ему успокоиться.

– Мам, ты меня задушишь, – пробормотал Грэм с юношеским смущением.

Держа за плечи, она оттолкнула его на расстояние вытянутой руки.

– Где ты был?

– Я проколол шину по дороге. Господин Патчетт подобрал меня и отвез в гараж починить ее. Затем мы приехали прямо сюда.

Она смерила Нила убийственным взглядом. Он улыбался ей поверх своего автомобиля.

– Тебе было нужно позвонить мне из гаража, Грэм.

– Я не подумал об этом, – пробормотал он.

– Где твой велосипед? – спросил Диллон, – Он у меня в багажнике. – Нил подошел к машине и открыл багажник. Ленер настороженно принюхивался к нему.

Диллон вытащил велосипед и коротко сказал:

– Спасибо.

– Не благодари его, – зло выпалила Джейд, едва выговаривая слова от гнева.

– Мам, он меня подвез.

Ей хотелось хорошенько всыпать Грэму за то, что он встает на защиту Нила. Чтобы сдержаться, она опустила руки вдоль тела и вонзила ногти в ладони так сильно, что стало больно.

– Ты же прекрасно знаешь, что нельзя садиться в машину к незнакомому человеку, Грэм.

– Но он же не незнакомый. Ты его знаешь. И он тебя знает. Я подумал, что все будет хорошо.

– Ты подумал неправильно!

– Джейд!

– Замолчи, Диллон. Это мое дело. Я сама справлюсь с этим.

– Хорошо, но ты чертовски плохо с этим справляешься.

Дальнейшую дискуссию прервала Кэти, подъехав на полной скорости. Она быстро выскочила из машины.

– Ты напугал меня и маму до умопомрачения, Грэм Сперри. Где ты был?

Джейд сказала:

– Он расскажет тебе об этом по дороге домой.

– Домой? – взвыл Грэм. – Я должен ехать домой?

Джейд сурово посмотрела на него и тем самым пресекла возражения. Даже Кэти не осмелилась что-либо спросить. Она обняла Грэма за плечи и отвела в свою машину.

Как только они уехали, Джейд повернулась к Нилу.

– Тебя надо бы посадить за это.

– Ты уже когда-то угрожала этим мне, но испугалась, помнишь? Когда ты поймешь, Джейд, что у меня ты не сможешь выиграть никогда?

– Держись подальше от моего сына. Если ты хоть пальцем его тронешь, я убью тебя.

– Я трону? – спросил Нил вкрадчиво. – Зачем мне причинять зло своей плоти и крови?

– О чем, черт возьми, вы говорите? – вмешался Диллон, делая угрожающий шаг в сторону Нила. Чувствуя настроение своего хозяина, Ленер начал рычать.

Нил не испугался ни того, ни другого.

– Я отец этого мальчика. Разве Джейд не рассказывала тебе?

– Это ложь! – закричала Джейд.

– Позвонить в участок или мне самому с ним разобраться? – спросил Диллон. Нил отозвался насмешливо:

– Да, Джейд. Что ты хочешь, чтобы он сделал? Хочешь, чтобы он околачивался здесь и услышал все гнусные подробности нашего старинного романа? Если теперь он ублажает тебя, то ему будет интересно.

– Ты, паршивая сволочь! – Диллон был готов броситься на него с кулаками, но Джейд встала между ними.

– Нет, Диллон. Именно этого он и хочет. Я уже видела нечто подобное. Оставь меня с ним наедине.

– Черта с два! – рявкнул Диллон, все еще стараясь испробовать свои кулаки на Ниле.

– Пожалуйста, не спорь со мной!

Он посмотрел ей в лицо, как будто не понимая. Затем, выругавшись, шумно прошагал к вагончику и с грохотом закрыл за собой дверь.

– Утихомирь это грубое животное, – сказал Нил. Ленер все еще крутился вокруг него, рыча. Джейд приказала собаке лечь.

– Итак, что ты хочешь сказать, Нил?

Он протянул руку и погладил ее по щеке, до того как она успела отбросить его руку. Затем ухмыльнулся, когда она сделала это.

– Ты не боишься, что я что-то сделаю этому мальчику. Ты боишься другого – что я потребую его, или, вернее, что он потребует меня.

Нил был бесплоден. Династию Патчеттов ожидало угасание. В этот ужасный момент Джейд вдруг поняла, как важно для них существование Грэма. Они попытаются сделать его таким же, как они. Скрыв свой страх, она сказала:

– Не надейся, что это произойдет.

– Нет? Я ему понравился, Джейд. Спроси его.

– Не сомневаюсь, что ты очаровал его. Мальчики его возраста падки на все дурное.

Нил коротко рассмеялся.

– Почему бы тебе не упростить все? Одно твое слово – и я предложу выйти за меня замуж, что и должен был сделать еще пятнадцать лет назад. Мы могли бы стать счастливой семьей, живя в отцовском доме, – три поколения Патчеттов с новой хозяйкой дома.

– Держись подальше от моего сына, – сказала она недобрым голосом. – Я тебя предупреждаю, Нил.

– Джейд, – проворковал он, – ты лучше, чем кто-либо другой в Пальметто, знаешь, что единственное предупреждение, которое чего-либо стоит, может сделать только Патчетт.

Нил подошел к ней ближе и взял ее за подбородок.

– Позволь мне предупредить тебя: не борись со мной. Я получу своего сына с тобой или без тебя. – Он многозначительно улыбнулся ей. – Я бы предпочел вместе. – Он подмигнул – Ты когда-то попробовала, каков я, и это было не так уж плохо, не так ли?

Джейд выдернула голову из его рук и отшатнулась.

– На сегодня все, – сказал Нил, все еще улыбаясь. – Я опаздываю на встречу.

Послав ей воздушный поцелуй, он сел в свой «эльдорадо» и уехал. Джейд сохраняла бесстрастное выражение лица до тех пор, пока он не скрылся из виду. Затем молча оперлась на стену вагончика. Диллон высунулся из двери.

Его лицо было суровым, мрачным и злым.

– Ну все! Я был мил, был терпелив. Но мне безумно надоела вся эта чертовщина. Я хочу знать, что, черт возьми, происходит, и почему? Ты не уйдешь отсюда, пока я этого не узнаю.


предыдущая глава | Скандальная история | cледующая глава



Loading...