home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


IV

В комнате Нила было еще темно, когда его отец с силой распахнул дверь и ворвался к нему. Айвен сразу же подошел к кровати, сдернул простыни и с силой ударил Нила по голому заду.

– Ах ты дрянь!

Нил откатился на другую сторону кровати и вскочил: отец и сын смотрели друг на друга: Нил абсолютно голый, на Айвене были спортивные трусы и старомодная белая футболка. Его темные с сильной проседью волосы торчали во все стороны. Но даже в таком виде он не выглядел смешным. В глазах была бешеная ярость.

– Что на тебя наехало? – с вызовом поинтересовался Нил, упираясь руками в тощие бедра. Он был взъерошенный, сонный и недовольный. Его стройное поджарое тело было таким скорее от природы, чем от тренировки. Неплохой спортсмен, он, однако, занимался спортом постольку поскольку, и свою стройность и подтянутость он воспринимал как должное.

– Мне только что звонил Фриц, – сказал ему Айвен.

– Ну и что? Сейчас глубокая ночь. Я спать хочу.

– Черта с два ты у меня поспишь!

Голова Нила совсем уж было коснулась подушки, как Айвен дернул его за волосы, а затем с силой дал ему ногой под зад. Нил отлетел к стене, резко развернулся и сжал кулаки, готовый к отпору.

– Вчера вечером ты изнасиловал девушку, так? Нил опустил кулаки.

– Не понимаю, о чем ты говоришь.

– Я говорю о Джейд Сперри, которая сейчас в суде обвиняет тебя в том, что ты ее изнасиловал. – Айвен ткнул Нилу в грудь пальцем. – Лучше расскажи мне правду, парень, – его рык мог поднять и мертвого.

Глаза Нила забегали по комнате, выхватывая отдельные предметы, затем его взгляд остановился на грозной фигуре отца, – Если она утверждает, что это было изнасилование, то она врет.

– Ага! Так ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю! Ты, сукин сын!

– Я говорю правду! – заорал Нил. – Хатч, Ламар и я прихватили ее и поехали все вместе на рыбалку. Выпили немного пива. Повеселились немного. Она была с нами очень мила – то есть очень-очень мила, папа. Она этого хотела, и она это получила.

Айвен смотрел на Нила не отрываясь; в глазах его, как в осколках зеркала, отражался зарождающийся утренний свет.

– Врешь! Эта девчонка не какая-нибудь дешевка. Она неразлучна со своим мальчишкой Паркером. Зачем же ей ехать с тремя оболтусами?

Нил выругался про себя и провел рукой по всклокоченным волосам.

– Я же сказал тебе, папа, она сама этого хотела. Она делала вид, что, кроме Паркера, ее никто не интересует. Но при каждом удобном случае крутит хвостом, как только меня видит. А когда ее парень опять появляется на горизонте, она снова задирает нос и обращается со мной, как с собачьим дерьмом, в которое случайно вляпалась. Ты же не думаешь, что я позволю девчонке так со мной обращаться? Черта с два! Вчера вечером я решил показать ей, что значит настоящий мужчина. Если она называет это изнасилованием, то это ее проблема.

– Черта лысого! – Айвен с неожиданным терпением выслушал Нила. Но теперь он заскрипел зубами. – Это не только ее проблема. Теперь это проблема шерифа, да и моя тоже.

Нил машинально почесал низ живота.

– Ну и что ты собираешься делать?

– Ничего! Даже и не подумаю!

– Да? – самоуверенность Нила улетучилась.

– Я не собираюсь ничего делать, пока ты откровенно не скажешь мне, что там произошло. Было насилие или нет?

Нил как-то неловко пожал плечами.

– Были некоторые сложности. – Затем быстро добавил: – Но я знаю, что она сама этого хотела.

– А Хатч и Ламар?

– Ну, им тоже немного досталось, – он фыркнул, – я не жадный.

Айвен чуть было не влепил сыну затрещину за наглость, затем решил не тратить попусту свою энергию и опустил уже поднятую руку.

– Ну, с Хатчем все ясно. Но я не могу себе представить, как этот мышонок, сын Майраджейн, мог силой полезть девчонке под юбку.

– Ну, Ламара надо было только немного подбодрить, однако он справился, как надо.

В дверь постучали. Они повернули голову и увидели на пороге комнаты экономку Юлу.

– Вы будете пить свой утренний кофе сейчас, мистер Патчетт?

– Нет! – рявкнул Айвен. – Я скажу, когда захочу выпить кофе!

– Конечно, сэр. Я просто спросила.

Она удалилась. Айвен в течение нескольких секунд смотрел на закрывшуюся дверь, затем повернулся к Нилу.

– Почему вы не поехали в «черный» район и не подцепили там какую-нибудь девчонку, которая бы помалкивала? Какого черта вы связались с этой Сперри?

– Потому что она сама этого хотела, вот почему.

– О Боже, ну и история!

Нил с беззаботным видом натянул на себя джинсы, которые накануне ночью он сбросил на пол.

– Ну и что ты собираешься делать, папа?

– Еще не знаю. Дай мне подумать. – Айвен растянулся на кровати. – Они могут посадить тебя на приличный срок по обвинению в изнасиловании. Ты хоть это понимаешь?

– Ерунда, – ошеломленно пробормотал Нил. – Чушь собачья. Нельзя отправить человека в тюрьму только за то, что он трахнул девчонку, которая сама на это напрашивалась.

Айвен сказал:

– Я это понимаю, и ты это понимаешь. Нам надо только, чтобы и все остальные это поняли.

– Но я не пойду в тюрьму, ни за что! В тюряге ниггеры трахают белых в задницу. Пап, сделай что-нибудь!

– Заткнись и дай мне подумать! – заорал на него Айвен. Затем влепил Нилу крепкую пощечину. – Ублюдок, ты мне весь день испортил.


Джейд положила голову на скрещенные на столе руки в комнате для допросов. Глаза у нее болели и горели огнем, как будто в них попал песок. Ее продержали в здании суда всю ночь. Лишь однажды ей разрешили выйти в туалет, но туда и обратно ее сопровождал помощник шерифа. Было похоже на то, что под арестом находится она, а не ее обидчики. Рассказывая во второй раз, Джейд слово в слово повторила то, что говорила раньше. Великолепная память не раз выручала ее в школе. Память сохранила подробности группового изнасилования. И хотя они были отвратительны, Джейд не пыталась их приукрасить.

Шериф пытался сбить ее с толку, стараясь, однако, не обидеть ее.

– Джейд, когда я уходил из дома, Хатч был в своей комнате.

– Я не знаю, где он сейчас. Знаю только, что он делал и где он был в семь часов вечера.

– Так, по твоим словам, это случилось тогда?

– Это действительно случилось тогда. Хатча в это время ведь не было дома, правда?

– Он пришел около девяти и сказал, что был с Нилом и Ламаром.

– Совершенно правильно. Они меня насиловали.

Фриц провел большой ладонью по своему румяному лицу, разглаживая обвисшую кожу.

– Ну и что ты делала в промежуток времени между семью часами, когда произошло так называемое изнасилование, и временем, когда ты появилась в больнице? То есть… – он посмотрел в записи своего помощника, – ты пришла в больницу в одиннадцать тридцать четыре.

– После того как они бросили меня, я долго лежала. Затем я доползла до шоссе. Когда сзади подъехала машина…

– Ты говорила, что это пикап.

– Да, пикай. Но сначала я подумала, что это машина Нила. Я испугалась и попыталась спрятаться в канаве. Негр из машины уговорил меня выбраться из канавы и посадил в свой фургончик, а затем довез меня до больницы.

– Он не сказал тебе своего имени?

– Нет.

– И ты не можешь его описать?

– Было темно. Я помню только, что на нем были комбинезон и шляпа.

– Так пол-Юга одевается. Интересно, если он был с тобой так любезен, почему же он не пошел вместе с тобой в больницу? Почему он просто растворился в воздухе?

– Если бы вы были темнокожим в наших краях и привезли в неотложку белую девушку, жертву насилия, вы бы болтались там поблизости, шериф Джолли?

Он изобразил огорчение. Затем сказал:

– Некоторые белые девушки скорей умрут, чем допустят, чтобы их изнасиловал чернокожий.

Джейд встала со своего стула, обошла его сзади и, ухватившись за спинку, с вызовом посмотрела на Джолли.

– Значит, вы думаете, что меня схватил чернокожий, изнасиловал, а я все свалила на вашего сына и его двух товарищей? Такова ваша версия?

– Я должен предусмотреть все варианты, Джейд. Именно потому, что мой сын обвиняется в преступлении.

– Может быть, вместо того, чтобы здесь терзать меня, вам лучше задать несколько вопросов Хатчу?

– Я и собираюсь это сделать.

Вскоре после этого разговора он разрешил ей встретиться с матерью. Велта всегда очень следила за собой, и Джейд была поражена, увидев ее измученное лицо, растрепанные волосы. Та ворвалась в комнату, чуть не сбив с ног шерифа Джолли.

– Джейд! Что случилось? Мне никто ничего не говорит. Где ты была?

Меньше всего на свете Джейд хотелось опять отвечать на вопросы. Ей было необходимо, чтобы кто-то обнял ее, прижал к себе и успокоил. Чтобы не было никаких разговоров, а просто тепло и понимание. Вместо этого мать начала требовать отчета. Джейд понимала, что на ее месте она, возможно, действовала бы так же. Однако ей от этого было не легче.

Лицо Велты не выражало никаких чувств, пока она слушала рассказ Джейд. После нескольких секунд молчания она переспросила, как бы не понимая:

– Изнасиловали?

– Да, мама.

С некоторой неловкостью она протянула руку и убрала с лица дочери пряди уже высохших и в беспорядке торчащих волос.

– Кто сделал это?

Когда Джейд сказала ей, Велта отдернула руку, как будто от волос Джейд било током.

– Это… это невозможно, Джейд. Ты знаешь этих мальчиков всю жизнь. Они никогда бы не сделали ничего подобного.

– Сделали, мама, сделали. – Глаза ее наполнились слезами. – Мама, ты мне не веришь?

– Конечно же, Джейд, конечно, я верю тебе Джейд была не очень в этом уверена, однако у нее не было ни сил, ни желания что-то доказывать. По просьбе шерифа она еще раз рассказала о своем приключении матери. Когда она закончила, тот вышел из комнаты, пообещав скоро вернуться.

Оставшись одни, Джейд и ее мать ни о чем серьезном не говорили. Велта спросила ее, как она себя чувствует. Джейд, понимая нелепость вопроса, просто ответила, что все в порядке. Велта больше к ней не прикасалась, если не считать той неуклюжей ласки, когда она пригладила ее волосы.

На рассвете появился помощник шерифа и предложил Велте чашку кофе. Джейд попросила чашку, чтобы прополоскать саднящее горло. Ей было трудно глотать, наверное, еще и из-за непролитых слез, которые комом стояли у нее в горле.

Внезапно дверь в комнату открылась. Джейд подняла, голову, осознавая, что, очевидно, из-за крайнего утомления немного задремала. Она громко закричала от страха, увидев, что в комнату входит Нил Патчетт.

У нее перехватило дыхание, как будто от долгого бега.

– Что он здесь делает?

За ним в комнату вошли Айвен Патчетт и шериф Джолли.

– Мисс, вы здесь выдвинули довольно серьезные обвинения, – сказал ей Айвен. – Когда Фриц сказал мне, что здесь происходит, я потребовал, чтобы вы повторили свои обвинения в присутствии моего сына. Привет, Велта.

Велта отреагировала на появления Айвена примерно так же, как и Джейд отреагировала на Нила.

– Привет, Айвен.

– Ну, эти двое и наделали же тут дел, а?

– Да.

– Я ничего не наделала! – закричала Джейд, возмущенная тем, что Айвен пытается перетянуть ее мать на свою сторону в осуждении нашкодивших детей. – Это сделали со мной. Я ни в чем не виновата.

– Кончай, Джейд, – вмешался Нил, впервые открывший рот. – Ты что, всерьез думаешь, что кто-нибудь поверит, что тебя изнасиловали?

– Никто и не должен мне верить на слово. Пусть посмотрят на снимки, сделанные в больнице. И лабораторные исследования подтвердят, что я говорю правду.

Нил уселся на край стола.

– Я и не говорю, что этого не было, – сказал он спокойно. – Я только говорю, что ты преувеличиваешь, все было не совсем так.

– Ничего я не преувеличиваю! – Если бы не спинка стула, она бы отпрянула от него еще дальше. Он вызывал у нее чувство глубокого отвращения, несмотря на смазливую физиономию.

– Ладно, давайте разберемся, – вмешался шериф Джолли, беря инициативу в свои руки.

– Нил, слезь со стола, пожалуйста. – Он указал на стул у стены. – Айвен, садись сюда. Айвен сел, затем взглянул на Велту.

– Сегодня у тебя оплачиваемый выходной.

– Спасибо.

Джейд посмотрела на мать, разозленная тем почтительным тоном, которым та разговаривала с Айвеном Патчеттом.

– Хорошо, Джейд, – произнес Фриц, переключив ее внимание на себя. – Пожалуйста, расскажи нам еще раз обо всем, чтобы и Айвен с Нилом слышали.

Слова шерифа прозвучали достаточно требовательно. Джейд не знала, нужно ли ей в присутствии Нила и его отца вдаваться в деликатные подробности того, как ее насиловали. Однако, если дело дойдет до суда, ей придется обо всем рассказывать и при большей аудитории.

Айвен, казалось, смотрел на нее с пониманием, однако она чувствовала в его казалось бы доброжелательном взгляде искорки злобы. Нил встал у противоположной стены, скрестив руки на груди. На лице его была самодовольная ухмылка.

– Ну, Джейд, интересно послушать, как я тебя насиловал.

Его наглый тон разъярил ее. Нет, ему не удастся выпутаться, даже если ей придется повторить свою историю тысячу раз.

Отхлебнув немного теплого содового раствора, который ей принес помощник шерифа, она начала с рассказа о том, как в машине Донны Ди, на которой они ехали, кончился бензин, и закончила своим прибытием в больницу.

– Ну и нашли вы этого загадочного ниггера? – спросил Айвен у Фрица.

Шериф покачал головой. – Она не сообщила ни одной приметы, по которой мы бы смогли его обнаружить.

– X-м. – На губах Айвена появилась довольная улыбка.

– Он действительно был, – настаивала Джейд. – В том состоянии, в котором я находилась, я не смогла бы сама добраться до города.

– Папа тоже так говорит, – произнес Нил. – Твое так называемое «состояние» было не таким уж плохим, как ты пытаешься изобразить. У тебя было полно времени дойти до города, и ты это и сделала. Но пока шла, ты испугалась. Ты вспомнила о Паркере и о том, что он подумает, когда узнает о нашем небольшом междусобойчике.

Джейд вскочила.

– Не смей произносить его имени! Ты недостоин этого. Лучше еще раз изнасилуй меня, только не впутывай сюда Гэри.

– Пожалуйста, Джейд, сядь. – Велта схватила ее за руку и опять усадила на стул.

Айвен закурил сигарету и долго махал спичкой, чтобы загасить ее. Потом бросил на пол.

Шеф Джолли сказал:

– Нил, тебе не обязательно отвечать на какие-либо обвинения.

– Да пусть ее. Она все врет.

– Айвен, ты уверен, что не надо вызывать сюда твоего адвоката?

– Пренебрежем этим нашим правом. Зачем беспокоить его в такую рань? Нам нечего скрывать. Мо-жт, спросишь мальчика о чем хочешь?

Фриц обратился к Нилу:

– Что произошло, когда вы подъехали к Донне Ди и Джейд?

– Все было так, как говорила Джейд, – ответил он. – Мы предложили ей поехать с нами. Она сама залезла в мою машину. Она даже перебралась на заднее сиденье и села рядом с Ламаром…

– Так вы не затаскивали ее насильно в свою машину?

– Конечно нет.

– Потому что я думала, что Донна Ди тоже поедет, – быстро вмешалась Джейд. – Когда я увидела, что они собираются бросить ее одну, я попыталась выйти. Они не дали мне. Они не впускали ее и не выпускали меня.

Нил рассмеялся.

– Мы просто шутили. Разыграли похищение. Просто ребячились.

Он стал продолжать с этого места и рассказал о том, что они приехали на то место, около канала.

– Джейд вышла и сидела там, пока мы пили пиво.

– А что мне оставалось? – объяснила она. – Когда ты сказал, что вы собираетесь делать, я побежала. Скажи им, Нил. Ты знаешь, что это так. Я хотела от вас убежать.

– Нил, что ты на это скажешь? – спросил Фриц.

– Я сказал ей, что мы собираемся трахнуть ее.

Велта прижала руку к сердцу и положила ногу на ногу. Айвен затянулся сигарой. Фриц потер висок.

– Это подтверждает рассказ Джейд.

– Тогда я повернулась и побежала в сторону дороги, – сказала она. – Но я не успела далеко убежать. Нил схватил меня за волосы и бросил на землю.

Нил беспокойно пожал плечами.

– Она сказала что-то вроде «ничего у вас не выйдет», но она при этом смеялась.

– Ничего подобного я не говорила и уж конечно не смеялась. Я испугалась до смерти.

– Испугалась трех своих друзей? – недоверчиво фыркнул Айвен.

– Она действительно побежала, – сказал Нил, – но не в полную силу, было видно, что она хотела, чтобы ее поймали. Я действительно схватил ее за волосы. Мы немного поборолись. Она делала вид, что сопротивлялась, – так, в шутку.

– Это ложь, – прошептала Джейд, качая головой. – Это ложь. Он сделал мне больно, он содрал с меня… – Вдруг ее осенило. Она посмотрела на заляпанные грязью джинсы Нила – те самые, которые были на нем вчера вечером. – Он содрал с меня колготки, затем трусики и положил их в карман джинсов. Проверьте его карман.

– Нил? – Фриц знаком потребовал, чтобы парень подчинился. Айвен повернул голову и через плечо смотрел, как Нил полез в карман и вытащил из него узенькие желтые трусики. Велта узнала их и прикрыла рот рукой от удивления.

Нил с видом сожаления посмотрел на Джейд и тихо сказал:

– Ты же сама оставила их мне на память, лапочка. Ты что, не помнишь?

– Он лжет! – Джейд вскочила со стула, обежала вокруг стола, нацелившись ногтями в его наглую физиономию. Фриц схватил ее за руку и усадил на место.

Дверь отворилась, и в комнату заглянул помощник шерифа.

– Все в порядке, шериф?

– Все нормально, – успокоил он помощника.

– Шериф, я насчет отчета из лаборатории.

– Да, мне хотелось бы прочитать официальный отчет, как только он будет готов.

– Так вот в этом-то и проблема, шериф Джолли. – Он нервно дернулся. – Я как раз пришел вам сказать. Все мазки и все остальное они по ошибке выбросили. Сегодня утром они сожгли все, что относилось к мисс Сперри, в больничном мусоросжигателе.

Силы покинули Джейд, когда она услышала это. Она повисла на руке Фрица и позволила ему отвести себя на свой стул. С криком отчаяния она опустила голову. Все реальные улики изнасилования уничтожены. Даже если врач из «Неотложной помощи» будет свидетельствовать в ее пользу, все, что он сможет сказать, это то, что у нее был половой контакт и что, по всей вероятности, он происходил довольно грубым образом. При перекрестном допросе его показания окажутся бесполезными. Кроме того, он не сможет сказать, кто были насильники.

Все, что было сказано в этой комнате, никогда не сможет стать полноценными показаниями в суде – даже признание Нила, что у него была с ней интимная связь. Он в любую минуту может изменить свой рассказ и полностью отрицать свое участие во всей этой истории. С этого момента им всем противостоит только показание самой Джейд.

Но даже сейчас, под гнетом мрачного отчаяния, душившего ее, мелькнул луч новой надежды. Она резко подняла голову:

– Донна Ди.

– Что? – шериф Джолли повернулся к ней.

– Вызовите Донну Ди. Она скажет вам, что я сопротивлялась. Она видела, как я пыталась выбраться из машины Нила. Она подтвердит, что я не по своей воле поехала с ними.

Фриц посмотрел на часы, затем сказал своему помощнику:

– Позвони Джо Монро. Постарайся поймать девчонку, пока она не ушла в школу. Скажи ей, что я хочу, чтобы она заглянула сюда, но не говори зачем.

Помощник натянул шляпу и нырнул в дверь. Они стали ждать. Велта забрала трусики Джейд со стола и спрятала их в свою, сумочку. Айвен попросил кофе, которое было ему подано угодливой секретаршей. Нил вышел, чтобы купить кока-колу в автомате в вестибюле. Чтобы не видеть его, Джейд закрыла глаза.

Ей ужасно хотелось спать; хотелось сбросить с себя больничную одежду и эти дурацкие тапочки; хотелось расчесать волосы и почистить зубы; хотелось поплакать в одиночестве над тем, что было безвозвратно утрачено, – над своей невинностью.

«Гэри, Гэри», – стонала Джейд про себя. Он не осудит ее за то, что случилось, но она не настолько наивна, чтобы не понимать, что все это отразится на их отношениях. Сознавая, насколько это разобьет его сердце, она решила наконец не думать обо всем этом и сконцентрироваться на чем-нибудь другом.

Джейд слышала, как Айвен спросил у ее матери:

– Сколько ты у меня работаешь, Велта? – Он все еще пыхтел своей мерзкой сигарой. Запах дыма вызывал у Джейд тошноту.

– Долго.

– Было бы непростительно расставаться из-за этого недоразумения.

Джейд подняла голову.

– Не старайтесь меня запугать, мистер Патчетт. Надеюсь, мама больше ни одного дня не будет работать на вашей вонючей фабрике. Я не хочу тех денег, которые она там зарабатывает. Не хочу, чтобы они шли на мою еду и на мои вещи.

Обычно Джейд никогда не разговаривала так со старшими. Но она стала жертвой жестокого насилия и, как всякое раненое животное, старалась дать отпор.

Айвен стряхнул пепел на пол и неодобрительно нахмурился.

– Ты бы, Велта, надела намордник своей девчонке. А то в выражениях она не стесняется.

Велта повернулась к Джейд и прошептала:

– Ну зачем? Ты все еще больше испортишь!

В эту минуту шериф Джолли ввел в комнату Донну Ди. Она робко остановилась на пороге, ее темные глаза перебегали с одного лица на другое. Наконец они остановились на Джейд.

– Что происходит? Что случилось? Почему ты в таком наряде?

– Проходи сюда, Донна Ди. – Шериф слегка подтолкнул ее вперед и выдвинул единственный оставшийся стул. – Садись. Мы хотим задать тебе несколько вопросов.

– О чем? – Голос ее дрожал от страха и непонимания того, что происходит. – В чем дело? Кого-нибудь убили или что?

– Ничего такого, – ответил Фриц, стараясь успокоить нервничающую девушку. – Вчера вечером случилась одна неприятность. Ты можешь помочь нам кое в чем разобраться.

– Я? Какая неприятность?

– После того как в твоей машине кончился бензин, что-то произошло, – сказал он.

– Я все же добралась до дома, все в порядке.

– А Джейд?

Донна Ди повернулась к Джейд.

– Что случилось? У тебя ужасный вид.

– Меня изнасиловали.

Донна Ди громко ахнула. Ее маленькие глазки буквально вылезли из орбит.

– Изнасиловали? О Боже. Джейд, неужели это правда? Изнасиловали?

– Она это утверждает, – протянул Нил. Донна Ди резко повернула голову в его сторону.

– Она же была с вами. Как же ее могли изнасиловать?

– Он это и сделал! Он, Хатч и Ламар изнасиловали меня.

В течение нескольких секунд Донна Ди не могла оправиться от шока.

– Хатч тебя насиловал? – прохрипела она.

– Она все врет, – произнес Нил.

– Заткнитесь! – Голос шерифа Джолли прозвучал как удар кнута. – Все! Это мой кабинет. Я здесь начальник, и я задаю вопросы! – Он помолчал немного, чтобы дать возможность Джейд и Нилу как следует успокоиться, потом обратился к Донне Ди, которая быстро-быстро моргала глазами.

Джейд видела, как черные глаза подруги скользят по ее растрепанным волосам, царапинам на руках, больничной одежде.

– Изнасиловали? – она произнесла это слово одними губами, но вслух не издала ни звука, то ли опасаясь гнева шерифа, то ли не веря тому, что услышала. Эмоции захлестывали Джейд, однако, сдавшись, она кивнула.

– Донна Ди? – Шериф подождал, пока внимание девушки опять не вернется к нему. – Джейд утверждает, что эти ребята подъехали к вам, когда вы застряли на приморском шоссе. Она говорит, что они затащили ее в машину Нила, затем не выпускали ее, когда стало очевидным, что они тебя с собой не берут. Джейд уверяет, что она чуть ли не драку устроила, чтобы выбраться из машины. Она говорит, что кричала и стучала в заднее стекло. Нил же утверждает, что все это было в шутку и что Джейд прекрасно знала, что все это розыгрыш. Я понимаю, что ты не можешь давать показания относительно того, что произошло потом. Однако мы бы хотели, чтобы ты рассказала о том, какое настроение было у всех вас, когда мальчики уехали с Джейд на машине.

Айвен наклонился к ней и положил ладонь ей на руку:

– Мы не отрицаем, что ребята немного с ней поразвлекались, понимаешь?

Донна Ди перевела взгляд на Джейд. Та посмотрела ей прямо в глаза.

– Они действовали по очереди. Нил это признал. А теперь Джейд резко передумала и решила обвинить этих ребят в том, что они действовали силой. Ты думаешь, это справедливо?

– Айвен, – резко вмешался Фриц. – Дальше разговор поведу я.

С растущим беспокойством Джейд видела, как меняется выражение лица Донны Ди. Когда она только вошла в комнату, то была испугана и озадачена. Затем, узнав, что Джейд подверглась насилию, Донна Ди смотрела на нее с жалостью. Теперь же она смотрела на нее с выражением зарождающегося подозрения. Айвен Патчетт намеренно вызвал у нее это, придавая всей истории оттенок сексуального приключения и смягчив мотив насилия. Он, как и все остальные, знал о том, как она относится к Хатчу, и успешно разжег в ней огонек ревности.

– Донна Ди, я ни в чем не виновата, – серьезно сказала Джейд. Голос ее дрожал. – Я ничего не делала, чтобы спровоцировать их на это. Я даже не хотела ехать с ними. Ты была там. Ты это знаешь. Они заставили меня.

– Донна Ди?

Та по-прежнему не сводила глаз с умоляющего лица Джейд, даже когда повернула голову в сторону шерифа.

– По-моему, они были немного нетрезвые.

– Нил тоже признал это. Они действовали грубо? Оскорбляли? Как-нибудь угрожали? Донна Ди нервно облизнула губы.

– Нет. Они были как всегда. Дурачились. Ну вы знаете. Как обычно.

– Расскажи им, что произошло, когда я оказалась у них в машине, – подсказала Джейд. – Ты же видела, как я вырывалась, Донна Ди.

Та бросила на нее нетерпеливый взгляд, прежде чем произнести:

– Это правда.

Джейд издала вздох облегчения: наконец хоть кто-то принял ее сторону и поддержал ее.

– Когда Джейд оказалась в их машине, она начала стучать в окна.

– Ну, конечно. Я же говорила вам, помните?

– Ты можешь сказать, что она пыталась выбраться? – спросил шериф, не обращая внимания на Джейд.

– Ага. Ламар удерживал ее на заднем сиденье. Она пыталась пролезть между сиденьями и ухватиться за ручку или за ключ зажигания. Нил стукнул ее по рукам. Мне показалось, что Нил держал ее за запястья.

– Ну да. Посмотри. – Джейд протянула вперед руки, вокруг запястий были видны темные круги синяков.

Увидев ее запястья, шериф Джолли нахмурился. Он уставился на пол у себя под ногами, с силой кусая нижнюю губу. Затем взглянул на Айвена.

– Значит, они увезли ее насильно.

– Ну да! – воскликнула Джейд.

– Я этого не говорила.

На фоне радостного восклицания Джейд слова Донны Ди прозвучали глухо.

– Что? – Джейд с испугом посмотрела на Донну Ди.

– В машине была возня, – торопливо продолжала та, – но ребята просто баловались, понимаете? Они дразнили Джейд. Меня ведь тоже оставили одну на дороге.

Джейд встала со своего стула.

– Что ты говоришь, Донна Ди?

– Сядь, Джейд.

– Кончай, ладно, – со скучающим видом произнес Нил.

– Джейд, ты ведешь себя неразумно, – сказала Велта.

– Она говорит неправду и прекрасно это понимает! – сказала Джейд, вне себя от отчаяния, обвинительным жестом указывая на Донну Ди.

Поскольку материальные улики были уничтожены – а она была убеждена, что это не было случайностью, – ее единственной надеждой было добиться наказания обидчиков с помощью свидетельницы. Конечно, Донна Ди не присутствовала при непосредственном нападении на нее, однако она могла подтвердить слова Джейд о том, что в машине ее удерживали насильно. В сочетании со свидетельски ми показаниями доктора это могло бы подействовать на решение присяжных в ее пользу.

Джейд ударила своими разбитыми ладонями по столу и наклонилась к Донне Ди.

– Я знаю, что ты стараешься выгородить Хатча, но он насильник. Он меня изнасиловал, – сказала она, четко выговаривая каждое слово.

– Хатч никогда бы этого не сделал.

– Но он сделал.

Донна Ди отвернулась от Джейд и устало посмотрела на шерифа Джолли.

– Это все, что я знаю. Могу я теперь идти?

– Донна Ди, не делай этого, – умоляюще обратилась к ней Джейд, но шериф отодвинул девушку в сторону и помог Донне Ди подняться со стула. Джейд протянула к ней руку, но Донна Ди отпрянула.

– Хатч не заслуживает твоей защиты, – закричала Джейд. – Взял меня силой. Ради Бога, Донна Ди, скажи им правду!

Донна Ди резко обернулась, глаза ее блеснули.

– Правду? Хорошо, я скажу им правду. – Она обратилась к остальным. – Неделю тому назад Джейд сказала мне, что ей надоело ждать до замужества и ей хочется секса. Она сказала, что хочет уговорить Гари Паркера заняться сексом. – Она злобно посмотрела на Джейд. – Думаю, вчера вечером ты получила такую возможность, правда? Целых три раза! Один раз с Нилом. Один – с Дакаром. И еще один… с Хатчем.

Джейд открыла рот для ответа, но не смогла издать ни звука. Донна Ди бросила на нее прощальный взгляд, полный ненависти, затем открыла дверь и вышла.

После того как дверь за ней захлопнулась, в комнате воцарилась гробовая тишина.

Нил заговорил первым:

– Я же сказал вам, что ей этого хотелось.

Шериф неприязненно взглянул на него, но Джейд была так ошарашена, что не заметила этого.

– Нил, – сказал Фриц, – можешь идти. Айвен, подожди меня на улице, я хочу поговорить с тобой, пока ты не ушел.

Поднимаясь, Айвен успокаивающе положил Велте руку на плечо.

– Просто ужасно, как наши деточки позорят нас, правда? – и вышел за Нилом.

– Джейд, так ты будешь подавать официальную жалобу?

Она не сразу поняла, что шериф имеет в виду. Она все еще не оправилась от предательства Донны Ди.

– Что?

– Ты хочешь официально обвинить ребят в изнасиловании?

– Да.

Фриц быстро взглянул на Велту, затем опять на Джейд.

– Подумай об этом как следует и не торопись подписывать бумаги.

– Я не хочу ни о чем думать, – сказала она. – Они изнасиловали меня и пусть так же помучаются, как мучалась я. – Подлость Донны Ди ранила ее так же больно, как и само насилие. И говоря «Они поплатятся за все, что мне сделали», она имела в виду и Донну Ди тоже.

Фриц устало вздохнул и пошел к двери.

– Хорошо. Иди домой. Я пришлю тебе все бумаги попозже, когда их напечатают.


предыдущая глава | Скандальная история | cледующая глава



Loading...