home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 17

– Ура! – закричала Харриет. – Я же говорила, что старый жадюга не поможет ей бросить нас! Вы должны мне пони, папа.

Элли вновь заговорила учительским тоном:

– Пожалуйста, мисс, выражайтесь о старших уважительно, особенно о моем деде. И я считаю своим долгом сообщить, что старый жадюга предложил мне увесистый кошелек за то, чтобы я бросила тебя. Или по крайней мере уехала из Лондона.

Джек отослал свою лошадь домой с грумом. Он уселся рядом с Харриет, напротив Элли и Мэри Крандалл.

– Но вы его не взяли, – предположил он.

– Нет, не взяла. Я остаюсь.

Миссис Крандалл облегченно вздохнула, а Харриет снова принялась издавать радостные вопли, пока кучер не спросил, обернувшись:

– У вас все в порядке, кэп?

– Нет. То есть да, все в порядке, Джеймс. Поезжайте. Но вы, мисс Силвер, у нас не останетесь.

Элли уже приняла решение. Довести лорда Монтфорда до апоплексического удара составляло только часть ее решения.

– Нет, остаюсь. Я понимаю, что это противоречит всему, что я говорила раньше, однако я пришла к выводу, что я нужна здесь.

– Это мой клуб, мой дом и моя подопечная. Я говорю – нет.

– Папа!

– Замолчи, Харриет, я разговариваю с капитаном. Итак, сэр?

Джек глубоко вздохнул:

– Я пришел к выводу, что ваше присутствие в «Красном и черном» неприлично.

И это было истинной правдой.

Мисс Силвер пощелкала языком – как настоящая гувернантка.

– Теперь? Когда прошло столько времени? Разве не об этом я говорила вам с того момента, как приехала в «Красное и черное»?

– Жаль, что мы не заключили пари. Я должен был бы вам лошадь.

– Не говорите глупостей. Вы просили меня остаться. По сути, вы просто умоляли меня не оставлять вас одного с ребенком, с которым вы не умеете обращаться. Вы предложили мне хорошее жалованье и пошли на уступки. – Имя Рашель Пуатье осталось неназванным, но ее изгнание словно висело в воздухе между ними.

– Одно дело тогда, другое дело теперь, – не соглашался Джек.

– Ничего не изменилось.

– Все изменилось. Во-первых, вы внучка Монтфорда.

– Я внучка Монтфорда с самого рождения. Сегодня я не более близкая ему родственница, чем была вчера. В сущности, даже меньше, потому что теперь я тоже не желаю признавать наше родство.

Джек не обратил внимания на ее объяснения.

– А Хэпворт опубликовал свою злобную ложь.

– Утром он ее опровергнет.

– Таким мелким шрифтом, что никто не сможет ее прочесть, если и найдут заметку на последней странице, куда он ее засунет.

– Но я буду знать, что заметка там есть. Вы и Харриет уже знаете правду, знает ее и мистер Берквист и персонал клуба. Мнение остальных не имеет значения.

Джек похлопывал кнутом для верховой езды по высокому голенищу сапога.

– Вы всегда говорили, что для вас имеет значение хорошее мнение любого жителя Лондона, если не всей Британской империи.

– Однако вы убедили меня, что это глупо. Вся ваша карьера – пример того, как можно жить своей жизнью, в соответствии со своим решением, а не с решением кого-то другого.

Его собственные резоны теперь обратились против него, тогда как он пытался прибегнуть к противоположным резонам. Но Джек не обратил на это внимания и продолжал, как если бы мисс Силвер ничего не сказала:

– Ню теперь мы с Харриет хорошо знакомы, и у меня нет сомнений, что мне удастся ее воспитать. Это маленькая леди, которая прекрасно себя ведет.

Мэри Крандалл кашлянула в кулак, а Харриет сказала:

– Папа, если вы будете и дальше так лгать, у вас вырастет нос, а глаза станут косить. Так всегда говорила миссис Семпл.

– Сиди тихо, Харриет, когда взрослые разговаривают.

– Я думала, что вы говорите обо мне.

– Не вмешивайся. Ты еще слишком маленькая, чтобы понять всю ситуацию полностью.

Элли в отличие от Харриет понимала ситуацию прекрасно. Она-то была отнюдь не маленькой. Но она была и не так стара, чтобы жить под одной крышей с мужчиной и не вызвать косые взгляды. Теперь, когда стало известно, что она принадлежит к тому же слою общества, что и капитан – слою, в котором он родился, во всяком случае, – он не мог играть с ее репутацией, не женившись на ней. Кодекс благородного поведения не позволял капитану Эндикотту держать женщину благородного происхождения, достигшую брачного возраста, в холостяцкой квартире. Бедная гувернантка без всяких связей или гувернантка среднего возраста – это совершенно другое дело, ей почти не грозил общественный остракизм. Джек мог не волноваться, что общество думает о нем лично, но его очень даже волновало, как бы ему не оказаться женатым человеком.

– Капитан, – сказала Элли, – перестаньте ткать полотно из лунных лучей. Я не знаю, чем вы озабочены больше – моими высокопоставленными родственниками или моей низко опустившейся репутацией, но я понимаю одно: надеяться мне не на что. То есть кроме моего жалованья.

Харриет посмотрела на Джека.

– Что она хочет сказать – не на что надеться? Это значит, что вы не купите ей лошадь?

– Это значит, моя дорогая, следующее, – сказала Элли, не глядя на капитана. – Я не надеюсь, что он предложит мне замужество, а если и предложит по каким-то несерьезным соображениям, я откажусь. Я никогда не выйду замуж за владельца игорного притона.

– «Красное и черное» – вовсе не притон, – возразил Джек.

– Это самое лучшее казино, – с гордостью подтвердила Харриет. – С совершенно новыми колодами карт каждый вечер и с настоящими свечами, а не сальными.

– Да, против этого трудно устоять. Но ты ошибаешься, Харриет, все равно «Красное и черное» остается местом, куда джентльмены приходят, чтобы пить сверх меры, заключать пари сверх их доходов и вести себя неприлично с хорошенькими женщинами. Гувернантка поступает на такое место, которое ей предлагают. Леди так не делает, потому что она должна думать о будущем своих детей. Станут ли ее сыновья, когда вырастут, шулерами и игроками в кости? А ее дочери будут ли сдавать карты? Таких детей никогда не будут принимать в высшем обществе, у них никогда не будет возможности выбрать себе карьеру и супругов. – Элли повернулась к Джеку, улыбаясь, словно желая показать, что ничего личного в ее отказе от предложения, которое ей сделали, нет. – Так что, как видите, сэр, вам ничего не грозит.

Кнут застучал по ноге чаще.

– Все равно вам нельзя оставаться.

Он говорил серьезно. Раньше Элли не верила, что это так. Теперь ей пришлось поверить. Она сжала свой почти пустой ридикюль, вспомнила о деньгах, которые швырнула к ногам деда, и улыбка исчезла с ее губ. Она только что сожгла последние мосты, которые еще не рухнули под ней; теперь лодка ее жизни разбивалась вдребезги. Она лишь надеялась, что никто не заметит комка у нее в горле, когда спросила:

– Значит, вы просто вышвырнете меня, да?

– Ну конечно же, нет, черт побери. Не будьте дикой уткой.

– Папа, вы же не станете выражаться в присутствии леди. И я не думаю, что нужно называть ее какой-то там уткой. Может быть, голубкой?

– Оба они – павлины, – пробормотала Мэри Крандалл.

Но Элли уже опять улыбалась. Джек снова стал тем донкихотом, которого она знала и который ей нравился. Впервые с тех пор, как она села в карету, она смогла спокойно откинуться на подушки.

Она притянула Харриет к себе.

– Держу пари, у капитана есть какой-то план.

– Черт… вот именно, есть. Однако мне показалось, что мы решили больше не заключать пари с ребенком.

– Я не ребенок, и я никуда не поеду, – воскликнула Харриет.

– Ты еще не слышала, какой план составил капитан.

Харриет прижалась к Элли теснее.

– Вы сказали, что я могу остаться.

– Я согласился, что ты можешь остаться на некоторое время, но не навсегда. И потом, ты будешь рядом.

– Где? – спросила Харриет, так что Элли не пришлось делать это самой…

– В доме графа Карда. По другую сторону Гросвенор-сквер, напротив дома Монтфорда. Это, конечно, дом моего брата, но он самый славный брат в мире, и я жду от него письма со дня на день. Дом сейчас подновляют и освежают, поэтому я и не поселил вас там сразу же. Вся прислуга либо уехала в деревню с Тузом и Нелл, либо в отпуске, так что там никого нет, кроме рабочих. Боюсь, вам придется немного самой о себе позаботиться, потому что мне не по карману нанять много прислуги на время, однако вы можете по-прежнему приходить к нам столоваться, либо мой повар будет присылать вам еду.

Миссис Крандалл кивала в знак одобрения, а Элли взвешивала открывающиеся возможности. Харриет все еще хмурилась.

– Не понимаю, какая разница.

Джек рассматривал кнут, как будто с ним могло что-то случиться оттого, что он беспокойно крутил его в руках.

– Понимаешь, малышка, ни один джентльмен не пригласит в дом, где живет его семья, человека хотя бы немного непорядочного. Моя невестка, леди Кард, может приехать в город со своими детьми, и я никогда не попросил бы ее поселиться у себя в доме… – Он запнулся, не найдя подходящего слова.

Харриет кивнула с умным видом.

– Птицы не пачкают у себя в гнездах. Так всегда говорила миссис Семпл.

– Вот, именно. Так что репутация мисс Силвер не пострадает больше, чем уже пострадала. И Кард-Хаус определенно более подходящее место для ребенка.

– А мне нравится клуб!

– Тебе понравится и Кард-Хаус. Там есть настоящая детская, классная комната и гостиная. И там много игрушек. Куклы Лотти все еще в доме, держу пари.

– Кому они нужны, эти куклы!

– Большинству маленьких девочек. Нотам должны быть модели парусников, бирюльки, полки с книгами о пиратах и заблудившихся принцах. Тебе понравится. Если нет, мы посмотрим, что есть на чердаке, когда дезинсекторы покончат со своей работой.

– Дезинсекторы? – слабым голосом переспросила Элли. Паразиты в ее представлении были хуже грехов.

Джека это не тревожило.

– Туз никогда не говорил о термитах, так что вряд ли стены рухнут вам на голову.

– А мышки? – Харриет выпрямилась, отодвинувшись от Элли. – Можно я возьму несколько штук? Я посажу их в клетку.

Элли содрогнулась. Джек заметил это и сказал:

– Это вряд ли возможно. Но в Кард-Хаусе есть свои конюшни. Так что посмотрим, может быть, мы добудем для тебя пони, и ты сможешь ездить в парк. Тебе понравится.

– Одна?

– Конечно, нет. – Господи, кто знает, каких неприятностей можно ждать от Харриет, сидящей на лошади? – Ты вообще-то умеешь ездить верхом?

Харриет отрицательно покачала головой. Джек повернулся к Элли с вопрошающим видом. Той пришлось признаться, что и она не умеет ездить верхом.

– Я буду приходить к вам, когда смогу, и учить вас обеих.

Харриет, судя по всему, это не убедило.

– Там есть парк на другой стороне улицы. И сад позади дома. Там есть фонтан и… оранжерея. – Он попытался припомнить, в какие игры играли они с братом. – Там раньше была мишень для стрельбы из лука и набор для игры в крокет.

Нижняя губа у Харриет выпятилась и задрожала.

– Вы же сказали…

О Господи.

– Я позволю тебе завести собаку.

– Я хочу котенка.

Только что отделанный дом превратится в зверинец, и Туз убьет его. Джек пошел на компромисс:

– Кошка будет жить в конюшне.

Элли размышляла.

– Нам понадобится служанка, чтобы помогать со стиркой, стряпней и мытьем. У меня нет особого опыта в ведении хозяйства, но я охотно научусь. Я могу платить ей из своего жалованья, раз мне не придется тратиться на комнату и стол. Не имея работы, мне пришлось бы все равно где-то снимать комнату.

– Ничего подобного, – сказал Джек. – Я взял на себя ответственность за Харриет – да поможет мне небо, – так что я отвечаю и за ее удобства. Вам платят зато, что вы учите ее и состоите в ее компаньонках, а не для того, чтобы вы тратили собственные деньги.

Элли знала, что финансовое положение Джека отнюдь не лучезарно. Он ведь отдал в заклад свои пистолеты? Но она знала, что джентльмены очень щепетильны в денежных вопросах. И не менее щепетильны они во всем, что касается их гордости и чести. Поэтому Элли спросила:

– Вы уверены?

– В чем, что мне по средствам нанять служанку, пока не вернется прислуга Алекса? Конечно. И я могу велеть одному из новых служащих спать там, выполнять всю мужскую работу – быть посыльным, мажордомом, чем угодно. Я уже плачу ему жалованье, так что какая разница, где он будет жить.

Элли вздохнула с облегчением. Мысль о том, что придется ночевать одной в огромном пустом доме, а днем иметь дело с незнакомыми рабочими, пугала ее. Капитан ни за что не нанял бы человека, которому не доверяет, так что они с Харриет будут в полной безопасности.

– А миссис Крандалл? Может ли Мэри тоже поселиться с нами?

Джек вопросительно посмотрел на миссис Крандалл.

– Думаю, что я могла бы, на какое-то время. Один джентльмен решил, что может иметь экономку, которая к тому же будет согревать ему постель без церковного обряда. Он, должно быть, видит вещи иначе, чем я, а я не желаю плясать под его дудку. А там не будет никаких слуг, которые стали бы смотреть на меня сверху вниз, как на второй сорт. И потом, мисс Силвер, вы говорили серьезно, когда обещали научить меня читать?

– Конечно. Тогда мужчины станут еще больше вами восхищаться.

– Значит, договорились? – спросил Джек.

– Я хочу канарейку!

– Слишком поздно, малышка. Ты согласилась на кошку, которая будет жить на конюшне, – сказал он, взъерошив рыжие кудри девочки. Когда карета остановилась перед «Красным и черным», он снова обратился к Элли: – Мне понадобится день-другой, чтобы обо всем договориться. Мне нужно будет уведомить архитектора и сделать так, чтобы хоть одно крыло годилось для проживания, даже если ему придется отложить ремонт других частей дома. Боюсь, что там будут рабочие, шум и запах краски, но вы хотя бы будете жить в приличном месте.

– Несколько лишних дней – какая разница? И мне будет спокойней, зная, что у нас есть разрешение вашего брата.

– Я же сказал вам, Алекс не будет против. Окажись он сейчас в Лондоне, он просто потребовал бы, чтобы вы остановились у него в доме.

Если бы граф был сейчас в Лондоне, не случилось бы вообще ничего из того, что случилось на прошлой неделе. Однако Элли улыбнулась, а Джек помог ей выйти из экипажа. На этот раз она оперлась о предложенную ей руку и не выдернула свою, когда он удержал ее руку дольше, чем в том была необходимость.

Харриет потянула Джека за фалду фрака.

– Но вы будете навещать нас, да, папа Джек?

– Конечно, иначе я буду очень скучать по Джокеру.

Когда они подошли к красной двери, Джек велел Харриет отвести Джокера на задний двор, чтобы поговорить с ним о переезде. Девочка быстро убежала.

Прежде чем подняться в свою комнату, Элли прикоснулась к руке Джека.

– Вы уверены, что все это осуществимо? Как бы экономно мы ни жили, все равно нужно оплачивать содержание еще одного дома. Я с радостью откажусь от жалованья на эту четверть года.

– Как, не иметь денег на всякие мелочи? Или вы думаете, я не заметил, что у вас рваные перчатки и всего три платья? Вы заслужили свое жалованье, все до последнего шиллинга. Видит Бог, больше никто не взял бы на себя заботы об этой невоспитанной девчонке. Но я справлюсь, не беспокойтесь. У меня еще есть немного имущества, которое я могу поставить на кон. То есть заложить. И я могу начать играть по-крупному. В конце концов, именно так я добыл деньги на покупку клуба.

– Но ведь вы могли проиграться!

– Тогда бы я занял денег у брата. – В голосе Джека послышалось легкое раздражение. – Но я не хотел начинать с этого. Я хотел доказать ему, да; пожалуй, и самому себе, что сам могу проложить себе дорогу в жизни.

Элли коснулась его руки.

– Мне жаль, если вам придется обращаться к нему из-за нас.

Джек схватил ее ладонь.

– Мне тоже будет жаль, если до этого дойдет, но я довольно скоро смогу вернуть ему долг. Вы будете в безопасности вне этого дома, а это куда важнее.

Элли попыталась не обращать внимания на то, что он все еще держит ее за руку, но это было трудно.

– В безопасности? – спросила она. – Вы ведь не считаете, что поджигатель устроил пожар из-за меня? Я не могу поверить, что Монтфорд мог пойти на такое, лишь бы избавиться от столь незначительной родственной связи, какой бы нежелательной она ни была.

– Нет, опасен не Монтфорд и не поджигатель, хотя мне хотелось бы узнать, кто этот негодяй. Но вам будет безопасней в Кард-Хаусе – то есть вам ничто не будет угрожать с моей стороны. Наверное, мне следует извиниться за вольности, которые я позволил себе вчера ночью, но продолжать я не собираюсь. Хуже того, я не могу обещать, что этого не повторится. Вот почему вам нельзя здесь оставаться.

– Вы… хотите еще раз поцеловать меня? – Значит, это не было минутным безумием после пожара?

Джек поднес ее руку в штопаной перчатке, перевернул ладонью вверх и коснулся губами кожи между перчаткой и рукавом.

– Вы представить себе не можете, как мне этого хочется.

– Поцеловать именно меня? А не любую женщину вообще?

– Вас, мисс Эллисон Монтфорд Силвер. Я бы целовал вас до тех пор, пока у вас не подогнулись бы колени.

Они и так уже подгибались.

– И пока вы не начали бы задыхаться.

Элли уже и так задыхалась.

– И позволили бы мне распустить ваши волосы…

Рука Джека уже протянулась, чтобы вытащить шпильки.

– И отнести вас в спальню.

Тут Элли торопливо принялась собирать вещи, чтобы переехать в Кард-Хаус.


Глава 16 | Трефовый валет | Глава 18



Loading...