home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава седьмая

Утро вечера мудренее.

В поисках пирров данюшки так измотались, что когда Затычка обнаружил башню, у них хватило сил добраться до кустов и на скорую руку устроить место для ночлега.

На ужин сил не осталось. Сон сморил сразу, они даже не выставили дозорного.

Ночь прошла спокойно.

Утро принесло новые заботы и новые надежды.

Когда, наконец-то, нашлось логово пирров, возвращаться просто так, ничего не предприняв, показалось данюшкам очень глупым.

Кто знает, может именно сейчас появится самая лучшая возможность помочь пленникам, а они безнадежно упустят ее, преспокойно отправившись назад?

Ну, уж, нет! Сначала надо разузнать об этом месте поподробнее!

Обсудив все после пробуждения, друзья решили задержаться настолько, насколько хватит скудных запасов.

Только речь зашла о съестном, животы дружно напомнили, что вчера ужина не было и хорошо бы плотно позавтракать.

Шустрик умчался к реке с котелком за водой, а Затычка с Полосатиком стали сооружать хитрый костер – такой, чтобы дым не был виден из башни.

Шустрик вернулся быстро и без всякой воды.

– Там, на реке, чуть повыше, ну где ручей впадает, какой-то старикан с удочкой сидит! – сообщил он, махая котелком. – По виду – совсем не пирр. Что делать будем?!

– Сначала посмотрим! – Полосатик затушил только-только разгоревшийся костер. – Потом позавтракаем! Сейчас все равно жечь опасно – вдруг этот рыболов заметит. Пошли!

Они добежали до ручья и под прикрытием кустов стали рассматривать неожиданного удильщика.

Это был сухой, жилистый старик с темно-бронзовой, словно опаленной солнцем кожей и светло-голубыми, выцветшими от времени глазами.

Сгорбившись, он сидел на стволе дерева, которое кренилось к воде, и скоро должно было совсем упасть с подмытого берега, но еще крепко держалось корнями за сушу, борясь из последних сил. Старик удил рыбу длинным лиственничным удилищем с поплавком из пера крупной птицы.

“Этот человек кто угодно, но он – не из племени Пиррайя” – решил Затычка и без раздумий шагнул к старику.

– Здравствуй, дедушка! – приветствовал он. – Хорошо клюет?

Старик медленно обернулся.

– День добрый, внучек! – неторопливо сказал он. – Клюет так себе, уже поздно. Какой ветер занес тебя в это урочище зла?

Затычка присел на ствол дерева рядом со стариком, но вспомнил, что неучтиво говорить с незнакомым человеком не представившись, соскочил и поклонился.

– Я – Затычка из рода Розовых Данио! – сказал он. – Пусть Четыре Солнца всегда освещают твой путь!

Старик положил удочку и прижал к сердцу правую руку.

– Да будут к тебе благосклонны Земные Стихии! – учтиво ответил он. – Уже год я не видел свободных людей с равнин. Я – Молот из народа Халиб. В Союзе Королевств меня называют Мастер Халиб.

Шустрик с Полосатиком слышали весь разговор, и на последних словах старика Шустрик просто вылетел из кустов.

– Вы – Мастер Халиб?! – закричал он. – Так это вы год назад пропали из Аквилона?

– Да, это я! – подтвердил Мастер. – Только нельзя сказать, что я пропал. Меня просто-напросто похитили.

Через четверть часа они все вместе сидели вокруг вновь разведенного костра.

На огне варилась все та же похлебка.

– Как вкусно пахнет! – вздохнул Мастер Халиб. – За этот черный год я позабыл многое, очень многое… В том числе и вкус простой похлебки с ароматными кореньями из пряных садов Акватики и Ньямагола.

– Но вас же не охраняют? – удивился Шустрик. – Вы свободно бродите около башни, рыбу ловите. Почему не сбежите?

– Куда? Кругом горы. Меня приволокли сюда с завязанными глазами, и я даже не знаю, в какой стороне долина Мерона. Да и вам только кажется, что я свободен. На самом деле я прикован самой неразрывной на земле цепью и, наверное, обречен умереть здесь.

– Но почему?!! – воскликнули данюшки.

Мастер Халиб опустил голову и тихо сказал:

– Старый Молот свободен. На его руках и ногах нет оков. Он может свободно бродить по окрестностям, сидеть с удочкой на реке и клясть свое старое тело за слабость и беспомощность. Но один маленький мальчик прикован к стене в Серой Башне. Это мой внук. Кроме него у старого Молота на этом свете никого нет. Теперь вы понимаете, почему они меня не сторожат?

Данюшкам до боли стало жалко Мастера.

– Не смейте грустить, Мастер Халиб!!! – неожиданно выкрикнул весь взъерошенный, разозлившийся Полосатик.

Это было так непохоже на него, обычно спокойного и уравновешенного, что друзья даже удивились.

Сейчас Полосатик покраснел от негодования.

– Клянусь Великим Торакатумом, Четырьмя Солнцами и всем, чем хотите, мы вытащим оттуда вашего внука, да и других пленников тоже! Эти сволочи слишком рано решили, что им все дозволено! Нас уже четверо и мы что-нибудь обязательно придумаем!!!

– Вы поможете нам? – мягко спросил Шустрик, трогая Мастера за локоть.

– Да! – Мастер Халиб распрямился. – Великий Торакатум и Горная Дева послали вас нам в спасение, мальчики. Я помогу вам, потому что знаю: мой внук будет жить, лишь пока я полезен пиррам, а как только я стану им не нужен, они просто сбросят нас со скалы.

– Как они тут появились? – спросил Затычка. – Что это за место?

– Серую Башню построили не эти выродки, где им! – уверенно сказал Мастер Халиб. – Над ней трудились добрые мастера. Давно. Они поклонялись своим богам в здешних пещерах. Для защиты святилищ возвели Серую Башню. Но тот народ давно исчез. И Башня была пустой. А потом пришли они.

И Мастер Халиб рассказал то, что услышал из разговоров пирров.

Народ Пиррайя живет в долинах за Неприступным Кряжем и делится на несколько племен: ромбы, натереры и прочие.

В Серой Башне собрались всякие отбросы, разбойники и убийцы, которых даже родное племя выгнало из собственных селений. Их собрали, объединили и натаскали два родных брата: Сеченый и Резаный. Они из племени серасальмусов.

У каждого племени Пиррайя свой язык и поэтому люди разных племен общаются на едином – и пирры в Башне тоже.

Братья-атаманы с юности бродяжили по всему свету и даже друг с другом разговаривают на всеобщем языке. Они из тех, про кого говорят “без роду, без племени”. Но рядовые пирры-одноплеменники держаться вместе и родной язык не забывают.

Рука у братьев жесткая и тяжелая. И держат они своих людей крепко, иначе те давно бы перегрызлись, разбежались и занимались разбоем мелкими шайками.

Атаманы придерживаются старого правила: “разделяй и властвуй!”

А властвовать им очень нравится. Они хотят завоевать чуть ли не полмира, если не мир целиком.

Сейчас братьев интересует оружие. Хорошее оружие из хорошего железа. Поэтому им понадобился Мастер Халиб. Здесь, в горах, большие залежи руды.

Строители Серой Башни это знали. Они проложили вглубь горы штольню, добывали руду и плавили из нее железо.

В пещерах стояли их железные боги, увешанные бусами и амулетами.

– Учитель Лабео говорил нам о “железных шляпах” гор, – вспомнил Шустрик, выслушав Мастера.

– Да? – несказанно удивился Мастер Халиб. – Если доживу до свободы, то обязательно встречусь с этим многоуважаемым человеком, ибо мудрость его не знает границ. “Железные шляпы гор” – великий секрет кузнецов. Сокровенное Знание, которое Горная Дева передала народу Халиб. Как же он узнал про него?

– И что это такое? – переспросил Шустрик.

– Видите ли, всякое создание имеет форму, то есть тело. Зверь ли, человек, цветок. И руда имеет свое тело. Мы, Мастера горного дела, зовем его рудным. Рудное тело может пронизывать гору от корней до вершины и у поверхности земли такая руда образует “железную шляпу” – почти чистое железо без примесей. Из него получаются лучшие клинки. Найти такую “шляпу” – большая удача и большое умение. Но народ Халиб, с незапамятных времен дружит с железом, любит его и знает! – Мастер заметно увлекся, рассказывая о любимом деле.

– Здесь, в этой горе, железо смешано с минералом, который мы называем кы-ыр, по-вашему, хром, – продолжил он. – Клинки такого железа будут самыми прочными из всех, что я знал. Братья давно нашли железных богов в пещерах. Поняли, что здесь есть руда. И заставили меня начать её добычу. Трудом пленников восстановили старые забои. Начали налаживать новые в нижнем ярусе, вгрызаясь в рудное тело. Теперь же они привели и Оружейников. Заставят их добывать руду, плавить железо и ковать оружие. Вооружат толпы головорезов и спустятся в долину Мерона. И никто не сможет устоять против их натиска. Так, во всяком случае, орет на каждой пирушке атаман Резаный.

– Что-то они быстро раскатились! – бросил Затычка. – Не поскользнулись бы… А где сейчас наши акватиканцы?

– Всех пленников, кроме девушки, они держат в Большой Пещере. Заставили собирать повозки.

– Зачем?

– На них будут выкатывать руду из забоев. Раньше приходилось вытаскивать корзинами, и это сильно замедляло дело. Если нужно, я покажу вам Серую Башню сверху: тут есть одно местечко, откуда ее хорошо видно. Спасибо! – Мастер Халиб с благодарностью принял миску и с наслаждением зачерпнул ложкой похлебку, на которую данюшки уже и смотреть не могли.

После завтрака он провел их хитрой тропой наверх к неприметной площадке над обрывом.

Как раз под ней и находилась терраса с Серой Башней.

В ее центре лежало озерцо, которое питал ручей, водопадом спрыгивающий со скалы. Откосы террасы были такими же отвесными, как и остальной склон горы.

– Видите, – показал Мастер Халиб, – это почти готовая крепость. К террасе практически не подберешься – слишком крутые склоны. Те, кто верил в богов, стоявших в Большой Пещере, построили сюда дорогу. Вот она, с правого края. И Башню около нее, чтобы задержать незваных гостей. Другого пути в пещеры нет.

– А куда вела эта дорога? То есть, я хочу сказать, откуда она ведет? – спросил Полосатик.

– Она проложена из долин с северной стороны Кряжа. Там, где сейчас живут племена пирров. Дорога почти вся разрушена: без заботы любое строение быстро ветшает. Наверное, именно по ее остаткам братья-атаманы и добрались до Серой Башни.

– Но здесь, в долине, кроме этого кусочка у самой террасы от нее не осталось и локтя. Почему? – удивился Затычка.

– Да, – подтвердил Мастер Халиб. – Угдакит – так зовут пирры эту реку – часто меняет русло, и буквально выскребает долину, словно громадный скребок. Особенно в половодье, когда начинают таять снега в горах. Террасу сделал, кстати, тоже он, Угдакит. Только в незапамятные времена.

Данюшки с невольным почтение посмотрели вниз, на веселую, безобидную речку, текущую далеко внизу.

Потом их взгляды переместились на Серую Башню. Было видно, что она древняя, гораздо древнее башен Цитадели в Акватике.

Почему это было видно, данюшки не знали: Серая Башня выглядела очень крепкой, и разваливаться от старости не собиралась. Видимо, дело заключалось в том, что выстроили её из больших, почти необработанных камней, без всяких украшений, просто и сурово.

– Башню построили из гранита, – сказал Мастер Халиб, словно прочитав их мысли. – Хотя сама гора сложена, в основном, из известняков. Гранита поблизости нет. Мне так жалко, что исчез построивший ее народ: какие знание ушли вместе с ним! Боюсь, не хватит и тысячи лет, чтобы снова обрести утраченное…

Мастер Халиб замолчал.

Горный ветер трепал концы его головной повязки.

– Я думаю, прежде всего, надо попасть именно в Серую Башню! – прервал затянувшееся молчание Полосатик. – Пойду я.

– Почему это ты? – сразу же взвился Затычка, возмущенный учительским тоном друга. – Самый умный, да?!

– Сам дурак! – обиделся Полосатик. – Кто первый предложил, тот и пойдет!

– А вы подеритесь! – ехидно заметил Шустрик. – Отмутузьте друг друга хорошенько и пойду я! Давайте-ка лучше жребий кинем!

Он сорвал с куста багульника три длинных листочка, оторвал у одного листа конец и зажал их в кулаке.

– Тяните!

Жребий вытянул Полосатик.

– Что, съел? – торжествующе сказал он Затычке. – Только зря время потратили. Мастер Халиб, сколько дверей в эту Башню и на каком расстоянии от земли окна?

– Бойницы там высоко, где-то два моих роста. А двери две. Одна большая, как бы парадная, а вторая полуподвальная. Обычно пирры из нее помои выносят и выливают прямо с обрыва. Любовью к чистоте они не страдают, да, по-моему, им вообще не известно, что это. Мне пора идти, в это время я, обычно, возвращаюсь.

– Вот и хорошо! – подхватил Полосатик. – Пока вы обычным путем поднимаетесь, я постараюсь по склону подползти в Башне поближе и там, на месте прикину, как забраться вовнутрь. Пирры вообще любят по долине шастать?

– Не очень. Особенно сейчас, когда они мясом разжились. Теперь они недели две будут пировать в Башне, отмечая удачный налет и строить планы на будущее. Но ночевать там, где вы меня угостили завтраком, опасно. Вы чуть ли не на тропе костер развели. В Серую Башню наведывается много подозрительных и опасных людей, так что не стоит рисковать. Спуститесь чуть пониже по течению – за вырубкой есть хорошее место, – обстоятельно объяснил Мастер Халиб. – Давайте спускаться…


* * * | Трое из Города | Глава восьмая