home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава десятая

Утро начиналось как обычно.

Только рассвело, пирры выгнали пленников на работу. Масляные светильники неярко освещали туннели рудника. В конце рассечек рудокопы вгрызались кайлами в рудное тело. Откатчики грузили куски руды на телеги и отвозили на террасу дробильщикам. Непрерывно скрипел ворот, поднимая с нижнего яруса корзины, наполненные рудой. Надсмотрщики подгоняли чуть замешкавшихся ударами хлыста, заставляя людей работать быстрее.

Сеченый и Резаный тоже были здесь. Стоя на развилке штольни и квершлага, они о чем-то горячо спорили.

Впрочем, пленники прекрасно знали о чем: братья считали, что добыча руды идет медленно, пуск плавильной печи откладывается слишком надолго. Спорили же они о том, как проще ускорить работы.

Сеченый предлагал медленно и жестоко казнить одного из пленников, чтобы остальные, вдохновленные примером, заработали быстрее.

Резаный же считал, что лучше выбить каждому пленнику по зубу и пообещать делать это каждый день.

Казуар вертелся тут же и в глубине души не понимал, почему атаманы ссорятся. По его мнению, надежнее всего было объединить оба способа: то есть казнить пленника, желательно Забияку, выбить остальным по зубу, а лучше по два и рудник заработает со страшной силой.

Внезапно в недрах горы раздался какой-то гул.

Удивленные и немного испуганные рудокопы и надзиратели стали прислушиваться, гадая, что же это.

Вдруг светильники штольни вспыхнули ярко-красным пламенем, и весь туннель заполонил невесть откуда взявшийся едкий дым. Остолбеневшие люди увидели, как в клубах дыма появилась неясная фигурка девушки в длинном платье. Фигурка пересекла штольню, начертила тонкой рукой в воздухе загадочную руну и исчезла. Светильники выбросили в воздух сноп искр и погасли.

Наступила темнота.

Рудокопы-пленники все, как по команде, бросились на землю, закрыв головы руками.

А храбрые, безжалостные, непобедимые пирры, обезумев от ужаса, как стадо баранов помчались к выходу, отпихивая друг друга.

Сбив с ног парочку пирров, попавшихся на пути, братья-атаманы первыми выскочили на террасу. Там они быстро опомнились, встали у входа и пинками заставили рвущихся на свободу сотоварищей вернуться обратно, зажечь светильники и выгнать из штольни всех пленников.

Наконец, и пленные, и пирры столпились на террасе.

– Что это было? – резко спросил Сеченый у Мастера Халиба.

Мастер Халиб поежился и тихо сказал:

– Это Хранительница Гор.

– Чего она хочет? – нахмурился Сеченый.

– Не знаю… – еще тише сказал Мастер Халиб, и плечи его поникли.

– Он лжет, атаман! – выкрикнул из толпы Мастер Горн.

Сеченый тут же обернулся к нему.

– Говори ты! – ткнул он в Мастера пальцем.

– Это предупреждение Девы Гор! – быстро заговорил Мастер Горн. – Дева Гор разъярена, что ей не принесли жертву и не попросили прощения за вторжение в тело горы перед началом работ в этом руднике. Она свела в могилу всех тех, кто работал здесь раньше. Но ее предупреждения не поняли и теперь она ставит нас перед выбором: либо мы принесем ей ту жертву, что она хочет, но все равно каждый второй, кто будет находиться в руднике, обречен на скорую гибель, либо она обрушит своды туннелей и заставит людей навсегда уйти из этих мест!

– Что-то ты гладко лепечешь! – прорычал Резаный. – Почему это мы ни рожна не поняли, чего она там руками махает, а ты враз сообразил?!!

– Наши сердца понимают Деву Гор. Мы ее подданные и она держит наши судьбы в своих руках! – смело ответил Мастер Горн.

– Какую жертву она требует?! – рявкнул Сеченый.

– Она требует мальчишку из народа Халиб! – сказал из толпы Мастер Наковальня и все рудокопы дружно кивнули.

– Не-е-ет! – пронзительно закричал Мастер Халиб, кидаясь в сторону Серой Башни.

Два пирра тут же подскочили к нему и скрутили за руки. Мастер Халиб упал на колени и, запрокинув лицо к небу, крикнул:

– Возьмите лучше меня! Эти глупцы все перепутали, Деве нужен просто человек из народа Халиб! Возьмите меня!!!

Не обращая на него внимания, Сеченый пальцем поманил Горна и Наковальню, и отошел с ними в сторонку.

– Слушайте сюда, Мастера! Сможете плавить руду и ковать клинки, если этот глупый старик прыгнет с обрыва или разобьет себе голову о камни?

– А что мы с этого будем иметь? – хитро прищурился Мастер Наковальня.

– Жизнь и хорошую жратву, глупцы! – прорычал Сеченый.

– Сможем! – сказал Мастер Горн и добавил: – Только Мастера Халиба не трогайте – пусть сам помрет. Он все равно недолго протянет без внука.

– Что-то вы добренькие… – нахмурился Сеченый.

– Мы не добренькие, мы жить хотим! – прямо посмотрел в глаза атаману Мастер Горн. – Нам с оружейниками работать и если узнают, что смерть старого Халиба на нашей совести, мы проживем ровно столько же, сколько проплывет в воде топор. Вот наш уговор!

– Вы и так будете повинны в его гибели. Кто указал на мальчишку? Я что ли? – возразил Сеченый.

– Нет, атаман Сеченый, – спокойно ответил Мастер Горн. – Горная Дева его выбрала. Это все видели.

– А что это за брехня про скорую смерть в руднике? – небрежно спросил Сеченый.

– Хотите, верьте – хотите, нет! – пожал плечами Мастер Наковальня. – Горная Дева коварна и мстительна. Лично я думаю, что меня она пощадит: от себя я просил у нее прощения.

Сеченый зло сплюнул и вернулся к гудящей толпе. Резко вскинул вверх руку и гул затих.

– Мы принесем в жертву Горной Деве мальчишку из народа Халиб! – громко крикнул он. – И попросим у Девы прощения. С этого дня пирры не будут входить в штольню, но если руды будет добываться меньше, мы не станем ждать, пока Дева Гор займется вами, а поможем ей и каждый второй расстанется с головой! Поняли, равнинные крысы?! Приведите мальчишку!

Четверо охранников вывели из Башни внука Мастера Халиба. Он имел такие же синие глаза и такую же смуглую кожу, как и дед. Только волосы были не белые, а совсем черные. Ему было колко идти по усыпанной камешками земле, и он медленно ступал босыми ногами, выбирая места поровнее. Лицо мальчика было серьезно и непроницаемо.

– Что еще? – спросил Сеченый.

– Его надо связать и отвести в старую выработку… – сказал Мастер Наковальня.

Резаный не поленился, и сам сходил за веревкой.

– В штольню пойдем мы, ты и ты! – ткнул он в Мастера Наковальню и Казуара. – И попробуй пикнуть! – прищурился он на изменившегося в лице младшего брата Короля.

Пирры связали руки внуку Мастера Халиба, и Сеченый втолкнул его в штольню. За ним вступили в туннель Мастер Наковальня и Казуар. Замкнули шествие атаманы.

Вчетвером они довели мальчика до квершлага, прошли по нему и свернули в одну из рассечек.

– Здесь и оставим! – буднично сказал Мастер Наковальня. – Ноги ему свяжите, господа атаманы.

Сеченый и Резаный заново связали внука Мастера Халиба так, чтобы он не мог шелохнуться. Тот не произнес не слова.

– Веди себя хорошо, малыш! – гоготнул Сеченый.

Мастер Наковальня поднял лампу и крикнул:

– Горная Дева! Прими нашу жертву и прости!

Эхо прокатилось по туннелям и затихло.

Они заторопились к выходу, оставляя связанного мальчика подкрадывающейся темноте.

Мастер Наковальня нес светильник, и что-то шептал на тайном языке Кузнецов. Братья громко топали и держали руки на рукоятках мечей. А Казуар плелся, втянув голову в плечи, словно боялся, что своды туннеля рухнут ему на макушку, и зажимал нос кружевным платочком с королевским гербом.

Наконец, в конце штольни забрезжил дневной свет. Неожиданно для остальных Казуар вырвался вперед и, часто перебирая ногами, побежал к выходу. На самом выходе он запнулся о камень, грохнулся навзничь, выронил платок и, не поднимаясь, на четвереньках выбрался наружу.

Держа марку, Сеченый и Резаный плечом к плечу вышли из штольни последними. Пирры радостными криками приветствовали вернувшихся вожаков, и никто из них уже не вспомнил, что братья-атаманы первыми позорно бежали от Горной Девы.

Неожиданно из штольни повалил дым.

– Жертва принята. Завтра можно приступать к работе, – сказал Мастер Наковальня, гася светильник.

– Эй, да у меня же платок там! – вспомнил Казуар, отряхивающий колени, и кинулся к штольне.

– Стой, дурак! – крикнул Мастер Горн, впрочем, негромко и ненастойчиво.

Казуар не обратил на предупреждение внимания, вбежал в клубы дыма. Затем дернулся и резко отскочил назад. Секунду он стоял неподвижно. Потом, заваливаясь набок, упал.

– Оттащите эту королевскую падаль в Башню, может, очухается! – скомандовал Резаный. – Запереть всех в большую пещеру! Старика суньте в круглую, к принцессе. К штольне не подходить! ВСЕ!!!

Пирры засуетились, выполняя приказы. Двое надзирателей как куль муки оттащили весело смеющегося Мастера Халиба в круглую пещеру.

– Совсем спятил старик! – сказал один, закрывая замок. – Спорим, что не доживет до утра?

– На что спорим? – заинтересовался второй.

– Мой пояс против твоего кинжала! – предложил первый.

– Согласен! – ударил по подставленной руке второй. – Ты проиграл, кинжал мой! Он протянет еще денька два!

– Посмотрим! – ухмыльнулся первый.


* * * | Трое из Города | * * *