home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава одиннадцатая

Теперь рудник работал по-другому.

Пирры командовали на террасе, но внутрь горы никто из них и шагу не делал. Сеченый и Резаный считали, что их угроза помочь Горной Деве возымела действие: хоть пирры и не входили в штольню, руды пленные добывали даже чуть больше, чем раньше. И Мастер Халиб начал готовить плавильную печь, намереваясь вот-вот начать варку железа.

Плавильную печь построили предыдущие партии пленников в одной из пещер и своим видом она больше всего напоминала каменный горшок высотой в несколько человеческих ростов.

Те же пленники наготовили для ее топки древесный уголь: они вырубали деревья (как раз в том месте, за которым Мастер Халиб посоветовал данюшкам поставить лагерь) и пережигали их в земляных ямах.

Подземный ход в горе удлинялся на глазах.

И вот в один прекрасный день Мастер Халиб, Мастер Горн, Мастер Наковальня объявили атаманам, что запускают печь.

Довольные братья расчувствовались, насколько это было возможно для их бесчувственных душ, и приказали удвоить порции еды на ужин. Не для всех, упаси покровители Пиррайа, а только для трех мастеров.

Теперь в пышущей жаром плавильной печи начался долгий и загадочный процесс варки железа.

Подсчитывая будущие барыши, пирры (на радостях) упились.

Всю ночь Серая Башня ходила ходуном. Из ее стен над безмолвной долиной неслись крики, песни, ругань. Казуар надорвал себе спину, вытаскивая объедки и прочий мусор с застолья, а веселящиеся разбойники гоняли его, подкалывая своими ножами. Обиженный Казуар спрятался в подвале и затих, решив, что лучше переждать веселье.

К этому времени большая часть пирров уже не сидела за грубо сколоченными столами, а лежала под ними. Факелы чадили, покрывая копотью каменные стены зала. Нахлебавшись рому до ушей, атаман Резаный (как обычно) принялся держать речь перед своими бандитами:

– Глупые вы головы, оторви и выбрось! – вопил он, вскочив на стол и махая костью. – Вы даже не можете понять, что произошло! Скоро эти трусливые людишки своими руками скуют нам громадную власть, а своим детям вечное рабство!

– Что-то мудрено мелешь ат-таман! – рыкнул в ответ пирр в рваной безрукавке. – С твоим железом возни больно много. Надо было золото добывать. Готовая деньга без всяких фиглей-миглей!

– Тупая башка, вот ты кто! – топнул по столешнице Резаный. – Железо – это оружие. А тот, кто владеет мечом, может, конечно, продать его, как последний дурак, и купить все что надо. Но, может, придти с этим мечом и просто взять то, что ему хочется! Если у него на плечах не тыква приделана!

– А я на золото куплю все, что мне хочется! – упорствовал пьяный пирр. – И тебя с мечом куплю! Нужник стеречь!

– А я тебе брюхо пропорю, утоплю в твоем же нужнике и спокойненько заберу золотишко! – отрезал Резаный. – Потому-то вы и пробивались мелким разбоем, что вместо мозгов у вас солома!.. Только мы поняли, что нужно, чтобы взять всех в кулак! Скажи братан!

Сеченый оторвался от громадной кружки и кивнул:

– Т-точно!

– Без оружия мы ничто! Грязь из лужи! Забыли, как доставался нам каждый меч, каждая кольчуга?! А сколько обозов прошло мимо, когда мы сидели в кустах и щелкали зубами, потому как охрана там блестела копьями и мечами, а у нас на пятеро ребят приходилось по одному топору и хлипкому клинку? Забыли, как Пол-уха не выдержал и кинулся на них с кастетом? Славного ежа он напоминал, утыканный копьями от макушки до задницы! А забыли, как бежали от нас те же охранники, когда у каждого из вас появился ядреный тесак, меч или секира?! Я знаю, что делаю! Рудник нужен нам! Он будет тем ключом. Нет вру, тем ломом, что откроет нам замки всех городов!

И остаток ночи Резаный простоял на столе.

Он произносил речи, не замечая, что его собутыльники один за другим засыпают там, где сидели или лежали, пока сам не заснул прямо на столешнице.

Вечеринка явно удалась.

Утреннее солнце осветило безлюдную террасу, безмолвную Серую Башню, затихшую долину.

Единственным более-менее живым существом был дым, валящий из отверстия штольни.

Это горела в костре самородная сера, создавая смертельный газ.


* * * | Трое из Города | * * *