home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава десятая

“Почему почти все красавицы такие вредные и капризные?” – не раз, и не два задавали себе вопрос данюшки в следующие дни.

Потому что красавица Зорька приятным исключением из этого правила не оказалась.

Она благополучно очнулась, легко перенесла длительный искусственный сон. Не стала протестовать против корабля и нового жилища.

А вот есть отказалась. Наотрез.

Ни траву, ни листья, ни коряги Зорька кушать не желала.

Сначала данюшки не встревожились. Просто не проголодалась и все. Во сне же силы не расходуются, – вот есть и не хочет.

Но Зорька не ела день, два, три, четыре…

Друзья запаниковали. Слегка. И принялись принимать меры.

Затычка наскреб с коряги побольше трухи, сложил, как в чашку, в широкий лист.

Держа лист на вытянутой ладони, на четвереньках подобрался к парящей над полом клетки красавице, стараясь подсунуть ей угощение прямо к ротовому отверстию.

– Цыпа, цыпа, цыпа, моя девочка! – ворковал он.

Зорька недоуменно посмотрела на четвероного кормильца и негодующе фыркнула.

Вся труха, с таким трудом, набранная Затычкой, взвилась в воздух и опустилась ему на лицо.

– Ах ты, паразитка! – возмутился Затычка, хлопая запорошенными ресницами.

– Ей не понравилось, что ты с ней, как с курицей обращался! – хохотнул Полосатик. – Тоже мне, цыпа, цыпа, цыпа! Утро в деревне! Попробуй позвать киса, киса, киса!

– Раз такой умный, корми сам! – огрызнулся Затычка, рукавом стирая труху. Она запудрила его не хуже иной пудры.

Полосатик нагреб охапку самой свежей травы и, протянув ее сквозь прутья, принялся уговаривать строптивицу.

– Попробуй травки, Зоренька, попробуй моя сладкая! Травка вкусная, свежая, аж сок с нее капает!

– Сам бы ел, да живот болит! – подсказал ему в спину Затычка.

Полосатик на подковырку внимания не обратил и продолжал уговаривать:

– Попробуй, девочка, попробуй, красавица!

Зорька почти поддалась на его льстивые уговоры и, приблизившись, понюхала охапку.

– Ах, какая травка сахарная! – разливался соловьем Полосатик. – Просто халва с медом, а не трава!

Но Зорька, словно опомнившись, резко отскочила, не тронув ни травинки.

– Не надо было про халву с медом трепаться! – заметил Затычка. – Она на тебя за вранье обиделась!

– А ты что молчишь! – накинулись они вдвоем на лежащего в гамаке Шустрика.

– А я думаю! – отозвался Шустрик. – Вы и без меня народ веселите лучше цирка!

В трюм спустился Корабельный Лекарь.

– Что, не ест? – спросил он.

– Не ест! – кинулись к нему данюшки. – Неужели не довезем, помрет с голоду? Ведь уже какой день пошел!

– Ну, до этого, я думаю, не дойдет! – обнадежил их Королевский Лекарь. – Такие животные без еды могут обходится долго. Если уже совсем дело туго будет, придется насильно в нее пищу впихивать. Хотя, конечно, очень не хочется.

– А вы знаете, почему она отказывается от еды? – спросили данюшки. – Может, это болезнь?

– Не знаю, ребята. Я же людей лечу, не животных.

Ну что же произошло с Зорькой? Почему она не ест?

Данюшки бросились искать Главного Конюха. Кому, как не ему, знать.

– После поимки и во время перевозки, животные часто отказываются от пищи, – объяснил Главный Конюх. – Хотя это не болезнь, но тоже опасно. Пленник может умереть от истощения, хотя нашей красавице это, похоже, не грозит. Пока. Но она сильно похудеет без еды, пока мы доберемся до дома.

– Ничего себе! – воскликнул Шустрик. – Станет костлявая, Малыш на нее и не посмотрит!

– Почем ты знаешь? – возмутился Затычка. – Он, может, стройных любит!

– Это ты, может, стройных любишь, а Зорька красивая, когда толстая! – отрезал Шустрик.

– Знатоку красоты – наше с кисточкой! – расшаркался Затычка, – Ты, значит, знаешь, какие Малышу нравятся, а я нет?! Он тебе это лично сказал, или письмо написал?

– Тише, мальчики, тише! – поднял руку Главный Конюх. – Я тоже думаю, что худеть Зорьке не стоит. Надо попробовать найти ту еду, которая придется ей по вкусу. Это может быть совсем необычная пища.


* * * | Лето, как лето | * * *