home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


40

– Ты хочешь, чтобы?.. – завопила Вэл в трубку.

Звонил ее агент. Она сидела дома, занимаясь маникюром и раздумывая, когда пойти поесть – прямо сейчас или позже. В холодильнике, как обычно, пусто, соседки весело болтали, и Вэл не хотелось никуда идти. Она устала от мужчин, все одно и то же. Расставшись с девственностью шесть лет назад, она не могла даже вспомнить всех тех, с кем спала.

– Я хочу, чтобы ты почитала для Фэй Тэйер, – терпеливо повторил агент.

– Ты понимаешь, с кем говоришь? – Он, наверное, свихнулся. – Меня зовут Вэл Тэйер. – Она хотела добавить: «черт побери», но вовремя остановила себя. На этой неделе ее ждала новая работа в фильме о наркоманах. Роль небольшая, но хватит заплатить за аренду, и даже кое-что останется. Не хотелось менять планы. Она снималась уже четыре года и знала, что перерывы делать нельзя.

– Я серьезно, Вэл. Только что звонили из офиса твоей матери.

– Выкинь из головы. – Она поставила пузырек с лаком для ногтей на стол. – Это шутка. Понимаешь? Ха-ха. Так чего ты звонишь?

– Я тебе все объяснил. – Он явно проявлял нетерпение. Из офиса Фэй Тэйер не звонят каждый день, и он занервничал. Мелкий агент на Сансет-стрит, он поставлял актеров и актрис для фильмов ужасов, легких порно и моделей для стриптиза. Фэй пришла в ярость, узнав, что Вэл подписала с ним контракт. – Это серьезно, Вэл. Они хотят, чтобы ты пришла завтра в девять.

– Зачем? – У нее слегка задрожали руки. Почему мать позвонила агенту, а не ей?

– Они хотят, чтобы ты попробовалась. – Агент хотел забрать сценарий, чтобы Вэл пролистала его за ночь, но ему отказали. Секретарша сообщила, что Вэл будут ждать к девяти утра. Он, конечно, ухватился за такое выгодное предложение, но теперь надо убедить Вэл.

– Что я хотя бы должна читать?

– Да это уже всем известно – роль в ее новом фильме.

Странное предложение, однако Вэл согласилась показаться и вечером решила позвонить домой. Родителей не было. Теперь Вэл могла думать только об одном: что за таинственную роль ей предстояло прочесть. Она почти не сомкнула глаз, вскочила в шесть, умылась, причесалась, накрасилась, снова проверила ногти. Было решено надеть черное мини-платье с очень низким вырезом, открывавшим полные, красивые груди – весьма рискованный наряд для девяти утра. Но для нее это была своего рода форма, которую она надевала на пробы к другим режиссерам, и Фэй Тэйер – не исключение. Чем, в конце концов, она отличается от остальных?

Вэл решительно отправилась на студию. Но руки предательски дрожали, когда она слишком долго поправляла макияж, прическу, и в результате опоздала. Секретарша неодобрительно посмотрела на нее, а Фэй при виде Вэл поглядела на часы, потом на низкое декольте, но все же улыбнулась. Казалось, она нервничала не меньше дочери.

Вард и еще несколько мужчин сидели в другом конце комнаты, спокойно беседуя с фотографами и актрисами. Все с интересом уставились на девушку, а отец подмигнул ей. Но она сосредоточилась на матери, которой всегда завидовала и которая, наконец, дает ей огромный шанс.

– Привет, Валери. – Голос звучал мягко, манеры более профессиональны, чем те, к которым привыкла Вэл.

Фэй попросила ее исполнить что-нибудь без слов и дружелюбно наблюдала за ней. Валери понемногу успокаивалась. Она заставила себя забыть о трех чертовых наградах Академии и думать только о сценарии – ничего важнее в жизни Вэл сейчас не было. Она была в хорошей форме и готова играть все что угодно. Фэй Тэйер наблюдала за лицом дочери, исследовала каждый его дюйм, мысленно благословляя, молясь за нее.

– Мы хотели бы, чтобы сегодня ты прочитала всю роль, Вэл, – сказала Фэй, протягивая сценарий.

– То же самое сказал и мой агент. Что за роль?

– Молодая женщина, которая… – Она стала рассказывать сюжет, а Вэл все удивлялась, почему выбрали именно ее. Хотела спросить, но решила пока помолчать.

– Можно просмотреть сценарий? – Вэл попыталась сосредоточиться. Она всегда так завидовала Фэй – се облику, ее прошлому, успеху, карьере. И вот сейчас читает для нее сценарий. Какой странный поворот судьбы! Мать кивнула, и Вэл вдруг увидела, как она постарела. Ей всего пятьдесят один, но последние годы отняли много сил.

Вэл нестерпимо захотелось получить эту роль. Она знала: Фэй не уверена, что она сможет сыграть ее, и гадала, чья была идея дать ей шанс. Наверняка отца.

Десять минут в другой комнате – и она вернулась. Голос теплый, глаза озабоченные. А вдруг она не справится? Вэл читала, отчетливо ощущая волнение матери. Эту сторону ее жизни – профессиональную – дети никогда не знали. Режиссер, которому необходимо все – и сердце, и тело, и душа актера; человек, живущий своей работой. И Вэл наконец поняла, кем была ее мать и какой строгой она может быть. Но это не испугало девушку. Она не сомневалась в том, что роль ей по плечу, и с удовольствием впивалась глазами в строчки, всем существом чувствуя героиню, создавая ее. Вэл Тэйер здесь больше не было.

Все присутствующие внимательно наблюдали за ее игрой. Она уже не читала, а произносила текст, не заглядывая в сценарий. Сердце Варда потянулось к дочери. Он понимал, как она старается, как хочет получить эту роль. Когда Валери закончила, слезы радости и гордости омыли щеки Фэй. Две женщины обменялись долгим взглядом, и вдруг по щекам Вэл тоже потекли слезы, они обнялись, смеясь и плача, а Вард умиленно смотрел на них. Потом, утирая платочком глаза, Вэл поглядела на родителей.

– Ну как, я справилась?

– Черт возьми, да! – быстро ответила Фэй, когда Вэл отдала ей сценарий. – Молодец!


предыдущая глава | Семейный альбом | cледующая глава



Loading...