home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


41

Вэл начала работать над фильмом в мае и никогда в жизни так усердно не трудилась. Ее мать выкладывалась до конца, и от каждого требовала полной отдачи. Вот почему ее фильмы так хороши, вот почему она получала высшие награды. Теперь Вэл это поняла, и ей такая работа была по душе, хотя вечерами она едва доползала до дома, и большинство дней заканчивалось слезами. Она не была уверена, что когда-нибудь ей снова доведется встретиться с подобным. Вряд ли кто-то еще будет столь требователен к ней. Но никто и не будет учить ее с таким рвением… Она это тоже понимала и была счастлива, горда и воодушевлена.

Вэл снималась уже три недели, когда однажды ее партнер Джордж Уотерстон предложил подвезти ее домой. Она и раньше встречала его в Голливуде и слышала, что начинающей актрисе не очень приятно работать с ним. Вот и на этот раз Фэй было нелегко убедить его не собачиться с Вэл. Он упрямился, твердил, что если партнерша бесталанна, он играть не сможет. Вэл знала об этом и сейчас поглядывала на него с некоторой опаской. Кто он – друг или враг? Да ладно, не стоит беспокоиться о такой ерунде. Она слишком устала, чтобы послать Джорджа ко всем чертям, тем более что его предложение пришлось очень кстати – се машина стояла на ремонте уже несколько недель и приходилось брать такси. Поэтому Вэл с благодарностью кивнула.

– Да… спасибо… – Не было сил даже говорить; она только вяло назвала адрес. И пришла в ужас, обнаружив, что в пути заснула. Она испуганно открыла глаза, почувствовав его прикосновение, и выпрямилась на сиденье.

– Я заснула?

– Догадка верна.

У него были каштановые волосы и голубые глаза, волевое, обветренное лицо. Ему было тридцать пять, и Вэл давно им восхищалась. Это казалось сном – играть главную роль в парс с таким актером! Некоторые поговаривали, что Вэл получила роль из-за матери, но она не обращала внимания на злопыхателей. Она докажет, что все они ошибаются, просто нокаутирует их, как Джейн Даэр, ее героиня… А сейчас Вэл виновато глядела на своего партнера.

– Простите… я так устала…

– В первый раз снимаясь у Фэй, я был таким же. Засыпал за рулем, а однажды умудрился врезаться в дерево. Слава Богу, все кончилось хорошо, но некоторое время я боялся водить. Фэй вытаскивает из тебя что-то такое, чего никто другой не видит, кусок твоей души… или сердца… Потом, когда все кончается, остается пустота. Поневоле хочешь отдать ей всего себя.

То же самое начала чувствовать и Вэл.

– Да, знаю… Мне все еще не верится, что мама дала мне роль. – Девушка открыто посмотрела на него. – Раньше она никогда не предлагала, ей не нравилось, что я делаю. У меня было много ролей, но все незначительные, проходные. – Он узнал об этом в первую же неделю и страшно расстроился. Сначала Вэл ему очень не нравилась. Она была похожа на дешевую проститутку. Приходилось притворяться перед Фэй, что партнерша не так уж и плоха, впрочем, Вэл скоро доказала это. Сейчас же он видел перед собой несчастного, испуганного ребенка. И чувство к ней было совершенно иным.

– Сперва она пугала меня до смерти. – Он успокаивающе улыбнулся Вэл. Девушка не выглядела такой дешевкой, как сначала. Иначе одевалась, отказалась от своего жуткого макияжа и вызывающих нарядов; теперь она носила простые свитеры и джинсы. Она старалась жить жизнью Джейн Даэр, совершенно не похожей на прежнюю Вэл. – Твоя мать – это нечто, Вэл. – Впервые Джордж назвал ее по имени, и она сдержанно улыбнулась.

– Ты знаешь, на съемочной площадке я забываю, что она моя мать. Она постоянно орет на меня, буквально сводит с ума, и временами я готова ее убить.

– Это хорошо, – понимающе кивнул Джордж. Она хочет, чтобы ты заблистала во всей красе.

Вэл вздохнула. В большом салоне белого «кадиллака» было так уютно. Она собралась с силами и открыла дверцу, потом вдруг нервно повернулась к нему.

– Хочешь выпить или перекусить? Я не знаю, что у меня в холодильнике, скорее всего, ничего нет. Но мы можем заказать пиццу, если хочешь.

– Может, пойдем куда-нибудь и там съедим по пицце? – Он посмотрел на нее, потом на «ролекс» на запястье, потом снова на нее. – У меня есть примерно час. Вечером хочу порепетировать завтрашнюю сцену. – Вдруг его осенило. – Хочешь вместе поработать?

Она улыбнулась, не веря собственным ушам. Неужели это реально – учить роль вместе с самим Джорджем Уотерстоном? Нет, это сон. Она торопливо ответила – вдруг сон развеется.

– Я бы очень хотела, Джордж. Если только снова не засну.

Он улыбнулся. До чего же хорош, подумала Вэл.

Они быстро съели пиццу и поехали к нему домой на Беверли Хиллз; два часа читали роли, пытаясь найти верные интонации, передать настроение, получше войти в образ. Совсем как на уроке драматического искусства, которые она так любила. Ровно в десять Джордж отвез се домой – надо выспаться перед завтрашними съемками. Он помахал ей на прощанье и уехал. Войдя в дом, Вэл едва держалась на ногах. Никогда раньше ей не встречался мужчина, похожий на Джорджа. Она задумчиво улыбнулась. Половина женщин в мире с радостью отдали бы все за один только вечер с ним, а она видится с ним каждый день.

Картина получалась хорошая. Вэл много раз работала у Джорджа дома. Она пригласила бы его к себе, но там царил хаос. Джордж посоветовал поискать квартиру получше. Он постепенно становился для нее едва ли не старшим братом – знакомил с друзьями, учил, как попасть в высшие эшелоны Голливуда. Они работали по двенадцать часов в день и два-три часа занимались вечерами.

– Приятели подумают, что ты не в тех фильмах снималась, раз нашла себе такую конуру. – Он уже знал, как она жила эти два года.

– У меня никогда не было лучшей квартиры, – сказала она, и Джордж в тысячный раз удивился. Тэйеры были в числе самых обеспеченных людей Голливуда; странно, что они не поддерживали ее. Но Вэл покачала головой. – Я ничего у них не беру уже несколько лет. С тех пор, как переехала.

– Маленькая упрямица, да? – Джордж улыбнулся, и она отметила про себя, что их отношения стали теплее. Она доверяла ему почти так же, как самой себе. Правда, картина, над которой они вместе работали, рано или поздно кончится. Но с ним так легко, так уютно, он так много знает. Джордж познакомил ее со своим четырнадцатилетним сыном Дэном, и Вэл ему очень понравилась.

Джордж женился в восемнадцать лет и в двадцать два развелся, а его бывшая жена вышла за Тома Гривса – известнейшего игрока в бейсбол. Он брал сына на выходные и как-то вечером в среду попросил Вэл пару часов погулять с ними. Джордж сказал, что хотел бы иметь много детей и никогда больше не разводиться, хотя по городу ходили сплетни о его связях с несколькими известными актрисами. В начале июня Джордж и Вэл впервые вместе попали в светскую хронику… Фэй увидела газету и показала Варду.

– Надеюсь, она не собирается им увлечься?

– Почему бы и нет? – Вард давно подозревал, что у них роман, но он всегда любил Джорджа и считал одним из самых приличных людей в городе.

Однако Фэй смотрела на это по-другому. Во время съемок она только и думала о том, как бы дочь не влюбилась.

– Это ее отвлечет от работы.

– А может, наоборот. Джордж многому ее научил.

Фэй проворчала что-то невразумительное, и Тэйеры поехали на студию.

Вард, конечно, прав, и Фэй отчасти соглашалась с ним, хотя не желала досаждать Вэл чрезмерной материнской опекой. Она любила дочь все больше и больше, но сейчас была для нее только режиссером, а матерью станет после съемок.

Услышав, что Вэл собирается в Нью-Йорк, – Ванесса кончала учебу, – Джордж выразил желание поехать с ней.

– Я не был там с прошлого года. Кстати, могу взять с собой Дэна.

Их отношения крепли день ото дня. Они всюду бывали вместе, но Джордж никогда не позволял себе лишнего. И она тоже не торопила событий.

– Обычно я останавливаюсь «У Чарли».

– А моя мать, скорее всего, остановится «У Пьера» вместе с братом, сестрой и зятем.

И действительно, Билл предложил зарезервировать для всех комнаты «У Пьера». Постепенно они с Бардом становились друзьями и иногда даже играли в теннис.

Но сейчас у Джорджа возникла другая идея.

– А если ты тоже остановишься «У Чарли» вместе с нами? Это в верхней части "города. Ведь твоя мать не захочет, чтобы ты вертелась у нее под ногами. – Вэл это знала, поэтому сочла предложение Джорджа превосходным. А он продолжал: – Фэй никогда тесно не общается со своими звездами. Говорит, что это ее смущает. Она не может раздваиваться. Для нее ты сейчас Джейн Даэр, и ей нет дела до Валери Тэйер или Джорджа Уотерстона.

Вэл кивнула, ей понравилась идея Джорджа.

– А ты уверен, что парень не будет возражать насчет моего присутствия?

– Конечно, нет. Он с ума от тебя сходит. – И сообщил, что все трое полетят в Нью-Йорк первым классом.

В аэропорту он дал несколько автографов, а Вэл и Дэн, хихикая, наблюдали за ним, потом стали приставать, тоже упрашивая что-нибудь подписать. В самолете она играла в карты с Дэном, пока Джордж спал, а потом все вместе смотрели кино, толкая друг друга локтями. Шел один из его последних фильмов.

Лимузин ждал их в аэропорту Нью-Йорка и повез прямо к «Чарли», где Джордж заказал апартаменты с тремя спальнями. Там была и кухонька, и просторная гостиная с видом на парк. Номер располагался на тридцать четвертом этаже, и Дэнни с восторгом смотрел вниз. Они немедленно заказали столик в фешенебельном клубе «21».

– Ну, малыш, – сказал он мягко, как только Дэнни ушел наверх, – всему миру теперь станет известно, что у нас с тобой приключение. Переживешь?

Вэл улыбнулась и кивнула, однако мысль казалась сумасбродной – они ведь только друзья. Чуть позже оба сидели в барс и слушали волшебную музыку Бобби Шорта. Потом пошли наверх и разошлись по своим комнатам. Вся остальная семья уже прибыла в Нью-Йорк, и на следующее утро позвонила Ванесса, чтобы пригласить сестру на ланч. Она была в восторге от фильма, в котором снялась Вэл, и жаждала подробностей. Накануне вечером она обедала с Вардом и Фэй и кое-что слышала.

– Итак, ты должна все мне рассказать.

– Хорошо. А могу я привести на ланч Джорджа? – Вэл чувствовала себя не вправе оставить его и мальчика.

– А кто это такой?

– Джордж Уотерстон. – Она сказала это с такой обыденной интонацией, что Ванесса чуть не свалилась со стула на другом конце провода.

– Издеваешься? Он здесь, с тобой?

– Ага. Мы прилетели вместе с ним и его сыном. Он подумал, что неплохо несколько деньков поразвлечься, пока я буду радоваться за тебя. Да, кстати, поздравляю! Наконец-то одна из нас выучилась!

Ванессу в эту минуту совсем не занимало собственное образование.

– Джордж Уотерстон! Вэл, я не верю! – Она прикрыла трубку рукой и шепотом сообщила Джейсону ошеломляющую новость, а вслух спросила: – Ты им увлечена?

– Нет. Мы просто друзья. – Но Ванесса усомнилась, о чем и сказала Джейсону, едва повесив трубку. Если Джордж приехал с ней в Нью-Йорк, они больше чем друзья.

– Трудно сказать, все они – из искусственного мира. Я всегда так говорил. – Он улыбнулся Вэн.

На следующей неделе они переезжали в прелестную мансарду в Сохо и едва могли дождаться этого дня. Они обещали как можно скорее показать новое жилище Варду и Фэй, чтобы потом не было претензий. Вэн живет с ним и не намерена это скрывать. Фэй спрашивала, не собираются ли они пожениться, но у них, казалось, не было таких серьезных намерений. Когда они остались одни, Джейсон обвинил Вэн, что она мучает мать.

– Бедная женщина, она так беспокоится о твоей репутации. В конце концов, мы можем обручиться, сама знаешь.

– Это все испортит.

– Ну ты и штучка.

– Нет. Просто мне не нужен клочок бумаги. Еще так много хочется сделать, – ответила Вэн. Его пьеса, ее книга; к тому же, она начала искать работу. Джейсон закончил учебу и тоже думал, как устроиться. Ванесса не торопилась. Она еще достаточно молода. Сейчас се переполняло любопытство – поскорее увидеть друга Валери.

Ланч был назначен на час дня. Валери, Джордж Уотерстон и его сын Дэнни явились без опоздания. Джордж был в джинсах, майке и туфлях от Гуччи, но без носков, Дэнни – в голубой рубашке и в слаксах цвета хаки. Он всегда так одевался с тех пор, как стал интересоваться девочками. Вэл нарядилась в красное цыганское платье. Ванесса смотрела только на Джорджа, и Вэл валяла дурака, все время поддразнивая ее. Джейсон и Джордж не чувствовали себя чужаками на этой домашней встрече. Джейсон обсуждал с Дэном новости спорта и обещал повести его на игры «Янки», прежде чем вернется на побережье. Это была прекрасная компания. Ванесса сразу отметила перемену в сестре: Вэл стала спокойнее, уверенней, мягче, не такой крикливой, выглядела мирной и счастливой. И было трудно поверить, что она не увлечена этим красавцем. А Джордж и не скрывал, что влюблен в нее. О кино они почти не говорили. Валери до сих пор не могла успокоиться, получив роль от матери.

– Эта женщина всегда пугала меня до смерти. – Такое признание прозвучало из уст Вэл впервые в жизни, и Ванесса удивленно посмотрела на нее. Да, сестра действительно переменилась, как будто вдруг окончательно выросла. Такой она нравилась Вэн гораздо больше, чем раньше.

– А я всегда думала, что ты ей завидовала, а не боялась.

– И то, и другое. – Валери вздохнула и улыбнулась Джорджу. – Она до сих пор до смерти пугает меня на площадке. Теперь я признаю, что ее успех заслужен, хотя раньше никогда этого не понимала.

– Ты меня удивила, – мягко сказала Ванесса.

Двое мужчин обменялись взглядами. Невозможно поверить, что эти молодые женщины – близнецы. Ванесса такая спокойная, такая интеллигентная, помешанная на успехе совсем в других сферах. Она даже не хотела возвращаться в Лос-Анджелес. Ее жизнью стал Нью-Йорк с Джейсоном и друзьями. Она жаждала прорваться в издательский мир и больше не вспоминала о сочинении сценариев – только книги. А рядом с ней Валери, с огненными волосами и горящим взглядом, ставшая украшением Голливуда, а не какого-то киномусора. Ее мир за последние два месяца перевернулся. Времена воплей и зеленой слизи канули в Лету. В ней все увидели ауру большой звезды, и Фэй тоже. Ту самую ауру, которая когда-то окружала и ее.

Диплом Вэн должны были вручать на следующий день. Энн явилась в широком платье, в ушах сверкали маленькие бриллианты; се рука лежала на руке Билла. Ванесса была хорошенькой и трогательно-серьезной в шапочке и мантии, Валери – неотразимо красивой. Странно, но казалось, она и не подозревает, насколько хороша. Лайонел выглядел повеселей, чем два года назад. Фэй вдруг подумала, не появился ли в его жизни новый мужчина, но спрашивать не хотелось. И Варду, конечно, тоже. Это дело сына, в конце концов, ему двадцать пять лет, и они принимали его, как и остальных детей, хотя кое-кто и не отвечал взаимностью. Фэй понимала, что Энн все еще злится на нее из-за того ребенка… Вэл до сих пор завидует ее успеху… Ванесса отдалилась, выросла… Лайонел жил своей жизнью… Бедный Грег ушел. Она и сейчас скучала по нему. Такой удар! Раньше ей не нравилась его страсть к спорту, к девочкам, постоянно сменявшим друг дружку. Грег был гораздо ближе к Варду, чем к ней, но он был и ее сыном. Фэй стиснула руку мужа, зная, что и он сейчас вспоминает Грега и тоже переживает адскую боль.

Было много смеха и улыбок, когда все пошли в «Плаза» отмстить событие. Фэй заказала стол, уставленный белыми цветами, в Зале Эдварда, и Ванесса лишилась дара речи, когда Вард преподнес ей великолепный подарок по случаю окончания. Он долго и трудно спорил с Фэй, и наконец они решили учесть и Джейсона. Родители подарили дочке два билета в Европу, приложив солидный чек, заказали номера в нескольких самых шикарных отелях. Фантастическое путешествие ожидало обоих, и Фэй облегченно вздохнула, узнав, что Джейсон тоже сможет поехать. Он, кстати, получил прекрасную работу.

– Эй, вы двое, отбросьте заботы хотя бы на время. – Вард улыбнулся. Хорошо бы они поженились, но пока что это не входило в их программу.

Еще Варда интересовали Джордж Уотерстон и Вэл. Сегодня Джордж уехал с сыном на целый день, но Вард отдавал себе отчет, что Вэл живет с ними. Ну и, конечно, Билл с Энн. Энн пригласила и Гейл, и сейчас они оживленно болтали с Лайонелом. Дочка Билла была без ума от уроков по дизайну и летом работала с Биллом Блассом. Лайонел вдохновенно говорил о своем новом фильме. Все были молоды и счастливы. Сердца Варда и Фэй согрелись, супруги неторопливо направились в отель, и вдруг он притянул ее к себе и быстро потащил к такси. Путь лежал через Центральный Парк, и Вард держал жену за руку, нежно целовал и улыбался. Фэй до сих пор была от него без ума, даже после долгой семейной жизни.

– Должен сказать, у нас получилась хорошая компания. – Они катили по парку, и эта мысль снова и снова возвращалась к ним обоим. – Но ты лучше их всех, детка.

– О, моя любовь. – Фэй поцеловала его и улыбнулась. – Ты остался таким же сумасшедшим, каким я всегда тебя считала.

– Конечно, я схожу с ума по тебе. – Вард снова поцеловал ее, и они еще долго держались за руки; счастье переполняло их. Они прошли долгий, долгий путь бок о бок.


предыдущая глава | Семейный альбом | cледующая глава



Loading...