home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


88

Вик мчался вниз под гору по длинной извилистой дороге. Стрелка спидометра болталась у стодвадцатипятимильной отметки. Скоро должен быть перекресток, и можно будет свернуть на А-23. Ему предстояло принять важное решение, зная, что над ними неотступной тенью нависает вертолет. Последние минуты в голове крутилась лишь одна мысль: будь я легавым, то какие участки сейчас бы перекрывал?

Об аэропорте не может быть и речи – как, впрочем, и о пароме. Но есть одно место, о котором копы, возможно, не вспомнили… Мало того – скорее всего, они о таком даже не подозревают. Правда, чтобы туда попасть, нужно оторваться от проклятого вертолета. И впереди, всего в нескольких милях, есть точка, где он может уйти от погони.

Шоссе все круче забирало вверх: справа тянулись ряды приземистых холмов Даунленда – этакая волнистая равнина, слева начинались пригороды Брайтона и Хоува. А впереди – всего в нескольких милях отсюда – высокая труба. Шорэмская гавань. Туда-то им и надо. Но сперва следует заскочить в…

– Вик, ты куда? – взволнованно спросила Эшли. – Я думала, мы едем в Гатуик.

Тот не ответил. Впереди, за рулем видавшей виды бронзовой «тойоты»-седана – машинке лет десять, не меньше! – неторопливо катил невысокий и щуплый старичок. Прекрасно!

А впереди вот-вот покажется туннель длиной около четверти мили, прорезанный в толще холма. На огромной скорости – более ста десяти миль в час – «лендровер» миновал знак «Обгон запрещен!» и влетел в тускло освещенный туннель. Вик тут же подал левее и сбросил скорость: джип медленно пополз вперед. Австралиец врубил проблесковый маячок.

– Вик! Какого дьявола…

Тот, не отвечая, внимательно смотрел в зеркало заднего вида. Мимо ползла вереница машин. Вот, наконец, и «тойота»! Вик сосредоточился: он должен абсолютно точно рассчитать время. «Тойота» мигнула, показывая, что собирается обогнать его, и начала перестраиваться, но тут внезапно вспыхнули фары и резко взвыл клаксон: мимо пронесся «порше». Водитель «тойоты», нажав на тормоза, вернулся в свой ряд.

Чудо!

Вик изо всех сил потянул ручной тормоз «лендровера», зная, что так машина остановится без включения задних фонарей.

– Пристегнись! – крикнул он, перенося правую ногу на педаль газа.

Сзади завизжали шины, но к тому времени, как «тойота» ударила в них, все уже двигались вперед. Удар был несильным – австралиец почти не почувствовал его: лишь зазвенело разбитое стекло.

– Выходи! – заорал Вик, рывком открывая дверцу, и выпрыгнул из машины. Обойдя ее с тыла, он мельком оглядел повреждения. Однако гораздо больше «лендровера» его заботил передок «тойоты». Неплохо – решетка радиатора вдавлена внутрь, разбита одна фара, но ни бензин, ни масло не льются.

– Забирай чертовы чемоданы! – крикнул Вик неуверенно шагавшей Эшли. – Да поскорее же, мать твою!

Он рывком распахнул водительскую дверцу «тойоты». Старичок оказался еще дряхлее, чем выглядел издали: лет под девяносто, лицо покрыто старческими пигментными пятнами, тонкие, как паутина, волосы, очки с толстенными линзами…

– Послушайте… что вы там себе воображаете… что такое?! – всполошился дедок.

Вик отстегнул его ремень безопасности, боковым зрением заметив подъезжающую сзади машину, и сдернул со старика очки, чтобы тот потерял ориентацию.

– Я отвезу тебя в больницу, приятель.

– Мне не нужна никакая…

Вик вытащил старика из машины, закинул его на плечо и, посадив на заднее сиденье «лендровера», захлопнул дверцу. Подбежал какой-то брюхан средних лет из подъехавшего следом «форда».

– Помощь нужна?

– Бедняга… похоже, у него удар: все время вилял из ряда в ряд.

Мимо пронесся грузовик, за ним – два мотоцикла.

– Вик, ради бога, помоги! – крикнула Эшли. – Я не дотащу эти проклятые чемоданы!

– Брось их!

– В одном – все мои документы…

Заметив, как странно поглядывает на его спутницу брюхан из «форда», Вик решил, что надежнее всего будет отключить любопытного на какое-то время. Австралиец одним ударом сбил толстяка с ног и прислонил к его же «форду».

Потом, торопливо перетащив вещмешок Вика и два чемодана Эшли в «тойоту», они запрыгнули туда сами. Вик нашел на рычаге автоматической коробки передач положение «задний ход». Со скрежетом, исходившим, как он решил, от ремня вентилятора, австралиец сдал чуть назад, потом перевел рычаг в положение «вперед». Машинка завибрировала всем корпусом. Глянув в зеркало заднего вида, он дал по газам, пронесся мимо «лендровера» и, выжимая все, что можно, из старушки «тойоты», помчался вперед, к светлеющему вдали выходу из туннеля.

Эшли взирала на спутника с нескрываемым изумлением.

– Умно, – наконец признала она.

– Ты видишь долбаный вертолет? – моргая от яркого света, спросил он, когда они выехали из туннеля.

Эшли обернулась и вытянула шею, поглядывая то в лобовое стекло, то в заднее.

– Он не летит за нами! – радостно воскликнула девушка. – Кружит над выходом из туннеля… погоди-ка… Вот здорово! Он возвращается ко входу!

– Офигительно!

Проехав милю, Вик свернул на первом же ответвлении шоссе. Они оказались в промышленно-сельскохозяйственном пригороде Саутуик, отделявшем Брайтон и Хоув от Шорэма. У беглецов было несколько минут форы – до тех пор, пока полиция не опознает их машину. И уж особенно им повезло бы, не помни старый козел номера собственной тачки!

– Так куда же мы едем, Вик?

– В такое место, где полиция и не подумает нас искать!

– И куда же это?

– У Майкла и Марка есть лодка, то есть яхта. Ты бывала на ней?

– Да. Я же тебе говорила – несколько раз.

– Это достаточно большая посудина, чтобы переплыть на ней Ла-Манш?

– Тот тип, у которого они купили яхту, переплывал на ней Атлантику.

– Прекрасно, тем более что мы оба умеем управляться с парусами.

– Да… – Эшли вспомнила, как в Австралии и Канаде они провели под парусом несколько выходных: просто нанимали яхту и выходили в море. Пара-тройка радостных и спокойных дней, какие нечасто выпадали ей в жизни.

– Ну вот, теперь ты знаешь, куда мы держим путь. Хотя… может, придумаешь что-нибудь понадежнее?

– Мы отплывем на яхте?

– Выйдем в море, как только стемнеет.

Теперь они ехали по оживленной автомагистрали вдоль двух цепочек жилых домов. Вик притормозил у светофора, едва зажегся красный свет. Дальше начинался торговый квартал. Но стоило австралийцу остановить машину – и у него потемнело в глазах. В зеркальце заднего вида замигал ослепительно белый свет. Пронзительно взвыла сирена. Вик заметил синевато-пурпурные вспышки и уловил громкое кваканье клаксона… Мимо проскочил полицейский на мотоцикле, жестом приказывая ему съехать на обочину.

Вместо того чтобы повиноваться, Вик, нажав на акселератор, понесся прямо на огни, наперерез огромному грузовику.

– О, черт! – воскликнула Эшли.

Спустя несколько секунд рядом вновь завыла сирена – мотоцикл догнал угнанную машину. Легавый бешено замахал рукой, требуя, чтобы Вик сейчас же остановился. Австралиец резко вывернул руль вправо, с силой толкнув мотоцикл. Тот закружился вокруг своей оси. Вик успел мельком заметить, как слетевший с сиденья мотоциклист катится по дороге.

Впереди показалась будка телефона-автомата, за ней – тихая боковая улочка. В панике беглец круто повернул. Сзади с глухим стуком посыпались на пол чемоданы. Он прибавил газу и вскоре оказался на окаймленной деревьями авеню. Снова заморосил дождь, и пришлось долго возиться со всякими кнопками. Наконец Вику удалось-таки включить «дворники». По-прежнему молча, беглецы добрались до Т-образного перекрестка. Впереди виднелась церковь.

– Ты знаешь, где мы находимся?

– Гавань должна быть уже недалеко, – успокоил Вик спутницу.

Они петляли по лабиринту тихих улочек, застроенных особняками, а потом вдруг вынырнули на узкое оживленное шоссе – по нему медленно полз нескончаемый поток машин.

– Вон там! – Вик махнул рукой, показывая, что в самом конце шоссе пересекается с главной приморской дорогой, протянувшейся вдоль всего Брайтона и Хоува, огибая Шорэмскую гавань. Далее эта дорога шла по берегу реки Эйдур.

– Где яхта?

– В Суссекском яхт-клубе, – ответила Эшли. – Бери левее.

Навстречу, быстро приближаясь, ехал автобус. Вик собирался пропустить его, но тут краем глаза заметил яркий свет в зеркале заднего вида. Не веря собственным глазам, австралиец смотрел, как в погоне за ним среди машин лавирует полицейский на мотоцикле. Неужели тот самый проклятый легавый, которого он сбросил наземь?

Вик едва проскочил перед автобусом – так, что завизжали шины. Но тут, словно материализовавшись из воздуха, сзади выскочил черный БМВ со включенным проблесковым маячком. Тоже успев проскользнуть перед автобусом, БМВ помчался за «тойотой», обогнал ее и подрезал, вынудив Вика вдавить педаль тормоза в пол. Над задним бампером преследователя красными лампочками замигало табло: «СТОП! ПОЛИЦИЯ»!

Совершенно потеряв голову, Вик вновь круто развернулся и на полной скорости помчался в обратном направлении, выискивая лазейки среди машин, замедлявших ход перед поворотом. Мотоцикл опять оказался сзади, и сирена завывала вовсю. Заехав двумя колесами на тротуар и отчаянно сигналя, чтобы разогнать пешеходов (те, впрочем, улепетывали без всяких предупреждений), Вик промчался мимо припаркованных у бровки машин и грузовика и подъехал к перекрестку с круговым движением. Надо было срочно выбирать одно из трех: вернуться в жилой квартал – на первый взгляд это представлялось самым разумным решением; вклиниться в поток машин, что выглядело довольно проблематично; а еще… слева тянулся мост через реку с металлическим ограждением…

Вик свернул налево. Мотоциклист упорно висел у него на хвосте, и приходилось выжимать из «тойоты» все, что можно. Скрежетал вентилятор, и этот звук становился все громче с каждой секундой. Было время отлива, и река внизу превратилась в полосу жидкой коричневой грязи меж заболоченных берегов; по обе стороны лежали наполовину затянутые в ил лодки – у многих на поверхности остались только борта, точно они приготовились отплыть с приливом.

На противоположном конце моста дорога была пуста, но не прошло и нескольких секунд, как сзади вновь показался БМВ. Вперед неожиданно выскочил мотоцикл и стал притормаживать, пытаясь заставить его сбросить скорость.

– Вроде бы я сегодня уже преподал тебе урок, – проворчал австралиец и, выжав газ, пошел на таран. Но мотоциклист оказался проворнее и, словно предугадав его маневр, метнулся вперед.

Вик затравленно озирался по сторонам. Слева – гараж и сплошная стена магазинов: видимо, за ними – крупный жилой массив. Справа – поле Шорэмского аэропорта, которым пользовались в основном владельцы частных самолетов и несколько мелких линий Нормандских островов. Вот и указатель.

Не включая поворотника, Вик вырулил на узкую дорогу к летному полю. По одну руку вид закрывала бетонная стена, по другую стояли ангары, а перед ними – маленькие самолеты и вертолеты и белая диспетчерская вышка в стиле ар-деко, явно нуждавшаяся в покраске. В голову пришла шальная мысль: если только удастся ненадолго стряхнуть с хвоста легавых, возможно, они сумеют угнать легкий самолетик – вроде стоящего неподалеку двухмоторного «бичкрафта». Надо только подъехать к нему вплотную и поймать пилота.

Словно угадав его намерения, БМВ вырвался вперед, маневрируя так, чтобы прижать «тойоту» к бетонной стене. Эшли пронзительно вскрикнула. «Тойота» чиркнула бортом о стену, ободрав краску. Посыпались искры.

– Вик, ради всего святого, сделай что-нибудь!

Тот напряженно размышлял. Против объединенных усилий БМВ и мотоцикла им не устоять. Но впереди – туннель. Австралиец прекрасно понимал замысел водителя полицейской машины: обойти его у самого въезда и закупорить въезд в «трубу». Поэтому он дал по тормозам. Захваченный врасплох БМВ пролетел мимо, а Вик тут же выкрутил руль, съехал с дороги и помчался по летному полю.

Мотоцикл не отставал; почти сразу же развернулся и БМВ. «Тойота» прыгала по кочкам; Вик старался избавиться от хвоста и одновременно следил, не идет ли кто к самолету или не выходит оттуда. Когда «тойота» направилась в просвет между «грумманом» представительского класса и «пайпер-ацтеком», БМВ вдруг со всего размаху саданул ее бампером. Эшли, хоть и позаботилась застегнуть ремень безопасности, ударилась головой о лобовое стекло и вскрикнула от боли.

Сзади ревел мотор БМВ. Впереди справа начиналась взлетно-посадочная полоса. Вик увидел, как на нее приземляется двухмоторный самолетик: еще секунда – и он коснется земли. Австралиец изо всех сил выжал газ и понесся по полосе – прямо к тени самолета. И вдруг – на бесконечно долгое и все же краткое мгновение – в зеркале никого не осталось – ни БМВ, ни мотоцикла! Вик мчался вперед. «Тойоту» трясло. Скрежет становился все громче – старенький мотор не справлялся. Запахло паленой резиной. За оградой летного поля начиналась узкая дорога.

– Вик, нам нужно спрятаться! На этой штуке их ни за что не обогнать!

– Знаю, – буркнул он. Паника вновь сдавила глотку: в ограждении нигде не было ни калиток, ни ворот. – Где же этот чертов выход?

– Ломай ограду!

Послушавшись совета Эшли, он ринулся на ограждение, чуть снизив скорость лишь перед самым ударом. Проволока зазвенела, как струна, и порвалась. И вот «тойота» – уже на окружной дороге. Справа – заболоченная река, слева – летное поле, на хвосте – мотоцикл и БМВ. Навстречу мчался спортивный «мерседес». Вик и не подумал замедлить ход.

– С дороги!

В последний момент «мерседес», вильнув, ушел на обочину.

За Т-образным перекрестком начиналась однополосная дорога. Слева, у какого-то домика, полностью перекрыв проезд, разгружался багажный контейнер.

Вик свернул направо, вдавив в пол педаль газа и не сводя глаз с зеркала заднего вида. В такую узкую щель БМВ протиснуться не мог, но мотоцикл не отставал – вот-вот нагонит. Вик метался из стороны в сторону, чтобы сбить мотоциклиста с толку. Семьдесят… семьдесят пять… восемьдесят миль в час. Впереди замаячил деревянный мостик через реку.

И вдруг, как только он въехал на мост, с противоположной стороны показались два мальчика на велосипедах – катили по самой середине дороги.

– Черт! О, черт! Черт побери!!! – Вик жал на тормоз, сигналя изо всех сил. Не успеть! Они не сумеют остановиться, и проехать между мальчишками – тоже не выйдет. Эшли пронзительно взвизгнула.

Машина завиляла, ткнула носом трухлявое ограждение и провалилась в пролом, потом, сделав полупируэт, перевернулась, взмыла в воздух, перенеслась через ограждение, проломила деревянный настил моста, разлетевшийся под ее тяжестью, как будто он был сделан из спичек, и плюхнулась в воду. Задние дверцы распахнулись, и чемоданы упали в мягкую и коварную, как зыбучие пески, грязь.

Мотоциклист остановился, спешился и, хромая на раненую ногу, заковылял к пролому.

Внизу он разглядел торчащее из грязи тускло-черное днище «тойоты». Машина перевернулась и затонула. Наверху остались металлическое днище, выхлопная труба и глушитель. Колеса все еще крутились. Потом, прямо на глазах у мотоциклиста, грязь вокруг машины запузырилась, вздулась, как кипящий котел, и всего миг спустя днище и колеса исчезли из вида – над ними сомкнулся ил. На поверхности лопнули несколько больших пузырей, как будто падение машины растревожило подводное лежбище какого-то чудовища, и все стихло.


предыдущая глава | Убийственно просто | cледующая глава