home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


25

Рой Грейс хмуро уставился на дисплей мобильника, где выскочило сообщение:

«Все время думаю о тебе! Клодин хх».

Клодин?

Начало десятого. Он сидел у себя в кабинете перед монитором, на котором каждую секунду пикал сигнал «Получено новое сообщение». Рой чувствовал себя разбитым, голова болела так, что темнело в глазах. Слегка познабливало. Дождь все не прекращался, и по кабинету гулял ужасный сквозняк. Несколько секунд он следил за бегущими по стеклу струями воды. Впрочем, пялиться на стену ближайшего дома – не самое интересное занятие в жизни. Он отвинтил колпачок бутылки с минералкой, купленной на бензоколонке по дороге на работу, и, порывшись в ящике стола, извлек оттуда облатку панадола. Выдавил из фольги две капсулы, проглотил и посмотрел, когда было отправлено сообщение: в четверть третьего ночи.

Клодин!

О боже! Она наверняка получила подтверждение, что ее послание дошло по адресу.

Ненавистница полицейских, завзятая вегетарианка, с которой он познакомился по Интернету и встретился во вторник. Дамочка оказалась ужасной, вечер прошел хуже некуда, и вот теперь она шлет ему эсэмэску! Жуть!

Грейс повертел в руках мобильник, прикидывая, что делать – ответить или просто стереть послание. Дверь открылась, и вошел Брэнсон в ворсистом теплом коричневом костюме, галстуке кричащих тонов и двухцветных коричнево-кремовых туфлях. В одной руке он держал пластиковый стаканчик кофе, а в другой – два бумажных пакета.

– Здорово, старичок! – как всегда, жизнерадостно приветствовал он Роя, плюхаясь напротив Грейса и водружая запасы провизии на стол. – Последнюю рубашку все-таки не спустил!

– Очень смешно! – буркнул Грейс.

– Выиграл вчера?

– Черта лысого. – Грейс все еще переживал из-за проигрыша. Четыреста двадцать монет! Деньги для него не проблема, и долгов у него нет, но он терпеть не мог проигрывать, особенно по-крупному.

– Видок у тебя еще тот.

– Спасибо!

– Нет, правда. Похож на кучу дерьма.

– Как мило с твоей стороны прийти и сказать мне об этом!

– Ты когда-нибудь видел «Парень из Цинциннати»?

– Не помню.

– Стив Маккуин. Он тоже продулся в карты. Там шикарная концовка – один малый из Долины поднял ставку, а он швырнул в него последней монетой. – Брэнсон снял крышку со стаканчика, пролив кофе на стол, достал из пакета булочку с миндалем, и рядом с лужицей кофе появилась дорожка сахарной пудры.

– Хочешь кусочек? – поинтересовался сержант, протягивая булочку Грейсу.

Тот покачал головой:

– На завтрак нужно есть более здоровую пищу.

– Ну да! Не хватало еще стать таким, как ты! Что ты ел на завтрак – органический силос?

Грейс помахал облаткой с панадолом:

– Вот все, что мне нужно. Ты чего к нам приперся?

– Через десять минут совещание у шефа. Меня записали в комиссию по борьбе с наркотиками.

– Вот повезло-то!

– Ты же сам говорил: надо зарабатывать политический капитал. Держаться поближе к начальству.

– Умница, запомнил. Я потрясен!

– На самом деле, старичок, к тебе я зашел по другому поводу. – Брэнсон извлек из второго пакета поздравительную открытку и протянул Грейсу. – Все должны подписать – для Мэнди.

Мэнди Уокер была сотрудницей брайтонского отдела по работе с несовершеннолетними, какое-то время работавшая вместе с ними.

– Она уходит? – спросил Грейс.

Брэнсон кивнул, изобразив руками округлившийся живот.

– Вообще-то я думал, ты сегодня в суде.

– Перенесли на понедельник. – Грейс расписался в открытке под дюжиной других фамилий и неожиданно почувствовал, что кофе и булочки пахнут совсем недурственно. Протянув руку, он вытащил из пакета круассан и с наслаждением принялся за еду. Он жевал медленно, разглядывая галстук Брэнсона. От четкого геометрического узора рябило в глазах.

– Рой, помнишь квартирку, где мы были в среду?

– На шоссе?

– Я кое-чего не могу взять в толк. Не хватает твоих мудрости и жизненного опыта. Пара минут найдется?

– А у меня есть выбор?

– Дело вот в чем, – не прекращая жевать, промычал Брэнсон. И пиджак, и галстук у него были в сахарной пудре и крошках. – В мальчишнике участвовали пятеро, так? И вот…

В дверь громко постучали, и помощница Грейса Элинор Ходжсон втащила целую кипу документов и папок. Некрасивая, но эффектная брюнетка средних лет с хорошей фигурой, она всегда ходила поджав губы, словно была недовольна собой или окружающими. Галстук Гленна Брэнсона явно действовал ей на нервы.

– Доброе утро, Рой! – поздоровалась она. – Доброе утро, сержант Брэнсон.

– Как делишки? – по-свойски отозвался Гленн.

Элинор положила документы Рою на стол.

– Я получила из Хантингдона два заключения судмедэкспертов. Одно из них – то, которое вы ждете.

– Томми Литл?

– Да. Еще я принесла ваше расписание и заметки для планерки в одиннадцать по бюджету.

– Спасибо. – Не дожидаясь ее ухода, Грейс торопливо переложил отчеты повыше. Хантингдон в Кембридже был одним из центров судебно-медицинской экспертизы, услугами которой пользовалась полиция Брайтона. Дело Томми Литла было старейшим висяком Грейса. Двадцать семь лет назад одиннадцатилетний Томми пошел из школы домой. Больше его никто не видел. В то время единственной ниточкой стал микроавтобус марки «моррис-майнор», замеченный свидетелем, которому хватило ума записать его номер. Тогда полиции не удалось доказать вину владельца микроавтобуса, одинокого извращенца, в прошлом уже обвинявшегося в приставании к малолетним. И вдруг два месяца назад по чистому совпадению микроавтобус снова попал в поле зрения Грейса. Через много лет «моррис-майнор» купил какой-то фанат автомобильной старины, а его задержали за вождение в нетрезвом виде.

За минувшие двадцать семь лет возможности медицинской экспертизы возросли многократно. С помощью анализа ДНК, не без оснований уверяли полицейские судмедэксперты, можно обнаружить следы пребывания человека в том или ином месте независимо от срока давности. Всего одна клетка кожи, не попавшая в пылесос, волосок, нить одежды… Улика в сто раз меньше булавочной головки – это будет настоящий след.

Сейчас у них есть целый микроавтобус. А подозреваемый еще жив. И эксперты прочесали микроавтобус чуть ли не под микроскопом!

Несмотря на то, что Грейс очень любил Брэнсона, сейчас ему вдруг захотелось, чтобы тот поскорее ушел. Что там раскопали эксперты? Если ему удастся довести до конца дело Томми Литла, он раскроет самый старый висяк в стране.

Брэнсон запихнул в рот остатки булочки.

– Значит, на мальчишнике их было пятеро, так? – продолжал он, не переставая жевать. – Жених обожает дурацкие розыгрыши, в свое время он ухитрился лихо подшутить над всеми друзьями. Одного приковал наручниками к полке в купе ночного экспресса на Эдинбург, хотя тот должен был следующим утром венчаться в Брайтоне.

– Веселый малый, – заметил Грейс.

– Да, именно так тупо и потешаются над лучшими друзьями. Ну вот. Что у нас получается? Где-то по пути потеряли жениха, Майкла Харрисона. Потом угодили в ДТП. Трое скончались на месте, четвертый был в коме и умер вчера ночью. Майкл исчез, о нем никто ничего не знает. Сегодня пятница. Через сутки с небольшим у него свадьба.

Брэнсон отхлебнул кофе, встал и забегал по кабинету. На секунду он остановился у плаката с расписанием дежурств и, перевернув его, схватил ручку и начал рисовать.

– Итак, имеется Майкл Харрисон. – Написав имя, Брэнсон обвел его кружком. – Имеются четверо мертвых приятелей. – Он нарисовал второй кружок. – Кроме того, есть невеста, Эшли Харпер. – Он обвел ее имя третьим кружком. – Компаньон Марк Уоррен. – Четвертый кружок. – И еще…

Грейс насмешливо посмотрел на друга.

– У нас есть то, что мы вчера нарыли в его компьютере, так?

– Банковский счет на Каймановых островах.

Не кладя ручку, Брэнсон опустился на стул.

– Ты сказал, компаньона на мальчишнике не было, – напомнил Грейс.

Брэнсона не переставала удивлять его способность запоминать мельчайшие подробности. От него ничто не ускользает!

– Верно!

– Он задержался в другом городе из-за того, что отложили рейс.

– Это он так говорит.

– Ну и что? Куда, по его мнению, делся Майкл Харрисон? Может, слинял на Каймановы острова?

– Рой, ты же видел его невесту. Мы с тобой согласились: ни один парень в здравом уме не сбежит от такой красотки. Она просто шик, высший класс и к тому же не дура. Но знаешь… – Брэнсон сжал губы.

– Что?

– Она врет. Я применил к ней твои методы НЛП – вспомнил про трюк с глазами. Спросил, известно ли ей о счете на Каймановых островах, и она сказала, что ничего не знает. Она лгала.

– Может, просто осторожничала. Прикрывала задницу своего босса и одновременно жениха. – На секунду Грейс отвлекся, так как компьютер пискнул, извещая о получении очередного электронного письма. – Что-нибудь надумал?

– Версий несколько. Возможно, друзья захотели расквитаться с женихом и где-то его заперли. Возможно, с ним произошел несчастный случай. А может, он просто струсил и сбежал. И Каймановы острова меня смущают.

Грейс открыл одно из писем, помеченное значков «Срочно!». Элисон Воспер. Шефиня спрашивала, свободен ли он в половине первого для краткого брифинга? Не прерывая разговора с Брэнсоном, Рой быстро настучал ответ: да, свободен.

– Его компаньон, Марк Уоррен, непременно был в курсе, какую шутку они задумали. Может, они привязали его к дереву и забыли?

– По словам мисс Харпер, Уоррен знал, что друзья планировали нечто в этом роде, но понятия не имеет, на чем они в конце концов остановились.

– Ты проверил пабы, в которые они заезжали?

– Проверяю.

– А радары, камеры видеонаблюдения?

– Тоже начал просматривать.

– А их тачку обшарил?

Судя по внезапно мелькнувшему на лице Брэнсона ужасу, микроавтобус он совсем упустил из виду.

– Какого черта?! Ты должен был первым делом проверить машину!

– Да, ты прав. Я еще не до конца въехал в это дело.

– Ты объявил его в розыск?

– Да, фото разослано еще утром. Он объявлен пропавшим без вести.

Грейсу показалось, будто над головой сгустились тучи. Объявлен пропавшим без вести! Эта сухая официальная фраза всякий раз била его наотмашь. Он подумал о красавице невесте, о которой толковал Брэнсон, – Эшли. Каково ей сейчас? Канун свадьбы, а жених «пропал без вести»…

– Гленн, ты говорил, жених любит розыгрыши. Может, он и сейчас решил подшутить над всеми и объявится ближе к свадьбе как ни в чем не бывало?

– При том, что четверо его друзей погибли? Если он так шутит, то, значит, болен на всю голову. – Брэнсон посмотрел на часы. – Какие планы на обед?

– Если не позвонит Джулия Робертс, я, наверное, свободен… да, и если Номер 27 не задержит меня дольше, чем на полчаса.

– Как там наша восхитительная Элисон Воспер?

Грейс наградил друга неласковым взглядом и вскинул брови.

– Скорее кислая, чем сладкая.

– Тебе никогда не хотелось ее трахнуть?

– Да, примерно одну наносекунду – а может, фемтосекунду – не помню, как называется мельчайшая единица времени.

– Мог бы здорово продвинуться по службе.

– Мне больше нравится другой путь.

– Какой?

– Не пытаться трахнуть заместителя начальника полиции.

– Ты видел «Лунную милю»?

– Не помню.

– Номер 27 иногда смахивает на Сьюзен Сарандон в том фильме. Хорошее кинцо! Так вот… Слушай, не хочешь в обед прокатиться со мной на автосвалку – по пути бы и поговорили? Ставлю пинту пива и первоклассный сандвич.

– Обед на автосвалке? Да, ты стильный чувак – я сразу догадался, как только увидел твой галстук.


предыдущая глава | Убийственно просто | cледующая глава