home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


28

Грейс сидел на переднем пассажирском сиденье синего «форда», плотно сжав губы и вцепившись руками в обивку. Дорога стремительно убегала назад. «Дворники» со скрипом сгоняли с ветрового стекла струи дождя. Гленн Брэнсон не обращал внимания на страх своего пассажира. Он не считал нужным сбавлять скорость на поворотах, так как недавно закончил курсы экстремального вождения для полицейских и гордился полученными навыками. Из магнитолы доносилось оглушительно громкое и невнятное бормотание – Брэнсон любил рэп.

– Здорово срезал, а?

– Угу. – Грейс решил: чем меньше разговаривать, тем меньше Брэнсон будет отвлекаться. Соответственно, увеличиваются шансы выжить для них обоих. Дотянувшись до приемника, он убавил громкость.

– Джей-Зи, – пояснил Брэнсон. – Клево, правда?

– Правда.

Они повернули направо.

– На курсах нас учили держаться левее, чтобы обзор был лучше. Разумно, да?

Перед ними был правый поворот, в который, по мнению Грейса, на такой скорости они запросто могли не вписаться.

– Да, неплохой совет, – подтвердил Грейс, чувствуя, как все обрывается внутри.

Каким-то чудом они все-таки свернули, и дорога пошла под уклон.

– Что, струхнул?

– Так, самую малость.

– Слабак! Спорим, все дело в твоем возрасте. Помнишь «Пулю»?

– Со Стивом Маккуином? Кажется, он тебе нравится.

– Просто класс! Лучшая погоня в кино.

– Она кончилась жуткой аварией.

– Отличный фильм, – заявил Брэнсон, пропустив последнее замечание мимо ушей. Впрочем, решил Грейс, вполне намеренно.

Сэнди тоже любила быструю езду. Это на все сто соответствовало ее бесшабашной натуре. Как же он боялся, что когда-нибудь Сэнди попадет в аварию! Сто раз объяснял ей: по законам физики машина, идущая на большой скорости, просто не может вписаться в поворот. И все же за те семь лет, что они прожили вместе, она ни разу не угодила в переделку – на ее машине не было ни единой царапины.

Впереди, к своему облегчению, он увидел вывеску «Автостоянка Болни», прикрепленную к высокой листовой металлической ограде с натянутой поверху колючей проволокой. Брэнсон что было сил вдарил по тормозам и въехал в ворота, помеченные знаком: «Осторожно! Злые собаки». Перед ними оказался огромный склад-ангар.

Достав из багажника зонт и укрывшись под ним, они надавили кнопку звонка у серой двери. Секунду спустя им открыл толстяк лет тридцати, с сальными волосами и в синей робе поверх грязной футболки. Его сплошь покрытая татуировками лапища сжимала недоеденный сандвич.

– Детектив-сержант Брэнсон и детектив-суперинтендент Грейс, уголовная полиция, – представился Брэнсон. – Я вам звонил.

За спиной парня виднелись остовы разбитых легковушек и грузовиков. Не спеша прожевав кусок, толстяк задумчиво закатил глаза.

– Насчет «транзита», что ли?

– Да, – кивнул Брэнсон.

– Белый? Поступил во вторник от Уилера?

– Совершенно верно.

– Он там, во дворе.

Расписавшись в журнале, они прошли через весь ангар и оказались на огороженной площадке площадью в добрый акр. Насколько хватает глаз, вся площадка была завалена обломками искореженных машин. Некоторые были накрыты брезентом, но большинство стояло под открытым небом.

Подняв повыше зонтик, чтобы прикрыть макушку Брэнсона, Грейс разглядывал грузовик «рентокил», сгоревший после страшного лобового столкновения – трудно было представить, что после такой аварии кто-то выжил. Потом он заметил спортивный «порше», смятый буквально в лепешку – теперь в длину он был не более десяти футов. И «тойоту»-седан со срезанной крышей.

На этом кладбище машин Грейсу всегда делалось не по себе. Ему не довелось работать в транспортном отделе, но в те дни, когда он был патрульным, на его долю хватило автокатастроф, и каждый раз он испытывал ужас. Такое может случиться с каждым. К примеру, ты едешь отдыхать, предвкушая классный отпуск. А через несколько секунд – и часто даже не по твоей вине – машина становится убийцей, которая разрывает тебя на куски, ломает руки и ноги, – а иногда и сжигает заживо.

Роя передернуло. Сюда со всего графства свозили тачки, побывавшие в крупных авариях – часто со смертельным исходом. Их держали на спецстоянке до тех пор, пока отдел расследования дорожных происшествий или уголовный розыск собирал всю нужную информацию. Потом обломки отправляли под пресс.

Толстяк в робе показал им на искореженную кучу металла белого цвета. Часть крыши была отрезана, кабина с выбитым ветровым стеклом отлетела от кузова, салон был затянут пленкой.

– Вот она.

Грейс и Брэнсон молча смотрели на машину. Грейса вновь затошнило – останки микроавтобуса являли собой сплошной ужас. Детективы обошли вокруг. Грейс заметил на колпаках густой слой грязи. Точно такие же пласты, постепенно размываемые дождем, покрывали и подножки, и кузов.

Передав коллеге зонт, он потянул на себя водительскую дверцу. В нос ему тут же ударил отвратительный, невыносимый смрад – тяжелый запах гниющей крови. Неважно, сколько раз он с этим сталкивался, – всегда было одинаково тяжело. Так пахнет сама смерть!

Задерживая дыхание, он сдернул пластиковую пленку. Баранку снесло напрочь, водительское кресло съехало вправо, обивка в пятнах крови… Кровь запеклась и на полу, и на приборной доске.

Прикрыв пятна пленкой, Грейс влез в салон. Там было темно и неестественно тихо. По коже поползли мурашки. Пол тоже был покорежен, педали торчали под неестественным углом. Подавшись вперед, он открыл бардачок и достал оттуда руководство пользователя, пачку талонов за парковку, несколько чеков с автозаправок и пару магнитофонных кассет без ярлычков. Кассеты он передал Гленну.

– Их не мешало бы прослушать.

Брэнсон сунул их в карман.

Протиснувшись сквозь огромную рваную дыру, Грейс оказался в кузове. Шаги рождали в пустой металлической коробке гулкое эхо. Брэнсон распахнул задние дверцы, и стало светлее. На полу валялись пустая пластмассовая канистра из-под бензина, запасная покрышка, гаечный ключ и затянутый в пластик талон на парковку. Грейс вытащил талон, посмотрел на дату – несколько дней до аварии – и передал Брэнсону. Еще в фургоне валялась одинокая кроссовка фирмы «Адидас» на левую ногу, которую он тоже передал Брэнсону, и короткая нейлоновая куртка. Порывшись в карманах куртки, Грейс извлек оттуда пачку сигарет, пластмассовую зажигалку и квитанцию из брайтонской химчистки. Брэнсон аккуратно разложил все по пакетам.

Грейс внимательно осмотрел салон, стараясь ничего не упустить. Потом вылез наружу и, нырнув под зонт, спросил у Брэнсона:

– Кому принадлежал микроавтобус?

– Фамилия владельца Хулигэн. Он – хозяин похоронного бюро в Брайтоне. Там работал один из погибших – его племянник.

– Целых четыре жмурика? Им должны предоставить солидную оптовую скидку, – мрачно сострил Грейс.

– Знаешь, иногда шуточки у тебя на редкость дурацкие.

Рой пожал плечами.

– Ты уже говорил с работниками похоронного бюро?

– Вчера днем лично допросил Шона Хулигэна, владельца. Как ты догадываешься, он очень расстроен. Говорит, его племянник был трудолюбивым парнем, старался, как мог.

– А остальные? Кстати, он разрешил племяннику взять микроавтобус?

Брэнсон покачал головой:

– Нет. Но он говорит, такое на него не похоже.

Грейс немного подумал.

– Как они обычно использовали микроавтобус?

– Для перевозки трупов. Из больниц, хосписов, домов престарелых – тамошним обитателям неприятно смотреть на катафалки. Ты, кстати, есть не хочешь?

– Хотел – до того, как мы сюда попали.


предыдущая глава | Убийственно просто | cледующая глава