home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


61

Через два часа Грейс, Гленн Брэнсон, только что вернувшийся из Солихалла, Ник Николл, Белла Мой и Эмма Джейн Бутвуд сидели за столом в отсеке, выделенном для операции «Сальса».

Грейс ободряюще улыбнулся новой сотруднице – стройной, симпатичной девушке с выразительным лицом и длинными светлыми волосами, уложенными на затылке в пучок. Потом он зачитал вслух отчет, продиктованный им ей сразу по возвращении из морга. Рой любил лишний раз повторить уже известные данные.

– 29 мая, воскресенье, 18.15, – начал он. – Первый отчет о ходе операции «Сальса». Разыскиваемый – Майкл Харрисон, двадцати девяти лет. Следствие начато на пятый день после того, как он пропал без вести. Сейчас я вкратце повторю основные подробности дела.

Несколько минут Грейс перечислял события, предшествовавшие исчезновению Майкла, а затем очертил круг возможных подозреваемых.

– В настоящее время у нас нет доказательств, что было совершено преступление. Однако мне кажется странным поведение Эшли Харпер – невесты Майкла Харрисона – и его компаньона Марка Уоррена. Подозрение вызывает и дядюшка Эшли из Канады, некий Брэдли Каннингем. Что-то подсказывает мне: он не тот, за кого себя выдает. Правда, пока мои догадки ни на чем не основаны.

Грейс сделал паузу, выпил воды и продолжал:

– Теперь что касается личного состава. Управление Восточного Даунса любезно предоставило в наше распоряжение нескольких человек. Мы начали поиски в районе аварии, происшедшей ночью в прошлый вторник, и за минувшие несколько дней добились определенных результатов. Я намерен привлечь к делу наших водолазов-поисковиков – они обыщут все местные реки, озера и бассейны. Мы также продолжим осмотр района поисков с вертолета. Погода улучшилась, и, возможно, им удастся что-то разглядеть сверху.

Далее Грейс сообщил, что планерки будут проходить ежедневно в 8.30 и 18.30. С пятницы к расследованию присоединятся компьютерщики. Затем он зачитал раздел «Следственно-оперативные мероприятия», включавший подраздел «Средства массовой информации». Об исчезновении Майкла Харрисона объявят в еженедельной телепрограмме «Криминальный дозор», если он не найдется к тому времени.

Следом шел раздел «Судебно-медицинская экспертиза». Специалисты сличили образцы почвы, взятые с машины Марка Уоррена, с образцами, взятыми с одежды и из-под ногтей четверых погибших молодых людей. К завтрашнему дню пришлет свое заключение Хилари Флауэрс, геолог-консультант.

Затем Грейс перешел к «Анализу поведения подозреваемых». Он подробно описал подчиненным замеченные им странности в поступках и реакции Марка Уоррена и Эшли Харпер и сообщил, что у компании «Дабл-Эм пропертиз» есть тайный банковский счет на Каймановых островах.

Наконец он подытожил все сказанное:

– Возможные версии, на мой взгляд, таковы. Первое: Майкл Харрисон где-то спрятан и не может оттуда выбраться. Второе: Майкл Харрисон мертв – либо погиб в заточении, либо убит. Третье: Майкл Харрисон исчез по своей воле. Вопросы есть?

Первым поднял руку Гленн Брэнсон. Имеет ли отношение к делу обнаруженный в лесу неопознанный труп?

– Если только в Эшдаунском лесу не орудует серийный убийца, который охотится на двадцатидевятилетних молодых мужчин, то – вряд ли.

Все захихикали, невзирая на серьезность положения.

– Кто разрабатывает убитого? – спросил Брэнсон.

– Ребята из Восточного Даунса, – ответил Грейс. – У нас и так дел невпроворот.

– Рой, может, все-таки пора приставить хвост к Эшли Харпер и Марку Уоррену? – прищурился Брэнсон.

Грейс и сам подумывал о том же, но для того, чтобы установить эффективное круглосуточное наблюдение за одним подозреваемым, требуется по меньшей мере тридцать человек – три команды, работающие посменно, восемь часов каждая. И то если дело простое. В противном случае людей потребуется еще больше. По опыту Грейс знал, что начальство дает санкцию на наблюдение лишь в случае крайней необходимости – например, если нужно взять крупного наркоторговца или на карту поставлена чья-то жизнь. Буде они в скором времени не добьются результатов, то, возможно, он и в самом деле попросит такое разрешение.

– Да, – кивнул Рой. – Но не сейчас. А пока надо проверить записи всех камер видеонаблюдения в Брайтоне и Хоуве за прошлый четверг – с рассвета до часу ночи. Утром в пятницу Марк Уоррен куда-то ездил на своей машине, джипе марки БМВ-Х5, – подробности есть в отчете. Я хочу знать, куда он ездил… – Вдруг он вспомнил: – Да, еще у Майкла Харрисона есть яхта, он держит ее в Суссекском яхт-клубе. Необходимо проверить, на месте ли она. Мы будем полными идиотами, если организуем слежку по полной программе, а он тем временем поднимет паруса и улизнет. – Грейс посмотрел на констебля Бутвуд. – Можно сократить район поисков, сверив местонахождение камер и радаров с распечатками операторов мобильной связи. Проверять нужно только камеры в пределах действия телефонных сетей. Кстати, как у вас дела?

– Пока никак, сэр. Они пришлют распечатки только завтра утром. Сегодня мне никто не может помочь.

Грейс посмотрел на часы:

– Завтра в десять мне нужно быть в суде – хотя, возможно, я им там и не понадоблюсь. Поэтому в половине девятого утра встречаемся здесь. – Он повернулся к Брэнсону: – В управлении Восточного Даунса с нами работает инспектор Джон Лэмб. Он уже собрал своих сотрудников. Было бы неплохо, если бы ты переговорил с ним.

– Прямо сейчас и позвоню.

Грейс замолчал – он листал отчет, проверяя, не упустил ли чего. Ему нужно больше знать о характере Майкла Харрисона и о его деловых отношениях с Марком Уорреном, а также об Эшли Харпер. Он оглядел свою команду.

– Сейчас 19.30, воскресенье. По-моему, вам пора домой – немного отдохнуть. Впереди у нас целая неделя. Спасибо за то, что пожертвовали выходным.

Брэнсон, в модных широких брюках и элегантной хлопчатобумажной куртке на «молнии», догнал его на стоянке.

– Ну и какие у тебя предчувствия, о мудрый старец? – поинтересовался он.

Грейс засунул руки глубоко в карманы.

– За последние два дня я прокорпел над этим делом столько, что у меня глаз замылился. А ты что скажешь?

Брэнсон огорченно хлопнул себя по бокам:

– Старина! Почему ты всегда со мной так? Не можешь просто ответить на вопрос?

– Не знаю. Ну так как?

– Тьфу ты! Иногда ты меня просто бесишь!

– Вот оно как? Ты все выходные развлекался с семьей, пока я делал за тебя всю грязную работу, и ты же еще и лезешь в бутылку!

– Развлекался с семьей?! – взвился Брэнсон. – По-твоему, провести в дороге три часа туда и три обратно на шоссе М-1, с норовистой женой и вопящими детьми – развлечение?! Тоже мне радость! В следующий раз давай поменяемся: ты свозишь их в Солихалл, а я останусь здесь и буду заниматься любой дрянью, какой прикажешь. Идет?

– Договорились.

Грейс подошел к своей машине. Брэнсон навис над ним:

– И все-таки – что ты чувствуешь?

– Есть многое на свете, друг Горацио, что неподвластно нашему уму.

– Не понял!

– Пока яснее выразиться не могу. Не нравятся мне эти Марк Уоррен и Эшли Харпер.

– Почему?

– Очень не нравятся.

Грейс дружески похлопал Брэнсона по плечу, сел в машину и, миновав проходную, вырулил на шоссе. Перед ним открылась панорама Брайтона и Хоува. Дорога уступами спускалась к морю. Грейс полюбовался солнцем на безоблачном голубом небе и поставил компакт-диск Боба Берга «Загадки». Он ехал и слушал, и по спине бежали мурашки. И на несколько приятных мгновений Рой смог отключиться от расследования и мысленно представить Клио Мори.

Он улыбнулся.

А затем вновь вспомнил о работе: долгой тоскливой поездке в Южный Лондон и обратно. Если повезет, он вернется домой к полуночи.


* * * | Убийственно просто | cледующая глава