home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


70

Пот так и лил с Марка Уоррена. С размаху вставив ключ в замок своей квартиры, он вздрогнул. На секунду все внутри оледенело от ужаса: показалось, что ключ заело. Опасливо толкнув дверь, Марк перешагнул через порог и заперся на замок и на цепочку.

Не обращая внимания на груду корреспонденции, он поставил на пол кейс, сорвал с себя галстук, рубашку и швырнул их на диван. Налил на добрых четыре пальца виски «Балвени», бросил в стакан несколько кубиков льда из морозилки и сделал большой глоток.

Наконец Марк достал из кожаного чехла ноутбука чудовищное послание, стараясь держать пакет за кончик и не смея на него взглянуть. Положив пакет на черный лакированный стол в дальнем конце комнаты, он вытащил записку, уже бегло просмотренную им на работе, подошел к кофейному столику, вновь отхлебнул из стакана изрядную порцию и сел.

Записка была короткой, набранной на компьютере и распечатанной на бумаге формата А-4:

«Отнеси это в полицию, и узнаешь, что палец принадлежит твоему другу и компаньону. Каждые 24 часа я буду отрезать от него по кусочку – до тех пор, пока ты не выполнишь то, что я велю».

Подписи не было.

Марк допил виски, снова плеснул на тот же лед и перечитал послание. Потом еще раз. Услышав на улице вой сирены, он испуганно вздрогнул. Потом раздался звонок домофона, и его буквально затрясло от страха. Марк подошел к монитору видеокамеры, надеясь увидеть у двери подъезда Эшли. Он, как безумный, названивал ей с работы, но телефон был отключен… и тогда, и всего несколько минут назад – он набирал номер уже в кабине лифта.

Но у подъезда стояла не Эшли. Марк увидел того, чье лицо в последнее время преследовало его в страшных снах, – детектива-суперинтендента полиции Грейса.

Может, притвориться, что его, Марка, нет дома? Пусть уходит. А вдруг у ищейки есть новости?

Марк снял трубку домофона и пригласил Грейса войти. Потом нажал кнопку, открывая электронный замок.

Ему показалось, прошло всего несколько секунд, а полицейский уже звонил в дверь квартиры. У Марка едва хватило времени сунуть в шкаф пакет и записку.

– Добрый вечер! – Марк понял, что его слегка развезло от виски и голос звучит нетвердо. Пожимая Грейсу руку, он старательно держался подальше, чтобы легавый не учуял запах спиртного.

– Вы заняты? Не против, если я ненадолго зайду?

– Для вас я всегда свободен; готов помогать двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю. Что нового? Выпить хотите?

– Если можно, стакан воды, – попросил Грейс, чувствуя, что у него пересохло в горле.

Они сели друг напротив друга на мягкие кожаные диваны. Некоторое время Рой молча наблюдал за хозяином квартиры. Похоже, у парня здорово шалят нервы, да и в голове – полный раздрай. А вдобавок – за милю разит спиртным. Пристально глядя Уоррену в глаза, Грейс задал сакраментальный вопрос:

– Что вы сегодня ели на обед?

Зрачки Марка тут же метнулись влево, затем вернулись к центру.

– Купил в кафетерии на углу сандвич с индейкой и клюквой. А что?

– Хорошее питание – основа благосостояния, – назидательно проговорил детектив. – Особенно при стрессах. – Он ободряюще улыбнулся и отпил воды из стильного высокого бокала. – Знаете, Марк, меня мучает одна загадка. Вы мне не поможете?

– Конечно! Сделаю все, что могу.

– Ночью в прошлый четверг две камеры видеонаблюдения засекли БМВ-Х5, зарегистрированный на ваше имя. Машина ехала из Брайтона в направлении Льюиса… – Грейс достал из кармана органайзер. – В 12.29 ночи, а потом – в 12.40. – Рой решил пока не говорить Уоррену о результатах сравнительного анализа почвы, оглашенных на утренней планерке. Он только подался вперед, как готовый к прыжку лев. – Не в Эшдаунский ли лес вы прокатились тогда ночью?

Детектив неотступно вглядывался в зрачки. Когда тот отвечал на вопрос об обеде, они смещались влево, а сейчас глаза Уоррена заметались – вправо, влево, снова вправо… Определенно вправо! Что-то сочиняет. Думает, как бы половчее выкрутиться.

– Возможно, – ответил Марк.

– Вот как?! Согласитесь, такая поездка… несколько необычна. Прошу вас, вспомните более подробно.

– Для меня подобные прогулки вполне естественны. – Марк вновь схватил стакан. Поведение его вдруг резко изменилось. Теперь настал черед Грейса испытывать неловкость. Хотелось бы знать, что у этого типа на уме! Марк откинулся на мягкую спинку, позвякивая кубиками льда в стакане. – Видите ли, именно там мы затеваем новое крупное строительство. Месяца два назад получили разрешение на застройку лесного участка, а сейчас прорабатываем детали. Дело в том, что нам активно противодействует охрана окружающей среды. Поэтому я частенько езжу в лес днем и ночью – надо же проверить, не повредит ли строительство деревьям и лесным зверям. А на основе полученных данных готовлю подробный доклад в поддержку нашего проекта.

У Грейса упало сердце: казалось, из-под ног очень быстро и умело выдернули ковер. Он истратил львиную долю выделенной начальством тысячи фунтов на сравнительные анализы, а теперь остался в дураках. Почему Рой ничего не знал? Почему не знал Гленн или еще кто-то из их команды?

Детектив лихорадочно соображал, пытаясь успокоиться и ухватить за хвост хоть одну дельную мысль. Марк Уоррен, несмотря ни на что, выглядит паршиво – и, судя по всему, вовсе не от волнения за судьбу компаньона. На свадьбе он вел себя агрессивно, и его поведение определенно на что-то указывает, но вот на что?

Грейс уже не в первый раз заметил: зрачки Марка Уоррена метнулись куда-то в дальний угол комнаты, как будто там кто-то стоял. Грейс нарочно уронил на ковер крышку органайзера и, наклонившись, бросил взгляд в том направлении, куда все время посматривал Марк, но ничего интересного не увидел. Навороченный домашний кинотеатр, несколько интересных произведений современной живописи и закрытые шкафчики.

– Я читал о молодом человеке, найденном мертвым… сегодня о нем писали в газете. Печальная история, – обронил Марк.

– Возможно, его убили на вашем участке, – аккуратно пробуя почву, заметил Грейс.

– Ну, я-то не знаю, где этот парень погиб.

Вновь глядя ему в глаза и старательно вспоминая, что было нацарапано на клочке бумаги в комнате Дэви, Грейс объяснил:

– Надо выехать из Кроуборо по шоссе А-26, а миновав белый коттедж, пересечь двойную загородку. Ваш участок там?

Марк мог ничего не отвечать. Грейс понял все, что ему было нужно, по тому, как у его собеседника забегали глаза, как он наморщил лоб, весь сгорбился и переменился в лице…

– Да… возможно… да!

Понемногу для Грейса все начало проясняться.

– Если ваша компания собиралась закопать приятеля заживо в гробу, разумнее всего было бы сделать это на вашей земле, не так ли? В каком-то прекрасно известном вам месте.

– Может быть…

– Вы все еще утверждаете, будто понятия не имели о планах похоронить Майкла Харрисона в гробу?

Глаза Марка за секунду обежали полный круг.

– Нет. Я совершенно ничего не знаю.

– Хорошо. Благодарю вас. – Грейс на секунду глянул в органайзер. – Марк, тут у меня номер телефона – вы, случайно, не знаете, чей он?

– Какой номер?

Грейс прочитал вслух цифры, написанные на бумажке Дэви.

– Ноль ноль семь сто пятьдесят два сто тридцать шесть, – повторил Марк. Зрачки его метнулись влево. Режим памяти. – Похоже на мобильный телефон Эшли, только не хватает пары цифр. А почему вы спросили?

Грейс допил воду и встал.

– Этот телефон нашли в доме Дэви Уилера – так звали убитого молодого человека. И представьте себе, номер был на одном листке с теми указаниями дороги, что я вам назвал.

– Что?!

Подойдя к окну, Грейс отдернул раздвижную дверь и ступил на тиковый пол просторной лоджии. Облокотившись о металлические перила, он посмотрел вниз. Там, на улице, кипела жизнь. Четыре этажа – совсем невысоко, но для Грейса – многовато: у него на любой высоте сразу начинала кружиться голова.

– Откуда у паренька номер телефона Эшли и указания, как проехать на наш участок? – спросил Марк.

– Мне бы тоже очень хотелось это знать.

Глаза хозяина дома снова метнулись в противоположный угол комнаты. Интересно, подумал Грейс, может, у него что-то спрятано в шкафу? Но что?

Роя терзали настолько скверные подозрения насчет его собеседника и Эшли Харпер, что захотелось немедленно добыть ордер на обыск и разнести в клочья их квартиры, а заодно и офис. Но получить ордер нелегко. Прежде чем его подписать, судьи требуют представить достаточно веские обоснования, и ни одного из них не убедишь без улик. Браслета, подсунутого Эшли, может оказаться недостаточно. Короче, пока все, что он мог предъявить против Марка Уоррена и Эшли Харпер, – чистой воды домыслы. Доказательств пока просто нет.

– Марк, ваш участок легко найти? Я имею в виду – по этим указаниям: белый коттедж, ограды и так далее?

– Важно не пропустить поворот – он не отмечен знаком, разве что там пара стоек. Мы не хотели привлекать внимание к своему участку.

– Сдается мне, вашего компаньона надо искать именно там, и чем скорее, тем лучше. Как по-вашему?

– Совершенно с вами согласен.

– Я свяжусь с полицией Кроуборо. Они уже прочесывают весь лес, но, по-моему, вам обязательно нужно поехать туда – по крайней мере, вы покажете, где искать. Вы не против, если я через полчаса пришлю за вами машину?

– Нет, конечно. Спасибо. И… как вы думаете, долго мне придется там пробыть?

Грейс нахмурился:

– Что ж… вам всего лишь нужно показать съезд с шоссе… поворот… и отвезти нас к границе своих владений. Наверное, на все про все уйдет не больше часа, если вы… не захотите поучаствовать в поисках.

– Конечно… то есть… сделаю, что смогу.


предыдущая глава | Убийственно просто | cледующая глава