home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


78

Грейс и Брэнсон услышали сигнал рации в машине суперинтендента всего за несколько минут до возвращения в Суссекс-Хаус. Самоубийство. Мужчина выбросился из окна в жилом комплексе «Ван Аллен» на Кемптаунском приморском бульваре.

Детективы переглянулись. Грейс достал из бардачка мигалку и, прикрепив ее на крыше, до предела выжал газ. Так, на бешеной скорости, они промчались мимо камеры слежения. Радар мигнул, но Грейсу на такие пустяки было наплевать: сейчас он мог с ними не считаться.

Но всего семь минут спустя Рою пришлось вновь перейти на «черепаший ход» и буквально ползти по «Приморскому параду». Впереди он видел целое море проблесковых маячков, толпу людей и «Скорую помощь».

Кое-как припарковавшись, детективы выскочили из машины и, пробившись сквозь толпу, оказались прямо напротив двух констеблей в форме, хлопотливо натягивавших ленту с надписью: «Запретная зона. Вход воспрещен!»

Помахав удостоверениями, Грейс и Брэнсон поднырнули под кордон, за которым два фельдшера беспомощно топтались у распростертого на асфальте тела. В черной луже крови плавали желтоватые полоски вытекшего мозга. Еще одно пятно, побольше и потемнее, расплывалось под грудной клеткой.

В янтарном свете уличного фонаря Грейс разглядел лицо покойного: это, вне всяких сомнений, был Марк Уоррен. Сглатывая подступившую к горлу желчь, детектив повернулся к одному из констеблей и предъявил удостоверение.

– Что случилось?

– Н-не знаю, сэр. Я только что допросил одну свидетельницу… она гуляла с подружками, когда он упал… чуть ли не им под ноги. Девушка – в той «Скорой», что стоит подальше. Тяжелый шок.

Грейс посмотрел на Брэнсона – тот неопределенно хмыкнул. Потом Рой вновь обратил взгляд вниз – на бездыханное тело. В широко распахнутых глазах Марка Уоррена, казалось, застыло крайнее удивление.

Боже милостивый! Всего несколько часов назад он, Грейс, разговаривал с этим человеком! Тогда от Марка разило спиртным, и он явно нервничал. Рой вспомнил о Клио. Приблизительно через полчаса на нее свалится немало работы – нужно будет готовить труп к опознанию. Ох, как он сейчас не завидовал девушке!

– Кто-нибудь знает этого человека? – осведомился чей-то голос.

– Да, я его знаю, – ответил другой. – Парень живет на моем этаже – он мой сосед!

Грейс услышал сирену и подошел ближе.

– Я тоже его знаю, – проговорил он, но тут же поправился: – То есть знал.

Из парадного вышел инспектор Роберт Эллисон, детектив с крутым нравом, бывший чемпион полиции Суссекса по снукеру.[13] Грейс, отлично его знавший, не преминул подойти. Следом топал Брэнсон.

– Рой! Гленн! – обрадовался Эллисон. – Каким ветром вас сюда занесло?

– Да вот, думали подышать морским воздухом, – фыркнул Грейс.

– Опасное занятие. – Эллисон указал на труп. – Этот тоже вышел на балкон проветриться.

Прибыли судмедэксперт и фотограф. Эллисон, быстро переговорив с обоими, вернулся к Грейсу и Брэнсону.

– Какие-нибудь подробности уже известны? – спросил суперинтендент.

– Пока глушняк.

– Я знаю этого человека, – повторил Рой. – Допрашивал его сегодня около восьми вечера. Он деловой партнер пропавшего без вести… дело о мальчишнике… Помнишь, четверо ребят насмерть разбились на той неделе?

– Да, – кивнул Эллисон.

– Можно подняться в его квартиру?

– Я только что оттуда – ключ у швейцара. Хотите, пойду с вами?

– Да, конечно, почему бы и нет?

Вскоре Грейс, Брэнсон и инспектор Эллисон вошли в квартиру Марка Уоррена. Швейцар, здоровяк лет пятидесяти в шортах и майке, остался снаружи.

Грейс сразу направился в уже знакомую ему гостиную-столовую, а оттуда вышел на балкон, где стоял всего несколько часов назад. Окинул взглядом место происшествия: у дома – небольшая толпа, две «Скорые», патрульные машины, вспышки фотокамеры судмедэксперта, лента вокруг изуродованного тела Марка Уоррена, темные пятна, словно тени, – у его головы и груди.

Грейс припомнил свадьбу, где Марк держался с ним так вызывающе нагло. А сегодня он был пьян и подавлен. Рой по опыту знал: люди, выжившие в катастрофе, чувствуют себя виноватыми за то, что остались в живых; иногда потом они кончают с собой. Но неужели Марк Уоррен шагнул с балкона поэтому?

В ту ночь он вернулся домой поздно, и машина была вся в грязи – может, его тянуло на место аварии, где погибли друзья? Всякое бывает… Но почему Марк так агрессивно держался в церкви? Что-то не укладывается в схему. Ох, не нравился детективу этот Марк Уоррен – шафер, не знавший, какой сюрприз подготовили для последней холостяцкой вечеринки Майкла Харрисона.

Возможно ли такое?

Грейс не спеша вернулся в комнату.

– Давайте потратим несколько минут и просто внимательно все тут осмотрим, – предложил Рой и тотчас направился к буфету, куда все время с беспокойством поглядывал Марк, но обнаружил лишь две пыльные вазы для цветов и пустую коробку из-под сигар «Коиба робусто».

Грейс обшаривал все шкафчики, открывал дверцы, выдвигал каждый ящик. Гленн Брэнсон следовал примеру шефа. Эллисон только наблюдал. Потом Рой открыл холодильник, обежал глазами пакеты обезжиренного молока, упаковки йогуртов, разрекламированных в последнее время листьев салата, несколько бутылок белого бургундского вина и шампанского. Маленький пакетик из оберточной бумаги, скромно лежавший на третьей полке, детектив заметил не сразу.

Однако, взяв его из холодильника, Грейс заглянул внутрь и нахмурился. Извлеченную оттуда маленькую пластмассовую коробочку он поставил на черную мраморную поверхность кухонного рабочего стола.

– Господи! – воскликнул Брэнсон, с ужасом уставившись на отрезанный кончик пальца.

– Та-ак, – протянул Роберт Эллисон. – Дело понемногу проясняется. Вот что я нашел на теле, когда искал документы. – Он выудил из кармана измятый лист бумаги формата А-4 и протянул Грейсу.

Детективы вместе прочитали записку:

«Отнеси это в полицию, и узнаешь, что палец принадлежит твоему другу и компаньону. Каждые 24 часа я буду отрезать от него по кусочку – до тех пор, пока ты не выполнишь то, что я тебе велю».

Грейс перечел текст во второй и третий раз.

– Теперь нам известны два крайне важных факта… – мрачно заметил он.

Оба детектива выжидательно смотрели на суперинтендента, но тот еще долго хранил молчание.

– Первое: не думаю, что Марк Уоррен покончил с собой. И второе: нам крупно повезет, если найдем Майкла Харрисона живым.


предыдущая глава | Убийственно просто | cледующая глава