home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Эпилог

ТОСКАНА, ОСЕНЬ 1546 ГОДА

Было уже поздно, когда он отправился на поиски, подгоняемый обещанием. Когда он шел по аллеям из виноградных лоз, все еще прогибающихся под тяжестью плодов, заходящее солнце заставило вспыхнуть лес и желтые, коричневые и ярко-оранжевые стволы стали ослепительно-золотыми. В вышине, на невероятно синем небе, маленькое облачко начало темнеть, словно синяк, становясь из фиолетового темно-серым.

Хромая, он вошел в лес, под полог медных буков. Металлические листья остриями копий нависли над ним. Там он остановился, обмахивая палкой верхушки высоких трав и обдумывая то, что она попросила его сделать. Она дала ему два задания. Он знал, что за его проходом по винограднику наблюдали и что они отошли за ближайшие деревья, чтобы устроить ему засаду. Наверное, немного дальше, там, где тропинка чуть расширяется, проходя через каштановую рощу. Там будет сколько угодно зарядов, а крутые склоны дадут преимущество в высоте. Если бы засаду устраивал он, то выбрал бы именно это место.

Делать нечего, придется упрямо идти вперед. Свет косо падал сквозь деревья; листья еще почти не опали. Лето длилось бесконечно, и с Мареммы не долетали ветры, которые сбили бы листья с ветвей. Сегодня он в первый раз ощутил в легком ветерке намек на прохладу, хотя старые раны первыми ощутили приближающуюся смену времен года. Как всегда.

Хрустнула ветка, с обеих сторон послышались шорохи, и даже… Кажется, тихий шепот, который быстро оборвали? Он смело двигался вперед, потому что у него было поручение, а выполнить его можно было, только заставив их показаться.

Первый снаряд, ударивший в него, прилетел сверху, и он подумал: «Джанни». Мальчишка обожал карабкаться и почти не слезал с деревьев. Второй удар был сильнее и точнее: каштан попал ему в шею под ухом, и довольно чувствительно. Это, конечно, Энни — она унаследовала от матери ее меткость и безошибочное чутье на мишень. А после этого угадать бросающих стало невозможно: снаряды полетели стремительно, то отдельными пулями, то группами, словно дробь. Он зашатался под обстрелом, как и требовалось, и наконец упал лицом на поросшую мхом землю.

Когда они перевернули его, он убедился, что здесь все: четыре лица серьезно взирали на свою жертву, словно пытаясь решить, что теперь с ним делать. Он знал, что Эрик захочет продолжить кровавую битву, а Мария-Кармина предпочтет прибегнуть к какому-нибудь лесному лекарству. Решение Джанни предсказать невозможно: скорее всего, его мысли уже будут заняты чем-то другим. Наверное, тем, как бы вскарабкаться еще выше.

Но решение приняла Энни. Хотя она и была девочкой, но все равно оставалась старшей и самой сильной. Ей свойственна безоглядная решимость. «Еще одна материнская черта», — подумал он, потирая шею под ухом.

— Ты — наш пленник. Мы отведем тебя в наш замок, и королева решит твою участь, — объявила она.

— При условии, что замок лежит в той же стороне, что и дом, я вручу вам мой меч, миледи.

Жан улыбнулся дочери и протянул ей свою палку. Девочка схватила ее и потянула, помогая отцу подняться на ноги. Встав, он несколько секунд растирал колено.

— И у королевы к нам просьба. Подберите свое оружие, потому что она собирается сегодня вечером испечь нам пирог с каштанами.

Это известие было встречено радостными криками, потому что пироги Бекк пользовались заслуженной славой. Когда дети набрали достаточно мохнатых орехов, то направились обратно по лесу, а потом по аллеям из виноградных лоз. Детские головы, темноволосые и светловолосые, мелькали среди тяжелых гроздьев. Только Мария-Кармина шла рядом с Жаном, вложив ему в ладонь свою ручонку. Она была тихим ребенком, очень похожим на своего всегда задумчивого отца.

— Ну что ж, — сказала Бекк, разглядывая разложенные перед ней на столе дары, — очень недурной урожай.


Глава 11. РАСПЛАТА | Французский палач | * * *