home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7. КРЫЛАТАЯ СМЕРТЬ

Как только пробило два, Фуггер ткнул Жана в грудь чем-то твердым. Француз с ворчаньем открыл глаза — и увидел, что у него на груди лежит меч палача.

— Как, во имя… — кашляя, вопросил Жан, но Фуггер уже начал рассказ, бестолково мечась по комнате.

— И вот мы с Демоном полетели по улице, — начал он. — По той, на которой, как мне сказали, жил покойный палач, и видим у одной двери толпу. «Не пущу! — кричит толстуха, заслоняя вход. — Все его жалкие пожитки — мои, за те полгода, что он провел под моей крышей!» — «Но он должен мне за три бочонка пива!» — кричит один человек. «А мне задолжал за армейский хлеб!» — говорит другой. «А мне он не заплатил за те дни, что я провела на спине! — вопит худая женщина и выталкивает вперед двух оборвышей. — И эти крошки тоже его. Он обещал купить им одежду на те деньги, которые получит, срубив графу голову!» Тут в толпе начали злобно кричать: они поддерживали то одного претендента, то другого. Но толстуха не желала отходить от двери. А тем временем Демон… да, да, выходи вперед, дорогой, и кланяйся… Демон взлетел и закаркал. Я поднимаю голову и смотрю — а он сидит на подъемной балке под верхним окном. А напротив — тоже балка, и дома стоят так близко, что из них получается, можно сказать, мост. Лавочник глазеет на свару, так что я моментально проскальзываю у него за спиной, прохожу через лавку, поднимаюсь по лестнице в комнату, которая выходит на улицу, открываю окно — и перехожу прямо над головами спорщиков в жилище Жирной госпожи.

С этими словами Фуггер, сопровождавший свой рассказ пантомимой, перепрыгнул через воображаемый мостик у окна и упал в комнату.

— В комнате нет ничего, ради чего стоило бы ссориться, но я там не задерживаюсь. Меч лежит прямо на подоконнике, так что я его хватаю, пробираюсь обратно по блокам, спускаюсь по лестнице и проталкиваюсь через толпу как раз в тот момент, когда бабенки вцепляются друг другу в волосы.

Жан вынул оружие из ножен. Меч оказался чуть тяжелее его собственного, немного длиннее и не такой тонкой работы. Но ему приходилось использовать оружие и похуже, намного хуже.

— Фуггер, — объявил он, — ты — молодец!

— И Демон тоже! — засмеялся Фуггер.

— И Демон тоже, — согласился Жан.

При упоминании своего имени птица, перебиравшая себе перышки, подняла голову и прокаркала:

— Рука! Рука!

Жан напрягся, но почти сразу же мрачно улыбнулся.

— Дойдет дело и до нее, — сказал он. — Но сначала нам надо разыскать ту скотобойню.


* * * | Французский палач | * * *