home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава XX


Упустили

– Та самая машина, – подтвердил начальник охраны. – «Вольво», серый «металлик», госномер 666. Он у меня записан еще с прошлого раза.

– Зачем же вы Аньку с ними отпустили?! – взвыл Блинков-младший.

Эннина мама стояла с каменным лицом и беззвучно плакала. На нее было больно смотреть.

– Так ведь там за рулем милиционер, старший лейтенант. Попробуй не пропусти! – огрызнулся начальник охраны. – Пожилой, вроде нашего участкового. Машина, говорит, конфискованная, девочку везем на опознание… Тут последнее время такое творится, что я голову потерял. Один приходит – пропусти его, оказывается полковником налоговой полиции. Другая приходит – подполковник контрразведки. Я думал, и этот старлей из их компании.

– Поехали с нами, – попросил Блинков-младший. – Нам нужен вооруженный человек. Может, догоним.

Начальник молча смотрел на Наталью Константиновну.

– Поехали, – попросила она, и слезы брызнули у нее из глаз.

Страж порядка решительно сдвинул кобуру на живот.

– Нет. Простите, Наталья Константиновна, но нет. Я офицер, прошел две войны, а потом полтора года был без работы. Случайных пассажиров на машине подвозил и тем кормился. Я боюсь потерять место.

Наталья Константиновна заплакала навзрыд.

– Я не имею права применять оружие вне территории охраняемого объекта, – уныло твердил начальник. – Вы мне скажете – стреляй в этих, а стрелять и отвечать придется мне.

– У меня украли дочь, – сквозь слезы произнесла Наталья Константиновна. – Неужели вы не разберетесь, кто похититель и куда стрелять?!

Разговор затягивался.

– Поехали, – сказал Блинков-младший беря ее под руку. – И так уже мы вряд ли их догоним.

Начальник охраны с кислой гримасой смотрел им вслед.

У двери Блинков-младший обернулся и отчеканил:

– По-моему, вы уже не боевой офицер!

– Сопляк, – сказал начальник охраны. – Погоди, я запасную обойму возьму.

И они помчались!

За руль джипа сел начальник охраны. Он сказал, что в таком состоянии, как у Натальи Константиновны, можно догнать не иномарку, а только «Скорую помощь». Сам начальник водил машину, как механизм: неподвижно держал руль и знай себе топтал железку. На его охранницкой карточке была фамилия Н. А. Тычинкин.

Через минуту джип долетел до шоссе, и Н. А. Тычинкин, не раздумывая, свернул к Большим Грязюкам. Такая уверенность удивила Блинкова-младшего. Они же не знали, в какую сторону поехала машина преступников. Потом он сообразил: Н. А. Тычинкин хочет въехать на гору и оттуда осмотреть шоссе. Другого способа определить маршрут похитителей у них не было.

На груди Н. А. Тычинкина висел бинокль – необходимая вещь для того, кто охраняет дачный поселок у озера. Загнав джип на перевал, он забрался ногами на сиденье и осмотрел дорогу в оба конца.

– Ну вот и кончилась наша погоня, – горько сказал он, садясь за руль.

Эннина мама снова зарыдала.

Блинков-младший подумал, что на ее месте девять человек из десяти сказали бы: «Может, мы и догнали бы их, если бы не пришлось так долго вас уламывать». Лично ему хотелось сказать именно это.

– Куда теперь? – спросил Н. А. Тычинкин. Он обращался к Блинкову-младшему, поняв, что из них двоих у Митьки самый трезвый рассудок.

– В Большие Грязюки, к участковому, – ответил Блинков-младший. – Там все наши и двое ваших охранников.

– Я им еще покажу. Лезут не в свое дело, – заметил Н. А. Тычинкин, поворачивая ключ зажигания.

И тут у Блинкова-младшего появилась одна мысль.

– Подождите, – попросил он. – Господин Тычинкин, раз мы все равно опоздали, остановимся на минутку. Позвольте ваш бинокль.

– Я Никита Алексеевич, – буркнул Тычинкин и, сняв с шеи ремешок с биноклем, протянул его Блинкову-младшему.

Митек тоже взгромоздился ногами на сиденье. Только он смотрел не на дорогу. Он смотрел на умирающую деревеньку Малые Грязюки.

Единственная улочка деревни тянулась вдоль озера. Когда Малые Грязюки были обитаемыми, у всех жителей имелись лодки. С тех пор почти в каждом грязюкинском огороде остался короткий канал, выходящий в озеро, и причал или лодочный сарай.

Другое дело, что сейчас там жили только дачники. Они поселялись в грязюкинских домах на лето и не заводили лодок, потому что их некому было бы караулить зимой.

Блинков-младший медленно обводил биноклем каждый сарай. Он, разумеется, не на авось решил поискать преступников в Малых Грязюках. Отсюда Роберт Портянкин приплыл на виллу за клише. Здесь, поджидая его, пряталась серая иномарка. Наконец, вспомним разговор преступников, подслушанный Блинковым-младшим в тумане. Незнакомец жаловался на старух, которые встают ни свет ни заря и могут заметить, что в лодке привезли пленника. Из-за старух он спешил вернуться на берег, пока не рассеялся туман. Так вот, Большие Грязюки, где живет Роберт Портянкин, в километре от озера. Местные жители держат лодки на общем причале. На нем всегда полно мужчин и мальчишек, но только не старух. Зато Малые Грязюки у самого озера, и старух здесь хоть отбавляй. Значит, и лодка Роберта Портянкина должна быть здесь! А об остальном, конечно, гадать бесполезно. Преступники могли и на лодке уплыть, и на машине уехать.

– Ты долго еще? – надоело ждать Тычинки ну.

Блинков-младший сел. Он увидел все, что ему было нужно.

– Дошлите патрон в патронник и поехали, – сказал он.

– Нет, вы видали, а?! «Дошлите патрон в патронник»! Командир нашелся, – возмутился начальник охраны, призывая в свидетели онемевшую от горя Наталью Константиновну. Он посмотрел в ее лицо, осекся и стал разворачивать джип. – Ты не ошибаешься?

– Если только в деревне еще у кого-то серая машина, – ответил Блинков-младший. – В этом джипе можно ехать прямо по полю, Никифоров ездил.

– Знаю, – ответил Тычинкин, сворачивая в кювет.

Пляжный джип взревел и своими не очень великими силами выволок себя из канавы.

– Куда хоть править? – спросил Тычинкин.

– Восьмой сарай слева, который почти без крыши. Там стекла машины отсвечивают.

Они заскакали по грядкам, как на взбесившихся качелях. Говорить стало почти невозможно.

– При-сте-гни-тесь! – в четыре приема выкрикнул Тычинкин Наталье Константиновне.

Та кивком поблагодарила его за напоминание и пристегнулась. Теперь они оба сидели пристегнутые, а Блинков-младший болтался на заднем сиденье. Ремня там не было.

Сначала при каждом скачке он чуть не вылетал из машины, а потом приспособился: встал, держась за дугу, на которую натягивается тент. Скачки джипа отзывались в больной ступне маленькими взрывами, но все же так ехать было легче. Пружиня согнутыми в коленях ногами, Блинков-младший время от времени ухитрялся отрывать от дуги одну руку и указывать направление Тычинкину. Руль так и рвался из рук начальника охраны. Он то и дело сбивался с курса, а видел гораздо меньше, потому что сидел, а не стоял, как Блинков-младший.

Сарай с притаившейся иномаркой приближался. Чтобы спрятать ее, преступники оторвали несколько досок от стены – в дверь машина не прошла бы. В открытый проем был уже без бинокля виден серый багажник и заднее стекло.

А потом в глубине сарая одна за другой сверкнули две вспышки, и одна за другой с легким хлопком лопнули камеры джипа. Преступники подло воспользовались приемом Блинкова-младшего!

Машина будто наткнулась на невидимую стену. Наталья Константиновна и Тычинкин, как манекены, мотнулись на сиденьях, но их удержали ремни. А Блинков-младший здорово приложился носом о дугу. На футболку закапала кровь, но Митек не обратил на это внимания. Во все глаза он смотрел на сарай.

Крыша его была похожа на обглоданный хребет селедки с ребрами. Сейчас на ней возились Маркиз и Зинка. Воровка сбрасывала вниз остатки посеревшей старой соломы. За ней, как муха, бойко полз Маркиз и обухом топора выбивал стропила. Деревяшки толщиной с руку ломались, как спички – видно, были подпилены.

Дыра в крыше быстро увеличивалась. Свет из нее упал в дальний от входа угол сарая. Там, за машиной, виднелось что-то бесформенное и огромное, раскрашенное в черно-зеленую арбузную полоску. Вдруг в сарае взревело, как будто газовал огромный самосвал. Прозрачное голубое пламя на мгновение осветило прижавшуюся к стене фигурку.

– Анечка! – охнула Наталья Константиновна.

А бесформенное стало расти. Пламя взревывало с короткими промежутками, и каждый раз бесформенное распухало.

Блинков-младший, Наталья Константиновна и Тычинкин беспомощно сидели в заглохшем джипе. Все уже поняли, что происходит, и знали, что не успеют. Бегом по картофельному полю до сарая было минут двадцать.

Маркиз и Зинка горохом посыпались со стен. Крыши уже не было. Пламя ревело непрерывно, бесформенное надувалось, надувалось и вдруг всплыло в воздух. Над сараем закачался огромный воздушный шар. Сверху на нем торчал не нужный для полета хвостик, приделанный, чтобы шар был похож на арбуз.

Еще два всплеска пламени, и шар взлетел. В легкой корзине, высовываясь почти по пояс, стояли две крупные фигуры и две поменьше. Блинков-младший поднял к глазам бинокль, который не успел отдать Тычинкину. Троих он видел раньше: Энни, Маркиз и воровка Зинка. Четвертым оказался незнакомый человек в милицейской форме.

Блинков-младший молча передал бинокль Наталье Константиновне.

Лучше бы он этого не делал! Несчастная Эн-нина мама встала в покосившемся джипе и, окаменев, смотрела, как улетает ее дочь. Вряд ли она видела хорошо. Из-под окуляров бинокля бежали слезы.

Сначала шар понесло в сторону поля. Отчаянно размахивая руками, Маркиз что-то втолковывал незнакомцу. Он показывал в сторону озера. Незнакомец жестом успокоил сообщника и снова включил горелку. Шар начал подниматься.

Все было понятно, хотя Блинков-младший не слышал преступников. На разной высоте ветры могут дуть в разные стороны. Незнакомец искал тот, который отнесет их к озеру. А за озером – уже заграница: Эстония.

Прежде, чем незнакомец поймал нужный ветер, шар пролетел над машиной. Из корзины что-то вылетело и по широкой дуге, как игрушечная «летающая тарелка», спланировало на землю. Тычинкин не поленился сходить и поднять. Это оказалась милицейская фуражка. Возвращаясь к джипу, начальник охраны на ходу отогнул дерматиновую полоску на внутренней стороне околыша. Лицо у него стало злое.

– Гад! Какой же гад! – простонал он, показывая Блинкову-младшему эту отогнутую полоску. Там шариковой ручкой было написано: «Ст. л-т Снетков».

– Кто такой Снетков? – спросил Блинков-младший.

– Да участковый же!

Шар поднялся еще выше и поплыл в сторону границы.

Эннина мама утерла слезы. У нее было ожесточенное лицо.

– Александр Сергеевич их догонит, – убежденно сказала она. – Он благородный, интеллигентный человек и не оставит ребенка без помощи!

Блинков-младший подумал, что насчет интеллигентности Измятого майора с его боксерскими кулачищами и неоконченным заочным институтом Наталья Константиновна хватила лишку. А насчет благородства она совершенно права. Измятый майор был не из тех людей, которые жалеют себя, когда нужно спасти человека. А истинное благородство заключается именно в этом, а не в благородных манерах.


Глава XIX Начальник штаба | Блин и главная улика | Глава XXI Что натворил участковый Снетков